Последний аккорд

Россия. Весна 1809 года.

Настя сидела в красивой гостиной у белого рояля, осторожно касаясь тонкими пальцами черно-белых клавиш. В полумраке их почти не было видно, а тлеющие угли камина отбрасывали вокруг едва заметные отблески, словно мотыльки исполняли причудливый танец.

На небольшом стеклянном столике лежал дневник в кожаном темно-синем переплёте, с серебристыми вставками на корешке. Настя нашла его сегодня утром на полу возле кровати. Странным было то, что никто не знал, как дневник там оказался. Едва справляясь с волнением, девушка перелистывала пожелтевшие страницы, а дочитав до конца, ужаснулась. «Почему так поздно? Почему только сейчас я узнала об этом проклятии? – заламывала руки девушка. – Сейчас, когда я не в силах что-либо изменить и новая смерть уже слишком близко».

На плечи огромной каменной глыбой свалилась усталость. Как же хотелось куда-то спрятаться, чтобы больше не переживать эту боль снова и снова, теряя любимых людей. Не видеть кошмары по ночам, и не просыпаться от собственного крика.

Настя потеряла счет времени, и даже не заметила на щеках солёные слёзы, медленно расчерчивающие кривые дорожки мокрыми штрихами. Она не стёрла их холодными ладонями, ни разу не всхлипнула. Затуманенным взглядом девушка посмотрела вокруг. На полу, словно листва во время листопада, рассыпались яркие, блестящие афиши. Эти бессловесные свидетели её очередного оглушительного успеха. В полумраке они казались грязными кляксами на белоснежных листах бумаги. Настя вздрогнула, когда теплая ладонь легла на плечо.

– Сыграй для меня, – послышался тихий мужской голос. – Ты никогда не играешь для меня.

В голосе – едва уловимый упрёк. Девушка замерла. Сердце пропустило один удар. Сейчас она готова бросить всё, перечеркнуть свою мечту, только чтобы он всегда был рядом.

– Прости, я не слышала, как ты вошел, – тихо ответила Настя, и устало улыбнулась.

Девушка поёжилась, только сейчас почувствовав, как замёрзла. Посмотрев вверх, она заглянула в его серые бархатные глаза, которые сейчас казались совсем чёрными. Глаза, которые светились нежностью и безграничной любовью.

– Когда я проснулся, тебя не было рядом.

Мужчина протянул руки, и почувствовал, что её маленькие ладошки совсем ледяные.

Ты не надела кольцо.

Он не сказал. Не спросил. Не упрекнул. Ни слова. Казалось, даже не огорчился, никак не выдав бурю эмоций. Только Настя знала, что это не так. Чтобы чувствовать его, не нужны слова. Нет, она очень дорожила кольцом, для них обоих оно имело очень большое значение. Это подарок Влада перед первыми гастролями три года назад. Только сегодня Настя сняла кольцо. Идеально огранённый кроваво-красный гранат, словно капля крови, ярко выделялся на белизне кожи и казался почему-то ненавистным.

– Что случилось? – озабоченно спросил Влад, увидев её заплаканные глаза.

Сердце в груди заметалось, словно израненная птица в силках охотника.

– Я не могу… Я не хочу играть на сцене. Больше не будет гастролей, – прошептала Настя и отвернулась.

– Но ты не можешь сейчас всё бросить, ты приложила слишком много усилий. Знаешь, – Влад немного помолчал и осторожно усадил Настю на колени, – если честно, то иногда мне кажется, что ты любишь музыку даже больше, чем меня.

– Но это не жизнь, это проклятие. Понимаешь, всё началось в тот самый день, когда я вышла на сцену. И теперь каждый новый успех причиняет мне безумную боль! Влад, мне очень страшно. Ты должен прочесть его, – взмолилась девушка, протягивая дневник.

– Милая, ты просто устала. Последние гастроли были долгими и тебе просто нужно отдохнуть.

– Нет! Скольких любимых людей я еще должна потерять, чтобы ты понял? Сначала брат, потом родители. Каждый раз, когда я поднимаюсь на новую ступень славы, кто-то близкий и дорогой мне погибает. Это не совпадение и не случайность.

– Ш-ш-ш… Тише милая, – Влад нежно гладил её по голове, – это просто глупые совпадения. Это жизнь, так бывает. Давай уедем ненадолго. Вдвоём. Куда угодно. Только ты и я.

– Да, без музыки я не могу, но если потеряю тебя, я себе этого никогда не прощу, – решительно произнесла Настя и с силой сжала ладони.

