Синяя сталь

Синяя сталь разилась по реке,

В ладонях – мёртвой водой.

Балерина танцует на сломанной ноге,

Эта река станет её тюрьмой.

Фиолетовая весна. Эпизод первый

Утро. Сквозь закрытые глаза пробивался луч весеннего солнца. Тяжело раскрыть веки. Чуткий слух улавливал едва слышимые голоса птиц, дыхание апреля. Треск льда. Со свежим воздухом перемешивался аромат подтаявшего снега.

Холод. Ветер. Обморожение.

«Неужели это случилось снова?»

Нет. На этот раз всё ещё хуже.

Золотистые потоки солнечного света упали на стволы сосен, крутоватый берег, водную артерию. Подкаменная Тунгуска. Лёд ещё не сошёл. Но в спину уже дышит май. А я стояла посреди реки в ночной сорочке.

С чувством приближения смерти усилилось мировосприятие. Маленький бурундук ползёт по ветке, под кожу впиваются ледяные иглы, хруст льда под ногами.

Никто не научил меня плавать.

Утренний весенний пейзаж исчез за доли секунды.

А дальше – ледяная вода, спазм, удушение.

Подо льдом. Эпизод второй

Глубинная серо-синяя мгла. Мертвенный холод прошёлся сквозь и растворил обездвиженное, но разумное тело. Вокруг только темнота и тонны воды, прижимающие ко дну. Но дна нету.

Я всегда была связана с аквой. Но это не моя стихия. По-видимому, она давно хотела убить. Меня.

Сквозь её толщу не пробивались солнечные утренние лучи.

Я чувствовала, как жидкость заливалась в уши, рот, нос. Как наполняла тело. Глухая тишина.

Мысли исчезли. Пропали. И только страх наполнил смыслом мир. Открыл суть вещей и дал олицетворение тишине.

Тело застряло посреди пластов воды. Но ненадолго..

Затягивающая чёрная бездна.

***

Странно просыпаться после осознания смерти. Всё вокруг кажется ненастоящим. Галлюцинации умирающего мозга. Потусторонний мир. Вариантов – масса! Кто во что верит, собственно говоря.

Я верю в Высшие Силы. Иначе как объяснить, что пару лет назад моя подруга исчезла при необъяснимых обстоятельствах. И происходящее в последнее время…

Холодная грязь вперемешку с песком и камнем царапала кожу.

Кто-то тащил меня за ноги, бормоча себе под нос.

Бормотание становилось всё громче, пока не переросло в разговор на непонятном языке.

Что-то мешало открыть глаза.

Я слушала. Постепенно неизвестный язык обретал смысл. А слова поочерёдно получали толкование.

Глаза распахнулись навстречу закрытому пасмурными липкими облаками небу. И взгляд столкнулся со взглядом…

Он принадлежал бородатому мужчине неопределённого возраста. Шерстяная куртка, штаны из неизвестного материала, низкая шапка с большими бортами и завязками под подбородком… Так зимой одевался мой дедушка…

Берег холодной мёртвой реки, не похожей на Подкаменную Тунгуску…

Я опять столкнулась со взором человека, немного смахивающего на викинга. Рядом стоял ещё один.

И оба смотрели на меня, как на покойника.

– Ведьма! – закричал первый, бросил рыболовные сети и, не пожалев кожаные сапоги, побежал в лес. Второй бросился вдогонку.

«Пить надо меньше!» – зло подумала я. Помощь сейчас не помешала бы, а они только пятками засверкали, ослепнуть можно.

Я потянулась и села, осмотрев некогда белую сорочку.

«Нет, что-то здесь нечисто! Во всех смыслах!»

Ледяная вода неизвестной реки понемногу смывала грязь. Прозрачная стихия манила к себе. Я размахнула руки и упала спиной. Речная гладь держала меня. Ознобно. В таком положении ладонями вымывала ил из волос.

Ноги коснулись дна. Я набрала немного в ладони и умыла лицо, наблюдая за отражением. В зеркальной поверхности на меня смотрели пустые абсолютно-чёрные глаза. Мои глаза.

Я закричала.

Моя странная жизнь. Эпизод третий

Заброшенный маленький домик, где давно никто не жил. Где пространство до корней заполонил зелёный мох. Ни печи, ни окон. Стол, лавка и сундук.

Всё ясно помнилось до одного момента на реке.

А потом отрывками – истошный крик, лесная тропинка и обрыв.

Я очнулась на прогнившем деревянном полу. Тот, кто здесь жил, не боялся холода. Как не холодно и мне.

Не осталось сил на размышление над происходящим.

В сундуке оказалось несколько интересных вещей. Длинный серый плащ, с капюшоном, сделанный из жёсткого материала (в тканях не разбираюсь), деревянный гребень для волос и то, что необходимо сейчас.

Маленькое ручное зеркальце.

Оно открыло правду, которую я познала ещё на реке. Да, они чернее ночи.

Руки судорожно сжали стекло. Это ещё не самое страшное. Отражение вновь стало послушным. Точно копировало мои движения. Не хихикало, когда я отворачиваюсь. Для обычных людей это нормально, но не для меня.

Пора вам узнать мою историю.

***

Вечерние огни приморского города постепенно зажигались по мере того, как за горизонтом скрывался диск космического взрыва.

Дневной бриз менялся на ночной. Всё в мире засыпало.

В пустом подъезде раздался звук ключей в замочной скважине. Я открыла дверь и вошла в квартиру после тяжёлого дня в университете.

Сняла сумку, взглянув краем глаза на зеркало.

Мне помахало рукой собственное отражение…

***

Быть может, мне показалось. Но с тех пор «зазеркальная я» стала жить своей жизнью, когда мы оставались в одиночестве. Я терпела и молчала, думая, что схожу с ума. И начала привыкать к зеркальному близнецу, виня во всём якобы больной мозг.

Никто из друзей даже не догадывался об этом.

Были ли они настоящими?

Так или иначе, в жизни осталось только два человека. Или не человека.

Через пару месяцев осенним утром случилась вторая странность. В этот день меня по-особенному бесили люди. Сейчас модно считать себя интровертом. Но в моём случае – это истина на восемьдесят процентов.

Жертвой стала знакомая, постоянно обсуждающая всех за глазами. В очередной раз это был предподователь. Я со злостью подумала:

«А в лицо слабо?»

