Превосходный рыцарь

Стояла дивная ночь. Солнце пару часов назад только ушло с небосклона, и звёзды, появлявшиеся то там, то здесь, будто проблемы этого мира, сияли и словно кричали: «Мы здесь!» Путник, выйдя из Старого леса, полного таинственных историй, мог лицезреть прекрасную картину. Перед ним лежала огромная равнина, лишь вдалеке постепенно переходившая в холмы, а потом и в горы. В самом низу виднелись кое-где отблески костров и маленькие столбики дыма. Но что можно увидеть, если всмотреться повнимательнее? Да здесь ведь живут люди! Да, не такие богатые, верно, но к чему человеку сияющие одежды, дом и вещи, если у него не сияет душа и если он не дарит своё сияние другим?! Эх, повезло бы тому человеку, который прошёлся бы по дорожке, рассекающей по всей равнине, словно ветер, не знающий ни правил, ни законов и чтящий только свободу. Здесь, среди домов простых крестьян, пахло летом. И это вряд ли кого-то удивит. Конечно, почему бы в летнюю пору не пахло летом? Но как приятно было проходить бы мимо костров, что разожгли крестьянские дети. Сами они сидели сейчас вокруг этого детища огня и, довольные хорошим днём, тёплой погодой, своим трудом и какими-то приключениями, рассказывали друг другу страшные истории, возможно, и о Старом лесе. Вот этот чумазый ребёнок, сидящий среди таких же простых, как он ребятишек, посмотрел бы на костёр, на ребят, окружающих его, на звёзды, увидел бы путника и подумал бы: «Как хорошо жить…» Но никто в эту ночь не пройдёт по дорожке, а путник, так и не увидевший всю эту красоту, невольно повернётся и уйдёт от неё, а всё из-за того, что размещалось там, ближе к небу, но намного дальше от прекрасной картины лета и деревенских детей. На холмах стояли дома побогаче, но не они, нет, отворотили человека от этого места. Всему виной был стоящий вдалеке, почти в горах, замок, сияющий, словно месяц на небе, и всем своим видом твердящий: «Рай находится здесь, а не среди равнинной простоты и обыденности». Замок горел, горел и ослеплял любого, кто осмелился бы взглянуть на него. Но что происходило там? Неужели какой-нибудь король или император отмечает День Рождения дочери или победу в тяжёлой войне? Но нет, это был простой, ничем не обоснованный пир.

Там, в замке, в огромной зале, казавшейся больше и шире всего остального мира, была ярчайшая знать, ярчайшая во всех понятиях этого слова. Сияла не только зала, полная свечей и огня, сияли все люди, сидящие за большими дубовыми столами. Дамы в огромных красных платьях, тяжёлых и объёмных, как лица самих дам, сидели возле величественно смотрящих вперёд мужей. Здесь была вся палитра королевства: бароны, графы, послы, писцы, лекари, светлые маги, бесконечные воины-герои; нескончаемым потоком притекающие в залу слуги и рыцари, которые сидели за отдельным столом и изредка бросали свои гордые взоры на всю остальную толпу. Костюмы всех этих господ и прислуги переливались словно цветами радуги, а драгоценные камни, располагающиеся на пальцах милых дочерей одного из графов, нельзя было просто так взять и посчитать. Даже если бы кто-то из великих математиков будущего, прошлого или настоящего и взялся бы за эту трудную задачу и смог бы решить её, то король, который, кстати, отсутствовал во всей этой, так называемой им, «бессмыслице», наверняка бы сложил перед ним корону и предоставил править королевством. Но это ещё не вся картина. Да, здесь было море людей, дорогих нарядов, костюмов и множество рук. Это был пир для людей, но на столах творился бал, которому вряд ли нашлись бы подобные. Золотые и серебряные, большие и маленькие, странной формы и приукрашенные, кубки, в которых шипело вино, блестела в которых, наверное, сама жизнь всего этого дворянства, танцевали вальяжно по-своему. Кубки обходили полные еды тарелки, сталкивались друг между другом и, подобно старым, но мудрым дамам, прошедшим через подобное не один раз, кружились в воздухе и тут же приземлялись на стол. А осушенные досуха, они наполнялись снова, и так раз за разом. Количество животных, умерщвлённых для этого пира, и рыб, пойманных за пару дней до сего события, раз в пятнадцать превышало тот скот, который находился у бедных крестьян внизу. Но не будем возвращаться к той теме, полной спокойствия и тишины, ведь музыка здесь, лившаяся отовсюду, живая и волшебная, как будто вино, разогревала в людях кровь, дарила улыбки и радостное, неописуемое ничем настроение.

