Сага об Алькарасе. Ученик Мастера

Плохие предчувствия одолевали меня с самого утра. Последний раз такое было, когда Дени Дина и Ююкки занесло на Сигнальную вышку. Если бы я тогда не успел, у меня сейчас не было бы младшего брата.

До сих пор при воспоминании о том, как я стоял и удерживал над головой обрушившиеся камни, по телу пробегает неприятная дрожь...

У Дени Дина беспокойный приятель, который втягивает его в разные авантюры. Они целыми днями где-то пропадают, брат возвращается исцарапанный, грязный, с разбитыми коленками.

- Учитель, Ююкки - не самое лучшее общество для отрока, которому предначертано быть главой Совета, - сказал я после очередной стычки с Дени Дином. В какой раз я (безрезультатно!) пытался вразумить младшего брата относительно его неподобающего поведения.

- Артур, он мальчик. Его время не наступило.

Старая морщинистая ладонь Мастера легла на моё плечо.

У нас с Дени Дином небольшая разница в возрасте. Всего три весны. Но мальчиком меня давно никто не называл, хотя мне только четырнадцать лет. Для всех я - ученик Мастера.

С самого рождения мне определено особое назначение, которому я должен следовать. И я стараюсь оправдать все ожидания, как бы трудно не приходилось.

Мой учитель очень стар. Даже по меркам Алькараса. Ему больше тысячи лет. Он долго ждал переемника. И мне приходилось взрослеть быстро.

Так вот... Встал я, как всегда, рано. Небо едва-едва озарилось предрассветной бирюзой.

Обстановка моих личных покоев довольно аскетична: узкая кровать, шкафчик со сменой одежды и замечательное большое окно с видом на лазурный океан. Ничто не должно отвлекать внимание будущего Мастера от постоянных занятий и тренировок.

Я надеялся, что успею засадить Дени Дина за книги, будущий правитель Алькараса, архипелага из двадцати маленьких островов, должен знать многое. Однако брат оказался хитрее и уже убежал из Башни. Тогда я занялся привычным делом: поупражнялся со шпагой в большом, будто поле для битвы, зале.

Если задрать голову и долго присматриваться, глаза найдут потолок. Иногда зал выглядит как бескрайняя равнина с зелёной травкой, на ярко-голубом небе пухлые, словно нарисованные облака. Сегодня зал был просто огромным помещением с серыми плитами под ногами.

Противником на этот раз было отражение воина, одно из порождений Башни. А так, как никто не знает ученика Мастера лучше, чем она, мне пришлось несладко. Почувствовав желание избавиться от тревожных мыслей, отражение вымотало так, что я просто упал на каменные плиты.

- Купальня, - пробормотал я, из последних сил освобождаясь от одежды.

Я решил проигнорировать вспышку ясновидения. Скорее всего Дени Дин и неугомонный Ююкки прекрасно развлекаются на одном из пляжей архипелага.

Когда Сигнальная вышка начала рушиться, я успел вовремя. Да и сигнал тревоги от брата шёл тогда острый, пронзительный...

Это произошло два года назад.

Сигнальная вышка была древним строением, но почему она решила обрушиться, когда там находился Дени Дин, наследник правителя?

Мастер сказал, что дело расследует Совет, и больше мы этой темы не касались. Мне сообщали лишь то, что положено знать ученику...

Восхитительная вибрация Башни превратила дурные предчувствия в затухающие проблески. Я более всего любил эти моменты: когда Башня перестраивалась согласно моему желанию. Мы с ней ещё не были единым целым, но я очень старался подружиться.

Огромная купальня, выложенная разноцветной мозаикой, находилась в куполообразном павильоне. Стеклянное сооружение словно плыло посредине пылающего оранжевого океана.

В этом месте всегда были фиолетовые бархатные сумерки. Соленый запах смешивался с благоуханием магнолий, что густо росли в деревянных кадках вокруг купальни. Не знаю реальный это был мир или же плод моего воображения...

Учитель не одобрял перемещений за пределы Алькараса. Более того, все путешествия во внешние миры были запрещены Советом. Однако Башня в купальню меня пускала, очевидно, считая это место безопасным. И Мастер закрывал глаза на мои мелкие шалости...

Океан горделиво застыл, пылая оранжевым великолепием. Я распластался звёздочкой, созерцая через прозрачный купол неизвестные созвездия. Утраченные силы быстро восстанавливались, вода в купальне обладала целебным эффектом. Здешнее безмолвие и глубокое, ни чем не омрачённое одиночество завораживали. Кажется, я был единственно живым существом в этом мире...

Однако долго наслаждаться покоем не пришлось.

- Арту-у-ур!!!

Красивейшая симфония безмятежности разлетелись вдребезги.

От столь внезапного появления друга Дени Дина, я резко ушёл под воду. Никогда раньше Башня не пускала сюда посетителей. Фыркая, точно дельфин, я в несколько взмахов подплыл к бортику.

Ююкки тяжело дышал, мысли бились в волнах страха. Зрачки расширены, коричневые глаза огромные, почти черные.

У всех высокорождённых (тех, кто управлял Алькарасом) глаза красивого изумрудного оттенка. Высокорожденных отличают особые умения, которые ставят их выше обычных жителей. Иногда избранные рождались и среди простых людей. Но это было больше исключением.

Выглядел Ююкки ужасно. Порванная одежда, лицо в кровоподтеках. Один.

- Где Дени?!

Ююкки скривился, с невероятным усилием выдавливая звуки:

- О...он п-п-равалил-л-ся в щ...ще...ль... М-м-мол-л-ния...