– Глупенькая. Что может со мной случиться? – Влад улыбнулся.

Вдруг Настя вскочила и закричала.

– Разве я уже не заплатила высокую цену?! Я не дам тебе забрать его! Я люблю его, больше, чем твою проклятую музыку!

Влад смотрел на обезумевшую девушку, стоящую посреди комнаты, пытаясь понять, что происходит. Он не узнавал Настю, словно кто-то чужой вселился в неё. Ещё вчера она восторженно болтала, когда вернулась домой после долгих гастролей. Любимая была так счастлива, и жгучая ревность к музыке уступала, когда он видел её сияющие, как у ребенка глаза. В эти моменты сердце таяло, и было наплевать. Наплевать на то, что ему месяцами до безумия не хватало рядом любимой женщины, но она всегда возвращалась домой. К нему, и Влад готов её ждать. Всегда…

Тихий металлический скрежет резанул острым лезвием тишину гостиной, и огромная кованая люстра сорвалась, разрывая звенья цепи. Толчок. Удар. Настя, оттолкнутая Владом, потеряла равновесие и отлетела к стене. Шум разбивающегося о мраморный пол стекла и сминаемого металла на мгновение оглушил. Девушка, пошатываясь, медленно встала и обернулась. Крик застрял в горле.

– Нет! Только не ты, только не ты! – Слезы тонкими струйками текли по щекам.

Открыть глаза. Увидеть её нежную улыбку. Дрожащими пальцами прикоснуться и никогда не отпускать.

Нет сил.

Только скрип царапающих веток о стёкла. Только стук дождя, бьющегося в истерике и постепенно замирающий под её тихие всхлипывания. Только тишина.

Медленно и неизбежно приближался рассвет. Настя встала и медленно вышла на улицу. Слёз больше не осталось, лишь только пустота и обжигающие капли ледяного дождя…

***

Наше время.

Перелёт занял недолгих четыре часа. «Мне просто необходимо расслабиться, – думала девушка, рассматривая красивый пейзаж за окном иллюминатора. – Как же долго я ждала этот день, как долго к нему шла. Это моё первое турне, когда я так далеко и надолго уезжаю из дома». Аня откинулась на спинку пассажирского кресла и закрыла глаза.

Воспоминания закружили её в вихре переливающихся, разноцветных солнечных зайчиков, прокручивая их, как в детском калейдоскопе. Девушка улыбнулась, вспомнив, когда еще совсем маленькая, как от огня шарахалась блестящего черного фортепиано. Как убегала и пряталась, закрывала маленькими ладошками уши, едва заслышав первые аккорды музыки, которую играла мама. Странно, но почему-то она ужасно боялась всего, что с ней связано. Только когда ей исполнилось шестнадцать лет, что-то вдруг произошло. Как сейчас Аня помнила тот день, когда по какой-то непонятной причине её потянуло к инструменту. С тех пор прошло шесть лет долгих и упорных тренировок, и как результат – турне длиною в полгода. Об этом она не могла даже и мечтать.

Музыка стала её жизнью. Аня словно растворялась в ней, опьянённая аплодисментами и восторженными взглядами. В одно мгновение вдруг перестало существовать всё, кроме успеха и желания блистать на самых известных сценах.

Самолёт начал снижение, и Аня улыбнулась предстоящему дню, в ожидании незабываемых приключений в своей новой роли – молодой и невероятно талантливой пианистки.

***

Да, это был абсолютный успех! Сан-Марино, Палермо и Флоренция восторженно встречали юное дарование. Многочисленные газетные издания наперебой рассказывали о девушке из небольшого городка, в одно мгновение ставшей знаменитой. К концу подходили гастроли, и сегодня она давала заключительный концерт в Милане, на который обещали прилететь родители.

– Девочка моя, не волнуйся, мы уже взяли такси и едем из аэропорта. Я люблю тебя, – послышался в трубке нежный мамин голос.

Аня вышла на сцену и села за инструмент. Сегодня был очень важный день. На мгновение закрыла глаза, чтобы унять дрожь. Зазвучала музыка. Три часа пролетели как один миг. Раздался оглушительный шквал аплодисментов.

Не увидев в зале родителей, девушка заметно заволновалась и, выйдя за кулисы с огромным букетом белых роз, быстрым шагом направилась в гримёрку. Открыв дверь, нашла в сумочке телефон и набрала номер. Телефон не отвечал. Не понимая, что происходит, заметалась по комнате.

Неожиданно раздался телефонный звонок, и Аня нажала кнопку принятия вызова.