Но всё-таки стоит поближе рассмотреть ту часть знатных людей, которая вела себя более горделиво, чем все остальные, которая была одета лучше, и среди которой восседал человек, благодаря которому всё это торжество становилось возможным. Это был стол рыцарей, и не простых, а первых рыцарей королевства. Они были опорой и защитой всего. Любая проблема, которую кто-то в королевстве не мог решить, решали они. Украдена ли казна зловещим магом-предателем, разбойничьи шайки ли, оккупировав дворцы баронов, грабят и убивают мирное население, чудовище ли неизвестной силы и непомерных размеров напало на маленький городок на окраине королевства – со всем могли справиться они. Их было всего десять, но по отваге, храбрости и стойкости в битве им не было равных в этом королевстве, которое, кстати, было не таким уж и малым, каким казалось.

С превеликим удовольствием любой из рыцарей взглянул бы вам в лицо, мой друг, заставил бы вас посмотреть на его наряд, обделанный шёлком и золотом, но проворнее всех, конечно же, оказался Он. Его называли Превосходный рыцарь, Рыцарь из рыцарей, Лучший из лучших, Первый из десяти великих, Надежда королевства и прочими именами, перечислять которые можно было бы от начала дня и до его конца. Но Превосходный любил более всего первый вариант, так отделявший его персону от всех остальных рыцарей. Рядом с ним за столом сидели подобные ему люди. Первый, милорд Кров Уайт, доброте и честности которого не было равных в этом зале, смотрел на всё это сборище людей, золота и драгоценностей хоть и надменно, но всё же добрее, чем все остальные. Именно он, стройный, светлый, задумчивый и красивый одновременно, был частым гостем у Превосходного рыцаря. Вот и сейчас, когда дел никаких не было, Кров решил навестить друга. Второй же рыцарь был слегка противоположен Уайту. Милорд, которого, кроме как Рич, не звали никак (настоящее имя этого рыцаря, скорее всего, было утеряно в документах, а сам он на что-то иное не откликался), сидел по левую руку от Превосходного и о чём-то с ним болтал. Рич всегда был краток в выражениях, разрабатывал планы, когда выдвигался в путь, безошибочно ударял в цель, обладал многими видами магических искусств, но предпочитал любование своими коллекциями славному турниру или дикой охоте. Был он человеком более зажиточным, чем все остальные, проводил много времени у зеркала, скрывая недостатки своего лица, некоторые из которых нельзя было убрать, к его несчастью, даже магией. Одна родинка, находившаяся прямо под губой, вечно раздражала глаз Рича, он хотел больше белизны и чистоты на лицо, отчего, правда, никто не знал. Этот рыцарь был самым старым из всех и, наверное, самым мудрым, если не хитрым. Но стоит поскорее перейти к Превосходному рыцарю, чтобы не мучить вас больше, мой друг. О, кажется какой-то слуга вбежал в залу и невежественно кашлянул в сторону десяти сильнейших. Вся знать, отвлёкшись с небольшою грустью от своих развлечений, устремила глаза в сторону этого слуги, в руках которого был небольшой клочок бумаги. Он начал читать…

К концу длинного и томного монолога слуги на лице Превосходного рыцаря можно было найти две вещи, которые уживались там вместе вполне спокойно. Первая вещь – самодовольство, вторая – гнев. Рыцарь из рыцарей вышел из-за стола, подошёл к слуге, забрал у него листок и, повременив с полминуты, отправился из зала.

- Куда ты направился, Превосходный? – раздался вопрос среди знатных людей, который заставил полного уверенности в себе рыцаря остановиться и перед уходом посмотреть на океан лиц и глаз, обращённых к нему.

- А разве вам не стало ясно это из послания? – с насмешкой выразился он и с радостью разорвал листок. – Какой-то жестокий маг, подчинивший своей воле дракона, выкрал из поместья графа Торвальда его дочь и угрожает восточным окраинам нашей страны. Эта записка адресована именно мне! Это вызов! Я не помню графа Торвальда, наверное, он не так знаменит, но игнорировать угрозу королевству нельзя! Я немедленно отправляюсь в указанное место! И эта битва, господа, будет выиграна.

- Ура! Ура! Слава Превосходному! Ура! Несомненно, вы победите! Уничтожьте этого мага! – раздавались голоса из неизмеримой толпы.

- Если вас это не затруднит, милорд, принесите мне голову этого дракона! Я вам после хорошо заплачу! – слышались крики Рича из-за рыцарского стола.

- Конечно, – гордо улыбнулся герой и всё-таки покинул зал под крики и рукоплескания дам.