Перерыв закончился, и мы вошли в аудиторию. Она подошла к нему и всё отчеканила. Затем поняла, что натворила, и выбежала из кабинета.

Если бы это было совпадение. Тот случай стал одним из многих. Люди будто слышали мои мысли и безоговорочно повиновались. А я – начала всерьёз бояться своих желаний. И постепенно приходило осознание того, что всё это по-настоящему. Мой зеркальный двойник. Он действительно существует.

И наконец, третья рехнутость.

Непреодолимое влечение к воде. Купаясь в море, я подолгу не выныривала на поверхность, пока не кончится кислород. Меня до жути манит к этой стихии.

В страхе я уехала из родного города навсегда.

Жизнь кидала в разные стороны пока не остановилась в живописном европейском миллионнике.

Заблудшая душа смогла найти место, где ей бы оказали помощь. Большой Театр Балета.

Её звали Оливия. Она красивая, грациозная, умная, лукавая. Прима-балерина. В отличие от меня, имела хорошие отношения со своим зеркальным двойником. Это был её театр марионеток. Оливия получала удовольствие, манипулируя людьми. Не испытывала жалости к ним. Но мне предложила помощь. Как она выразилась: «Мы не вредим друг другу. Но у каждой есть своя территория, границы которой без надобности не нарушаем».

– Кто мы такие?

– Мы не называем себя никак. Мы это просто мы. Такие, как я или ты, существуют с древних времён. Но особой задачи или предназначения у нас нет. Не обязательно это понимать. Главное – чувствовать.

Балерина научила меня контролировать мысли. Чтобы они оставались только в голове.

И помогла принять себя. Я почти научилась. Почти приняла себя такой.

Но нам пришлось распрощаться. Совершенно необязательно становится похожей на Оливию. Я предпочла одиночество и доверилась интуиции.

Моим новым жильём стал домик в лесах Иркутской области, недалеко от правого притока Енисея Подкаменной Тунгуски. Место, хранящее в себе особую тайну.

Тридцатого июня тысяча девятьсот восьмого года около семи часов утра пролетел большой огненный шар. К северу от села Ванавара упал (теперь уже Тунгусский) метеорит. Ударной волной повалило деревья и выбило оконные стёкла домов в нескольких сотнях километров.

Меня привлекло это событие.

Я отправилась в село и поговорила с одним из жителей. Восьмидесяти шестилетний уроженец Ванавара Семён Петрович. Он рассказывал о своём дедушке, что видел этот метеорит. А за три ночи до падения всё небо посветлело и было светлым ещё месяц после.

***

Начало конца случилось через две недели. Я просыпалась стоя на кухне, в коридоре, у двери. Лунатизм заводил всё дальше. Оливия не могла понять, что со мной, как и не объясняла тягу к воде. Спустя месяц я очнулась на улице в минусовую температуру в ночной рубашке, недалеко от берега реки.

Двадцать девятого апреля Западная Сибирь вновь наблюдала те же атмосферные явления, как перед падением метеорита. Я впервые в жизни увидела солнечное гало и серебристые облака.

А утром тридцатого апреля – пробудилась посреди реки, когда уже начиналось половодье.

Почему я не Фрези Грант? Эпизод четвёртый

Руки судорожно сжали стекло.

Руки, пальцы которые почернели.

Я ещё раз заглянула в зеркало. Осветлённые волосы в мгновение выцвели серебристым.

Я и в правду теперь похожа на ведьму…

– Нет! Только не снова! Пожалуйста! Вернись! Я согласна терпеть тебя, только сделай меня прежней! Боже, почему я не могу плакать?!

***

По небу ударила ночь. Упала на верхушки деревьев. Не хотелось ни есть, ни пить, ни спать. Будто я действительно умерла. А, может, это так? Я утонула и попала в загробный мир. Но моя сущность вылезла наружу. И сотворила монстра с чёрными глазами.

– Почему я не «Бегущая по волнам»? Этого бы не случилось, умея я держаться на воде.

Длинный плащ пришёлся по размеру. Я накинула капюшон и вышла из хижины.

За несколько часов успел растаять и высохнуть снег. Трава позеленела, освещённая светом звёзд.

«Как пытаться найти помощь, если ты выглядишь, как смерть с косой?»

Домик находился на дне оврага. Странное место. Избушку не смывает водой каждую весну. Со всех сторон овраг окружал лес. Куда я и пошла.

Тишина и сосновый аромат. Высокие стройные деревья окутал туман. Удивительно. Днём здесь царствовала зима.

Босая нога ступила на сочно-зелёную траву. Полезно, но вряд ли мне это поможет. Ступила, и тишина была нарушена чужими шагами.

Их много. Человек десять. Они далеко, в нескольких сотнях метров.

Но я чуяла. Они шли за мной.

– Давно в этих краях не было ведьм. Вы уверены, что рыбаки и вправду их видели? – издалека я слышала шёпот.

– С их слов, у неё глаза темнее мира мёртвых. Думаю, они готовят что-то скверное. Как и всегда.

– Сомневаюсь. Обычно они действуют поодиночке.

– Кстати, фольконер, как ты их выслеживаешь?

– Я их чувствую. По запаху. Мы на верном пути.

Молчание.

– Арон, что с тобой?

– Тихо, она нас заметила. Вперёд.

«Нет. Уходите. Вы уйдёте и больше никогда не будите возвращаться!»

Не работает.

«Уходите!»

Было глупо надеяться на потерянные способности. Я развернулась и побежала в направлении хижины.

Какая-то мощная сила сбила с ног. Нет, это человек. Меня повалили и прижали к земле без возможности пошевелиться.

– Зря ты нарушила границы. Теперь лишишься головы, – произнесли у самого уха.

Речная ведьма. Эпизод пятый

Вкус травы и песка во рту.

– Нет! Подождите! Вы ошибаетесь! – кричала я, выплёвывая грязь.

Меня подняли за шкирку и приставили к горлу холодное лезвие.

– Даже не представляешь, сколько раз я это слышал. Оставалась бы лучше в ведьмовских лесах.

– Вы не понимаете, я совсем не отсюда. Я…

– Заткнись!

Сзади раздался звонкий женский голос:

– Арон, остановись! Мы должны доставить её на суд.

– Чтобы она сбежала? – Арон рыкнул в ответ.