– Здравствуйте. Мне очень жаль. На встречную полосу вылетел грузовик, водитель которого не справился с управлением. Ваши родители погибли на месте. Примите мои соболезнования.

Тишина. Тишина и длинные, оглушающие гудки. Телефон выпал из рук, и Аня провалилась в темноту.

***

– Ты должна играть, – в который раз повторила подруга.

– Я не могу, мне страшно. Помнишь, как тогда, в детстве. Я просто не могу себя заставить.

– Глупости. Ты была рождена для этого. Твой агент забросал меня звонками, ему приходится откладывать запланированные через два месяца гастроли. Жизнь вокруг летит бешеным темпом, Аня. Иначе другая, не менее талантливая пианистка, с лёгкостью займёт твоё место.

Девушка молча смотрела прямо перед собой.

– Аня, прошло уже три месяца, ты совсем осунулась. Посмотри в зеркало, на кого ты стала похожа.

Подруга упрямо продолжала сидеть, совершенно не реагируя на слова.

– Нет, так не пойдёт, – Кристина взяла подругу за плечи и встряхнула. – Ты меня вообще слышишь? Вспомни, кода в последний раз улыбалась или просто выходила на улицу? Тебе нужно продолжать жить. А еще тебе нужно играть. Да, так вышло, но ты не должна закапывать себя рядом с ними.

Наконец, словно очнувшись от спячки, Аня посмотрела на подругу полным боли взглядом.

– Пойми, я не могу даже слышать эти звуки. И мне кажется, что это уже со мной происходило…когда-то. Может, я просто схожу с ума?

– Пообещай мне, что хотя бы попытаешься снова начать жить, как все нормальные люди, – подруга подошла и ласково обняла Аню. – Значит так, завтра мы уезжаем из города. Ты отдохнёшь, и всё наладится. И да, отказы не принимаются!

***

– Ты даже не представляешь, как там красиво, – всю дорогу тараторила Кристина. Это просто бомбический отель! Я когда увидела его на сайте в интернете, сразу поняла – это именно то, что нам нужно! Представляешь, дом построили ещё в восемнадцатом веке. А три года назад, после реконструкции, открылся отель, – не умолкала подруга. – А вдруг там живёт миленькое привидение? Или какой-нибудь рыцарь утащит твоё сердце?

Аня слабо улыбнулась. Подруга всегда была авантюристкой и неисправимым романтиком, чего ей самой порой так не хватало.

– Опять ты загрустила? – и Кристина толкнула её вбок. – Прекращай, мы же едем отдыхать!

Отель находился в глубине парка. От большого, красивого, трёхэтажного здания цвета топлёного молока с арочными окнами и колоннами у входа, у Ани перехватило дыхание. На миг она представила себя, скачущей на лошади в компании молодого человека. Вдруг он наклоняется и нежно целует её в шею.

Девушка тряхнула головой и видение исчезло. «Да уж, – подумала Аня. – Чары Кристины уже начали действовать, но может это и к лучшему и давно пора понемногу выбираться из кокона, который я сплела вокруг себя».

Подруг встретила приятная женщина-администратор, представившись Ниной Сергеевной. Уютный номер люкс на втором этаже был обставлен мягкой мебелью под старину, на стенах висели красивые картины и гобелены, а пушистый ковер приятно щекотал босые ступни.

Наспех распаковав чемоданы и пообедав в ресторанчике отеля, Аня решила немного прогуляться по парку. Тем более, что здесь, неподалёку, очень красивое озеро.

Пройдя по аллее, она увидела кованую беседку и присев на скамейку, залюбовалась пёстрыми уточками. На душе вдруг стало так легко и спокойно, словно она уже когда-то была здесь и никуда не уходила.

Нежданная слезинка скатилась по щеке, а потом полились слёзы, и с ними понемногу уходила жгучая боль от потери родителей и страх музыки. Возможно, подействовала атмосфера окрестностей отеля, но где-то в глубине души Аня вдруг поняла, что всё изменится уже сегодня. Девушка откинулась на спинку лавочки и закрыла глаза, подставляя лицо лёгкому ветерку и теплым лучам солнца.

– Сыграй для меня, – послышался сквозь шум листвы тихий мужской голос, – и чья-то тёплая ладонь коснулась её руки. Только рядом никого не оказалось.

