Секретные материалы (лондонское досье)

Нэвил неторопливо шел по улицам вечернего Лондона. Вечерний час пик уже закончился, народу на улицах было немного, и он уже готовился спокойно отправиться домой, но вдруг чья-то твердая рука легла ему на плечо, не грубо, но уверенно притормаживая.

Одну минутку, сэр, подождите, пожалуйста, - не лишенный приятности мужской голос с вполне дружелюбными интонациями не давал повода испугаться или даже просто насторожиться.

Нэвил оглянулся и увидел человека средних лет, одетого как обычный офисный работник, приветливо улыбающегося, но при этом его рука вдруг плавно пошла вниз и крепко ухватила Нэвила за правое запястье, а в левое, не промедлив и секунды, вцепился еще кто-то. Тут же рядом остановилась машина в раскраске обычного лондонского такси, мгновенно открылась дверь и Нэвила профессионально затолкнули на заднее сиденье, не давая шевельнуть руками и заклеив рот куском липкого пластыря. Через небольшой промежуток времени Нэвил сидел в кресле с зафиксированными на подлокотниках руками в неизвестном ему помещении без окон, а его похититель, сидевший напротив за массивным столом, внимательно рассматривал изъятое у Нэвила удостоверение ведущего специалиста Министерства Магии. Волшебная палочка, со всеми предосторожностями извлеченная из внутреннего кармана пиджака Нэвила, была уложена в металлическую коробку с надежной защелкой.

Ну что же, мистер Нэвил, - произнес похититель, - Сейчас мои помощники освободят Вам руки и уберут пластырь. Но хочу предупредить, что наши действия не имели цели причинить Вам вред, а были продиктованы соображениями предосторожности, чтобы лишить Вас возможности необдуманных действий магического характера. Опять же, в целях нашей обоюдной безопасности, я очень прошу Вас не пытаться колдовать. Эта комната оборудована несколькими системами слежения, как управляемыми нашим персоналом в режиме реального времени, так и работающими в автоматическом режиме с электронными датчиками и простейшими механическими устройствами, которые могут сработать от условных сигналов, о которых я Вам рассказывать не буду.

Послушайте, - немного нервно начал говорить Нэвил, растирая освобожденные руки, - не знаю Вашего имени...

Мистер Уэбстер, - представился собеседник, - не так избито, как Смит, но вполне подходит для разговора.

Мистер Уэбстер, это удостоверение - всего лишь шуточная примочка, не более того. Сейчас ведь такое нетрудно сделать. Вы напрасно подозреваете меня в каких-то странных магических способностях...

Мистер Нэвил, если бы я был рядовым полисменом, случайно наткнувшимся на Вас в процессе проверки документов, эта попытка могла бы иметь успех. Но нет. Ваши маги великолепно отводят глаза окружающим, но всё время обманывать всех нельзя. Подобно микроскопической частице, невидимой и неощутимой, маги оставляют за собой след, отчетливо различимый взглядом специалиста. Наши города сейчас покрыты сетью видеокамер и, поставив правильную задачу, можно получить неплохие результаты. В частности про Вас лично — Вы не гражданин Великобритании, не имеете документов и постоянного места жительства, не имеете работы и законных источников дохода. Ведь так?

Но что с того, мистер Уэбстер? Я не нарушаю никаких правил, не вор и не убийца. Что Вам от меня надо?

То, что Вы не нарушаете никаких законов - это очень спорное утверждение, учитывая, что мир магов паразитирует на нашем мире. Ведь ваша магия при всей её внешней эффектности, малопродуктивна. Левитация и невидимость, порталы и иллюзии — это замечательно и достойно восхищения. Для стороннего наблюдателя. Но у вас нет промышленных предприятий и сколько-нибудь развитой сферы услуг. Железная дорога в Хогвардс сделана из нашей рельсовой стали. Золото гоблинского банка выведено из нашей финансовой системы. Биржевые спекуляции, незаконная инсайдерская информация, полученная за счет магических возможностей, это по-Вашему честная игра? Деньги, которыми маги расплачиваются у нас, украдены у граждан Великобритании.