Спустя один час приготовлений, наш рыцарь, полный слепой отваги и какой-то непонятной весёлости, движется к своему коню, вооружённый до зубов. Но кто стоит и ждёт его? Кров Уайт зачем-то решил проводить Превосходного. Но требуется ли это герою?

- Друг, что ты делаешь здесь? Кров, почему ты не там, со знатью? – задал вопрос сильнейший рыцарь.

- Мой дорогой Превосходный друг, я не мог не проводить тебя в это путешествие. Я не знаю, что случится там, но у меня какое-то нехорошее предчувствие. А ещё у меня такое неприятное ощущение, словно я сделал тебе что-то плохое.

- Право, Кров, ты что-то путаешь. В чём ты виноват передо мной?

- Да вроде бы и ни в чём. Но… в любом случае. Прости меня, ладно?

- Хорошо, – слегка не понимая ситуации, произнёс рыцарь и обнял своего друга на прощание.

Так они и простились в тишине ночной, под сиянием звёзд, вдали от всего праздника, хозяин которого должен был ехать, должен был совершить новый подвиг.

Рыцарь сейчас быстро летел по дороге, которая, как уже указывалось ранее, располагалась на равнине. Крестьянские дети смотрели на этого героя, но что было в их глазах в этот момент? Вы думаете, мой друг, наверняка, что в глазах детей Превосходный казался невообразимым героем, наделённым титулом идеала и всеми теми качествами, которыми мы часто украшаем рыцарей романов, героев сказок, спасающих очередную принцессу, своих кумиров и всё подобное прекрасное и превосходное. Но на самом деле кроме зависти в глазах детей и крестьян не отражалось ничего. Все смотрели на доспехи, на дорого украшенный щит, на длинный, сделанный из очень дорогой стали меч, но никто не смотрел на лицо, никто и взгляда не бросил на фигуру, никому не были интересны волосы, они даже не решились взглянуть в глаза человеку, который спасал людей тысячами, а иногда и десятками тысяч. Превосходный рыцарь был превосходным в плане внешности. Я не знаю такого человека, которому бы образ сей не полюбился хотя бы своим видом. Наш герой на коне был второй Луной в эту ночь, и свет, который он излучал, защищал всё, что проживало вокруг. Но зависть, к чему она? Разве не должны дети бросаться вместе с отважным воином вперёд, мечтать стать такими же, как он, глядеть в будущее и видеть себя на этом скакуне? Нет, ничего подобного не было.

А Сильнейший из всех рыцарей продолжал скакать. Вот он пересёк равнину и въехал в Старый лес. Здесь было сказочно и волшебно всё: некоторые растения могли заговорить с путником, травы этого места лечили неизвестные никому болезни, а птицы выводили заблудившегося из лесного лабиринта, спасали голодного от смерти. Но что было до этих странных и непонятных ценностей Превосходному рыцарю, что могло его здесь пленить? Ответить на этот вопрос, я думаю, вы сможете и сами. Ничего. Старый лес казался нашему герою таким же старым и древним, каким он был, и Превосходный не видел здесь ничего более. Постойте же, неужели он остановился и слез с коня? Что же привлекло внимание Героя героев? Водное зеркало! Небольшое озерцо в центре леса. Превосходный долго смотрел на своё отражение, ему было это милее всего, что окружало его сейчас, а ведь лесная картина поистине была прекрасна. Наш путник вскоре, понимая, что честь и подвиг будут поважнее, запрыгнул обратно на коня и отправился дальше…

Четыре ночи, три дня и пару часов занял его путь, Превосходный рыцарь три раза менял коня и ужасно много раз останавливался, чтобы дать своим питомцам очередной отдых. Рыцарь достаточно сильно спешил, ведь его ждали, на него рассчитывали и не кто-то там, а высшие люди королевства.

Но вот она – цель, восточная граница. Здесь располагались горы и, что удивило Превосходного рыцаря, в горах теперь стоял тёмный, загадочный и страшный замок, ничуть не похожий на необыкновенный замок нашего героя. Солнце только-только поднялось, озаряя кругом всё. Рыцарь ускорился. Кто посмел за столь малое время воздвигнуть здесь своё логово? Превосходный был здесь пару месяцев назад, но ничего подобного ещё не видел. Кто-то очень сильно постарался для возведения сего сооружения. «В одной из башен этого замка находится она, дочь графа Торвальда! Нужно поскорее разобраться с этими надоедливыми противниками королевства, убить мага, дракона, всю прочую нечисть и вернуться обратно!» - подумал самоуверенный рыцарь. В горах теперь образовался проход, который как раз вёл в злое логово.