То, что я увидел в глазах Ююкки, мне не понравилось. Не было никакой молнии, ударившей в землю, как внушили мальчику. И Дени Дин не провалился во внезапно разверзшуюся в пространстве щель.

Всё-таки предчувствия меня не обманули...

Павильон мгновенно преобразовался в личные покои. Я засуетился, одеваясь, неловко стоять голым перед двенадцатилетним мальчиком.

Перетянутая широким ремнем светлая туника, штаны, заправленные в высокие сапоги, дорожный плащ. И - палаш Мастера. Я помедлил, прежде чем снять его со стены.

Палаш мирно дремал в ножнах, обтянутых кожей. Серебряная рукоять тускло поблескивала. Тёмный гранат, вставленный в навершие, кроваво подмигнул, признавая мои намерения.

Учитель был слишком стар, чтобы брать палаш. А я ещё слишком молод, чтобы владеть им. Но мне, как ученику, подчинялось в Башне многое. Вещи чувствовали своего будущего владельца.

Я перетянул лоб кожаным шнуром, чтобы в глаза не лезли волосы. Они у меня густые и тёмные, подобно всем жителям Алькораса.

Ююкки дрожал, молча ожидая, пока я завершу приготовления.

Я легонько сжал плечо мальчика.

- Всё будет хорошо, - пообещал. - Я разберусь.

Прежде всего нужно вернуть Ююкки память. Мне доводилось пару раз использовать ротал. Правда, рядом находился учитель, и человеку не блокировали воспоминания... Что ж, я всегда был прилежным учеником и надеялся, что сделаю всё правильно и на этот раз.

Мы перенеслись в Библиотеку.

Башня никогда не меняла несколько помещений. Огромное хранилище, заполненное бесконечными стеллажами книг, было одним из них. Даже Мастера, которые жили на Алькорасе дольше всех, не могли всё это прочитать. Некоторые секции значились как закрытые. Мастер, а иногда только Башня решали кому и когда читать эти книги.

Стеллажи расходились, словно лучи от центра, где над мраморно-белой пирамидкой со скошенным верхом висел размером с детский мяч ротал. Лит-сен-Гри.

Я подвёл Ююкки к мерцающему шарику.

- Смотри в ротал, Ююкки, - попросил я. - Что ты видел?

Сквозь прозрачное стекло проступило изображение. Расплывчатое, размытое: черный провал, образовавшийся в земле и - Дени Дин, затянутый в него.

Ююкки навязали ложное воспоминание.

Ротал приостановил своё вращение. Он никогда не находился в состоянии покоя. Следуя постоянной вибрации Башни, ротал крутился вокруг невидимой оси. Он был словно зеркало, которое показывало то, что ты хотел увидеть.

Мальчик закачался, забормотал полусонно и заторможенно.

Картинка постепенно приобретала чёткость. Пространство изменилось, дрогнуло, мелькнул человекоподобный силуэт, существо схватило Дени, крылом хищной птицы взметнулся мрачный плащ.

Стекло затуманилось, пошло рябью, картинка померкла...

Ююкки вздрогнул, приходя в себя, глаза выплёснули заново пережитый страх.

- Я вспомнил! - вскрикнул мальчик, касаясь поверхности ротала.

Этого делать не следовало. Лит-сен-Гри не выносил прикосновений.

Изображение вспыхнуло и раздробилось на тысячи маленьких цветных кусочков, как раскалывается зеркало, брошенное с большой высоты.

Ююкки всматривался в шар с застывшей гримасой ужаса, погружаясь в безумный калейдоскоп.

Я погасил изображение, обхватил голову мальчика ладонями, повернул её к себе, приводя Ююкки в настоящее время.

- Спасибо тебе за помощь.

- Что?! Что это было?!

Кто.

Так будет вернее.

Несколько лет назад из вод океана близ Алькараса поднялся Мёртвый остров. Человек, назвавший себя Магистром, попытался проникнуть на наши земли. Совет, в который входили высокорождённые, его остановил, но прогнать Магистра у них не получилось.

Жители Алькараса - потомки древней расы. Нас очень мало. Чтобы выжить и сохранить то, что у нас осталось, мы вынуждены прятаться. Никто из людей Большого мира (так мы называем весь внешний мир, что находится за пределами архипелага) не подозревает о нашей земле.

Как можно спокойнее я сказал:

- Ничего страшного, Ююкки, не произошло.

Он всхлипнул, яростно мотнул головой (тёмные волосы - резко в сторону):

- Думаешь, я не понимаю, не знаю, да?!

"Ох, Дени Дин! Ты не должен был это говорить. Пусть даже тому, кого ты считаешь своим другом".

- Я так не думаю, - я взял мальчика за колючие упрямые локти, - но туда тебе нельзя.

Ююкки утих, но с настырной ноткой спросил:

- Почему нельзя?

- Я не знаю с чем я столкнусь, - честно ответил я, - понимаешь? Передай Мастеру, когда он вернется, послание, и никому не говори о том, что ты сегодня увидел.

Я склонился над письменным столом, придумывая текст. Ююкки бросал умоляющие взгляды, его отчаянные мысли рвали мой мозг.

«Мы клялись друг другу в верности! Это значит - выручать друг друга из беды! А что получается?! Я в стороне?!»

У мальчиков существовал свой кодекс чести. Я впервые по-другому посмотрел на приятеля Дени Дина, которого считал сорвиголовой. Дружба это серьёзно.

- Не имею право брать тебя с собой, - я как можно строже свел брови на переносице. – Дождись, пожалуйста, Мастера в гостевой комнате.

Ююкки стоял и не уходил. А время убегало, словно песок сквозь пальцы.