– Если ты сейчас её убьёшь, чем мы будем отличаться от них. Она беспомощна и ничего не сделает.

– Её в любом случае ждёт казнь. Есть риск…

– От тебя разве сбежишь?

– Хорошо, подай мне ведьмовские путы.

Сильный удар в спину. Я опять упала на землю. Руки повязали чем-то тугим и похожем на то, как если тебя душит удав.

Звуки затихли. Мир стал пустым и мёртвым. Спокойным и глухим.

Внезапно обрушилась волна боли.

Прекратилось.

Ещё одна.

Обжигающей огненной силой наполняло вновь и вновь разум и тело. Пульсировало и резко било в мозг.

Волна остыла.

Руки освободились, и я почувствовала под собой твёрдую поверхность. Кто-то взял меня за запястье.

– Отправьте кого-нибудь за Мудрейшим Рагне. Здесь творится что-то очень странное.

***

Запястья болели, но не от верёвок. В них ощущался остаток мощной убивающей силы, что неимоверным цунами чуть не лишила жертву жизни. Помещение, в котором я лежала, до ужаса напоминало типичную тюрьму средневековья, какой её показывают в фильмах. Даже смешно. С кем, как не со мной могло случиться подобное.

Кроме Лисёнка. Я каждый день вспоминаю о своей подруге и гадаю, что же случилось. Как можно взять и раствориться в воздухе?

В камере сидел ещё один человек. И это не заключённый. Узнать его не составило труда. Арон. Тот, кто поймал меня.

Немыслимая боль растворилась в немыслимом гневе. Под кожу проникали грозы и лихорадили сознание. Слова. Значение, которых не понять. Но общий смысл известен. Их шептал внутренний голос. Заклинание речной ведьмы.

Из углов по полу потянулся едкий смрадный дым и направился к охотнику.

Он заметил.

Через секунду последовала пощёчина. Арон схватил меня за волосы и грозно рыкнул в лицо:

– Только попробуй ещё раз что-то подобное выкинуть. Мы пощадили тебя, чтобы ты не сдохла до суда. Прекрати!

Дым исчез.

Но гнев – нет.

«Я убью тебя. При первой же возможности убью!»

Арон снова сел на табуретку. Провёл рукой по короткостриженым волосам, лёгкой щетине и задержал надменный взгляд на ведьме. Глаза открыли книгу: «Давай! Читай! Ты всё узнаёшь по зеркалам души!» Взор молодой, живой, но очень старый. Такой бывает, если за жизнь короткую уже так много позади.

Дверь камеры открылась.

С меня сняли кляп.

Я всмотрелась в человека, что сделал это.

Древнее морщинистое лицо, прикрытое капюшоном, расписанным странными символами. Тайные знаки переливались на одиночном луче света. Длинная седая борода касалась каменного пола.

– Можно не досматривать этот фильм? – нет, правда, мне не нравится данное положение вещей.

Старик стянул с рук верёвку.

– Осторожно, Мудрейший! – предупредил Арон.

– Я знаю, что делаю. Кончики пальцев тёмные, но от ведьмовских пут на запястьях красные следы. У ведьм, как вы знаете, чёрная кровь.

– И что же это значит?

– Развяжите её. Суда не будет.

Ох, лицо охотника надо было видеть.

– И позовите Геру. Для неё есть задание.

Перевёртыш. Эпизод шестой

Поток солнечного излучения ударил больно в веки.

Через распахнутое окно светлой просторной спальни сочились весенние мотивы, напеваемые нежно-зелёным голосом.

Я осмотрелась.

Цветы в кувшине, большая кровать с мягкой постелью, светло-розовые занавески – здесь живёт дама королевских кровей. Утончённая воздушная особа.

Нет.

Я открыла шкафчик, напоминающий гардеробный, где хранились всевозможные виды оружия. Арбалеты, мечи, метательные ножи.

– Отойди оттуда! – за спиной звучал знакомый голос. Я отступила на несколько шагов и обернулась.

Хозяйка комнаты сверлила меня взглядом. Луч розового закатного солнца играл на медно-рыжих волосах. Мелкой волной огненная шевелюра уложена в короткий хвост.

– С тобой хочет побеседовать Мудрейший Рагне. Иди вымойся, – она указала на вторую дверь. – Я дам тебе одежду.

– Знаешь что, пожалуй, мне лучше сейчас к нему пойти, – я направилась к выходу.

Но через секунду она была там. Подпрыгнула вперёд с готовность напасть. Милое лицо, усеянное тёплыми веснушками, изменилось. Зрачки расширились, перекрывая радужку.

Это не человек.

Она зарычала, демонстрируя острые клыки. На мгновение показалось, что грозный хищный лев передо мной.

Львица.

– А я так не думаю! – вновь стал обычным облик. – Меня кстати Гера зовут. И на ближайшие дни я твой надзиратель. А теперь пройди вон туда. И даже не пытайся сбежать.

Я застыла, не отрывая взгляда.

– Ты что испугалась? Никогда перевёртышей что ли не видела?

– Нет.

Молчание.

– Слушай, это ты спасла меня в лесу?

– Да.

– Спасибо.

– Не ради тебя, а раде друга своего, – холодно ответила охотница.

– В любом случае я благодарна. Но… что это за место? Я, правда, не знаю.

– Замок Совета Поднебесной. Сердце управления страной и защиты от нечисти. Таких, как ты.

Аэлита. Эпизод седьмой

Гера проводила меня в зал, похожий на лекционную аудиторию в университете. Позади трибуны в каменной стене вырезаны три больших арочных окна. За трибуной – стоял Мудрейший, а по левую и правую руку – ещё два старика в накидках. На первом ряду сидели охотники на нечисть. Среди них был и Арон.

– Садись, – Мудрейший показал на стул, стоящий спереди, перед трибуной.

– Меня всё-таки будут судить? – испуганно воскликнула я, присаживаясь.

– Нет. Давай поговорим.

– Давайте, я не прочь поговорить! – задор и азарт овладел голосом. Легко!

– Как ты оказалась у Алмазной реки? – Рагне не обратил внимание на мой насмешливый тон.

– Я не знаю.

– Ты прибыла из ведьмовских лесов? – он задал следующий вопрос.

– Нет. А где это вообще?

Позади раздался баритон:

– Не вижу в этом смысла, Мудрейший Рагне. Она никогда не скажет нам правду.