Рыцарь удивился, конь поднялся на дыбы и, заржав, встал, как вкопанный. Перед ними была преграда, мешающая пройти дальше, ко входу. Кто-то выкопал ров и установил колья, заострённые и, казалось, отравленные. Глубина была порядка пяти метров, длинна рва метров семь, а обойти его было нельзя, вокруг уже стояли стенами пугающие горы. Превосходный рыцарь лишь усмехнулся, повернул коня и отошёл ото рва. Затем развернулся и, крикнув по-геройски «Вперёд!», полетел вместе с конём к этой ловушке. Пара секунд полёта – и ров больше не помеха. Рыцарь и его конь отправились дальше.

Вот ворота зловещего замка, они открылись. Рыцаря разве ждали? На него из логова злого колдуна вылетело два уродливых существа. Это были гоблины, зелёные, мелкие по размерам, хитрые и быстрые. Они были вооружены небольшими копьями и стремились к герою, чтобы наверняка того убить. Превосходный рыцарь, понимая всю абсурдность ситуации, вынул меч из ножен, посмотрел на своё орудие со смехом и медленно поскакал на врагов. «Я сражался с полчищами Тьмы, страшными тварями и ведьмами, сила которых бы стёрла с карты целые королевства. Да сам Дьявол мог бы быть мне лишь равным соперником! Я ждал большего от тебя, мой противник». – С этими словами всадник обезглавил бегущие на него неприятности и, не обращая внимания на пролитую кровь, въехал в замок.

Здесь Превосходному, к сожалению, придётся продолжить путь без своего верного друга. Залы и башни этого логова не могли быть поприщем для хорошего скакуна. Рыцарь оставил своего коня и двинулся дальше в одиночку, положа меч на плечо.

Хоть замок и был, скорее всего, выстроен за пару месяцев, но он казался в очень ужасном состоянии. Повсюду была слякоть и сырость. Да, само существо замка, наверное, было мертво. Это были какие-то развалины с разодранными коврами, голыми стенами и неосвещёнными коридорами. Разве это может быть логово сильного колдуна? Но какая бы угроза не была, её нужно устранить. Долг перед королевством, который сейчас не хотелось выполнять, давил сверху.

Превосходный рыцарь переступил через порог одной залы и обнаружил здесь новых противников, но не менее смешных по сравнению с гоблинами. Три скелета, вооружённые ржавыми мечами, стояли посреди старых и прогнивших столов, битой посуды и безвкусных картин. Хоть где-то они есть, изображения искусства! Но как же это всё-таки смешно. Герой в одно мгновенье оказался около скелетов, этих бродячих мертвецов, еле перебирающих костями, и разрубил их пополам. Белые остатки разлетелись по полу, а наш рыцарь продолжил движение.

Ему пришлось пройти не одно такое «испытание». Согласитесь, мой друг, если бы логово этого колдуна посетил какой-нибудь мелкий авантюрист, искатель сокровищ или жалкий путник, то вошедший без приглашения уже был бы мёртв. Но нужно понимать, кого ты вызываешь на бой, когда крадёшь дочерей добропорядочных графов! Скука смертная овладела Превосходным. Линейные, ничуть не ветвящиеся коридоры и залы вели вперёд и никуда более. «Никакого разнообразия!» - сетовал Сильнейший из рыцарей. Наконец-то в очередной зале он наткнулся на вход в башню, отворил дверь и стал подниматься, уже проклиная записку, это путешествие и впустую потраченное время. Но чем выше наш герой поднимался, тем светлее становилось. Было понятно сразу: это башня дочери графа. Здесь, на самом верху, её держит злой колдун. Думая о скоро спасённой девушке, молодой рыцарь уже приготовился для хорошей улыбки, вспомнил давно заученные слова «Не бойся. Я спасу тебя! Я – твой герой!» Мысли о скором возвращении домой порадовали Превосходного. Он открыл дверь и очутился в комнате, полной серых и голубых тонов. Около решётчатого окна, располагавшегося напротив Превосходного, была установлена весьма дорогая кровать, на которой Сильнейший из рыцарей заметил милое тельце. Голова девушки и сама она повернулась к рыцарю спиной, послышались всхлипы, кажется, юная графиня плакала. «Не бойся. Я спасу тебя! Я – твой герой!» - произнёс, как и планировал, Превосходный и, подойдя к кровати, коснулся плеча попавшей в беду, чтобы та повернулась, наконец-то увидела лицо великого героя. Но это было не плечо человека, это была не девушка. Неживое тело, выкрашенное и одетое в платье – лишь кукла повернулась лицом к Превосходному, тот сделал шаг назад, сердцебиение участилось. Обман! «Что-то здесь не…» - только и успел промолвить он, как услышал шипение за спиной.