Я демонстративно повернулся к Ююкки спиной. Хочет смотреть, пусть.

С помощью палаша можно построить портал, но мне пока не хотелось тревожить древнюю силу, мирно дремлющую в серебряном клинке. Поэтому Башня просто перенесла меня на остров, где обосновался Магистр.

 

 

***

 

Это был безлюдный мертвый мир. Все вокруг излучало энергию, которая со дня её существования тратилась на разрушение. Замок Магистра, стоящий на вершине лысой горы, застыл в небе безобразной корявой тенью.

В висках гулко пульсировало, сердце билось неровно, зубчатой болью вонзаясь под рёбра. Я положил ладонь на эфес палаша, мягкое успокаивающее тепло проникло под кожу, я смог дышать ровнее.

Меж камней росли усыпанные шипами кусты, серые, скрюченные ветки шелохнулись и потянулись к моим сапогам. Я зашагал к замку, старательно обходя изломанные заросли.

Меня ждали. Дверь замка, поднимавшаяся при помощи цепей, была опущена.

Я ощутил ауру Магистра, густо чёрную, давящую, мрачную. Он находился в зале на верхнем ярусе, Магистр хотел, чтобы я его нашёл.

 

 

Взбираясь по ступеням спирально закрученной лестницы, я слушал эхо, ожившее от моих шагов. В коридорах по-старинному пылали на стенах факелы, бросая дрожащий полусвет на каменные плиты пола. Эти камни хранили память ушедших лет, и я очень старался, чтобы знания не проникали в меня. Я не хотел ничего чувствовать из того, что помнили эти стены.

Магистр, скрестив руки на груди, стоял в большом зале возле узкого окна, сквозь которое едва пробивался свет. Посреди зала был выложен очаг, который не знал огня сотни лет, стены увешаны гобеленами с тусклым, серым рисунком. Около очага стояла лавочка, деревянная, грубо сколоченная.

- Ты пришёл, - из губ Магистра вырвался свистящий звук, который прозвучал безобразной диссонирующей волной.

Он был невысокого роста, гораздо ниже меня, тщедушного телосложения. Крючкообразный большой нос, черные волосы стянуты на затылке в хвост, глаза превращались в провалы, если в них долго смотреть. Они подчиняли своей воле, лишая собственного разума.

Моя рука непроизвольно легла на эфес палаша.

- Ученик Мастера, силой превосходящий всех живущих на Алькарасе и на близлижайших землях, - прошипел Магистр. - Стоит ли мне опасаться тебя?

По моему телу прошла дрожь. Кожа на лице Магистра натянулась под воздействием мышц, изображая улыбку. Он точно был не из людей Большого Мира. О, звёзды, тогда кто же он?!

- Где брат, Магистр?

Внутри всё дрожало от нарастающей паники. Не переоценил ли я свои возможности? Мне пророчили великое будущее, и все говорили о необычайных способностях. Но что я умел на самом деле?

То, что было у Магистра вместо лица, пришло в движение, брови задергались, изображая насмешку.

- Отчего ты решил, что Дени Дин у меня? - удивился Магистр столь искренне, что я на мгновение пришёл в смятение.

- Я это видел.

- Разумеется. Будущий Мастер. Тот, кто лучше всех знает.

- Он сын правителя, тебя изгонят.

- Они не могут, - Магистр отвратительно ухмыльнулся. - Пытались, но не получилось. А у тебя хватит сил?

- Да, - сказал я, изо всех сил стараясь придать своему предательски дрожащему голосу твёрдость. - Ты сеешь зло. И ты… не человек.

Магистр довольно хохотнул:

- Последнее твое утверждение – верно. Ничего общего не имею с этой глупой бесполезной расой. Вот ты - любопытный экземпляр. Я давно хотел с поговорить с тобой, Артур.

- Зачем тебе Дени Дин?

Я мог бы проникнуть в его мысли, но они были черны, и Магистр так этого хотел...

Он смерил меня долгим насмешливым взглядом. Подошёл ближе. Если бы Магистр хотел, то в этот момент он мог бы меня убить. На несколько секунд я будто окаменел под его гипнотическим взглядом.

- Мне нужен ты, Артур.

Я едва выдернул себя из засасывающего водоворота чёрных глаз.

- У меня есть книга, написанная вашими древними символами, язык этот тяжел, я не понимаю его, да и книга мне не подвластна, но знания, которые там есть, мне нужны. Сядь, - Магистр повелительным жестом указал на лавку.

Ноги против желания подогнулись. Я подумал, что было чрезвычайно глупо отправляться сюда одному...

- Ты уже в достаточной степени владеешь тайнописью, не так ли?

- Не всякое знание может быть доступно простому человеку, - произнес я одну из древних истин.

- У меня твой брат, - напомнил Магистр. - Сделаешь то, что мне нужно, и я отдам тебе ключ от узилища и расскажу, как его найти. Мальчик очень напуган, плачет, хочет домой...

Магистр вытянул вперед руки, словно доставая из пространства что-то невидимое. Мне на колени упала толстая книга в мягкой телячьей коже с обсыпавшейся позолотой на вытертых знаках. Не открывая, я знал, что это она, Книга Судеб, написанная в столь давние времена, что её существование стало легендой.

- Откуда она у тебя? - изумился я. - Это знание для посвященных!

Такие сочинения хранились в Библиотеке в закрытых секциях. Я очень хотел прочитать некоторые, но мне пока не дозволялось.

- Ты научился видеть будущее? - спросил с усмешкой Магистр и наклонился, чтобы его опасные провалы глаз были ближе к моим. - Твой брат станет правителем?

