Ренг

Мать вмиг оказалось у реки. Как безумная, женщина металась по берегу реки; её бил холод, несмотря на жаркий весенний день. Она выискивала дерево, верёвку или ещё что-нибудь, что можно кинуть в реку.

- Помогите! – она ревела - Спасите его!

Остальные женщины ничего не желали сделать. Конечно, было бы жалко, если бы её сын погиб. Но с другой стороны, она молодая, ещё нарожает. В чём проблема? Муж у неё здоровый, почтенный мужик. А лезть в реку, чтобы выуживать её сынка из течения реки, нёсшей его на камни, не хотелось. Дети, которые кричали, своему товарищу с берега, старались держаться от матери подальше. Они всячески подбадривали друга, смутно понимая, что камни, находящиеся под водопадом закончат его жизнь.

Мать решила броситься в воду, чтобы плыть за сыном, но рука старухи остановила её:

- Не надо, ты ничем не поможешь.

- Но… - сил говорить у матери не было, она упала на колени и зарыдала.

До её почти помутившегося рассудка не сразу дошло, что люди рванули от реки прочь, стараясь укрыться. Женщина пересилила себя и подняла голову. Лучше бы она этого не делала! Сердце её сжалось, тело стало, как будто из камня. К её сыну приближался вампир!

 

«Откуда? Почему? Как?» - билось в её голове, - « Лучше бы его снесло на камни…»

Не в силах отвести взгляд она продолжала смотреть.

Трёхметровое существо спикировала в низ, и длинными когтями схватило мальчика. Помогая себе крыльями, стало подниматься вверх. Мальчик пробовал сопротивляться, даже извернулся и достал до лапы монстра. Вампир чуть не выпустил ребёнка. В его глазах мелькнула досада? Вампир прекратил набирать высоту, долетел до берега и скинул мальчика на песок. Потом развернулся и будто недовольный собой, как показалось женщине, полетел противоположную от людей сторону.

- Что это было? – раздались голоса у неё за спиной. Судя по звукам люди, начали спускаться из укрытий.

До женщины не сразу дошло, что её сын жив. Радостная, но ещё не пришедшая в себя, она, подбежав к нему, стала его успокаивать. Мальчик плакал.

- Что это было? Это что? – замолкла одна на полуслове.

- Это было то, что мы видели, - сказал старуха, - Её сына спас вампир.

- Но это невозможно! Это и потом….

- Бог Кру милостлив, - патетично сказала старуха.

- Нет никакого Кру, - сказала женщина, - Есть только король-защитник. Ты, что, в канцелярию захотела?

- Всё равно. Как говорится в пословице: Коль от вампира ты убёг, то будет у тебя конёк.

- Но не убёг, - засомневалась критик, - Мне показалось, что вампир сам его отпустил.

- Разве вампир может кого-нибудь отпустить? – сдавленно засмеялся старуха с неё и остальные, - Наверное, это тварь, просто не могла его дотащить до логова, да и бросила. В любом случае работать надо, а не лясы точить. Забираем детей и идём. Хватит на сегодня приключений.

На этом и решили остановиться, смутно понимая, что истинная причина произошедшего может поколебать их мировоззрение.

Мать тем временем пришла в себя, слёзы в её карих глазах почти высохли. И гораздо раньше успокоившийся сын описывал свои впечатления, повиснув на шеи у матери и поглаживая её каштановые волосы. Из его рассказа понять она ничего практически не смогла, речь была сбивчивой. Только было ясно, что вампир – женщина и у неё красные глаза. А самое странное – она специально спасла её сына!

 

Мирия подвергала себя огромному риску, перемещаясь днём. Не сказать, что она вне закона и её преследуют. Скорее, наоборот: в этих краях, её и можно бы считать законом. Если бы только все были бы с этим согласны! А многие люди и не соглашались… Их вожделенной целью было напасть на вампиров так, чтобы перебить всех.

Вампиры, надо сказать, тоже особо не дружили с людьми. Эта была война на уничтожение, которая велась уже несколько столетий. Началась она ещё до рождения Мирии и не собиралась заканчиваться.

Сама Мирия была ей рада. По крайней мере, первое время. Вампирам нужна кровь людей. Чем больше, тем лучше. Возможность неограниченно получать силу опьяняла. Да и людей вампиры, замка Бертил, считали чем-то вроде животных, которые созданы исключительно для их кормления. Мирия и своих детей учила тому же.