Нэвил потихоньку начал сплетать усыпляющие чары. Он понимал, что громко и ясно произнесенное заклинание будет тут же замечено скрытыми наблюдателями и сплетал магические элементы, чтобы скастовать заклинание по безобидному условному сигналу. А тем временем он затягивал разговор:

Так что же Вы от меня хотите, мистер Уэбстер? Вы собираетесь предъявить мне обвинения в суде? Или закрыть в секретной лаборатории для проведения бесчеловечных опытов? Так мое исчезновение не останется незамеченным. Если Вы представляете какую-то спецслужбу, то можете предполагать, что мне на помощь тоже будет выслан специальный отряд магов. Подготовленный к разным сюрпризам и готовый их нейтрализовать.

Вот видите, мистер Нэвил, мы уже находим точки соприкосновения наших позиций. Вы не отрицаете с глупым упрямством то, что мне уже известно, а я не угрожаю Вам разнообразными малоприятными способами, переводящими разговор в допрос. Что мне нужно от Вас? Для начала, меня интересует список известных Вам, мистер Нэвил, сотрудников Министерства магии. Имена, должности, сферы ответственности и место в служебной иерархии. Поймите, это вовсе не попытка внедрения, шантажа или подготовка атаки на структуры Министерства магии. Просто некоторой информацией из этой области мы уже располагаем и Ваши ответы будут частью перекрестной проверки. С другой стороны, нам нужны надежные контакты. Дело вот в чем - магические возможности ничего не стоят рядом с крупнотоннажным производством. Но некоторые услуги магов были бы для нас интересны. Ваши лечебные практики, экстренные транспортные услуги, отслеживание незаконной информационной деятельности, да много чего ещё. Но нам надо знать, к кому именно мы сможем обратиться в критической ситуации. И заранее договориться о взаимодействии. Или вот еще — глобальные проблемы. То вдруг теплое течение Гольфстрим начинает изменяться в нежелаемую сторону, то нам обещают взрыв супервулкана Желтого камня, то вдруг возникает опасность падения астероидов. Возможность борьбы с такими катаклизмами хотелось бы тоже обсудить с вашими ведущими магами...

Слушая это, Нэвил уже заканчивал подготовку своего заклинания, но осуществить его не успел. На него обрушился дождь шуршащей мишуры, неожиданный и не опасный, но очистивший пространство в комнате от наведенных чар. С легким гудением спрятанный за потолочными плитками механизм начал втягивать выброшенные сверху серебристые нити обратно.

- Что это такое, - спросил Нэвил, отводя от себя липнущие блестянити.

Это одна из мер предосторожности, о которых я говорил, - спокойно пояснил Уэбстер, - Так что имейте в виду, что возможный магический спецназ, который придет Вас освобождать, тоже может столкнуться с целым набором ловушек и нейтрализаторов магии. Впрочем, я не думаю, что такая акция могла быть организована в режиме реального времени. И обратите внимание, мистер Нэвил, я пока не угрожаю и не пытаюсь добиться односторонних преимуществ. Я всеми способами хочу привлечь Вас к взаимовыгодному сотрудничеству.

Мистер Уэбстер, - Нэвил выглядел довольно озадаченным, - глобальные катаклизмы были бы для нас не менее фатальными, чем для маглов. Но поймите меня, я просто не уверен, что магия может помочь справиться со столь масштабными явлениями природы. Скорее всего, наших сил здесь будет недостаточно.

Уэбстер на минуту задумался, явственно просчитывая это заявление Нэвила и прикидывая дальнейшую тактику беседы, наконец он слегка улыбнулся:

Эта информация тоже имеет определенную ценность, мистер Нэвил. Однако, в этом случае мне предстоит направить наш разговор в сторону теории магии и пригласить стороннего эксперта. А Вы пока изложите на бумаге ту информацию, про которую я говорил — имена и должности сотрудников Министерства магии. Подумайте, и Вы поймете, что сама по себе эта информация никому не создает непосредственных угроз. Это просто тот минимум, без которого я не могу закончить нашу беседу.