Я видел судьбу Дени Дина так же четко, как океан по утрам из окна своей комнаты. Редко случается, чтобы два брата были судьбоносцами, говорили, что это к великим событиям...

Я медленно кивнул, наивно полагая, что Магистра может остановить моё знание.

- Так он не станет, - жёстко проговорил Магистр, - если я не узнаю, что написано в Книге Судеб.

- Ты не посмеешь! - воскликнул я. - Тебе не простят смерти Дени Дина!

- Неужели ты не любишь своего брата? – вкрадчиво зашелестел голос Магистра. - А ведь ты можешь забрать его с собой.

- Мы состаримся и умрём, прежде, чем я дойду до конца! - сказал я в отчаянии. - Книга Судеб хранит в себе больше, чем кажется! Здесь тысячи страниц! А один символ - это история чьей-то жизни!

- Глупец! Меня интересует грядущее, читай, где написано про тебя, Артур.

Мои пальцы дрогнули, коснувшись бархатной поверхности. Книга ожила, открылась, подчиняясь будущему Мастеру. Тонкие, пожелтевшие от времени страницы зашелестели. Я завороженно слушал их трепетный шёпот, жадное желание владеть тайнами, сокрытыми в древних знаках, завладело мной всецело. Я больше не мог противостоять...

Глаза отыскали письмена, повествующие о моем рождении. Искусно переплетенные линии символов заговорили голосом древнего Мастера, начертавшего Книгу.

« …В лето, когда поднимутся тяжелые волны, и океан будет свирепствовать весь лунный цикл,

Возникнет из пучин морских остров и принесет он бед немало жителям земли благословенной.

И в том будет испытание отроку, отмеченному печатью высокого предназначения.

Придет он от звёзд далеких с мыслью об изменении великом

И силой, несравненной ни с кем из смертных краткоживущих,

Обременен он будет.

Всё Сущее он потрясать способен..."

Знание вливалось в меня сильным потоком. Видения прошлого перемешивались с событиями, что ещё не произошли.

Я осознал, кто мы. Откуда пришли. Почему сокрыли знания... В неизмеримо далёком прошлом нас считали богоподобными...

Советом высокорождённых владел страх. Они пытались удержать старые порядки, созданные сохранить останки древней, в прошлом - великой цивилизации.

- И видел будущее, читал я знаки, мысли, и устремления людей, - я поразился, насколько сильно влияние Книги, что всё моё существо подчинилось ее языку, ритму…

- Что ты увидел?

Я посмотрел на Магистра прямо, больше не боясь захлебнуться в злобе, исходящей от этого существа.

- Ты должен немедленно покинуть земли Алькараса.

Палаш издал резкий свист, покидая ножны. Сверкающее серебро клинка предостерегающе блестнуло, подтверждая серьёзность моих намерений.

Магистр зашипел. В руках у него появилось странное оружие, вместо лезвия - сплетённые между собой потоки чёрной энергии, потрескивавшие от большого напряжения.

- Я уничтожу тебя, мальчишка!

Палаш стремительно и легко отбил все потоки, полетевшие в мою сторону. Сила древних жрецов, одной мыслью меняющих мироздание, пробудилась. Не я, она владела мною. Я стал продолжением серебряного клинка.

Сражение было коротким.

В глазах Магистра заметался страх. Он не ведал, что такое возможно. Лезвие его меча быстро истончилось, палаш разрезал последние потоки, больше похожие на струйки дыма.

- Я уйду с Алькараса, - прохрипел Магистр, съеживаясь, и становясь маленьким и жалким. - Ты победил, Артур. Я подчиняюсь тебе.

Палаш замер, ожидая моего решения. Он выполнил свою защитную функцию и был готов уснуть. Это оружие создавалось не для уничтожения.

Я заколебался. Существо, стоящее подле меня, было насквозь пропитано чёрной злобой и ненавистью ко всему живому. Но я ни разу не убивал.

- Возьми ключ, без него дверь не открыть.

Магистр, подобострастно согнувшись, протянул сделанный из тёмного металла стержень.

- Где Дени Дин?

- Винтовая лестница, по которой ты поднялся, приведёт тебя в подземелье, - Магистр льстиво улыбнулся. - Там ты найдёшь дверь в узилище.

- Сегодня до заката ты должен покинуть остров, - приказал я.

- Хорошо, Артур, - смиренно произнёс Магистр, а в чёрных глазах его затаилась нечеловеческая ненависть.

И снова я засомневался, правильно ли поступаю, сохраняя этому существу жизнь?

 

 

В подземелье мною вновь овладело плохое предчувствие. Наверное, дело было в густой чернильной темноте. Факел тускло чадил, его света хватало лишь на то, чтобы увидеть ноги. Дорогу мне подсказывал ключ, он становился холоднее по мере того, как мы приближались к искомой двери.

Никогда в жизни мне не было так плохо. Каждый шаг давался с огромным трудом, больше всего на свете я боялся, что факел погаснет. Эта тьма была такая плотная, вязкая, казалось, я задохнусь, если она станет полной.

Пальцы онемели, ключ покрылся изморозью. Я переложил стержень в другую руку, боясь его потерять. Ледяной холод проник в меня так глубоко, что мысли застыли.

Почему-то я даже не вспомнил о палаше.

Наконец, дверь, нашлась. Ключ нырнул в скважину с лёгкостью тяжёлого предмета, ушедшего под воду. Факел затушило сильным порывом ветра. Мне должно было показаться это странным. Откуда в подземелье быть движению воздуха?

Тело облепило нечто тугое и клейкое. А когда я попытался пошевелиться, меня сдавило так, что из грудной клетки со свистом вышел весь воздух, и я, кажется, потерял сознание.