Дети! Они и стали настоящей проблемой. Одно дело развлекаться в ночных нападениях на деревни, а другое думать, как уберечь своих детей от людей.

Ведь способности вампиров просыпались только после сто сорока лет жизни (по человеческому летоисчислению). В переводе на счёт вампиров - четырнадцать лет (Мирии было тридцать). До момента обретения способностей молодые вампиры очень слабы и ни чем не отличаются от людских детей.

В последнее время добавились и новые проблемы. Из-за этого у неё был очень неприятный разговор с отцом.

Глава замка Бертил высох давно. Недруги говорили, что причиной тому мог быть только алкоголь, к которому вампир имел пристрастие. Домашние же на это почти не обращали внимание. Несмотря на худобу от него веяло силой.

Его взгляд долго выдержать не мог почти никто. И ладно бы только голубые глаза, стремившиеся проникнуть тебе в душу. Но рот, искривлявшийся во властной улыбке, холодные морщинистые щеки, багровевшие, когда тот злился, удесятеряли неприятное впечатление, заставляя быстрее прервать разговор с ним.

- Ты слишком мягкая, - говорил ей старик строгим, осуждающим голосом, - Мы должны убивать людей сотнями, иначе они поглотят нас!

- Но, отец! это опасно! – возражала Мирия, - Вампирам из соседних кланов тоже нужны люди. Они не остановятся ни перед чем, чтобы стереть нас в порошок, - она замолчала, - Если мы убьём всех людей в округе, у нас не останется пищи.

- Новые наплодятся! - резко отвечал Шерхад, - Людей должно быть вокруг не очень много. Только в этом случае, они будут прятаться от нас, а не мы от них.

- Прятаться! – воскликнула дочь, - Они становятся в битвах с нами всё сильнее! Опытнее! Чем дальше, тем труднее их поймать!

- Хватит! – вскрикнул отец, - Мы с тобой уже говорили! Ты настаиваешь на том, что вместо того, чтобы убивать людей сразу, мы должны их растягивать! Употребляя мало крови и хорошо относясь к пленникам. Может, предложишь пойти с людьми на мир и попросить крови!?

- Да! Если твоих внуков кормить будет нечем, я готова на всё! – в этот момент вампир выглядела страшно. Готовность отмечалась на её лице.

Отец знал, что дочь во многом похожа на него. Та же решимость и желание идти до конца, но это не позволило ему забыть, что Мирия должна его слушаться:

- Так отправляйся! Прям сейчас! Днём! Я, когда вас кормил, пытался достать кровь всеми методами!

- А вот и пойду!

Теперь же она думала, зачем тогда поддалась на провокацию отца. Ведь он её на самом деле любит больше всех её братьев и сестёр. Да и она, наверное, тоже. Несмотря на тяжёлый нрав хозяина замка, его резкие перепады настроения, непоследовательность в оценке событий, неумение вести нормальную дипломатию с другими кланами, их замок уже пятьсот лет если не процветает, то живёт весьма сносно.

Так что теперь она решила отправиться назад. Благо удалилась недалеко: примерно на треть перелёта вампира.

Вдруг она услышала крики. Вампиры обладают более сильными органами чувств, чем у людей: зрением, нюхом, осязанием, обонянием. По этой причине вампиры предпочитали ночь, когда они сильнее людей. Но при погружении в свои мысли, то мозг любезно их отключает у любого существа.

Мирия прислушалась. Источник криков она определила сразу. Присмотревшись, она увидела, что кричал человеческий ребёнок. Он попал в реку, которая несла его на камни.

Течение было достаточно быстрым, что обычное дело для горных речушек, чьи берега сковывают камни, не позволяющие воде разгуляться вширь. Его вынесло уже на середину реки и помочь стоящие на берегу люди уже не смогли бы.

Мирия задумалась: «И что их подвигло купаться в горной реке, да ещё рядом со средним водопадом? Мелко и неудобно. Наш замок рядом. Какие же глупые. Почти как мои. Те тоже любят бродить, где ни попадя. Сколько раз я их ловила вблизи поселений людей. Теперь он, наверное, погибнет. Конечно, же, ему друзья предложили. На слабо взяли. Вот они там же рядом стоят и кричат! А теперь и мать подбежала. Не поможешь ты ему уже! А как молода и красива! Почти как я сто лет тому назад. Бедняжка! Наверное, первенец. А она умная, уже заплакала. Может, помочь?