Оставив на столе несколько листов бумаги и карандаш, Уэбстер вышел, а Нэвил принялся писать, пытаясь не выдать ничего действительно лишнего и ломать голову над тем, было ли вмешательство в его заклинание чисто случайным срабатыванием механического устройства, или его кто-то держит под магическим наблюдением.

Через несколько минут Уэбстер вернулся в сопровождении ещё одного джентельмена, невысокого, но очень коренастого, с большой головой, заросший густыми волосами и каким-то крайне неприятным выражением лица.

Прошу Вас, мистер Олдкупер, приступайте.

Правильно ли я понял, мистер Нэвил, - начал тот, - что ваша магия не использует принципа цепной реакции, чтобы использовать заклинания с самонарастающей силой?

А зачем? - удивился Нэвил, - в абсолютном большинстве случаев огромная сила просто не нужна, не так ли?

Не используется потому что нет потребности, или неизвестна сама методика?

Я не знаю, - Нэвил задумался, - Может быть, кто-то из могущественных магов и умеет это делать, но нас никогда не учили такому.

Понятно. Видимо, развитие наших школ шло разными путями. Мы привыкли запускать процесс с минимальным использованием Силы и разгонять его именно путем цепной реакции. Главное — держать процесс под контролем, иначе избыток бесконтрольной энергии просто уничтожит неопытного мага. И обучение в первую очередь направлено на развитие мысленного контроля над процессом.

Очешуеть, - пробормотал Нэвил, поняв смысл сказанного, - так действительно можно хоть супервулкан заморозить, хоть Гольфстрим развернуть... Однако как бы это лекарство не оказалось хуже болезни! Так ведь можно сжечь целый континент без всяких катаклизмов, просто по ошибке... Сами-знаете-кто и рядом не стоял...

Кто Вы, мистер Олдкупер?!

Тот усмехнулся:

Я вижу, сапиенсы про нас успели прочно забыть. Я Сверхчеловек. Потомок древней расы, ушедшей с Земли в другие миры под натиском человеческих стай сорок тысяч лет назад.

Ого! Сорок тысяч лет — большой срок. И теперь вы собираетесь вернуться? Я не вполне понимаю, как сочетается работа человеческой разведывательной службы с привлечением в качестве консультанта представителя внесистемных магов.

Ключевое слово «спецслужбы». Оно многое объясняет. На Земле мы бывает эпизодически, но попав в сферу внимания спецслужбы мистера Уэбстера, согласились на тайный контакт. И его предложение выступить экспертом, чтобы разобраться в уровне опасности, которую могут представлять собой людям системные маги привело меня сюда. Впрочем, мой интерес здесь тоже имеется.

Однако, отчего же сверхчеловеки не стали победителями в давнем противостоянии с нашими предками? Обычно тот, кто умнее, имеет преимущество?

Смотря в чём. Мы были умнее и сильнее. Но никогда сапиенсы не выходили с нами на честный поединок. Нападали толпой на одного, выбивали дичь с наших охотничьих угодий, размножались вдвое быстрее. Общественное устройство даёт сапиенсам такой бонус, что каждому из них стало не обязательно развивать свой ум, память, аналитические способности, магический контроль. Достаточно сбиваться в стаю и повторять образ действий, найденный методом тыка и приводящий к общему успеху. А то и найти себе удобную нишу и паразитировать на других, как делают нынешние маги.

Это что ещё за сверхчеловеки сорок тысяч лет тому назад? - задумался обиженный этими словами Нэвил, - А, понял! Это неандертальцы, что ли? Хорошее дело, магов, элиту человеческого общества обвиняют в паразитизме то маглы, то потомки первобытных дикарей!

То есть по существу Вам возразить нечего? - спросил Уэбстер, - Но мы уклонились от темы нашего разговора. Мистер Нэвил, пока никто не выставляет министерству магии счет на возмещение убытков, как бы велик он ни был на самом деле. Так что успокойтесь. Мистер Олдкупер, продолжайте.