– Но скажет кровь.

Кровь? Не поняла…о чём они?

Меня подхватили под руки и потащили к трибуне.

– Что вы делаете? Отпустите! – я попыталась вырваться. Железные ладони охотников держали крепко, до костей.

Никто даже не обратил внимания на это.

Правую руку положили на стол ладонью вверх. Я замолчала, ожидая своей участи.

Острым холодным клинком Арон черканул по линии жизни и перевернул кисть на страницу старой рукописной книги.

Бордовые пятна крови проступили на бумаге и исчезли.

– Мы не ошиблись. Она не ведьма. Ненастоящая ведьма.

– Что вы имеете в виду? – спросил один из охотников.

– Не была рождена ведьмой. А стала ею в силу неизвестных обстоятельств. Я прав? – Рагне обратился ко мне.

– Несомненно, – ещё не отойдя от шока, кивнула я.

Арон шепнул на ухо старику, но слова ясны для уха:

– Если нечисть нашла способ превращать обычных девушек в ведьм, то у нас большие проблемы.

Он обернулся и презренно взглянул на меня.

***

– Расскажи, пожалуйста, всё.

Я осталась наедине с тремя Мудрейшими.

По спине прошла морозная дрожь. И сердце забилось в бешеном темпе. Оглядевшись, я поджала губы, боясь выдать даже звук.

Нет. Нельзя молчать. Будет ещё хуже.

– Ты из другого мира? – помог Мудрейший.

– Да, – последовал облегчённый кивок. – Как вы поняли? Не важно. Я…я…провались под лёд и оказалась здесь. И, кажется, стала ведьмой.

– Но ты и не была человеком, – он видел меня насквозь.

– Именно. Не знаю термина. Но мы можем управлять людьми. Я сама многого не ведаю. Мой мир не верит в магию.

Прошлась волна шёпота.

– Почему мы спросили? Мы с Мудрейшими уже поняли всё. Как тебя зовут?

– Аэлита, – почему-то мне не захотелось говорить настоящее имя.

– Аэлита, присядь сюда.

Рагне сел напротив, взял мою и руку и произнёс, всматриваясь в ладонь:

– Каждый мир живёт по правилам. В любом измерении существует свой закон. И если что-то или кто-то пересёк границу двух миров, он должен приспособиться к новым условиям. Аэлита, видимо твои способности были ближе всего к колдовству ведьмы. И мир изменил тебя. Подарил облик своего жителя и вложил знания языка.

Там, на реке поначалу разговор рыбаков казался непонятным, но вскоре он обрёл смысл.

– Мы подозреваем, что на время открылся проход. Возможно, ты попала сюда совершенно случайно. Если бы не одно «но».

Мудрейший замолчал. Долгий закат, наконец, отгорел, погрузив бескрайние леса во мрак. Но пространство большого зала укрывали от тьмы настенные фонари, которые по одному зажигал «прислуга».

– Будь ты человеком, никаких сомнений не осталось бы. Как ты провалилась под лёд?

– Я хожу во сне, – ответ поразил всех присутствующих.

– Ты «ночной путник»?

– Лунатик, – поправила я. – Да. Я начала страдать лунатизмом почти сразу после того, как поселилась недалеко от реки Подкаменной Тунгуски.

– И попала в воды Алмазной реки, – добавил Ранге.

– Подождите, что вы сказали?

Не может быть!

– Больше ста лет назад недалеко оттуда упал метеорит, – воскликнула я.

Всё стало ясно и понятно. Метеорит. Я здесь из-за него.

Они переглянулись.

– Огромная…глыба с неба! – руки сами начали жестикулировать.

– Небесный камень, – Мудрейший задумался, переваривая мои слова. Его пепельные брови опустились, изогнулись.

– В ночь перед тем, когда я попала сюда, небо было таким же, как и век назад! Вы думаете, это как-то связано?

– Если небесный камень создал проход между мирами, он мог снова открыться в эту ночь. Почему ты вспомнила об этом?

– По некоторым данным камень…Тунгусский метеорит был алмазосодержащим. Вы упомянули Алмазную реку, – вспомнила я.

– Никаких алмазов там нет. Не имеет значение. Главное лишь то, ты сюда не просто так попала. И мы должны понять, почему, – Рагне встал и прошёлся по центру зала. Затем – обратно. Так несколько раз.

– Вы сможете сделать меня собой?

– Есть один способ, – он качнул седой бородой. – Но не сегодня.

Зеркальный двойник. Эпизод восьмой

– Пойдём со мной, – Гера протянула руку.

Она провела меня через арочный проход в просторную гостиную. С потолка свисала огромная люстра с десятками свечей. Их свет падал на старинные расписные диваны, кресла и стол. А над ними – висела атмосфера тепла и уюта.

В прорезь громадного окна врывалась волна лунного света.

Весенняя ночь.

Мы сели на мягкую антикварную софу.

– Зачем мы здесь?

– Я хочу узнать побольше о тебе! – девушка ёрзала на месте, всё время меняя положение.

– В смысле? – опешила я.

– Что ты за существо такое, если не ведьма и не человек. О твоём мире, какой он вообще. Ходят легенды о других измерениях, но никто не бывал там. Только Мудрейшие знают больше. Но они не открывают секреты без надобности. Я подумала, что уже ночь. Всё спят, кроме караульных. А мы в этом не нуждаемся. Оборотни, как и ведьмы, не спят.

– А как же полнолуние? – это был глупый вопрос.

– А что полнолуние?

– Вы не воете на луну? Не звереете? Нас вас это никак не влияет?

– Нет, – на лице проявилась удивлённая улыбка. – Мы же не волки горло драть. О чём я? Конечно! Я подумала, что тебе будет скучно одной всю ночь. И мне тоже.

– Даже не задумалась об этом. Наверно.

– Я просто хочу сказать, что очень рада. Я спасала жизнь не ведьме, а тому, кто попал в трудную ситуацию. Это приятно, когда ты был прав. Надеюсь, впредь Арон будет почаще ко мне прислушиваться. Гера всегда права.

– Не могу не согласиться.

– Так кто ты, А-э-ли-та? – охотница по слогам произнесла придуманное имя.

Я собралась с мыслями и вздохнула.