Помочь? Что за странная мысль! Ведь это люди, мои враги и еда моих детей… Но она его мать. И будет очень несчастна. Отец считает, что у людей не чувств. Но даже если они не отличаются от животных, то это не значит, что они ничего не ощущают.

Ладно, местные и так знают, где мы живём. Одним человеком больше, одним меньше.»

Мирия приняла форму вампира. У вампиров было их две. Одна основная, человеческая. Другая особая. Вампиры могли менять форму по своему желанию.

Мирия быстро спикировала вниз. Она полетела к мальчику, тело которого стремительно уходило под воду. Раздались крики:

- Вампир! – люди начали разбегаться в разные стороны.

Она же не обратила внимания. Ускорившись, она достигла мальчика, подняла его над водой. Тот хоть уже и окоченел от холода, но сразу понял, что вампир может сделать только одну вещь – использовать на кровь. Поэтому попробовал вырваться из-за её рук. Мирия на него шикнула:

- Будешь вырваться, я тебя прям здесь съем! Неблагодарный!

Она быстро скинула того у берега и улетела в замок.

 

Небольшое поселение Дола было одним из многих мелких деревень раскиданных на окраине королевства Сарид. Официально их называли вольными поселенцами, а в народе - самоубийцами. Это была отдельная категория людей, жившая по своим законам и правилам, имеющая особые обычаи и традиции. Они даже говорили немного по-другому, растягивая гласные в словах.

Одеты все были исключительно в домотканую одежду. Из всей деревни только подворовывающий староста носил одежду, сшитую где-то в городе. Для мужчин рубашки зелёного цвета и штаны - две вместе сшитые полоски ткани. Женщины же - платья и сарафаны не ярких цветов. Яркость лишнею вообще не очень любили, считалось, что вампирам так проще найти человека.

В целом народ был очень суеверный. Всего существовало несколько тысяч примет, больше половины которых связывалась со своим давним соседом и ненавистным врагом – вампиром. Вот одна из них – Коль от вампира ты убёг, то будет у тебя конёк.

Культов же религиозных как таковых почти не осталось. Кампания короля по борьбе с язычниками, шаманы которых хотели забрать власть, имела успех. Их почти не осталось. На их смену пришёл культ правителя. Однако языческие традиции продолжали жить. Например, одна из них - ранние купание в реке - стала любимым развлечением детей. Раньше же считалось, что бог Вод тогда смилуется и пошлёт хороший урожай. Другой можно считать оставшиеся ещё капища, где когда-то поклонялись богу-защитнику от вампиров.

Традиции общества слабели с каждым годом. Благодаря новым методам ведения хозяйства, выведению новых пород скота население королевства стало расти быстрыми темпами. Новые люди приносили новые идеи, внося вклад в развитие всех областей, особенно военной.

Армия королевства могла дать отпор любому соседу, вздумай тот напасть. Жители чувствовали себя под защитой. Но многим хотелось большего, в частности самому королю. Без новых территорий невозможно было соревноваться с другими странами. Тем более что когда-то эти земли принадлежал людям. Сейчас их занимали вампиры…

 

Комната Мирии была одной из самых красивых и просторных комнат замка. В центре находилась двуспальная кровать. Отец говорил, что та была захвачена им у людей. И, якобы, она предназначалась для какого-то барона. На стенах висели картины, изображавшие горы. Картины рисовали сами вампиры. В левом углу стояли тяжёлые доспехи. Их тоже отбили у людей. Это была неудачная попытка создать воинов против вампиров. На полу лежал ковёр, изображавший какую-то батальную сцену из людской истории. Иногда, Мирию посещали мысли, что вампиры по сути всё берут у людей, практически ничего не делая сами.

Но сейчас она думала о другом:

« И зачем я это сделала? Ведь у них могло быть оружие! Эти как их… Арбалеты! И досталось бы мне. А ведь детей тоже кормить надо. Так, а вот и мой сын. И зачем он пришёл?»

Сыну её был почти совершеннолетним по меркам вампиров. Точнее сто сорок ему уже было, а вот способности должны были скоро проснуться.

Он был высок, значительно выше всех остальных сверстников. Его голубые глаза смотрели пронзительно и твёрдо, оценивая говорящего. Светлые волосы были причёсаны налево. В целом же его лицо было красиво.

Мирия, когда на него смотрела, вспоминала его отца Нерила, который погиб в одной из стычек с людьми. Ведь сама же она выглядела по-другому.