Итак мой следующий вопрос такого плана — формирование заклинания возможно двумя основными способами. Первый — подробно прописывать алгоритм действий. Куда, как и сколько воздействовать до получения желаемого результата, после чего перейти к следующему шагу. Даже простейшая команда вашей летучей метле «вверх» должна содержать информацию — насколько высоко, насколько быстро, с какой силой. Это сходно с компьютерным программированием. Когда алгоритм готов, он очень легко активируется и может быть применен для широкого круга задач. Но использование свежесозданного заклинания чревато сбоями в работе и требует кропотливой отладки. Второй вариант — вкладывать в заклинание часть своей души, делать его своим продолжением и направлять своей волей до достижения заданной цели, ведь той же метле НЕЧЕМ воспринять магическую команду, если, конечно в неё не вставлен магический процессор. Как правило, в магии используется комбинация обоих способов, но я полагаю, что земные маги предпочитают второй, интуитивный. Или я ошибаюсь?

Нет, всё правильно, - согласился Нэвил, - метод программирования, хотя мы и не используем этот термин, применяется для создания долгосрочных чар, когда процесс должен идти после окончания работы мага.

Ну что же, картина в целом мне ясна, - объявил Олдкупер, - мы вполне можем в некоторых сферах успешно взаимодействовать с земными магами. Но в случае, если возникнет потребность в борьбе с катаклизмом космического масштаба, человечеству будет эффективнее просить помощи у нас. С магами делить нам пока нечего, но если вдруг дело дойдет до противостояния, нашей силе им будет нечего противопоставить. Мы раскатаем их министерство магии в лепёшку, без вариантов. Что до чисто локальных поединков сверхчеловеков с магами, то мне представляется, что здесь сила ничего не решает, а победителем будет тот, кто быстрее и точнее использует свои защитные и атакующие заклинания. При этом системный маг, вкладываясь в свое заклинание, становится весьма уязвим для ментальной атаки. Хм... Пожалуй, мне не следовало этого озвучивать, пока судьба мистера Нэвила ещё не решена...

Остолбеней! - Нэвил послал в Олдкупера заклинание, не дожидаясь продолжения этой зловещей фразы.

Легким движением пальцев противник вызвал перед собой полупрозрачное зеркало, отразившее заклинание куда-то в сторону. Очередные несколько заклинаний, выброшенных обеими сторонами в пулеметном темпе, рикошетили и гасили друг друга. Выпала с потолка запоздавшая подвеска серебряного дождя и тут же была сорвана и отброшена в сторону магическим ударом, Олдкупер сумел завернуть своего соперника в обездвиживающую сеть и протянул руку к ларцу с волшебной палочкой Нэвила. Но в это время начали срабатывать антимагические устройства. Поскольку надежных методов гасить магию у Уэбстера не было, он применил весь ассортимент, отвлечения и дезориентации магов — мигающие лампы, разночастотные сирены, выброс ледяного воздуха с примесью аммиака, системы электромагнитных генераторов. Что-то из них сработало и Нэвил смог освободиться из магической пелены. Ровно в этот момент Уэбстер ударил по руке Олдкупера, не давая ему завладеть волшебной палочкой. В дверном проеме повалились на пол двое охранников, накрытых перед этим заклинанием парализации и вдруг пришедших в себя в неудобных позах. Олдкупер оскалился и выбросил кулак в челюсть Уэбстеру, тот отшатнулся, споткнулся и упал. Охранники ломанулись вперед, чтобы прикрыть шефа и этого эпизода Нэвилу хватило, чтобы схватить ларец со своей волшебной палочкой и прорваться к выходу. Уэбстер, укрываясь за столом от разозленного сверхчеловека, включил дисплей своего прибора слежения и успел увидеть исчезающего в открывшемся портале Нэвила. А Олдкупер не стал больше ни на кого нападать, а сосредоточенно открывал свой портал. Медленно, но неуклонно голубое сияние перед ним приняло форму двери и Олдкупер шагнул в неё, бросив напоследок:

- До следующей встречи, сапиенсы!

 

читателей   96   сегодня 1
96 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...