– Прости, но это не моё имя. Мне не нравится своё настоящее. Я прибыла в новый мир. Почему бы не оставить его там?

Гера пожала плечами:

– Твоё право. Какая разница вообще? Мне больше интересны твои способности.

– Эм…я могу управлять людьми. Могла.

– Как?

– Просто мысленно приказывала, что им делать. И даже, когда не хотела этого. Точнее, почти всегда. Я не знала о том, что я такое, и что вообще за чертовщина происходит. Думала, что схожу с ума.

– И как ты во всём разобралась? – она слушала рассказ, затаив дыхание.

– Мне помогли. Танцовщица по имени Оливия. Она…она стала моей наставницей. Хотя, её мотивы всё ещё непонятны.

– Почему?

– Она не из тех людей, кто будет помогать другим просто так. Я боюсь своих сил. Она же их любит и охотно использует. Для Оливии это как игра. Только марионетки – люди. Так я её и назвала – кукольная балерина. Не потому что она как кукла, а потому что у неё много кукол. Целый театр.

– Ничего себе? И они ничего не подозревают?

– Бывает, люди не понимают, зачем это сделали, но не сомневаются, что хотели этого. Сами. Мы не оставляем следов.

– Не представляю, как это не знать, кто ты такой.

– Ты всегда знала о себе?

– Конечно! Я в детстве видела, как обращались родители.

– Страшно, наверное, было?

– Нет! – она звонко рассмеялась.

Из-за арки вынырнула тень человека. Огненный свет свечей пролился на вошедшего.

– Арон, ты почему не спишь? – Гера прищурила золотисто-зелёные глаза.

– Что вы здесь делаете? – охотник даже не слушал её.

– Разговариваем. Знаешь, не каждый день встречаешь выходца из другого мира. Не всё ночами по лесам бегать в облике льва.

– Я бы на твоём месте не рассказывал ей все наши тайны, – Арон удостоил гостью колючим доли секундным взглядом.

– Она не ведьма, – заступилась охотница.

– Не вижу разницы, – эти едкие слова адресованы мне.

– Так, иди, давай спи. Ворчишь целый день, – Гера развернула его за плечи, подтолкнула в направлении выхода и снова села на диван. – Ты не обижайся. Арон такой, как есть. Он мне как брат.

– Я просто не нравлюсь ему. Не страшно. Я уже привыкла.

– Нет, надо завтра поговорить с ним на эту тему. Но сейчас я хочу узнать о небесном камне. Мудрейший нам рассказал, что тот создал проход.

– Да. И он открылся в ночь, когда это случилось. Меня тянуло к воде, наверно, всё-таки из-за портала. Кажется, эти две реки и есть проходы. Они сливаются вместе. Подкаменная Тунгуска и Алмазная. Я теперь знаю, зачем поселилась в этой местности. Меня влекло к проходу.

– Это просто что-то удивительное! Ты понимаешь? Кто-то или что-то хотел, чтобы ты попала сюда. Осталось узнать только зачем.

– Надеюсь не затем, чтобы меня казнили. Но, а как вы поняли, что я не ведьма? – в голове сам собой всплыл этот вопрос.

– Ты знаешь, что такое ведьмовские путы?

– Нет.

– Объясню попроще. Специальные узы для удержания ведьм, – она показывала на своих запястьях. – Их он лишает сил, а всех остальных – убивает.

Огненная волна…

– Мы увидели, как ты бьёшься в судорогах, и позвали Рагне.

– Я помню.

– Это ужасно, – она вздохнула и продолжила. – Я о ситуации в целом. Сложно, когда твоя жизнь переворачивается с ног на голову.

 

Говорить становилось всё легче и легче.

– Это началось ещё два с половиной года назад. Тогда пропала моя подруга. Растворилась в воздухе. Я не знаю, где она. Что с ней?

– Ах, если бы я знала. Никогда не слышала о подобном. Прости.

– Не извиняйся. Я обязана тебе жизнью, правда. Но надеюсь, мне не суждено до конца дней быть этим. Иначе убейте меня. Только не топите – не поможет.

– Мудрейший всё исправит, – воодушевлённо твердила она.

– А если нет? Пойми, я только начала привыкать к себе. Я ненормальная! Как было сложно принять себя. Я не успеваю за переменами. Всё происходит слишком быстро. Эти силы они… в них не ощущается ничего светлого. Смотря на Оливию, я понимала, что наши способности не могут идти во благо. Они только вредят. И больше всего я боюсь не стать как Оливия, а быть хуже неё. Не подумай. Она – один из самых близких мне людей. Но суть в том, что не людей.

– Аэлита, если ты не хочешь никому навредить, ты не навредишь. Понимаю, сложно привыкнуть к новой нормальности. Но обещаю, мы прогоним ведьму из тебя.

– А если подумать о том, почему именно ведьма? Стало быть, есть причина. Только нечистью могу стать.

– Я тоже нечисть, если ты не заметила! – Гера недовольно воскликнула.

– Об этом я не подумала, – было неловко. – Ты же охотница. На нечисть.

– Некоторые виды могут стать охотниками. Моя семья известна своей честностью и добропорядочностью. Мы жили как обычные люди. Пока родителей не убили, – она на полсекунды замолчала. – Не говори ничего. Их убила нечисть. Мне было семнадцать. Я навязалась Арону, чтобы он помог найти убийц. Он привёл меня сюда. Остальные также приняли оборотня из хорошей семьи. Так я стала охотницей. Среди нас и другая нечисть. Гамаюны, например. Это девушки-птицы. А обычно охотниками становятся люди и фольконеры.

– Кто?

– Настоящие охотники. Они рождаются в семьях простых людей. Но сами не так-то просты. Арон один из них. Это немного объясняет его скверный характер. Дело в крови.

– Кровь расскажет всё, – я повторила слова Рагне.

– Именно.

– Так ты можешь обращаться во льва? – меня терзали домыслы.

– В любое существо! – гордо ответила Гера. – Сила оборотня измеряется в количестве обликов, которые он может примерить. Могу похвастаться, что я самый сильный перевёртыш в этих землях.

– Ого. Ничего себе, – да, моя новая знакомая совсем не проста.

– Да. И существует два типа обращения. Полный и неполный. Второй ты уже видела. Когда немного изменяется лицо. А полный и так понятно. Я становлюсь этим существом. Могу показать.

– Правда?

