Шарлатанство

- Тпру, стой! – приказал кучер, натягивая поводья.

Он спрыгнул с козел, спеша открыть дверцу кэба, - на промозглую улицу ступил строго одетый пассажир в цилиндре.

Тесно застывший туман окружил двух мужчин. Нынче стало не ясно, опустился он на английские земли по прихоти природы или вышел с дымом из заводских труб. Но сюда ещё не добралась промышленная машина. Здесь, в Сомвершире, в небольшом городке, жил народ суеверный. Здесь, как и полтысячелетия назад, верят в фейри и троллей под мостом. Здесь ведьмы живут по соседству.

- Дождись меня, я доплачу по возвращению, - сказал пассажир, протягивая деньги кучеру.

- Как скажете, мистер Бридж, - поблагодарил тот и, помедлив, добавил. – Мистер Бридж, вы уверены, что хотите туда идти? Недобрые слухи ходят о ней.

Аптекарь смотрел на дом, стоящий перед ним - зловещий, чуждый; фасад сливался с туманом, окна опасно горели красным.

- Не твоего ума дела, жди здесь, - сказал Самюэль Бридж, направившись к двери.

Кучер пробурчал что-то неразборчивое, но послушно остался у кэба.

Самюэль Бридж неторопливо подошёл к парадному входу. Закрыв глаза и мощно выдохнув, он сильно постучал в подгнившую дверь.

- Кто вы, зачем явились? – голос был еле слышим.

- Я - Самюэль Бридж, аптекарь! Вы обокрали старую, доверчивую женщину! Если не вернёте деньги - я обращусь в полицию!

Молчание.

- Возможно, не лучшее решение начинать с угроз, - посетовал Самюэль. – Она могла сбежать…

К его удивлению, входная дверь открылась, но на пороге никого не было.

- Вы можете пройти, - послышался женский голос.

Самюэль настороженно вошёл внутрь. В тусклом коридоре пахло ладаном, в остальном обстановка казалась ничем не примечательной. Аптекарь зашёл в комнату напротив, единственную, где горел свет. Помещение было настолько вычурным и заставленным экзотическими предметами, что ощущалось очень тесным. В угоду суевериям, Самюэль ожидал развешанных повсюду сухих трав, куриных ножек, кипящего котла и обязательно чёрного кота. В общем-то, отчасти ожидания оправдались, жилище выглядело ведьмовским, только ведьма оказалась не из той сказки.

Деревянные стены были увешаны яркими, красно-оранжевыми коврами, такие же лежали на полу, очень мягкие. Потолок покрывали золотистые орнаментальные росписи, играющие бликами от масляных ламп. «Опасные окна» оказались занавешены красной тканью, скрывающей скудную осеннюю серость. На полках аккуратно расставлены склянки и книги.

Один из ковров на стене зашевелился и скользнул в сторону, в комнату вошла ведьма. Молодая арабка, с янтарными глазами.

- Здравствуйте, мистер Бридж, я ожидала вас, - она села за столик в центре, приглашая жестом Самюэля.

Аптекарь сел напротив.

- Мадам Джинири, если вам было известно о моём визите заранее, значит вы знаете и причину, верно?

- Разумеется, как самочувствие Дианы?

Самюэль неприязненно усмехнулся, ему стоило усилий сдержаться от ответа на такую фамильярность. Аптекарь поставил на середину стола маленький стеклянный флакончик с ржавым песком внутри.

- Ваше средство, приобретённое на днях моей тёщей, не помогло. Конечно, тут нечему удивляться. Мне совершенно ясно, что вы, мадам Джинири, наглым образом вынудили миссис Гловер купить у вас сию пустышку, - Самюэль подался вперёд, послышался запах жжёного сахара. - Верните деньги, иначе я вынужден обратиться к констеблям.

Янтарный взгляд ведьмы изучающе бегал по Самюэлю, будто что-то выискивая, пока не остановился на глазах аптекаря. Адаб Джинири улыбнулась.

- Исключено, у меня нет денег миссис Гловер.

- Хотите сказать, вы на мели?

- Отнюдь.

- Тогда в чём проблема?

- У меня нет денег миссис Гловер, мне нечего возвращать.

- Миссис Гловер вам не платила?

- Платила.

- Значит, вы не бедствуете, моя тёща вам заплатила - что не отрицается – но деньги возвращать не собираетесь?