Ростом ниже среднего. Очень худая, что вызвано последние время регулярными полётами в поисках крови. Чёрные волосы доходили ей до плеч, раньше до пояса, но она их укоротила, чтобы не мешали. Глаза красные, очень редкий цвет у вампиров. А так лицо в целом ни чем не выделялось. Более того его можно было назвать дурным даже.

- Что произошло? – спросила Мирия, - Ты редко приходишь просто так. Не интересно общаться с матерью?

- Ты же знаешь, - начал оправдываться сын, - Дед против того, чтобы мы общались.

- Тоже мне повод, - ответила мать, отчеканивая слова, - Он же твой дед. Что он сделает?

- Дело, не столько в нём, сколько в тебе, - сказал сын, - Я не могу понять, что ты нашла в людях. Почему ты одна из немногих, кто предлагает нарушить традиции и перестать убивать людей?

- Я не знаю. В твоем возрасте я об этом не задумывалась. Кромсала их направо и налево, но потом, когда появился ты с сестрой, я стала замечать, что люди ведут себя не так, как должны бы вести простые животные. Их поведение трудно объяснить только инстинктами. Иногда, они могут предать друг друга, чтобы подставить врага под удар вампира, когда мог того спасти. Они готовы защищать друг друга, даже если погибнут. Всё сложно, - тут она остановилась, - Так что произошло, коль ты пришёл?

- Дед прислал сказать, что через час на нас будет совершено нападение.

- Что ж ты сразу не сказал!

- Так у нас есть в запасе час, - сказал сын, - Мы отобьёмся.

 

Замок Бертилл занимал достаточно большую площадь, особенно, учитывая давность постройки. Всего семь башен, используемых вампирами исключительно для обзора (стрелкового оружия у вампиров не было). Между ними стена с острыми шипами. Стены имели множество отверстий для стрельбы магией. Внутренние помещения переплетались в достаточно сложном порядке.

Только минусом было то, что от нападений вампиров защиты не было. Соседский клан объединился ещё с тремя, что считали до последнего невозможным.

Вампиры приближались. Теперь они были уже видны. Это смутило Мирию, потому что обычно вампиры применяли для атаки невидимость.

Тут она услышала звуки боя слева. Прежде чем Мирия собралась отправиться туда, но поняла, что звуки уже переползли вниз.

Через пару секунд Мирия оказалась на нижних этажах замка, где кипел бой. Она сосредоточилась и по вражескому вампиру выпустила красные сгустки - магия крови. Различала же Мирия вампиров по цвету кожи. Её заметили, поэтому на неё набросилось трое противников, выстроившись в ряд.

Мирия резким рывком достигла первого противника, вонзив когти ему в грудь. Потом отскочила назад, парировав удар того, который подходил слева. В правого она послала красный шарик. Правый уклонился, и теперь заходил вампиру за спину. Центральный же, оклемался, и ударил по Мирии магией. Вампир упала. Левый противник собрался воспользоваться моментом и добить врага, но в него прилетело три сгустка магии. Враги ретировались назад, оставив умершего товарища.

Испугались же они Шерхада с подкреплением с подкреплением. Он не останавливаясь, прошёл дальше только сказал:

- Ты ранена, эвакуируй детей.

Мирия поднялась. Кровь из раны не текла; но она болела. Отец скрылся за дверью, Мирия же отправилась к тем помещениям, где должны были быть дети.

Располагались они достаточно далеко: пришлось пройти несколько этажей и коридоров. Дойдя до железной двери, она при помощи специального ключа открыла её.

Комната была оборудована запасом еды, воды, теплых вещей и прочего необходимого. В ней при детском населении замка дежурили двое старших вампиров.

Дети не сказать, что были напуганы. Самые младшие (пять по тридцать лет) пугались. А вот десять постарше уже нет – для них это был не первый раз. Мирия дверь закрыла же сразу:

- Выдвигаемся в убежище! - приказ отца.

Мертаг, один из старших вампиров, открыл следующую дверь, которая вела в подземный проход.

 

Уйти, конечно, хотели незаметно. Проход был сделан так, чтобы найти его было достаточно не просто. Однако если выход было найти нелегко, то никто не говорил, что их не смогут обнаружить на поверхности – проход напрямую к убежищу решили не делать. Противник их настиг.

Дети бросились врассыпную, как и было запланировано.

Но, сейчас, Мертаг понял, что даже идеальные планы имеют свойства не сбываться. Он уже давно был ответственным за эвакуацию замка Бертилл. Эта должность ему нравилась, и он совсем рвением придумывал различные планы отступления, ловушки и засады. Но сегодня враг оказался очень силён.