Рыцарь повернул голову. Гигантская змея, белая, как смерть, с телом, длина которого, наверное, равнялась высоте башни, смотрела на него и уже занесла клыки, чтобы проглотить нашего героя. Превосходный схватил свой щит и подумал отбить голову чудища, занимавшую половину комнаты. Однако змея, зацепив своими клыками щит рыцаря, ударила героя своей головой и проглотила единственную защиту Надежды королевства. «Чёрт!» - крикнул Сильнейший из всех рыцарей и бросился на противника, выставив меч вперёд. Чудовище решило протаранить рыцаря головой, что было весьма удачно. Кровать тоже оказалась ненастоящей. Превосходный, пробив её своим тяжёлым телом, стал падать куда-то вниз.

Через пару секунд последовало приземление, далеко не мягкое. Ударившись о твёрдый каменный пол, рыцарь слегка простонал от боли, а затем, оперевшись на меч, поднялся. «Что произошло? – думал он. – Почему дочери графа не было наверху? Что это за змей и, что самое важное, где я?» Ответ не последовал, но боковая стена, итак достаточно разваленного помещения, напоминающего круг, разбилась вдребезги, будто карточный домик, и голова старого врага нависла над рыцарем. Белый змей стал быстро окружать Надежду королевства и постоянно агрессивно шипеть, чтобы вывести героя из себя. «Да, неожиданность немного меня потрепала, но с этим чудищем я справлюсь, я уверен», – подумал Превосходный и стал следить за головой змеи, шныряющей по неизвестному ему помещению, освещаемому светом солнца, проходящему благодаря огромной дыре в потолке и стене. Рыцарь ждал, а змея никуда не торопилась. Вот она ползёт в одну сторону, вот в другую, приближается. Берегись, герой! Превосходный отпрыгнул в сторону кувырком и, оказавшись около скользкого тела белого противника, резко замахнулся мечом. Словно игла, прошедшая сквозь ткань, меч рыцаря пробил чешую врага. Чудовище заныло от боли и стало метаться со всей силы по месту сражения. Рыцарь оказывался то под змеёй, то ударялся о стену, отчего кости его трещали неумолимо, но Превосходный продолжал беспощадно всё глубже и глубже вводить свой клинок в тело змеи. Минут пятнадцать битва проходила в таком состоянии, пока змея, в очередной раз ударив рыцаря о каменный пол, не высвободилась из его мёртвой хватки. Кровь хлынула с новой силой. От злости на героя змея решила пожрать его целиком хотя бы ради мести, но, резко приблизившись к нему пастью, получила хороший удар кулаком. Даже не пользуясь мечом, достаточно уставший герой смог отправить змею в нокаут. Противник потерял слишком много крови, чтобы дальше бороться. Безжизненное тело змеи превратилось в туман и растворилось в воздухе.

Рыцарь осел на пол и начал тяжело дышать. Да, Превосходный попадал в трудные ситуации, но с такими быстрыми и живучими змеями он ещё не сталкивался. Круглое помещение, где проходила битва, собралось, словно по волшебству, кирпичик за кирпичиком, рыцарь даже не успел ничего понять. Вокруг воцарилась тишина, и это всё очень сильно настораживало. Вдруг в стене открылся проход, показался коридор. Но куда он вёл? Там же тупик. Рыцарь поднялся и сделал пару шагов вперёд, Превосходный очутился в коридоре, но тут произошло то, чего он, конечно, даже не мог предположить. Тупик коридора, большая каменная стена развалилась, и перед героем оказались два воина неизвестного происхождениях в тёмных доспехах, поблескивающих от старых драгоценных камней. Эти громилы были в два раза больше нашего рыцаря, в их руках нельзя было не заметить огромные мечи и щиты, от них веяло смертью. Проход обратно закрылся. Теперь наш герой оказался в тупике, лицом перед опасностью, возможно, ещё большей, нежели хитрая змея. Один громила выставил щит вперёд и, повременив пару секунд, подготовившись к разгону, начал быстро бежать на Сильнейшего героя. Превосходный твёрдо схватил меч, вдохнул и выдохнул воздух, приготовился к удару и, сделав шаг назад, ударил о каменный пол со всей силы. Образовалась мощная ударная волна, но верзила, не замечая её, ударил рыцаря своим огромным щитом и повалил на землю. Противник в тёмных доспехах неестественно для человека закричал перед лицом героя и замахнулся мечом. Превосходный выставил своё единственное оружие вперёд и заблокировал удар. Сражающийся во славу королевства рыцарь еле дышал, когда его враг, полный сил, давил, приближал своё оружие, готовя смерть оппоненту. Превосходный, воспользовавшись миниатюрностью своего тела по отношению к противнику, выскользнул из-под меча и нанёс удар по голове. Шлем слетел. Какого же было удивление рыцаря, когда он узнал, что перед ним стоит скелет, просто чуть больший в размерах и наделённый доспехами и оружием. Сильнейший вытянул руку вперёд, пока его противник замахивался мечом, и выкрикнул: «Свет!» Яркая искра, поднявшаяся в воздух, ударилась о череп скелета, стала его разъедать, как личинка. Рыцарь смерти пал в смятение и завертелся вокруг, больше не видя противника, бессмысленно показывая свои доспехи, хорошо обделанные золотом, со всех сторон. Превосходный замахнулся и со всей силы ударил соперника. Ему удалось пробить доспех скелета, дойти до костей. Сгусток тёмной энергии вырвался из ржавого, но крепкого металла и откинул уставшего гордеца к стене. Рыцарь выдохся, а впереди его ждал второй скелет, аналогичный первому. Через десять минут упорных попыток добраться до противника Превосходному всё-таки это удалось. Очередная победа! Какая же она сладкая, хоть это вовсе и не сам Дьявол во плоти.