- Я не смогу этого сделать.

- Объясните толком, почему?! – кулак Самюэля сотряс стол. – Прекратите водить меня за нос!

- У меня нет денег миссис Гловер, - спокойно повторила ведьма. – Возможно, они у какого-нибудь торговца в кармане, даже у нескольких. Мне жаль.

Самюэль до боли растирал переносицу. Что за глупости? Зачем он пошёл к шарлатанке? Обращение в полицию было бы гораздо эффективней, миссис Гловер наверняка не единственная, кого обманула Адаб Джинири. Пора прекращать, просто встать и уйти.

- Мистер Бридж, вы точно пришли из-за денег? – ведьмин взгляд снова изучал аптекаря.

- Я разве не ясно изложил свои требования?

- Вы могли обратиться сразу в полицию, без необходимости наведываться ко мне. И всё же вы здесь, - голос ведьмы звучал сочувственно, что очень подозрительно. – Сколько уже спит ваша жена, полгода? Перепробованы все известные вам средства. Если хотите, я расскажу, в чём недуг Дианы. Я не возьму за это деньги, чтобы хоть как-то успокоить вас, мистер Бридж, я помогу…

- Мне известны методы вашей братии - вы решили убедить меня в безвыходном положении. Шарлатаны и мошенники всегда найдут «недуг» и предложат «лечение», конечно, совсем не бесплатное. Отчаявшиеся люди с лёгкостью соглашаются на подобную помощь, они смело делают шаг в капкан. Хуже, когда «лечение» шарлатана помогает, неважно, случайно это произошло или имело место внушение, важно, что бедолаги начинают верить и приходят снова, ведя за собой других. Ведь так вы поступили с миссис Гловер? Узнали от неё о мой жене и решили поживиться!

Аптекарь резко встал и направился к выходу, Самюэля распирало от возмущения. Как эта ведьма смеет играть на его чувствах к жене?

Почти год назад Диану мучала агрессивная лихорадка, не желающая отступать перед проверенными лекарствами. Тогда Самюэль решил дать супруге созданный им препарат - универсальную пилюлю, способную побороть любую хворь. К счастью родственников, после продолжительного приёма лекарство сработало, лихорадка перестала тревожить бедную женщину, позволив ей уснуть тихим, спокойным сном. К несчастью, Диана больше не просыпалась. Она не умерла, туманы дрёмы не отпускали её, сохраняя в царстве грёз. Столь сверхъестественный результат сильно встревожил Самюэля, подобного он никогда не видел. Попытки разбудить Диану проваливались одна за одной, а доктора разводили руками, уверяя, что миссис Бридж в глубоком сне и стреляй из пушки она не проснётся. Не оставляя надежды, Самюэль изобретал новые настои и пилюли, дабы пробудить любимую жену, чего сделать не выходило.

В противовес зятю, миссис Гловер пыталась решить проблему по-своему, истово молясь и постясь. К нынешнему дню она по худобе не уступала собственной дочери. Сей способ казался Самюэлю мало полезным, но, отдавая тёще должное, не останавливал, видя, как это помогает ей не падать духом. Его беспокоило иное, наравне с воззванием к Богу, миссис Гловер обращалась к знахаркам, ведуньям и прочим колдунам-мошенникам. Самюэль презирал всех представителей данной «профессии» и пытался остановить тёщу от бесполезных трат на пустые услуги шарлатанов. Безрезультатно. Из раза в раз Самюэль ловил миссис Гловер за покупкой различной безделицы, не обошлось без этого и днём ранее.

- Я так полагаю, вы причастны к появлению сей вещицы на шее Дианы? – спрашивал Самюэль, маяча перед глазами миссис Гловер стеклянным флакончиком с ржавым песком внутри.

Красноречивый взгляд старой женщины выдал её.

– Угу, значит не ошибся. Миссис Гловер, мы уже обсуждали сверхъестественное вмешательство, все эти знахарки, уличные целители и прочие выскочки - мошенники. От них нет толка, лишь выбросим деньги, поверьте мне!

- Да, Самюэль, вам ли не знать… - пробурчала миссис Гловер, но Самюэль не обратил внимания.

- Мне очень понравилось содержимое флакона – песок. Песок, миссис Гловер, вам продали песок? Сколько же он стоил? Нет, лучше скажите, кто шарлатан, чтобы я посмотрел ему в глаза и потребовал ваши деньги обратно!