 

 

Раскалённый огромный шар плыл в пустоте. Он втягивал в себя всё пространство, стремясь сделаться сгустком большой массы, чтобы дойти до критической точки и взорваться. И слабо, совсем слабо, мерцали крошечные точки – звёздочки, несущие в себе информацию и того, что произошло, и того, что будет…

Оранжевый шар поглощал их с жадностью оголодавшего зверя. Одна из точек - звёздочек преодолела пульсирующий комок боли (это была именно боль). Этого крошечного осознания хватило, чтобы я смог разлепить ресницы.

- Это древняя и надёжная ловушка, - донёсся из дальнего далёка насмешливый голос Магистра. - Каково это чувствовать себя беспомощным? Что может ученик без своего палаша?

- Чего тебе надо? - прошептал я. Ощущения были ужасные. Мне хотелось нырнуть обратно в спасительную бессознательность, лишь бы не чувствовать, как рвутся мышцы, а кости перемалываются в порошок.

- Твои знания. О чём ты прочитал в Книге Судеб?

- Я мало, что разобрал. Древний язык тяжёл, а я - всего лишь ученик.

- Упрямый мальчишка, - прошипел Магистр. - Твой брат всё ещё у меня. Кому из вас умереть первому?

- Тебя нужно было убить, - прошептал я, едва двигая губами.

Магистр оглушающее громко расхохотался.

- Не пытайся выбраться, кокон поглощает любую энергию. Тебя просто раздавит. А если ты себя убьёшь, Артур, как Алькарас будет жить без Мастера?

Я всё-таки попытался освободиться. Тело замерло в предчувствии страшной боли. Я заставил нервные клетки собрать всю энергию, какую только можно. Её было немного, но мною двигало отчаяние.

Рыжий шар сердито запульсировал и надвинулся, поглощая меня без остатка. Я оказался в эпицентре огненного кошмара. Это было похоже на то, как если бы тебя поджаривали живьём. Вот только я никак не мог сгореть...

 

 

Ладонь Магистра лежала у меня на лбу. Он удерживал ужасную боль, как это раньше делал Мастер. Я плохо осознавал, что происходит. По всей видимости, я лежал, и тело больше не опутывала энергетическая паутина, но пошевелиться я всё равно не мог. Кокон опустошил меня полностью.

- Ты находишься на грани жизни и смерти, - вкрадчиво заговорил Магистр, - Мастера рядом нет, помочь тебе некому. А я ничего не делаю даром.

Он наклонился – я почувствовал смрадное дыхание – и прошептал:

- Тебя предали. Здесь был Совет. И Мастер. Они забрали Дени Дина, а ученика оставили. Высокорожденные выбрали его. Не тебя, Артур.

Я удивился, что могу что-то чувствовать. Я поверил в слова Магистра сразу, словно он был другом.

- Получается, не все предсказания сбываются? - ухмыльнулся Магистр.

Я лежал, исполненный невыносимой горечи, и мои губы не могли произнести ни звука.

Я должен быть Мастером, это моя цель, моё предназначение. Всё, что я делал, тренировки, корпение за книгами, посвящены одному. Мне нельзя умирать!

- Я могу погрузить тебя обратно в пучину боли. Хочешь ли ты того?

Я буквально ощутил его кисть. Тяжёлую, с неестественно гибкими, скрюченными пальцами. Большой палец слегка давил на висок, а мизинец лежал на переносице.

- Нет, - выдохнул я.

- Хорошо. Ты умнеешь, мой мальчик. Отомсти им всем. Мы вернёмся на Алькарас вместе. В Совете одни глупцы, я говорил с ними, чванливые и надменные людишки. Что они рядом с тобой? Мастер - глубокий старик, его силы на исходе. Ему пора уступить место...

Я закрыл глаза. Магистр продолжал нашёптывать пропитанные ядом речи, опутывая меня чёрным облаком своей ауры.

До Книги Судеб я не в полной мере понимал, что такое Башня. На Алькарасе Мастера считались хранителями знаний. На самом деле, мы являлись теми, кто охраняет Башню. Она связывала все миры воедино и берегла для нас бесценные знания. Башня - Источник. Душа Алькараса. Именно она выбирала ученика Мастера. Она определяла, когда приходило время нового хранителя...

Башня не могла позволить мне умереть.

И я сделал то, на что раньше бы не осмелился. Ибо это могло означать прекращение жизненного цикла учителя. Но я не мог поступить по-другому. У меня не было иного выхода.

Я призвал Башню.

Она откликнулась сразу, будто ждала этого момента. Её чудесная вибрация вошла в меня живительной волной. На этот раз поток был настолько мощный, что я мгновенно превратился в светящийся объект. В Магистра полетела энергия невероятной силы. Пространство вокруг заполыхало. Магистр поменял обличье, его наружная человеческая оболочка лопнула, зеленая кровь брызнула из-под его истинного отвратительного облика. Магистр закричал от раздираемой боли. Я почувствовал, как жизнь покидает его.

На тыльной стороне моей левой ладони тускло замерцал знак - скрученная лента в виде восьмёрки - символ бесконечности. Я перестал быть учеником.

- Домой, - попросил я у Башни.

Пространство на очень короткое время, равное взмаху ресниц, стало чёрным.

В следующий миг я уже находился в комнате, где было много света.

 

 

***

 

Учитель сидел на моей кровати. Сверкающая серебром голова низко опущена. Высохшие пальцы, согнутые от старости, лежали на остро обозначенных под тканью коленях.