Скелеты вырвались из какой-то большой залы, которая была уставлена намного богаче всего остального замка. Здесь были и книжные полки с тёмными томами, и золотые котлы, в которых варились зелья, здесь можно было найти ковры и картины. Вот это уже больше похоже на логово! Но долго рассматривать это зрелище Превосходному не дали. Из стен буквально вылезли арбалеты, будто призрачные, снаряжённые целой пачкой стрел. Арбалеты, как заколдованные, целили в нашего рыцаря и стреляли, и стреляли, и стреляли без остановки железными болтами. Нашему герою приходилось уворачиваться, не обращая внимания на боли и тяжёлые доспехи. Рыцарь медленно, но уверенно, перебираясь от одного укрытия к другому, продвигался к единственной двери в этом зале. За дверью оказались ступени, ведущие на более верхний этаж. «Чем дальше иду по этому месту, тем больше оно кажется мне зловещим. Главное – выбраться отсюда. Сомневаюсь, что мне удастся победить хозяина всех этих чудовищ. А кто знает, сколько их всего в этом проклятом замке?» - думал герой, переставляя ноги и постепенно делая шаги. С каждой секундой ему становилось всё тяжелее и тяжелее. Но рыцарь никак не мог понять почему именно. Потом Превосходный поднял голову и ахнул, делая пару шагов назад. Перед ним стоял, полный чистого величия, огненный великан, полностью сотворённый из стихии, которой принадлежал. Он стоял на пути, на единственном пути, преграждал его и, кажется, заметив нового соперника, не собирался его отпускать. Рыцарь понял: «Нужно давать бой. Но если я дам его в доспехах, то к середине схватки погибну от нестерпимой жары». Превосходный срочно скинул с себя всё снаряжение, оставшись лишь в жиппоне и штанах, которые он надевал под своё снаряжение. Началась схватка. У огненного великана было всё преимущество, он, огромный и недоступный для рыцаря, наносил непоправимые ожоги, изрыгал лавовые комья и плавил всё вокруг себя, не давая подойти Сильнейшему из десяти сильнейших. Превосходный изрезал своему сопернику все ноги, но так и не смог добиться результата. Что делать? Рыцарь прыгал с одной стороны, с другой. Герой даже усиливал свой прыжок и силу удара, чтобы пробиться сквозь живот великана, но тот лишь блокировал удары и не давал к себе подобраться. Полностью отчаявшись, Превосходный решил использовать свои последние силы, чтобы применить магию. Рыцарь увернулся от очередного огненного шара, пущенного в него великаном, скрестил руки воедино и, сосредоточившись крикнул: «Вода!» Вокруг великана стал формироваться водный купол, громила кричал от неизвестной никому боли, но уже не мог сдвинуться с места. От монстра остались одни лишь угли. Превосходный пал на ступени, не в силах больше идти, весь потный и грязный.

Рыцарь, взяв в одну руку меч и посмотрев на доспехи, которые полностью расплавились под бесконечными атаками огненного великана и высокими температурами, двинулся дальше, чуть ли не ползя по ступеням, которые из-за всех этих трудностей показались герою огромными, словно по ним ходили одни лишь великаны. «Что меня ждёт там, впереди?» - спросил себя Превосходный, когда увидел огромные двери в конце своего длинного пути. Ответ был прост, рыцарь увидит саму Смерть.