- Именно мои деньги, Самюэль, я трачу их как хочу и на кого хочу! Я потратила деньги на Диану и нисколько не пожалела об этом!

- Вы потратили их впустую! – Самюэль сжал флакон в кулаке. – Там, где один гад, будут и другие, они увидят ваши страдания и станут на них наживаться. В конце концов вы отдадите всё и ничего не получите взамен!

- Пусть так, если это поможет Диане…

- Миссис Гловер, вы прислушались хоть к одному моему слову? Они не помогут! Мы будем лечить её современными лекарствами, а не заклинаниями.

Самюэль Бридж остановился перед выходом из дома ведьмы.

«Сколько современных средств способных пробудить Диану я перепробовал? Кажется, все мне известные. – аптекарь взялся за ручку двери, но продолжал размышлять. - Страшно ли будет обратиться к ведьме за помощью?»

Когда долгий сон Дианы только начался, миссис Гловер обмолвилась, что готова пойти на всё ради дочери. Удивительно, как в ней сочетались ревностная религиозность и доверие ко всяким шарлатанам. Может, она стала считать, что молитвы бесполезны? Самюэль надеялся, что нет. Вера всегда была её стержнем. Но он же мог надломиться?

«Уступлю миссис Гловер в первый и последний раз, устрою Джинири проверку. Если ничего не выйдет, то констебли с ней разберутся. Если же она сможет помочь…».

Самюэль вернулся в красную комнату. Ведьма сидела на прежнем месте, улыбаясь и мерцая янтарными глазами. Вновь стоя перед ней, Самюэль старался держаться решительно.

- Я рада, что вы передумали, - сказала ведьма. — Это верное решение.

Будь Самюэль котом, он бы зашипел на ведьму. Фамильярный тон с её стороны непозволителен, он всё же уважаемый человек в городе и требовал к себе почтения.

- Давайте пропустим ту часть, где мне придётся слушать всякий вздор, - сказал Самюэль, сев за стол. - Да, я решился прибегнуть к вашим так называемым чудесам, но вам необходимо постараться. С чего начнём, заглянем в хрустальный шар?

Адаб Джинири ухмыльнулась шире. Откупорив флакон - что принёс аптекарь - она насыпала песок себе в ладонь и стала помешивать большим пальцем, пристально вглядываясь в него.

- Диана проклята. Что-то сковало её тело и душу, что-то держит её в постоянном сне, что-то поглощающее. Нужно найти источник, иначе она никогда не откроет глаз.

- Откуда вам это известно, прочли на песчинках?

Адаб сильно дунула на ладонь поднимая пыльное облако, налетевшее на аптекаря. Песчинки забили нос и рот, кашель не давал позвать на помощь. Самюэль встал, чувствуя дрожь в ногах, быстро распространяющуюся по всему телу; слезящиеся глаза не позволяли разглядеть, в какой стороне арка ведущая в коридор. Неуверенными шагами, хватаясь за мебель, Самюэль двигался к выходу по памяти. Шаг. Второй. Третий, кажется, удался. Что-то не так. Самюэль пытался нащупать на что можно опереться, но рука касалась чего-то мягко, ворсистого. Ковёр! Он лежал на полу, не чувствуя боли от падения. Глаза, замыленные пеленой, превращали свет от ламп в сплошное желтоватое пятно. Пытаясь встать, Самюэль хватался за ковёр, вырывая ворс. Сильный рывок потянул Самюэля в сторону и потащил, будто привязанного к кэбу. Неведомая сила сдавливала грудь при движении, в глазах потемнело, когда же стало невыносимо терпеть боль, всё резко прекратилось.

Зрение постепенно вернулось, свет от ламп исчез, над головой сомкнулся туман. Поднимаясь с сырой земли, Самюэль чувствовал, как по спине пробегает холодок. Мерзость! С холма, где очутился Самюэль, открывался вид на самверширский городок.

Самюэль стал судорожно ощупывать карманы - пропали деньги. Дурак! Чёрт его понёс наведаться к шарлатанке, отравили, обокрали, выкинули на улицу; пожинай теперь плоды.

«Сразу не мог обратиться к констеблям?» - думал аптекарь, спускаясь с холма.