У меня перехватило в груди. То, что от него осталось... Я никогда не задумывался, как уходит старый Мастер. Это было... очень грустно...

- Я знаю, о чем ты думаешь, мой мальчик, - сказала проекция учителя. – Время пришло. С рождения ты был отмечен. С тех древних времен, когда писалась Книга Судеб, Алькарас не знавал такой мощи у Мастера. Совет и народ привыкли жить по старым порядкам, им будет трудно понять тебя... Они ещё не готовы...

- И поэтому вы предали меня?

- Не я, - покачала головой проекция учителя. - Я верил в тебя. Знал, что справишься. И видишь, я - прав.

Проекция учителя улыбнулась, покачала седой головой.

- И да даруют тебе, Мастер, мудрость правления.

Он потянулся ко мне ладонью, испещренной глубокими узорами морщин.

Я протянул свою. Прозрачная ладонь учителя, лишённая знака бесконечности, лишённая жизни, прошла через мою.

Я заплакал. Не было в мире человека ближе, роднее для меня...

И стены Башни родили далёкий, гулкий звук, исполненный глубокой грусти, разнося его по всем уголкам Вселенной. Люди на Алькорасе, почувствовав утрату, опечалились. Мир покидал старый Мастер, хранитель Башни.

- В сердце твоем да пребудет свет сотворения всех вселенных, - сказал учитель, делаясь совсем прозрачным и почти невидимым. - Ложись спать, наберись сил...

- Ты ещё придёшь? - задал я глупый вопрос.

- Тебе больше не нужна моя помощь, Мастер, превосходящий всех.

 

 

Странно, но я уснул. Мой сон был глубокий и безмятежный. День, ночь, следующий день...

Меня разбудил посланник Совета Киу Раан. По гулу, доносившемуся из окна, я понял, что прошло много времени. Безмятежность водной глади сменилась глухим рокотом волн, которые беспокойно бились о скалистый берег.

Киу Раан низко поклонился, взглядом пожирая знак бесконечности на моей левой руке.

- Совет хочет поприветствовать юного Мастера и приглашает в церемониальный храм.

- Хорошо, - сказал я, чувствуя досаду и раздражение, так как не знал как вести себя с теми, кто совсем недавно обрёк меня на гибель. - Дай мне переодеться.

Киу Раан согнулся ещё ниже.

- Не мог бы ты отвернуться? - недовольно бросил я.

За то время, пока я спал, моя комната изменилась. Её границы расширились, аскетичная обстановка исчезла. Появился большой круглый стол со стульями, напоминающими трон, резной комод с множеством ящичков, несколько окон. Башня позаботилась, чтобы ни одна вещь не напоминала кабинет учителя. И вместе с тем здесь было всё, что мне необходимо. Я распахнул дверцы шкафа. Одежда тоже была другая. Я выбрал черные штаны и кожаную с серебряным шитьём куртку, давно хотел иметь такую. Эти вещи были из внешнего мира. Моя детская мечта исполнилась и я просто не мог удержаться.

Я снял со стены палаш. Тому, что он вернулся на своё место, я не удивился. Клинок подчинялся только Мастеру и никому более. Темно-красный рубин заговорнически блеснул.

- Юный Мастер собирается на войну? - забеспокоился Киу Раан. - К чему тревожить древние силы?

- Ты смеешь указывать, что нужно делать? - рассердился я.

Киу Раан попятился. Словно боялся, что мой гнев испепелит его на месте.

- Церемониальный храм, - сказал я, совершенно не заботясь, попадёт туда посланник или нет.

Высокорождённые сидели в красных бархатных креслах, оживлённо переговариваясь. Все, как один, в белых тогах с широкими пурпурными горизонтальными полосами. Двенадцать кресел по числу персон. Ни больше. Ни меньше. Равновесие и порядок во всём.

При моём появлении в зале тотчас установилась тишина. Я вежливо склонил голову, приветствуя Совет.

Напрасно я надел куртку. Я непростительно забыл, что вещи из Большого Мира не приветствовались на землях Алькораса. Я кожей ощущал осуждение Совета. Тога более приличествовала ситуации. Настороженные глаза высокорожденных смотрели на новоявленного Мастера, пытаясь проникнуть в мысли. Мне стало очень зябко и неуютно.

Они не были моими врагами, но Совет считал меня тем, кто несет угрозу Алькорасу. Хотя всё, что я пока сделал - это отправился выручать брата и сразил Магистра.

- Приветствуем тебя, Артур, - за всех сказал, Эра Нот, правитель Алькараса, глава Совета и мой отец. - В сердце твоём да пребудет мудрость правления.

Суровое лицо, изрезанное глубокими морщинами, прямая спина, не знавшая поклонов. Холодные зелёные глаза беспощадно проникали внутрь, вытаскивая сокровенное. Эра Нота было трудно любить, Дени Дин в присутствии отца становился шёлковым и примерным. Ну а я с младенчества жил в Башне и не испытывал тёплых чувств к тому, кто являлся моим отцом по факту рождения. Мы практически и не виделись. Теперь наши аудиенции станут чаще.

- И тебе долгих лет, наполненных служением долгу, - изрёк я то, что полагалось.

- Мы собрались здесь, чтобы воздать должное силе юного Мастера, - сказал Эра Нот.

- Благодарю вас, - я постарался говорить уверенно, твердо, - это большая честь - предстать перед вашими очами. Скорблю вместе с вами о моём учителе. Но время пришло. И я готов.

Я выпрямился, чтобы казаться выше. Взрослее. Пытаясь забыть, что мне всего лишь четырнадцать лет.

