Прогулки по грани

Было темно.

Вокруг не было ни души.

Только всепоглощающая тьма.

Внезапно что-то вдалеке начало передвигаться, заставляя беспросветную темноту следовать за собой как шлейф. Казалось, что всё пространство вокруг начинало стягиваться, пытаясь гнаться за невидимым объектом. С противоположной стороны послышался неразборчивый шёпот. Сначала один голос, а потом с нарастающим давлением множество разных, продолжали шептать на неизвестном языке.

Темнота стала приобретать формы, став нечётким силуэтом в широкополой шляпе и длинном плаще. Он медленно шёл вперёд, заставляя каждый свой шаг звоном разноситься по бесконечному пространству.

Вдруг снова грянула тишина. Шаги и шёпот резко исчезли, но силуэт остался, разглядывая пространство впереди себя. Он протянул вперёд руку, дымящуюся таким же чёрным туманом, но резко остановился, словно перебирая пальцами воздух.

- Они не смогут оберегать тебя вечно… - раздался приглушённый хрипящий голос. - Однажды, поверь мне, они проиграют. И мы будем вместе, навсегда…

Резкий оглушительный звон заполнил всё пространство вокруг, сотрясая темноту и всё, что в ней находилось.

……………………………………………………………………………………………………

По коже пробежала судорога, будто небольшой электрический разряд, заставляющий все мышцы вернуться к работе. Тёплое одеяло, до этого спасавшее от прохлады, было насильно забито в угол кровати. Глаза не хотели открываться, но внезапно ударивший в лицо яркий свет заставил окончательно проснуться.

Железные бортики двухэтажной кровати злобно ударили по пальцам статическим электричеством. Видимо в течение ночи абсолютно всё, что тут было, пережило страшную бойню с воздухом и теперь мстило.

Спускаясь по металлическим ступенькам, девушка глазами упёрлась в творческий беспорядок на столе, расположенном прямо под верхним ярусом кровати. Книги лежали покосившимися стопками, портфель с трудом балансировал на самом краю столешницы, ручки, карандаши и фломастеры прятались под листами бумаги и между тетрадей, словно боясь какой-то неминуемой участи.

В самой комнате было ещё темновато, свет попадал сюда из коридора и кухни, и казалось, что если включить свет здесь, то можно ослепнуть от количества лампочек на квадратный метр.

Несколько шагов быстро позволили добраться до кухонного стола, откуда прозрачным облаком по всей квартире распространялся запах кофе. Не того кофе из зёрен, который обычно имеет горький естественный вкус, а того, что заваривают из маленьких кристаллов, разбавляя водой. Вкус от этого не слишком страдает, по крайней мере так кажется, когда пьёшь его рано утром, только воскреснув перед очередным трудным днём.

Кружка с горячим напитком одиноко стояла на столе, только и дожидаясь своего опустошения. Иногда рядом могли стоять тарелки с хлебом или миска с хлопьями, но сегодня желания есть что-либо не было, и одиночество кофейной кружки совсем не огорчало.

Кофе достаточно быстро исчез, под мелодичное щёлканье холодильника, и нужно было начинать собираться, чтобы успеть к первому уроку.

И пусть школа находилась буквально в соседнем здании, проснуться на два часа раньше первого урока, чтобы выпить кофе, стало уже традицией, пусть в итоге и приходилось сидеть в школьных коридорах лишних тридцать минут. Никто из таких же, близко живущих, не разделял подобной идеи. Казалось бы, если до школы меньше пяти минут ходьбы, то можно встать максимально поздно и по итогу опоздать. Но как-то эта идея не прельщала.

Кружка быстро отправилась в раковину. Пройдя через комнату и коридор можно попасть в ванную, где на вешалках уже висело всё необходимое: рубашка, брюки, пиджак или жилет. Всё это одевалось крайне быстро, поэтому профессия пожарного иногда казалась неплохой идеей. В конце концов, одеваться пока горит спичка, не выглядело как реально сложное задание.