«Видно это последний день замка Бертилл», - подумал он, - «Так пусть я погибну, но они запомнят нас»

У Мирии же на душе спокойно не было. Она не была готова принять гибель всего замка, как принял её Мертаг. Смерть замка для неё была не только исчезновением символа величия вампиров в этом регионе. Для неё это был конец стабильности и безопасности для её детей.

Мирия не была оптимистом. Она понимала, что шансы выжить у её детей равны практически нулю. Без поддержки клана жить вампиру невозможно. Но мать решила сделать всё, чтобы увелечить их шансы. А, значит, она должна положить как можно больше врагов. Сбежать она не могла: их окружили шестнадцать вампиров.

 

Сердце женщины было неспокойно. Так многое произошло в последнее время. Её судьба странным образом переплеталось с судьбами вампиров, что пугало. Сначала странный случай на реке, а теперь спокойствие деревни было нарушено боем в замке вампиров. Многие жители деревни вместе с солдатами короля прочёсывали лес. Произошло что-то необычное и доселе невиданное.

Тут она заметила очередную телегу с труппами вампиров – стража собирала их, так как нужны были для исследований. Женщина подошла ближе.

Одно из тел привлекло её внимание. Это была женщина примерно двадцати-тридцати лет, так она выглядела. На ней было множество царапин, но видно убило её что-то другое. Её глаза привлекли внимание женщины, они были красными.

- Что произошло, - спросила она у возницы.

- Да, ещё трупов притащили. Побили наших вампиров. У наших цвет кожи другой, более серый. Этих двоих нашли на поляне, что за тремя дубами. Остальные говорят, что наткнулись случайно. Перед ними какой-то пацан с девчонкой бежали, - возница сплюнул, - Тех оглушил наш силач-то, одним поленом по двоим заехал. А там и до этих добрались.

- А они живы?

- Да, их связали. Начальство сказало отнести их туда, - возница показал направление, - Кстати с парнем твой муж.

Женщина отошла и решила при первой же минуте поговорить с мужем.

 

Один из распорядителей сейчас думал, что делать в новой обстановке. У него был чёткий приказ, полученный от командования: «Уничтожить замок Бертилл. Вампиров или убить, или доставить живыми, если будет возможность». Тут же выяснилось, что в замке что-то произошло, из-за чего часть вампиров покинула его.

Его люди теперь боялись туда идти. Испугавшись нечто, которое там кишит.

«Чернь», - думал распорядитель - «И чего боятся? Вампиров? Может раньше лет триста назад они наводили ужас. Даже в столице не было безопасно. А сейчас это лишь остатки былой славы. Раньше тысяча людей не могла победить одного вампира, теперь их легко одолеет десяток. Я дал себе слово, что сделаю все, чтобы эту проклятую песню уже никто никогда не пропел

Беги! Скорей беги!
Пока он не добрался до твоей ноги,
Пока ты ещё не без руки,
Беги! Беги! Беги!
Останься ты без жены,
Без дома останься ты,
И родственников ты отпусти,
Но уйди! Уйди!
Беги! Сбеги от твари!
Не дай себя достать!
Чтоб обедом вампира не стать!»

У распорядителя были личные счеты с вампирами. Из-за них погибла его семья – жена и ребёнок. Поэтому он не мог согласиться с теми, кто хотел оставить часть вампиров в живых, хотя бы для опытов. Вампиры должны были умереть все, за всех погибших людей!

 

Мекир, прикованный к стене наручниками, очнулся в каком-то подвале, без возможности пошевелиться. Ещё, будто неприятностей и так было мало, он чувствовал жажду крови. Не сказать, что вампирам её надо очень много. Если способности не используются, то трата минимальна. Но после бега по лесу и стресса организм требовал крови.

Вампир попробовал оценить положение. Во-первых, выбраться сейчас не представляется возможным: железная цепь очень прочная, а сам он обессилен, где находится непонятно. Во-вторых, его поймали, судя по всему, люди, потому что только они могли атаковать вампиров. Маловероятно, что союзники рассорились. В-третьих, намерения тех, кто его связал неясны. Мекир слышал, о случаях, когда люди держали вампиров для потехи, радуясь тому, как они умирают.

Прошло достаточно много времени. Почему не пришли сразу не известно, видимо, у людей проблемы. Но, наконец, к нему вошёл человек в коричневой мантии. По отношению окружающих было понятно, что это важный человек.