– Конечно! Пройдёмся до леса.

***

Неуловимый загадочный лесной дух распевал мистическую балладу деревьев. Чужой мир всё ещё спал. Тихая роща. Бледная заря на горизонте. И неожиданная тёплая весна. Сколько дней назад я попала в этот мир? Когда ещё лежал снег.

– Гера, когда вы узнали обо мне, как долго вы добирались до Алмазной реки?

Мы шли к опушке.

– В тот же день, когда рыбаки увидели тебя.

– Но тогда была зима.

Безмолвность овладела нами.

– Это больно? Превращаться? – я решила сменить тему.

– Не очень. Но рождается чувство свободы. И я люблю его.

Охотница отошла на несколько шагов.

Утренний воздух дрогнул. Изменение началось.

За границей расширенных зрачков радужка глаз окрасилась в пшеничный. Предрассветное сияние переливающимся пламенем отражалась на гладкой лоснящейся шёрстке, что обрастала по всему телу.

Над лесом взлетела стая птиц, напуганных рыком грозного хищника.

Золотистая кошка. Опасная и независимая.

Это было невероятное зрелище.

***

– Уже рассветает. Скоро все проснуться.

– Спасибо, что выслушала меня. Никто никогда даже не хотел слышать, что я говорю. Кроме, разве что Оливии… И моего зеркального двойника. Я начинаю уже забывать о нём…

– Зеркальный двойник? Твоё отражение в зеркале? – она округлила глаза. – Ты с ним общаешься?

– Ну, мы не то чтобы ладим. Но она исчезла, когда я стала ведьмой.

– А я, кажется, знаю, почему ты попала к нам. Нужно сейчас же идти к Мудрейшему.

Ведьма снаружи, ведьма – внутри. Эпизод девятый

Говорят, что имя влияет на человека. А повлияет ли на тебя тот факт, что ты стала ведьмой?

Терраса, что выходила на озарённую ранним солнцем изумрудную поляну.

– Это многое объясняет, связывает воедино. Вода – отражает наш мир. Как и зеркальная поверхность. Любое отражение – граница двух миров. Нашего – неважно какого – и зеркального мира. Для всех измерений он один единственный и взаимодействует со всеми сразу.

Голос Рагне громыхал в голове. Они всё понимают. А я – ничегошеньки. Какой во всём смысл? Кто меня сюда затащил? Зачем?

– И чего из этого следует? – спросила я раздражённо.

– Ты можешь попасть в зеркальный мир.

– И провести с собой кого-нибудь, – добавила Гера.

– А ты откуда знаешь? – почему они знают больше о моих способностях, чем я сама?

– Аэлита, если у нас получится прогнать ведьму, ты вновь обретёшь силы и… – начал было Мудрейший.

– И что? Вам какая вообще разница? – резервы терпения сводились на нет.

«Как же меня всё это достало!»

Скрип деревянной двери прервал Мудрейшего. На террасе появился Арон.

– Вы меня звали, Рагне? – охотник уставился на нас с Герой.

– Да. Арон, передай Хели, чтобы он подготовил большой зал к обряду.

Тонкая кривая складка выступила на лбу охотника.

– Мудрейший, вы потеряете много сил, это мощное заклинание. Я считаю, оно того не стоит.

Последняя фраза – для меня. Но он снова даже не смеет взглянуть в глаза!

– Стоит, если так мы попадём в зазеркальный мир.

Гера схватила мою руку и увела с террасы.

Деревянная дверь вновь скрипнула, мы оказались на лестнице.

– Что с тобой происходит? – она шепнула гневно в лицо. – Ты чем-то расстроена?

– Со мной? С чего ты решила, что что-то не так? Откуда тебе знать, что я расстроена? Мы вообще только познакомились, – я огрызнулась в ответ.

– Потом поговорим. Сейчас мне нужно идти. В ближайшей деревне требуется охотник за нечистью. Но не забывай – я всё ещё твой надзиратель.

– Смотри, как бы жители тебя за одну из них не приняли.

Гера скривила губы на долю секунды. Она развернулась и быстрым ходом скрылась за поворотом лестницы. Звук её шагов ещё долго раздавался эхом в стенах Замка Совета Поднебесной.

Через секунду с улицы вошёл Арон.

«Давай! Читай! Ты всё узнаешь по глазам!»

– Охотник, поговорим.

– Мне не о чем с тобой разговаривать, – он сподобился на краткий косой взгляд.

– А мне есть, что тебе сказать. Ты не человек, а фольконер. Вы по своей сути жестоки и беспощадны. Вы сродни нам. И тебя это злит. Поэтому ты готов убить каждого провинившегося представителя нечисти. Мы очень похожи. И ты признал этого давно.

Он подошёл почти вплотную и произнёс у самого уха:

– Они ошибаются на твой счёт.

– И на твой – тоже, – шепнула я отголоском.

***

Вечер, как и весна, наступал слишком быстро. Близилось время обряда. Из окна спальни доносился аромат неопознанных мною цветов, свежий, словно утренняя роса – ты идёшь по тихой дорассветной траве, и мирно случаются ночные крохотные чудеса. Но к закату эти чудеса теряют свежесть.

Стук в дверь нарушил спокойствие уединения.

– Всё готово к обряду, я провожу тебя до большого зала, – без тени эмоции сообщила Гера.

– Я никуда не пойду, пока ты не скажешь, зачем я вам. Вы хотите меня использовать.

– Лично я просто хочу тебе помочь. Мы предполагаем, что ты не просто так попала сюда. Ты можешь нам помочь, но никто не собирается принуждать тебя. Решение за тобой. И за обряд мы ничего с тебя не потребуем.

– А если я не хочу становиться прежней? Мне вполне нравятся ведьмовские силы!

И через секунду гнев неизвестного происхождения потерял свою силу. И накрыло волной осознания сказанного.

– О господи! – прошептала я и медленно опустилась на колени.

Чудовищный стыд заставил закрыть лицо руками, чтобы не смотреть Гере в глаза.

– Я превращаюсь в ведьму. В настоящую ведьму. Нет-нет-нет-нет! – голос сорвался.

Девушка-перевёртыш села на колени и схватила меня за плечи.

– Всё будет хорошо, я обещаю. Мы исправим это!