Коридор заканчивался шкафом с зеркальной стенкой, из которой глазам представлялось довольно скучное зрелище. Девушка в выглаженной школьной форме, с короткими, цвета «кофе с молоком», волосами, и синяками под глазами, отображавшими ожидание какого-нибудь апокалипсиса, способного лишить её необходимости ежедневного посещения школы. Девушка поправила прядь волос, непослушно упавшую на глаза и достала из шкафа куртку.

Квартирная дверь громко захлопнулась, и зеркальная стенка наполнилась отражением коридора, в котором больше никого не было.

Ступеньки быстро пролетали под ногами, в то время как подъездные стены наполняли и без того неприглядное пространство запахом свежей краски, словно пытаясь выжить отсюда любую форму жизни. Подъездная дверь пищала, оповещая весь мир, что кому-то всё таки удалось покинуть зловонную крепость. А значит и глазам представилась более яркая картина.

Небольшие белые сугробы, облезлые деревья с кормушками из пакетов с молоком, огромное количество птиц, бросавшихся прямо под ноги, старые дома с отпадающей краской и постоянно ломающейся крышей. Пейзаж дополняла огромная серая изгородь отделявшая улицу от строй-площадки с высоким зданием, в котором ещё не было окон, дверей и жильцов, зато вокруг уже вовсю лежал мусор, росли заросли диких растений. Казалось, этот небольшой участок вырезали откуда-то из заброшенного города и вставили сюда, прямо посреди двора.

Вокруг то и дело проходили люди, но после нескольких поворотов головой все они исчезли. Вместо всех них, прямо напротив подъездной двери появился мужчина с короткими чёрными волосами, очками и глазами разного цвета. Он был одет в чёрную куртку из под которой виднелся бледно-бежевый свитер, и тёмно-серый брюки, элегантно заканчивающиеся лаковыми ботинками на несколько высоковатой подошве.

-Ну что? Ты собираешься идти? – спросил он, приспустив очки на нос и расплываясь в загадочной улыбке.

Практически машинальный кивок головой заставил его улыбку стать несколько шире.

Снег гулко хрустел под ногами, периодически открывая огромные лужи льда и заставляя скользить даже специальные ботинки, придуманные для таких случаев. Видимо там, где изобретали подобную обувь, никто не был готов к русской погоде. Это было даже не удивительно.

Мужчина шёл рядом, периодически оглядываясь по сторонам.

-Не могу перестать удивляться насколько же здесь пусто. –сказал он, делая свой голос похожим на кошачье мурчание.

-Что ты имеешь ввиду?

-Из простых смертных тут только ты. Разве не забавно? – по его лицу пробежала ухмылка.

-Иногда я тоже хотела бы здесь отсутствовать…

Мужчина резко нахмурился, словно его оскорбили до глубины души.

-Не говори так. Нет ничего плохого в прогулках по Грани. – наконец прошептал он.

-Я знаю. Но... Из-за этого все считают меня другой…

-Кто все? Глупые и надменные смертные, не способные существовать на рубеже нескольких измерений? Они что ли?

-Ну… Да. Мне же нужно вести свою жизнь там, а не здесь.

Мужчина глубоко вздохнул.

-Всё будет хорошо. Разве может быть иначе?

Под ногами застучали ступеньки кафельного пола, раздался скрип входной двери. Вокруг суетились люди: первоклассники с родителями, ученики, приехавшие сюда из другой части города на общественном транспорте. Сердце наполнилось каким-то чувством потерянности. Голова несколько раз самопроизвольно повернулась по сторонам, но мужчины рядом не было. А значит, пора начинать обычный школьный день. Может быть, он ещё вернётся, когда придёт время.

……………………………………………………………………………………………………

Было довольно тихо. Солнце чуть светило через окна, обходя занавески, устремляясь прямо в глаза. Белый мел скользил по доске, издавая приглушённый жалобный скрип, словно моля о пощаде. Откуда-то сзади слышался шорох бумаги и щелканье ручек. Между парт постоянно проносился лёгкий ветерок, наполненный шёпотом и сдавленным смехом. Парты изредка скрипели, поддерживая свой разговор на неизвестном языке и подражая ученикам. Часы, расположившиеся прямо над доской, медленно и равномерно тикали, лениво двигая стрелки. Казалось, эти часы всегда опаздывают, не желая сдвигать время, освобождать учеников.