Распорядитель посмотрел на вампира злым взглядом, впрочем, как и сопровождающие. Говорить он начал строго:

- Что у вас произошло? Почему покинули замок?

Мекир понял, что важный человек ждёт ответ сразу, иначе они могут применить пытки. Вампир не собирался проверять себя прочность и узнавать, сколько он вытерпит. Мекир был готов на жертвы, но не было смысла скрывать малозначимую информацию:

- На нас напали вампиры из соседнего клана.

- Значит, вы не только нас мочите, но и между собой дерётесь, - сделал распорядитель вывод, потом спросил, - Сколько их?

- Не знаю.

- Отвечай, - распорядитель ударил рукой по лицу вампира. Из рассечённой брови Мекира потекла кровь. Вампир почувствовал, что рука у этого человека очень тяжёлая, поэтому быстро сказал, - Их больше ста. Три клана вместе. Нас было примерно столько же.

- Как вы покинули замок? – спросил распорядитель.

- Ушли незаметно, когда они напали.

- Точно? – спросил распорядитель, повторив удар. У Мекира теперь всё тело заныло от боли. Злым голосом человек сказал, - Мелкий рассказывал про подземный ход.

- Через него мы и вышли, - подтвердил Мекир, - Начался бой, мы спустились к нему. Через десять минут появилась моя мать. Она передала приказ дедушки отступать. Мы ушли. Нас нагнали. Потом вы меня вытащили.

- Значит, та женщина была твоя мать. Она погибла, - распорядитель усмехнулся, - И что у вампиров тоже есть матери и дети?

- Да, - ответил Мекир, - А что значит тоже? У людей есть те же понятия?

- Вы считаете нас животными, - ответил распорядитель, - Мы платим вам той же монетой.

Человек развернулся и пошёл. Мекир, когда распорядитель был уже в дверях, спросил:

- Мне нужна кровь. Мне её дадут?

- Нет, - ответил распорядитель, - По моим прикидкам у тебя вскоре должны проснуться силы. По возрасту ты подходишь. Давать тебе кровь сейчас опасно. С тобой будем разбираться, после приезда «уполномоченного» - это слово он сказал с презрением.

 

Теперь Мекира оставили одного. Охранники были дверью. Вампир почувствовал: после ударов человека ему стало хуже. Отсутствие крови приводит к смерти вампира. Первые симптомы были заметны еще, когда его пленили – головокружение и слабость. Сейчас же Мекир потерял сознание.

 

Очнулся вампир от того, что его кто-то окатил холодной водой. Мекир сконцентрировал внимание. Перед ним стояла девушка с каштановыми волосами. Она спросила:

- Нужна кровь?

- Ты человек, - сказал очевидное вампир.

- Да, и хочу тебе помочь, - она замолчала, - Та женщина была твоя мать.

- Что? – не понял Мекир.

- Она спасла моего ребёнка. Он давеча чуть не погиб. Я хочу ей хоть чем-нибудь отплатить.

- Ты уверена? – спросил вампир, - Я не знаю ваших законов, но помощь мне должна расцениваться как предательство. Ты подвергаешь своего сына сейчас гораздо большей опасности, чем, если бы мне не помогла.

- Мой муж знает, - начала оправдываться она, смутившись, - Но сейчас, он охранник, да и еду должна была я приносить. Никто не узнает. Тем более что большинство стражников ушли брать ваш замок.

- Понятно, - речь Мекира ускорилась, по лицу потёк пот- Тогда давай быстрее. Подай локоть.

- А это не опасно?

- Нет, вампирам надо не много крови. По крайне мере не в моём случае. Давай!

Женщина дала ему локоть. В её глазах читался испуг. Хоть она и шла добровольно, ни один человек не может не испытывать чувства тревоги и опасности, когда приходиться делать что-то впервые, особенно если это опасно для жизни. Вампир прикусил кожу. Через минуту Мекир убрал рот. Место укуса стало быстро зарастать. Через секунду там не осталось следов.

- Я не стану вампиром? – спросила женщина.

- Нет, мы не заражаем людей. Вампиром надо родиться, так же, как и родиться человеком, - Мекир замолчал, опустил глаза. Он помолчал около минуту, потом пересилив себя, сказал, - Извини, что не предупредил сразу. Нехватка крови пробуждает желание получить её как можно скорее.

- Зачем же вы нас ловите в таких количествах? – спросила женщина, - Ведь я даже боли не почувствовала. И крови ты точно взял немного.