Он очутился в тронном зале, похожем на залы различных дворцов, но очень старом. Повсюду находились лишь разваленные колонны, на потолке висела старая-престарая люстра. Справа когда-то были окна, но теперь они исчезли, здесь больше их нет, как нет и стены, теперь здесь обрыв. Если бы Превосходный не боялся за свою жизнь и не посмотрел на полуразрушенный трон, то наверняка бы впечатлился закатом, который был виден из этого старого зала. Как давно здесь была коронация? Наверное, слишком давно. На троне восседала сама Смерть: вместо лица череп, на нём дряхлая корона; из глазниц свисают ржавые цепи; чёрная и полуоборванная мантия, облегающая «тело»; костяные руки, в которых находится посох. Смерть поднялась в воздух. «Неужели это он? Это тот маг, который создал всё это?» - подумал рыцарь. Смерть издала визжащий крик, который заставил Превосходного пасть на колени от боли в голове. Чудовище взмахнуло посохом и из него начала выходить длинная чёрная рука, сотканная из страха и страдания может тысячи, а может и миллиона людей. Эта рука не кончалась, она петляла, словно змея, и наконец схватила рыцаря за руку. Он пропустил такой лёгкий удар? Эта магия, эта подлая чёрная магия стала прожигать последнюю Надежду королевства, уничтожать Превосходного, будто по молекуле или по атому, одна за другой сжигая эти мелкие частицы. Страшный крик вырвался из уст рыцаря. Превосходный схватил меч и взмахнул им, рассеивая тем самым чёрную магию, рубя заколдованную колдуном руку на части. Когда герой избавился от мёртвой хватки, то сразу же рванулся к развалинам колонны, где можно было как-то защититься, но Смерть, кажется, предвидела это. В руках этого чёрного мага посох за одно мгновение преобразовался в зловещую косу. Смерть налетела на рыцаря и тот еле-еле заблокировал первый удар. Вторым ударом Смерть намеревалась отсечь Превосходному голову, но наш рыцарь спрятался за остатками былого величия, за остатками трона, и вовремя, ведь от трона почти ничего не осталось после удара. Лучший из лучших рванулся вперёд, пытаясь просто убежать от Смерти, но она никогда не была простым противником. Чудище взмахнуло косой, создавая огромную тёмную волну магии. Рыцаря откинуло этой волной на другой конец зала, а чёрный маг начал медленно приближаться к своей жертве, Превосходный явно был уже не противником. И тут Надежду королевства осенило: люстра была подвешена, но держалась с помощью верёвки, к которой (хвала судьбе!) его откинуло. «Иди ко мне!» - крикнул он врагу, поднимаясь на одно колено. Смерть, рассмеявшись, полетела быстрее. Рыцарь повернулся к заветной верёвке и взмахнул мечом. Превосходному удалось обмануть Смерть, старинная люстра послужила ей отличной клеткой и чем-то наподобие гильотины. Рыцарь упал, довольный последним вздохом жестокого мага, наверняка создавшего весь этот замок и всё это испытание.

Вокруг воцарилась полнейшая тишина. Превосходный, лёжа на животе, никогда так не был рад победе.

- Конец пути! – произнёс рыцарь, тяжело дыша в каменный пол.

- Нет, мой друг. Это только начало, – послышался до боли знакомый голос.

- Кто ты? Что ты от меня хочешь? – с трудом поднялся герой, осматриваясь по сторонам.

- Я хочу битвы, – сухо произнёс Кров Уайт, выходя из стены, будто из воды. Теперь-то рыцарь узнал его.

- Что? Но как? – лишь подавленно промурлыкал Превосходный, осматривая своего друга, одетого в доспехи, но стоящего всё же без шлема.

- Значит ты хочешь знать? – сказал Уайт и замахнулся мечом на героя, - хорошо, я поведаю тебе всё, если победишь меня.

Рыцарь с трудом заблокировал неожиданный удар и упал на колено, пытаясь хоть как-то контролировать ситуацию. – Так ты солгал мне? Неужели ты – предатель? Как ты мог?

- Постой, - произнёс спокойно Кров, нанося удар за ударом. – Ты запутаешься в выводах, если начнёшь думать о том, кто я. Но помни одно: я никогда не был тебе врагом, и я не стану им.

- Да разве… Разве друг нападёт на тебя с намерениями убить? Разве друг выйдет из логова самой Смерти? – тяжёлое дыхание всё учащалось. Сколько ещё сможет продержаться наш герой?

- Это я создал этот замок. Смерть, как ты изволил называть, была моим созданием. Всё остальное – тоже. До последнего кирпича, - холодно произносил друг рыцаря.

- Но зачем? Зачем же?! – Не в силах больше отбиваться, Превосходный пропустил удар. Меч вонзился ему в плечо и вышел, оставив после себя огромное пятно крови, начинающее расти.