Прядь волос упала на глаза и тут же от одного машинального движения вернулась на своё место где-то за ухом. Бледноватые губы незаметно дёрнулись, брови слегка сдвинулись к центру. Глаза устало бегали по листку бумаги, на котором, как казалось, не было ничего внятного, лишь какие-то каракули. Веки медленно захлопывались, будто без желания размыкаться снова.

Что-то легко коснулось лаковой обуви и словно верёвка сжало колени, загнав ноги под стул. Грудь резко начало ломить от тесноты и недостатка воздуха, руки безудержно дрожали, извращая и без того непонятные буквы. Локти сдавило, как и тонкую бледную шею. Пиджак хрустел на плечах под тяжестью чьих-то когтистых рук, впивающихся и разрывающих ткань. Все звуки исчезли, оставив лишь абсолютную тишину, столь быстро прерванную сбитым холодным дыханием, повисшим над ухом.

- Не так. Всё совсем не так. Это никогда не кончится, и лишь ты в этом виновата. Никто другой… - шёпот растягивал каждое слово, предварительно смакуя его языком. – Каково оно? Каково жить без души? Без сердца? Это солнечное тепло…но не для тебя… Тебе оно чуждо.

Раздался приглушённый лязг зубов и застрявший где-то глубоко в горле смешок.

- Мы с тобой, и больше никто не нужен… Всё остальное… Бессмысленно…

Внезапно раздался оглушающий выстрел. Никем не занятую часть парты покрыло угольно чёрной пылью и пузырящейся тёмно-серой жижей. Серебристый, блестящий под лучами солнца пистолет отпрянул от бледного виска. Тяжёлая и грубая мужская рука случайно коснулась пиджака. По классу разносились упругие шаги, всё больше и больше отдаляющиеся от первой парты.

- Осталось немного… - бросил через плечо низкий голос.

Вокруг стало совершенно тихо. Малейшее движение вызывало дрожь во всём теле, а от поворота головы и вовсе замкнуло шею. Сзади всё так же сидели многочисленные ученики, одновременно шумно и беззвучно выполнявшие своё задание. Парта в очередной раз что-то проскрипела и продолжила блестеть, отражая блёклый солнечный свет. Руки сжимали ручку, настолько сильно, что крепкий пластик слегка промялся вовнутрь. Прядь волос снова потревожила поле зрения, но рука не поднялась её поправить. Несколько секунд бездействия, тишины, шума, холода.

Срываясь на крик, прозвенел звонок, и шея автоматически выпрямилась по направлению часов, сверяя время. Вокруг всё наполнялось гулом разговоров.

Тени. Так они себя называли. Бесчувственные жители третьего измерения, переманивающие людей на свою сторону, захватывая их разум, затуманивая восприятие. Они порождали жадность, распространяли злость, сеяли хаос в душе любого, кто был не в силах сопротивляться. Их дом, их мир, тёмный и бесконечно огромный, пугающий ночной кошмар изо дня в день мешающий спать, затягивал внутрь, будто грозился однажды поглотить рассудок, а вместе с ним и душу.

Казалось бы, нет большего страха. Но намного ужаснее знать, что в том мире ты желанный гость.

Среди бесконечной темноты, холода и мрака тени ждут слёз, одиночества, гнева, любой отрицательной эмоции, ведь в такие моменты человек беззащитнее всего.

……………………………………………………………………………………………………

В квартире было всё также тихо. Портфель снова занял своё место, наклонившись, словно пизанская башня над поверхностью стола. Тетради хаотично валялись, самовольно перелистывая страницы. В зеркале отражалась девушка, печально осматривавшая саму себя, периодически переводя взгляд на стул, стоявший под кроватью.

-Когда всё это уже закончится?