Если по городу разойдётся слух, что его, Самюэля Бриджа, обокрала Адаб Джинири - считай сам отдал ей деньги – он превратится в посмешище, растеряет всё уважение, а аптека перестанет быть достоянием города. Между шарлатаном и обманутым дураком всегда выберут шарлатана.

- Ми… Мистер Бридж, - послышалось женский голос. – Мистер Бридж!

Посреди маленького сквера стояла женщина средних лет, Самюэль узнал её. Его постоянная клиентка, гордая аристократка с прекрасными манерами. Всегда весёлая и заражающая своей энергичностью, но не сейчас…

- Миссис Хатфорт! С вами всё хорошо, пилюли разве не помогли?

Сейчас она ссутулилась, платье достойное знатной дамы было измято, а руки сотрясал тремор. Глаза женщины лихорадочно рыскали по округе. Самюэль ни разу не встречал её в подобном состоянии.

- О, очень помогли, чувствую себя гораздо лучше, - сказала миссис Хатфорт, нервно засмеявшись. - Но знаете, я всё-таки ощущаю лёгкое недомогание, видимо, простуда ещё не прошла. Мистер Бридж, не могли бы вы выдать мне вашего волшебного лекарства? Что-то я снова захворала, кажется это всё из-за миазмов. Не надо было ездить в Лондон. У вас найдётся хоть парочка пилюль?

- У меня нет с собой. Может…

- Как же так? – женщина, обняв себя руками села на лавку. – Ни одной, даже самой маленькой?

- Миссис Хатфорт, - Самюэль сел рядом с дамой. – Сейчас у меня срочное дело, приходите завтра утром ко мне в аптеку, и я вам выдам две пачки по цене одной!

Женщина вцепилась в пальто Самюэля и попыталась притянуть к себе немощными руками. От неё пахло чем-то кислым, голос хрипел:

- Они мне нужны, Мистер Бридж, как можно скорее...

- Я бы рад помочь, но сейчас никак! – вырывался Самюэль, морщась от дыхания миссис Хатфорт.

Аптекарь вскочил, отступая от лавки. Женщина тянулась к нему, лая диким кашлем. Самюэлю казалось, что перед ним старый бульдог, а не аристократка. Подобное поведение он видел только у умалишённых в столичной лечебнице, но никак не ожидал подобного от знати Сомвершира. Тем более у миссис Хатфорт, женщины разумной и обстоятельной. Неужели она подверглась истерии?

Озираясь в поисках помощи – скорее для себя, чем для дамы – Самюэль посмотрел на холм, на котором очнулся совсем недавно. Сейчас там стояла тёмная фигура. Она не казалась плохо различимым силуэтом в тумане, она была объёмной и чёрной, как тень при ярком солнце. Самюэлю захотелось спрятаться.

Протяжный хриплый вдох напомнил о миссис Хатфорт. Аптекарь приготовился отбиваться от обезумевшей женщины, но нападения не последовало. Миссис Хатфорт пропала, вместо неё на лавочке лежала пустая коробочка – «Пилюли Бриджа». Под броским названием теснился текст: «Лучшее универсальное средство, не имеющее аналогов! Оно поможет вам воспрять духом, прояснить разум и укрепить тело. Рекомендуется при простуде, холере, головной боли, раздражительности, истощении, бессоннице, меланхолии, истерии и от иных нервных расстройств».

Собственные универсальные пилюли Самюэль создал три года назад и нисколько не сомневался в их успехе, по его наблюдениям никто ещё не делал столь эффективного средства. Формула лекарства хранилась в строжайшем секрете, что позволило побороть конкурентов, оставив Самюэля Бриджа единственным аптекарем в Сомвершире. Важным человеком, более значимым для города, чем раньше. И если он не доберётся до констеблей до распространяющихся слухов – он потеряет свою значимость, станет посмешищем.

Сквер остался позади.

Само по себе исчезновение миссис Хатфорт не волновало Самюэля, он мог сообщить о её пропаже в полицию, куда вновь направлялся, – они разберутся. Тем не менее, состояние миссис Хатфорт обеспокоило Самюэля. Она сильно потеряла в весе, появилось больше морщин на одутловатом жёлтом лице, а в глаза давно не видели снов. Теперь женщина больше походила на опиумного курильщика.