- Не отвлекайся, Превосходный. Никто кроме тебя не прошёл бы это испытание. Я это знал, так не разочаровывай меня на последнем этапе! – ещё один удар пришёлся по Надежде королевства, но уже по ладони его левой руки.

- Ааа! – закричал в ярости рыцарь и, сам не зная почему, ударил мечом со всей силы по сопернику. Кров не ожидал этого, он отлетел к обрыву, тому самому месту, где раньше были стёкла и стена, а теперь отсутствуют, и ухватился за него.

- Хах! Наверное, я всегда был слабее тебя, верно? – были бы последние слова Уайта, потому что рука его уже ослабела, тело готово было полететь вниз, но Превосходный схватил своего друга правой, еле живой ладонью.

- Стой! Скажи мне, для чего это?! Для чего это всё!?

- Хорошо, - спокойно ответствовал Кров и начал с улыбкой на лице. – Это всё я сделал лишь затем, чтобы показать тебе, мой друг, как слаба ваша знать, как слаба система, в которой мы живём, как слаб сам ты, Сильнейший в королевстве.

- Что? – удивлёнными глазами моргнул рыцарь. – Объясняй! Объясняй лучше!

- Хорошо. Понимаешь, мой друг, вы все обленились. В вас нет жизни, вас не любят люди. Единственное ваше веселье – пиры и охоты. Вы растолстели, ослабели духовно и физически. Вы не представляете угрозы Тьме, которая, возможно, затаилась, а раньше вы сметали её легионы по щелчку пальца. «Что будет, если придёт армия таких Смертей?» - спроси меня. Я отвечу тебе: «Мы умрём». Тех, кого действительно волнует судьба королевства, можно пересчитать по пальцам одной руки. Вы больше не решаете проблемы со знатью, вы лишь существуете ради самих себя. Вы забыли про долг, про честь. «Что будет, если кто-то окажется предателем? Что, если на нас пойдёт войной другая страна?» - спроси меня! Но я отвечу тебе так же, как на первый вопрос, и буду прав. Понимаешь, даже тебя можно выманить в одиночку из замка, просто написав какую-то записку. Я не крал никаких дочерей графов, имя этого – выдумка. Вы даже не проверяете информацию, вы – просто куски мяса на обеденном столе. Вы давно перестали замечать свои недостатки и больше не сможете ничего сделать, вас просто когда-нибудь съедят. Но…

- Что «но»? – с горечью в глазах спросил Превосходный.

- У тебя есть шанс всё это исправить. Ты можешь это сделать. Но чтобы всё исправить, ты обязан измениться. А изменить тебя, мой друг, должен был я… - последнее предложение Кров Уайт прошептал со слезами и улыбкой на глазах. Его ладонь зажглась, и Превосходный инстинктивно выпустил руку друга. Никто бы не смог выжить от падения с такой высоты.

- Нет! – лишь успел крикнуть наш герой, наблюдая за падением этой единственной, наверное, на всё королевство Белой Вороны.

Он ещё долго сидел в одиночестве, любуясь закатом, рассматривая с этой высоты поля, реки и горы, все гигантские пространства, на которых проживают те, кого нужно защищать и те, кто должен защищать. Превосходный думал о смысле своего существования, о том, как можно всё изменить, о короле, который так же, как и Кров, хочет чего-то нового, но не может сделать это в одиночку. «Друг, твоя смерть не напрасна…» - прошептал в темноту рыцарь.

Прошло несколько недель, Превосходный давно оправился от ран и сейчас, наверное, находится внутри своего дворца. Что? Его там нет? Где же прикажете его искать? Ушёл к своим крестьянам? И правда: он тренировал маленьких ребятишек владеть мечом, стрелять из лука, рассказывал им о своих прошлых похождениях, битвах, катал на личных лошадях. На лице Превосходного теперь блистала улыбка, в глазах его крестьян исчезла зависть, поселилась радость, веселье, понимание и чувство защищённости. Много знати было убрано, её просто исключили из списка, понизили в титулах, забрали золото, земли и раздали более нуждающемуся народу. Рыцари и маги теперь направлялись на более простые задания, отправлялись разведчики для определения истинности донесений, были снижены налоги. Вскоре в соседние государства были отправлены дипломаты, чтобы налаживать отношения, начинать взаимовыгодную торговлю. Превосходный рыцарь часто смотрел на небо, вспоминал, наверное, своего единственного друга и вздыхал. Кстати, он не любил, когда его называли по прежнему имени. Официально теперь к нему обращались только король и настоящие верхи общества. Для всех остальных же он именовался так – Рыцарь.

 

читателей   99   сегодня 2
99 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...