- Твоя ноша тяжела, - продолжил Эра Нот. - Такие испытания не каждому выпадают на долю. Мы поможем перенести утрату учителя. До совершеннолетия, Артур, ты будешь жить на Южном острове, постигая мудрость правления под руководством опытных наставников.

Я ожидал чего-то подобного. И всё же сказанное вслух поразило настолько, что я на мгновение потерял дар речи. Пальцы невольно легли на эфес палаша.

- Мы не враги, - строго произнёс Эра Нот. - Но ты выйдешь, Артур, отсюда через восточные ворота в сопровождении охраны.

- Я под арестом? - спросил я срывающимся голосом.

- Ты под защитой, - ответствовал Кира Лотте, главный советник, правая рука отца.

- Вы нарушаете закон, - я вдруг очень начал уставать. Мне захотелось сесть на пол, закрыть голову руками и ничего не видеть и не слышать. По меркам Алькораса совершеннолетие наступало в тридцать лет. Но случилось то, что случилось. И повернуть время вспять было нельзя. На левой ладони тускло мерцал знак Мастера - скрученная лента в виде восьмёрки.

- В Совете нет ни одного несовершеннолетнего, - укоризненно качая головой, произнес Эра Нот. - Не может мальчик управлять Алькарасом.

- Моё место - в Башне.

- Разумеется, - продолжал увещевать Кира Лотте. - Как только подрастёшь.

- Я был достаточно взрослый, чтобы сразить Магистра.

- Ты угрожаешь Совету? - вкрадчивым голосом поинтересовался Кира Лотте.

- Вы все знаете, что произошло на Чёрном острове... Нет, я не угрожаю. И сделать вам ничего плохого не хочу. Но я никуда не поеду.

Я опустил голову. Нет, не донести до них. Они просто не желают понимать.

- Хотите вы того или нет, я - новый Мастер. Хранитель Башни. И значит - выше Совета. Так написано в ваших законах. Поэтому - исполняйте!

Я не ожидал, что эти слова вырвутся так резко.

- Пока незыблема твердыня, и страж, что охраняет границы миров при ней, благословенна наша земля. Мир и процветание в Алькарасе.

- Мир и процветание в Алькарасе, - послушно забубнили высокорожденные.

Я отпрыгнул в сторону вовремя. Тугая сеть тяжело шмякнулась на то место, где я стоял.

Я попятился к выходу, но там уже толпилась стража. Они косились на мой палаш и явно не горели желанием связываться с тем, кто одолел Магистра

- Ладно, - я сцепил зубы и высвободил клинок. Древнее серебро заблистало, напоминая о моём праве.

Кто-то по заичьи заверещал:

- Магистр навёл на мальчишку порчу!

Я горько засмеялся. Когда я был учеником никто не называл меня мальчиком, и вот я - Мастер. И сразу - мальчишка.

Я не стал с ними спорить. Прочертив в воздухе огненную полосу, я построил портал и просто ушёл. Они, что думали: я не умею строить порталы?

 

 

В покое меня не оставили. Совет полным составом пришёл ко мне снова. Но я заперся в Башне и не выходил. Глупо, конечно. Нам стоило договориться. Я вел себя, как обиженный ребёнок, точно.

Я сел прямо на пол, скрестив ноги, устроил локти на коленях и бездумно наблюдал за медленным вращением ротала. Мной овладело апатичное настроение. Надо будет сидеть так вечность, буду сидеть. Попробуйте выцарапайте меня из Башни...

За спиной раздались мягкие, почти неслышимые шаги. Кто-то маленький, невесомо лёгкий крался по Библиотеке.

Я обернулся.

На меня уставились огромные янтарные глаза, лишённые зрачков. Короткие огненно - рыжие кудряшки образовывали светящийся ореол. Черты золотого лица - нежные, я решил, что это - девочка. Существо было одето в короткий хитон медового цвета, падающий складками, острые коленки торчали, как у кузнечика. Ноги босые, ступни крошечные, кукольные с заострёнными коготками.

- В этом облике мне нравится называть себя Арабелла, - сказало существо мелодичным голоском, похожим на перезвон хрустальных колокольчиков.

- Ты душа Башни, - прошептал я. - Её энергетическая искра. - Я всегда знал, что ты - живая.

- Конечно, мой Мастер.

Я протянул руку, Арабелла - свою, и в меня вошла та самая упоительная вибрация, смывая все ненужные ощущения: обиду, апатию, горечь, разочарование.

- Всё, что ты делаешь - верно, - Арабелла говорила, а её голос словно звучал внутри меня, даря гармонию и безмятежность, - ибо ты - Мастер. С тобою пребывает сила, которая дарована предками. Удел избранного - бесконечное служение народу Алькараса.

- Они бросили меня на Мёртвом острове. Оставили у Магистра, - пробормотал я.

- Совет боится. Прости им, Мастер. Мудрость твоя велика.

Иного от Башни я не ожидал.

- Мне нужно выйти и говорить с ними.

- Да, - лицо Арабеллы засияло тысячами солнц. - Мне не нравится держать свои двери закрытыми.

- Конечно, - пробормотал я. - Извини. Ты покажешься Совету?

Отклика не последовало. Та, что пришла в образе девочки, исчезла. Но она продолжала присутствовать в виде бесконечных стеллажей, древних фолиантов, в качестве стен, винтовых лестниц, мозаичных окон.

- Арабелла, - тихонько позвал я.

Башня не ответила, но я знал: она слышит и ждёт определённых действий от своего хранителя.

Отныне и навеки я - Мастер и поступать надлежит соответственно.