За размышлениями о метаморфозе миссис Хатфорт Самюэль не сразу понял, что стоит у собственного дома. Он посмотрел на карманные часы - полдень, миссис Гловер должна сейчас наведаться к дочери. Сон Дианы вынуждал семью постоянно ухаживать за ней, этим занимались горничная и миссис Гловер. Каждый день по нескольку раз женщины закрывались в комнате, не пуская никого, чтобы поддерживать в Диане жизнь, не дать ей зачахнуть. Уже полгода. Самюэль не задумывался, сколько усилий вкладывала миссис Гловер, не давая дочке покинуть бренную землю. Нелегко видеть, как увядают близкие люди, а твои усилия не стоят ломаного гроша.

Следовало войти проведать Диану... А что он скажет миссис Гловер? Гордо заявит, что его обокрали, тем самым доказывая свою правоту? Глупости! Сначала нужно закончить дело с ведьмой.

Дорога к полицейскому участку не отличалась особой извилистостью. Самюэль вышел на самую популярную улицу в городе, на которой никого не оказалось. Сверившись с часами, аптекарь ещё раз огляделся - сплошной туман и тишина. Только сейчас он понял, что за проделанный путь по городу ему повстречалась лишь миссис Хатфорт. Самюэль насторожился. Идя через мглу, он не слышал собственных шагов. Даже ветер не шуршал листвой, присыпанной дорожной пылью, больше похожей на золу. Проглядывающие сквозь туман любопытные окна пристально наблюдали за пришельцем.

- Последний раз я чувствовал подобную тревогу в детстве, когда мне пришлось возвращаться домой в поздний час... - Самюэль замолчал, его обеспокоил возникший в мозгу вопрос.

Кому он рассказывал о своём прошлом?

Страх незримо подкрался, пробирая дрожью всё тело. Самюэль развернулся. В постепенно рассеивающимся тумане стояла тёмная фигура. На минуту аптекарем овладела паника, - кто бы ни был перед ним, хотелось бежать сломя голову, подальше от зловещего незнакомца. Самюэль поддался настойчивому желанию.

Каждый ярд до полицейского участка давался тяжелее предыдущего. Дыхание сбилось в мгновение, Самюэль не был атлетом, но стоило потерпеть. Спасение рядом, уже видны очертания здания, массивный парадный вход. Внутри не оказалось ожидаемой суматохи полицейских будней, более того вместо просторного холла Самюэль стоял в тесной прихожей. Не мог же он ошибиться?

В ближайшей комнате послышался смутно знакомый голос, совсем тихий, но отчётливо различимый в сплошном безмолвии. Самюэль вошёл, ведомый порывом не ясным ему самому. У окна - единственного источника света - стояла женщина, задумчиво покручивая пуговицу на платье. Она не обращала внимания на аптекаря, только повторяла:

- Я хотела, чтобы он перестал плакать. Он плакал, я хотела, чтобы он перестал…

Самюэль начал вспоминать её тихий, очень уставший голос. Вспомнил, как она приходила в аптеку, просила «Успокаивающий сироп миссис Уинслоу» для своего мальчика, но Самюэль настоял, что его собственное средство «успокаивает ребёнка быстрее и на более длительный срок». Женщина проигнорировала попытку аптекаря заговорить с ней, её поведение тревожило Самюэля.

В добавок к этому его знобило, взмокшее после бега тело комфорта не придавало, а запах гнили путал мысли. Аптекарь принюхался, источник зловония находился у дальней стены, где стояла детская люлька.

- Я хотела, чтобы он перестал плакать... - продолжала повторять женщина.

В её словах не чувствовалось раздражения, лишь горечь и сожаление.

Тошнотворно-сладкий смрад будто был осязаем, словно покрывал кожу, как мох покрывает дерево.

Любой родитель захочет минуты тишины и самым эффективным помощником являлись разнообразные опиумные настойки. Дав ребёнку совсем немного, можно добиться покоя на весь вечер.

Аптекарь заглянул в люльку. Нескольких секунд ему хватило, чтобы увиденное навсегда осело в его памяти.