– А вдруг уже ничего не исправить? Злость внутри меня становится всё сильнее. Я не могу её контролировать. Мне хочется причинять боль. Я кому-нибудь наврежу.

– Послушай. Я с тобой. Если это снова случится, я остановлю тебя.

– В первый раз помогла пощёчина от Арона. Но с каждой минутой всё хуже.

– Именно поэтому нам надо торопиться.

Она поднялась и протянула руку:

– Вставай.

Первый сон. Эпизод десятый

Туманом в сознание проникали обрывки воспоминаний. Они таяли под невыносимым чувством боли. Большой зал. Обряд. Десятки одинаковых лиц. Всё перемешалось в одну сплошную бессмыслицу.

Помню только, как меня посадили в центре зала на пол. Неизмеримое количество голосов превращалось в единый шёпот. Люди вокруг будто приносили жертву богу. И жертвой была я.

Голоса стихли.

Холодная вода смывала душевную грязь, очищала и освежала тело. Вода из Алмазной реки. Её запах ни с чем не спутать.

Расплывчатый свет от настенных фонарей огненными бликами обжигал глаза.

Внезапно они погасли, и воцарилась тьма.

Мучительно больно вдвойне умирать снова.

– Нет, не трогайте её, пока она не проснётся, – сквозь мрак звучал голос Рагне.

– И как долго нам ждать?

Мощным толчком сознание выкинуло из темноты. Я лежала на полу.

Чёткость восприятия мира не желала возвращаться. Хотя причиной могла послужить близорукость.

– Получилось? – в тишине прозвучал осипший голос – першило горло.

– Да. Теперь мы можем нормально поговорить? – прямо передо мной склонилась Гера.

Глубокий вздох.

– Ага, – проронила я, стыдясь за своё поведение. – Теперь всё хорошо.

– Нам всем нужно отдохнуть.

– Но, Мудрейший, – попыталась возразить я.

– Потом. Ты должна пойти выспаться. Теперь ты больше не ведьма. А твои способности мы проверим завтра.

***

 

Соприкосновение с мягкой тёплой поверхностью, что окутывала забытой нежностью. Такое воздушное сладкое объятие. По этим объятиям очень легко заскучать. Каждый раз с наслаждением окунаешься в ласковое белое море. И каждый раз со Вселенскими муками расстаёшься с ним.

Кроватка, я тосковала по тебе.

Тихая тёплая ночь шёпотом напевала колыбельную. Я закрыла глаза и провалилась в сонную бездну.

Безмолвный тихий танец пустых видений.

К утру воскреснуть в третий раз. Меня разбудили чьи-то шаги и голос, что врывался в сознание потоком фраз.

– Аэлита.

Восходящее солнце беспощадно било в глаза. В комнате никого.

Хотя нет.

Скрежет когтей и умиротворённое мурлыканье нарушали безмятежность утреннего пробуждения.

Каждое движение давалось с трудом. Я повернула голову.

Рыжая полосатая кошка дремала вместе со мной на кровати. Почуяв, что хозяйка спального ложа проснулась, она резко встала на ноги и залезла на меня.

Громкость мурлыканья возросла в разы. Я чесала ей под подбородком и размышляла вслух:

– Ты не Гера случайно? Не Гера, я вижу.

Я вижу.

– Значит, всё получилось, если ты ко мне сегодня пришла?

Атилэа. Эпизод одиннадцатый

– Ты умеешь управлять и животными? – с удивлением воскликнула Гера.

– Нет. Но с кошками у нас особая связь. Мы очень схожи с этими необыкновенными существами.

Просторный зал со строем гигантских окон и высокими потолками служил местом тренировок охотников.

После этих слов вошли Рагне, Арон и ещё двое.

– Аэлита, знакомься с охотником Хели и зеркальных дел мастером Нелом. Он прибыл из далёких земель. Нам нужно попасть в зазеркалье, чтобы найти одну очень важную вещь, – начал Мудрейший.

– Откуда вы знаете, что она там?

– Наши предки поместили её туда. Но знаний о зазеркальном мире практически не осталось. И мы не можем попасть туда.

– Что это за вещь? Почему она так важна?

– Она поможет победить одного плохого не человека, – продолжила Гера.

– Это типа ваш антагонист? Круто…не очень круто, – опомнилась я. – Кто он?

– Морокун.

– Кто?

– Что-то вроде ведьмы, но не ведьма-мужчина. Он гораздо опаснее. Его зовут Виктор. Он хочет изменить прошлое.

– Зачем?

– Чтобы снова войти в эпоху, где не существует ни охотников, ни целителей, ни мудрейших и прочих. Только люди и нечисть. Тогда он сможет управлять миром, – Ранге бродил назад-вперёд, рассказывая лекцию.

– У Виктора уже много последователей. Мы не знаем, как ему удастся изменить время.

– Хронология изменчива, – произнесла я.

– Что такое хронология? – все пятеро удивлённо посмотрели в мою сторону.

– Временная линия.

– Где-то в зазеркальном мире спрятан предмет, что помешает изменению настоящего… даже, если Виктор исказит прошлое.

– Этот предмет закрепит хронологию, – закончила я своими словами. – И вы считаете, что я смогу вас провести туда?

– Твой двойник поможет в этом.

В обратном отражении тренировочной комнаты зеркальная я с точностью копировала мои движения.

– Может, вам лучше выйти? Она обычно не показывается при других.

Вместо ответа Гера указала мне за спину.

Атилэа смотрела вперёд и улыбалась. Она помахала рукой и сказала беззвучно:

– Ты скучала по мне?

– Почему я её не слышу? – за спиной раздался удивлённый голос Хило.

– В зазеркальном мире не существует звуков. Да, она говорит, что может нас провести. Но…

Не успела я договорить, как невиданная мощная сила сбила с ног. Мир перевернулся несколько раз, задрожал, застыл. Всё повторилось как в ту ночь, когда меня поймали. Железные руки подняли лёгкое тело и приставили к горлу клинок.

«Опять!» – прозвучал внутренний голос.

– Кто ты? – крикнула я невиданному существу, что схватило меня.

Остальных тоже повалило на пол.

– Я пришёл убить тебя, – в нос ударил зловонный запах.

– Нет! – кричала Гера охрипшим голосом, пытаясь встать.

– Ты правда думаешь, что это так легко? – игриво рассмеялась я.