-Когда… - вторил женскому игривый мужской голос. – Когда придёт время.

Мужчина опирался на спинку стула и смотрел в коридор, закинув ногу на ногу.

-Мне…страшно. Что если однажды я не проснусь? – еле слышно донёсся голос девушки.

- Такого никогда не случится. И ты даже знаешь того, кто следит за этим.

-Угу… Я видела его сегодня. Он уничтожил очередную Тень и исчез, словно никогда и не было.

-Ты же знаешь… Он здесь не для того, чтобы вести с тобой милые беседы. Для этого есть я. Разве нет?

-Как может одна Сущность справиться с несколькими Тенями? Если это случится, в одиночку ему не справиться.

-Конечно. Но и один он не будет. Так же как и ты. Никогда не будешь одна.

Где-то наверху, на крыше дома, раздались стучащие шаги. Мужчина, сидевший на стуле, напрягся и пристально посмотрел наверх.

-Время… Время пришло.

……………………………………………………………………………………………………

Раздался лязг железной двери, ведущей на крышу, и глазам представился вид на двор. Сильный ветер обдувал со всех сторон, теребя серую спортивную куртку. Соседний дом выглядел словно остров, до которого можно было добраться в один прыжок, с разницей в том, что воды между домами не было. Любой прыжок легко мог стать последним.

У самого края, вглядываясь вдаль, возвышалась угольно-чёрная фигура в широкополой шляпе и длинном шарфе, переходящем в плащ. Казалось весь этот облик был одним целым, но постоянно незримо для глаз делился на отдельные объекты. Фигура плавно повернулась, словно отразив себя в противоположном направлении, не делая при этом ни единого движения.

Послышались шаги, как будто подходили несколько человек. Раздался щелчок, кто-то за спиной зарядил пистолет. Тишина. Ветер свирепо размахивает одеждой как флагом.

-… - Молчание, сопровождаемое сожалеющим вздохом. - Чужая кровь прольётся. – донеслось со стороны тёмной фигуры, глаза которой были плотно обёрнуты концами шарфа, в то время как рот представлял из себя бесформенное светло пятно, постоянно меняющее форму.

-А мне почему-то казалось, что у тебя нет крови. – раздался ехидный мужской голос.

В ту же секунду послышался лязг подобный металлическому. Голос оборвался на хрипение, под ноги хлынула красная жидкость. Страх пробирал до мозга костей, желание обернуться отпало само собой. Снова тот же звук, но словно в обратной записи, за ним хлопок. Что-то тяжёлое упало на пол.

-Всё могло быть иначе… - снова пробормотала фигура.

Раздался выстрел, пуля прошла фигуру насквозь и исчезла где-то вдали. Небольшое отверстие мгновенно исчезло, словно прикрытое новым слоем.

-Бессмысленно – прозвучало звонко, будто нараспев, рассекая воздух вокруг.

Снова повторяющийся металлический звук, и грохот падения, как от тяжёлого шкафа. Им не нужно было идти и они это знали. Знали, что погибнут здесь, знали с самого начала. И всё равно шли, потому, что не хотели иначе. Не могли просто оставить всё как есть, даже если шансов не было.

Они не вспомнят этого. Даже если вернутся. Ни новые шрамы, ни красные пятна, не потревожат их. Потому что помнить такое страшно.

Быстрые шаги неслись навстречу тёмной фигуре, слёзы заполняли глаза, делая мир вокруг размытым и туманным. Раздался громкий крик, скорее походивший на боевой клич или оду отчаянию. Подошвы, случайно испачканные в крови, оставляли следы, но никто их не увидит…

..........................................................................................................................................................

Кажется, в тот день было прохладно. Под ногами прохожих хрустел снег. Серый неприглядный забор строящегося дома скрипел, будто предупреждая, что вот-вот отправится в дальний путь вместе с ветром.

Личная маленькая война, каждую секунду, каждого дня. Война за желание уйти, за желание остаться.

Сегодня была война…

И завтра ещё будет.

 

читателей   101   сегодня 1
101 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,25 из 5)
Загрузка...