Выбежав на свежий воздух, Самюэль, изводя свои лёгкие, старался скорее изгнать запах гнили. Он слышал о смертях детей от успокоительных, так называемых опиумных нянь, не задумываясь, что подобное может происходить в Сомвершире. Вдобавок он к этому причастен. Но так ли это? Такие лекарства поддерживаются медициной, с чего ему взваливать на себя чужое преступление? Но общественность может решить иначе. Кем он предстанет в их глазах, убийцей детей? Как бы на него посмотрела Диана, если бы узнала? Месяцами он не переставал приносить жене новые виды лекарств. Наивно полагая, что одно из них точно поможет побороть неизвестную болезнь, и не задавался вопросом - не эти ли лекарства мешают Диане проснуться?

Под ритм тяжёлых ударов сердца, Самюэль добрался до дома.

Он стоял у пустой кровати жены, белую простынь покрывала россыпь песчинок, напоминающих силуэт человека. На прикроватной тумбочке лежала коробочка «Пилюли Бриджа». Самюэль не раз представлял себе подобную сцену, в каком-то роде примирял траур. Боль не оказалась столь сокрушительной, чтобы свалить его на колени и заставить рыдать. Она защемила всё внутри, давя на рёбра, пока не становилось трудно дышать.

Самюэль не переставал смотреть на кровать, но всё же заметил, что давно не один. На пороге стояла тёмная фигура и в этот раз он не стал убегать от неё. Он понял, к чему всё вело.

- Не знаешь, почему мы не замечаем очевидных вещей? – спросил Самюэль. – Сознательно ли мы закрываем глаза или нами руководит потаённое, прячущееся от нас самих? Предположу, что второе. Стыдливое чувство, которое внушает тебе незыблемо верить ему и только ему. Ты даже не сопротивляешься, позволяя вести себя, ты отдаёшь ответственность.

Аптекарь закрыл глаза.

- Получается, я источник проклятья, я погубил Диану... И других доверившихся мне людей. Играл с их отчаянием, предлагая удивительное лекарство, – Самюэль усмехнулся. - Я не лучше тех же шарлатанов. Если это исповедь перед смертной казнью... Если это исповедь, и ты хочешь знать, осознавал ли я последствия, - да, осознавал.

Самюэль почувствовал, как его обняли, щемящая боль сдавила сильнее. Глаза зажгли слёзы, становилось невыносимо тяжело. Но как водится у всех людей, со временем боль пошла на убыль; и тогда Самюэль услышал дорогой ему голос.

- Тебе стало легче? - спросила Диана.

- Если честно, немного. Да, мне стало легче.

- Я рада.

Самюэль заморгал, избавляя глаза от оставшихся слёз. Он сидел всё за тем же столом в доме ведьмы напротив Адаб Джинири. Дианы нигде не было. Что если он её больше не увидит?

- Не переживайте за свою жену, мистер Бридж, теперь с ней всё в порядке, - голос Адаб звучал глубже, чем раньше.

- Это было на самом деле?

- Это происходит.

Ответ мадам Джинири не удовлетворил Самюэля.

- Проклятье снято?

- На время.

- В каком смысле на время? - голос Самюэля сорвался на последнем слове. - Я принял то, что видел, поверил в ваши чудеса! Признал вину! Разве не это от меня требовалось, не я был источником проклятья?

- Вы кочегар, мистер Бридж, вы закидывали уголь в топку города, делая пламя проклятья жарче. Каждый клиент, что получил от вас пилюли, становился новым очагом. Вы приковали их к себе и за это вас в тайне ненавидят, проклинают. Скопившийся дым от их потаённых мыслей в конце концов осел, воплощая их желание - Самюэль Бридж должен страдать.

- Поэтому Диана уснула?

- Стала первой жертвой. Сон Дианы начало событий для вас гораздо более ужасных. Вы открыли глаза, но мало посмотреть. Устраните последствия, иначе проклятье вернётся.

- Но их было так много, я не помню всех.

- Я не обещала, что будет просто. Возместите, исправьте и исправьтесь сами.

Самюэль молчал, не зная как ответить и стоит ли возражать, ведь признав вину ему стало легче.

- Вам пора домой, мистер Бридж, - Адаб добродушно улыбалась. - Будьте искренним и дальше.

Кучер наблюдал, как мистер Бридж отрешённо шёл к кэбу. Недаром он предупреждал аптекаря на счёт ведьмы. Зачаровала небось, сглазила или ещё какое колдовство свершила. Одни беды от неё!

- Сэр, вы получили, что хотели? - спросил кучер, открывая дверцу аптекарю.

Самюэль Бридж промолчал.

читателей   428   сегодня 1
428 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...