- Традиция, - сказал вампир, - Мы приняли считать вас за животных.

- Ты тоже так думаешь? – испугалась женщина.

- Трудно думать другое, когда все так говорят. А если думаешь по-другому, то проще молчать, чем спорить, - вампир опустил взгляд, - Спасибо за помощь, а теперь, прошу, уходи. Мне надо всё обдумать.

Женщина ушла. К нему никто не приходил больше. Только охранники сменились. Так прошло несколько часов, пока он не услышал звуки боя на улице.

Было очевидно, что на деревню или город напали. Значит, это вампиры. Если его клан мёртв почти в полном составе, то Мекиру оставаться здесь опасно.

«Я не могу здесь погибнуть. Вражеский клан меня не оставит в живых. Да и люди погибнут. Большинство из них я, конечно, не знаю, но будет жалко, если погибнет эта женщина и её сын, которого спасла моя мать. Что за несправедливость?»

Обида начала жечь грудь вампира. Теперь слабость угрожала ему смертью, даже без возможности спастись. Вдобавок в этой же деревне могла быть его сестра и один из детей вампиров, который приходился ему двоюродным братом.

Тут Мекир почувствовал изменения. Его тело приобрело силу - особая ипостась вампира.

Вампир выбил дверь, потом поднялся навверх. Посмотрел в окно – на улице вампиры сражались с людьми. Если вы думаете, что эта битва должна выглядеть, как когтепашная вампир на человека, то нет. Солдаты забаррикадировались в домах и обстреливали вампиров. Те отвечали заклинаниями.

Тут Мекир понял, что его охранники сейчас выстрелят, поэтому смог уклониться от стрел и сказал:

- Я за вас.

- Да что ты! – с ехидством сказал человек.

- Если бы я хотел на вас напасть я бы это сделал сразу. Где моя сестра и мальчик, что с нами был?

- Почему я должен отвечать? – спросил стражник.

- Ты здесь один, - он повернулся к стражнику, - И у тебя нет против мен я шансов. Так что жду ответ.

- Твоя сестра пошла с отрядом. Они хотели напасть на замок, пока те вампиры не пришли в себя. Но, видимо, атака провалилась.

- Что вы собираетесь делать?

- Командование должно прийти с подкреплением, - вздохнул лейтенант, - Основные бои сейчас там, - показал он рукой, - но нам опасно высовываться. Ещё один парень, что был с вами, содержится в том доме, - показал стражник через дорогу.

- До него же скоро доберутся! – забеспокоился Мекир, - А женщина, что меня кормила где?

- Вон там, - показал стражник, - Ты, это, ушёл бы. А то если подкрепление придёт, то все решат, что я тебя выпустил.

- Больше ты меня не увидишь, - убедительно сказал вампир, - И совет: попытайся при первом же случае покинуть дом.

То, что он потом сделал, вошло в легенды этого края.

Сначала вампир выскользнул на крышу. Потом используя скорость, стал по крышам перемещаться до нужного дома, к которому вплотную подходил враг. К счастью, вампир обнаружил, что он перемещается немного быстрее заклинаний и стрел – сверхскорость одна из особых способностей вампиров. Каждый вампир имел только одну способность.

 

Сражение между вампирами, которые вламывались в дверь, и стражниками, которые сопротивлялись всё слабее. Вампиры не ожидали, что им нанесут удар в спину. Двое упали сразу, а троих он добил уже потом.

Вампир не терял времени. Вынес точно такую же дверь. За ней находился вампир семидесяти лет отроду. Он был худой, черноволосый, зеленоглазый. Его лицо выглядело испуганным, но решительным. Мекир понял, что школа деда под названием «Умри, но достойно» не проходит даром:

- Я друг. Пойдёшь за мной, - мальчик продолжал смотреть враждебно, но согласился.

Вампир освободил мальчика. Тот еле взобрался к нему на спину. Мекир понимал, что при численном превосходстве вампиры выиграют. А уйти от них нет возможности, если они легко убили сильнейших представителей его клана.

План созрел очень быстро. Вместе с мальчиком он выбрался на улицу. Потом пересёк её, стараясь незаметно пробираться, пока не добрался до дома, где жила женщина, имя которой он так и не узнал. В дом его, естественно, пускать не хотели.

- Пустите, пожалуйста, это ненадолго, - взмолился Мекир.