Я решил спуститься традиционным способом. Воспользоваться мгновенным перемещением казалось сейчас ребячеством. И, честно говоря, хотелось оттянуть встречу с Советом. Библиотека находилась на верхнем ярусе, так что несколько минут в запасе у меня было.

На пятом лестничном пролёте я встретил Дени Дина. В таком обличье я не видел брата давно. Аккуратный, одежда чистая, волосы гладко причесаны. Мечта любого родителя.

Приличный ребёнок исчез очень быстро. Дени Дин взвизгнул и, подлетев, повис у меня на шее.

- Артур! Мастер...

- Мы братья, помнишь? - я поднял подбородок, заглядывая в изумрудные глаза мальчика.

- Спасибо, что приходил за мной, - худые плечи вздрогнули от недавно пережитых страшных событий.

Я крепко обнял братишку.

- Так было всегда, и так будет впредь. Теперь говори, что велел передать отец.

Дени Дин вздохнул. И выпалил, чтобы как можно быстрее избавиться из возложенной на него миссии:

- Отец просил сказать... У него не было намерения тебя оскорбить. Он просит выйти и поговорить. Они принимают нового Мастера.

Мне оставалось только гадать, что вызвало в правителе Алькараса столь разительные перемены.

Дени Дин схватил мою руку, словно боясь, что его брат сейчас растворится, как это недавно сделала Арабелла.

- Уже отдали указ готовиться к чествованию нового Мастера, - радостно затороторил Дени. - Народ собирается на главной площади, чтобы успеть занять лучшие места. Ююкки тоже там. Тебя все ждут!

Я взъерошил гладко расчесанные волосы Дени.

- Если все ждут, надо идти.

Ступеньки винтовой лестницы расширились, чтобы нам с Дени Дином было удобнее спускаться вместе.

- Ух ты! - удивился Дени трансформации. - Как это происходит?

- Она нас чувствует. Я же хранитель Башни, забыл?

- Ой!

Лестница сделала последний виток и зависла над выложенной шестиугольными плитами площадью, где томились от долгого ожидания высокорожденные.

Это было эффектно и красиво. Мастер, спускающийся к Совету с небесной тверди. Все высокорожденные, включая отца, склонили в поклоне головы. Лестница продолжала висеть в воздухе, и я к этому не был причастен, сама Башня демонстрировала Совету мою значимость.

- Мастер, народ собрался на главной площади, чтобы выказать тебе своё почтение и готовность слушать бесконечно мудрые речи нового хранителя, - сказал как ни в чём не бывало Эра Нот.

Как будто не было того неприятного инцидента в церемониальном храме.

Я тоже сделал вид, что ничего такого не произошло.

- Мы все здесь для того, чтобы исполнять свой долг, - произнёс я что должно.

- Тогда нам следует поспешить, - предложил Эра Нот.

Лестница мягко опустилась на светло-серые плиты. Моя одежда приняла подобающий случаю вид: шафранного цвета тога и белый плащ с алой подкладкой. У левого бедра на перевязи - палаш.

- Вот это да! - воскликнул Дени Дин.

Эра Нот строго взглянул на младшего сына, осуждая его несдержанность, но вслух ничего не произнёс.

А мне как-то сразу стало легче. Предстояло многому научиться, однако теперь я был уверен, что со всем справлюсь. Я не был один. Отныне мы были поистине вместе: хранитель и его Башня.

 

 

***

 

 

На этом я собираюсь закончить свою историю.

Говорили, на празднике я произнёс блистательную речь. Честно говоря, это не отложилось у меня в памяти. Нужные слова порой вспыхивают сами, и ты произносишь то, что ожидают. Потому что есть традиции, и так поступали все твои предшественники.

Как и положено, я сотворил с помощью палаша сверкающую дугу, опоясавшую весь архипелаг, это делали все Мастера. На Алькарасе не осталось ни одного человека, кто бы такое видел, так долго жил мой учитель. Я был символом будущей жизни, залогом благополучия архипелага.

Люди были счастливы от увиденных чудес, я оглох от восторженных криков. В первых рядах толкался Ююкки, я помахал ему, и мальчик аж засветился. Теперь будет рассказывать, как я отважно себя вёл, собираясь сразиться с Магистром, вспомнит и про Сигнальную вышку...

Это был долгий и утомительный день. Честно говоря, мне, привыкшему к уединённой жизни, тяжело находиться в центре внимания. И как только представилась возможность, я вернулся в Башню.

Я сразу почувствовал произошедшее изменение. В Башне открылся ещё один ярус. Коридор, у которого не было ни начала, ни конца. Этот ярус был запечатан столь давно, что от осознания сего факта захватывало дух. Дальше купальни, дрейфующей посреди оранжевого океана, меня не пускали. Став хранителем, я получил бесконечные возможности.

Белый свет размывал границы, я с детским восторгом смотрел на бесконечный ряд почти одинаковых дверей, за каждой - особенный мир, полный тайн и приключений. Башня ждала, готовая открыть любую дверь, её желание было сходно с моим.

 

То, что я задумал, не одобрил бы ни один член Совета, включая моего учителя. Я всегда старался быть прилежным учеником. Сейчас же хотелось нарушить все правила. Книга Судеб не оставила меня прежним.

Возможность шагнуть в другие миры будоражила настолько сильно, что я какое-то время просто стоял, собираясь с мыслями.

Куда я хотел попасть? Что увидеть?

Чудеса всех вселенных лежали у моих ног.

Когда не знаешь с чего начать, нужно сделать хоть что-то.

Пальцы коснулись бронзовой ручки в виде львиной головы. Замок мягко щёлкнул, и я, затаив дыхание, шагнул в первый мир...

 

читателей   101   сегодня 1
101 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...