«Брось меч!» – волны освободившегося разума покидали мозг и заставляли незнакомца делать то, что я хочу.

Звон лезвия, упавшего на деревянный пол.

«На колени!»

На носочках я переступила через клинок, и, не оборачиваясь на уже безобидного незнакомца, кивнула:

– Он ваш.

***

– Так вот как ты ими управляешь, – сказала Гера, протягивая мне лезвие. Каким-то немыслимым способом она уговорила меня поучиться у неё искусством владения мечом.

– Кто это был? Морокун? – я неуверенно подняла клинок.

– Нет, не так. Меч должен быть продолжением руки, – она сжала мои пальцы сильнее. – Обычный ведьмак. Должно быть, его послал Виктор. А значит, он знает, что ты можешь провести нас в зазеркальный мир.

– Как этот ведьмак вообще пробрался в Замок Поднебесной? – я вытянула руку с увесистым оружием.

– Скорее всего, Виктор дал какое-то ему заклинание, что позволило проникнуть сюда и схватить тебя. Я в этом не разбираюсь, Мудрейшие должны знать.

– Как много Мудрейшие знают? Они смогли вернуть мне мои силы, хотя раньше ни с чем подобным не сталкивались. Они побоялись последствий, – мысли вырывались из головы, доносимые в пространство языком.

– Они много о чём ведают, просто не говорят. Ты никогда оружие в руках не держала? Прости, но это выглядит смешно, – Гера неосторожно хохотнула.

– Нет, я не воин.

– А кто же ты?

– Никогда не работала по профессии, но выучилась я на учителя младших классов.

– Ты учишь детишек? – с восхищением переспросила охотница.

– Да. Грамматике, математике, окружающему миру. Но только на практике в университете.

– Здорово! Это очень хорошая работа. Смотри, твой двойник в зеркале почему-то смеётся, – она напряжённо показала на Атилэю.

– У неё псих, не обращай внимания.

– Надеюсь, у нас получится. И твой близнец проведёт нас. Как только Мудрейшие соберут все знания о зазеркальном мире, мы впятером отправимся туда.

– Впятером?

– Ты, я, Арон, Хели и Нел. Мы, охотники для подстраховки. А Нел сможет вывести нас назад. Мы войдём в зеркало, сделанное им самим.

– Понятно. Я тоже на это надеюсь.

– Не отрывай ступни от земли, – укоризненно заметила девушка-оборотень.

– Прости. Может, лучше я из лука пострелять попробую? В глубине души всегда хотела освоить это стильное оружие.

– Хорошо, – она хитро прищурилась. – Ты у меня по воде ладонью бить будешь.

– Что?

***

– Арон, подожди, – крикнула я вдогонку охотнику.

– Чего тебе? – он развернулся и нацелил на меня тяжёлый взгляд.

– Надо поговорить. Мне немного стыдно за своё поведение, когда я была ведьмой.

– Мне не нужны твои извинения…

– Я не собираюсь извиняться за правду. Я была права. Но мне не следовало вообще так говорить. Это было слишком резко и лично. Не моё дело, тремя словами. Просто знай, что я жалею о сказанном. Не больше.

Лисёнок. Эпизод двенадцатый

Моя рука соприкоснулась с рукой Геры. Охотница взяла ладонь Арона. Фольконер держал кисть Хели, а тот – Нела.

– Все готовы? – все одобрительно кивнули.

Дрожащие пальцы коснулись отражающей поверхности, а затем наполовину утонули в ней. В ту сторону кто-то схватил меня и потянул в зазеркальный мир.

Трёхмерное пространство будто сжалось. Исчезли звуки и запахи. Я больше не чувствовала ладонь Геры, хотя всё ещё сжимала её. Нас выбросило в эпицентр фиолетового торнадо. Всё в зазеркальном мире находилось в одной точке. Двойники каждого предмета во всех измерениях, мы – гости в этой Вселенной, та вещь, что поможет победить Виктора. Всё в одной точке.

Нужно только дотянуться сознанием до неё.

Как гром среди ясного неба перед глазами возникло знакомое лицо. Пухлые щёки, большие глаза с длинными ресницами.

– Лисёнок, – прошептала я беззвучно прозвище давней подруги.

«Так вот куда она пропала? Всё это время она была здесь?»

Невероятно, но моя исчезнувшая подруга находилась тут. В зазеркальном мире.

Я попыталась дотянуться до неё свободной рукой. Лисёнок исчезла также внезапно, как и появилась.

На её месте стояла Атилэа. Она держала в руках сгусток энергии с молниями. Протянула его мне и напомнила:

– Ты знаешь, что нужно делать, – прочитала я по губам.

– Конечно! Я отпускаю тебя. Ты вольна! Иди, куда захочешь.

И нас выбросило сквозь деревянную рамку зеркала Нела.

***

Кукольная балерина, трое охотников, зеркальных дел мастер вернулись в обычный мир. Всё закончилось слишком быстро.

– Это оно? – Арон указал на энергетический шар в моих ладонях.

– Да.

– Кто там был? – Гера смогла распознать тоску, засевшую у меня в сердце.

– Моя подруга, которая пропала. Она там. Увы, мне её оттуда не достать. Отнесём это Рагне, – я взглянула на силу, способную закрепить линию времени.

– А что потом? Ты попытаешься вернуться в свой мир? – охотнице не терпелось услышать ответ.

– Нет. Это невозможно. Отсюда нет выхода.

Апофеоз. Эпизод тринадцатый

Вся эта история, написанная каким-то тривиальным автором, заключена в страницы книги. Весь мир, начиная с Алмазной реки заканчивая победой над Виктором, которая не уместилась сюда (да больно надо), лишь плод моего воображения. На самом деле я уже давно в зазеркальном мире, с самого начала рассказа. Воды Подкаменной Тунгуски перенесли меня сюда. Вот только моя подруга может ещё вернуться в наш мир. Я же – нет. Потому что добровольно выпустила оттуда своего двойника, чтобы тот занял моё место. Зачем? Думаю, здесь мне будет лучше. Здесь я стану счастливой.

– Ты не она, ты её зеркальный близнец, – прошептала Оливия, как только увидела Атилэю в своём театре спустя месяц. – Что же ты натворила, дорогая.

Надеюсь, мироздание не поломается из-за моего решения. Но, кажется, эта судьба.

читателей   82   сегодня 3
82 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...