Женщина открыла, она с семьей жила на окраине деревни. Дальше всего от мест наступления противника. Вампир сразу спросил:

- Когда должен подойти герцог?

- Я не знаю, но вроде за подмогой послали в самом начале боя.

- Его я оставлю у вас, - сказал вампир, показывая на мальчика, - Я помогу людям. Если выживу, заберу, если не выживу, то, прошу, оставьте его у себя. Внешне он ничем не отличается от обычных детей.

- Ты подвергаешь нас большой опасности! – сказала женщина. Её лицо было растеряно. А в душе стояло смятение. Оставить у себя вампира! Никто и, наверное, никогда на это бы не согласился. Вампиры и люди – враги! Но последние дни ей доказывали обратное. Может, люди и вампиры не правы? Может, они просто ничего не знают друг об друге. Ведь проще всего сидеть по разные стороны баррикад, уже не помня, почему и зачем дерутся. Вместо того чтобы попытаться договориться с другой стороной. Теперь она понимала, что у вампиров тоже есть чувства и мысли. Это доказал ей Мекир, доказала его мать. А значит, что этот мальчик, который сейчас смотрит на неё испуганными зелёными глазами, теперь, скорее всего сирота. Он останется один во всем мире и умрёт очень рано, не пройдёт и года – люди не смогут его пощадить. Но она ему сможет помочь. Дать ему будущее, позволить вырасти. Воистину великое решение сейчас она должна принять – дать жизнь или отнять.

Взор женщины стал твёрдым и решительным:

- Я согласна.

- Правда? – удивился Мекир. Всё-таки он не предполагал, что она согласиться. Ведь долг его матери она выполнила уже с лихвой.

- Конечно, - Она подошла к вампиру и сняла с его спины ребёнка. Тот сначала не хотел даваться ей в руки. Женщина его погладила по голове, - Успокойся. Всё будет хорошо.

- Но… но…, - начал говорить мальчик.

Женщина его остановила, приложив палец к его рту, смотря на него ласковым взглядом. Потом спросила:

- Как тебя зовут?

- Ренг, - ответил мальчик.

- Ренг не волнуйся. Я не сделаю тебе ничего плохо. Я хочу помочь, - мальчик продолжал смотреть на неё подозрительно, но сейчас было видно, что он согласен остаться, пусть пока и не доверяя.

- Спасибо, - сказал Мекир, - Я помогу вашей страже. Да и за уничтожение клана отплатить надо.

 

Мекир сражался сегодня за людей. Параллельно мстя за мать, деда и сестру, которая, скорее всего тоже погибла. Он убил более пятидесяти вампиров, нападая подло, из-за спины. Но когда речь шла о жизнях жителей деревни и последнего вампира клана, это было уже не важно.

Мекир погиб смертью героя. Для жителей деревни он стал спасителем, для стражников вампиром, который действовал нелогично – ведь мог сбежать, что не сделал.

 

Мальчик прожил долгую жизнь и стал одним из самых известных вампиров в мире. Он долгое время жил среди людей, и стал руководителем движения, которое примерило часть людей и вампиров. Даже после его смерти оно продолжило свою работу, подавая надежду, что мир между двумя расами будет достигнут.

 

Можно подумать, что жизнь обычного существа в исторических мерках ничего не значит. Говорят, что можно выкинуть тысячи людей из истории, сохранив при этом только великих лидеров, учёных и деятелей искусств. Это не так! Ничто не исчезает. Мы передаём свой опыт, свои мысли, свои знания другим людям. И они развивают то, на что времени не хватило у нас. Каждый даже самый, казалось бы, малый и незначительный поступок, который мы совершаем, осуществляет определённую историческую роль.

Имя Мирии, которая спасла сына человеческой женщины, история потеряет. Имена и её сына, и её дочери будут забыты. Забудут и имена других вампиров, и деда главного героя, и имена врагов, напавших на замок. Уж тем более, никто не вспомнит, как звали женщину, которая смогла переселить злобу и помочь безоружному врагу. А про стражников, жителей деревни, вражеских вампиров никто не будет знать.

Зато имя Ренг, так звали мальчика вампира, будут знать все в новом королевстве, где люди будут спокойно жить вместе с вампирами.

Но стало ли это возможным, если бы не действия всех участников? Воспитание деда, давшее ему волю, характер Мирии, готовой всем пожертвовать ради детей, уважение её сына, геройство женщины, готовой пойти на мир со своим врагом?

Не думаю.

 

читателей   76   сегодня 1
76 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...