Аня проснулась среди ночи от звуков красивой мелодии фортепиано и резко села на кровати, пытаясь сообразить, где находится. Сонные мысли путались, упорно не желая собираться в кучу. Девушка пару раз моргнула, пытаясь сосредоточиться. Через мгновение звуки умолкли так же неожиданно, как и начались. Странно, но в отеле она не заметила фортепиано. Еще некоторое время Аня присушивалась, но слышала лишь стрекотание сверчков сквозь приоткрытые окна и тихое посапывание подруги рядом.

Утро следующего дня обещало быть солнечным и приятным. Аня решила его провести, осматривая отель. Хозяева постарались по максимуму сохранить обстановку восемнадцатого века. Правда, третий этаж отеля еще не открыли, поэтому на данный момент в нём было только десять номеров. Ещё пять обещали встретить гостей уже через год.

За тщательно отреставрированным фасадом прятался бассейн и бильярдная комната, гостиная с большой библиотекой. Аня очень любила читать и рассчитывала провести в библиотеке как минимум несколько вечеров.

Самой большой изюминкой отеля оказался конный клуб. Девушка с детства мечтала научиться верховой езде и с восторгом ждала первого занятия с инструктором. Вечером она уже искренне улыбалась, под одобрительные взгляды Кристины.

Следующей ночью всё повторилось. В этот раз Аня отчётливо услышала звуки музыки и всё тот же приятный мужской голос. Она была готова поклясться, что даже ощутила чьё-то едва уловимое тёплое дыхание на щеке.

Девушка в панике вскочила с кровати и заметалась по комнате. «Нет, я еще не готова, не готова возвращаться к музыке. Не сейчас, не сейчас, рана еще слишком глубока». Второпях она схватила кофту и выскочила из комнаты. В полумраке коридора девушка налетела на женщину. Испуганно вскрикнув, та попятилась назад, но через мгновение, взяв себя в руки, улыбнулась.

– Вы слышите? Это звуки фортепиано, – дрожащим от волнения голосом произнесла девушка. – Я уже не первую ночь слышу их и чей-то голос. Вчера я подумала, что мне показалось, но сегодня всё повторилось.

Да вы дрожите! Пойдёмте, я налью вам чая.

В просторной гостиной с красивым камином собеседницы устроились на мягком уютном диванчике. В комнате веяло прохладой, и Нина Сергеевна разожгла камин. Старинные часы пробили два часа.

– Её звали Анастасия Юрьева. – Женщина задумчиво начала разговор. – Талантливая русская пианистка, объездившая с гастролями полмира. Она имела всё, о чем только может мечтать любая девушка: состояние, множество поклонников, любящий мужчина. Но её сломило горе, и жизнь разлетелась, как разбитая чашка на тысячи осколков, которые она так и не смогла собрать.

Нина Сергеевна замолчала, а Аня боялась даже пошевелиться.

– А потом погиб её любимый мужчина. Влад. – Женщина тяжело вздохнула. – После его гибели Настя отказалась от карьеры, продала дом и уехала. Больше о ней ничего не слышали. Люди, купившие впоследствии этот дом, поговаривали, что по ночам иногда слышно, как Влад зовёт Настю и просит сыграть на фортепиано, а его душа до сих пор ждёт возвращения любимой женщины.

При виде округлившихся глаз Ани, Нина Сергеевна улыбнулась.

– Это всего лишь легенда, не бойтесь. По крайней мере, я ещё ни разу не слышала ни голоса Влада, ни звуков музыки.

Некоторое время лишь потрескивание углей в камине нарушало тишину. Часы пробили три часа.

– Уже поздно, Аня, я пойду спать. Но если вы вдруг засидитесь здесь, можете воспользоваться библиотекой и брать любые книги. Только большая просьба, перед отъездом верните их, – сказала женщина и тихо закрыла за собой дверь.

Аня шла вдоль стеллажей, бережно касаясь старинных книг. Вдруг пальцы замерли на книге в кожаном тёмно-синем переплёте с серебристыми вставками на корешке, от которой шло едва уловимое тепло. Словно её долго держали в руках и только что поставили на полку. Осторожно вытащив книгу, девушка раскрыла её. Старые пожелтевшие страницы и витиеватый мужской почерк выдавали дневник. Аня уже подняла вверх руку, чтобы вернуть её на место, но в последний момент что-то заставило девушку передумать. Угли в камине догорели, и в гостиной стало почти темно.

«Прочту его завтра», – подумала Аня, почувствовав наконец-то приятную усталость и, вернувшись в комнату, мгновенно уснула.

***

Утром Аня долго не могла встать с кровати. Кристина разбудила её в восемь утра, сообщив, что внизу уже ждёт завтрак, а после него экскурсия в художественный салон-магазин в Музее Цветного Камня. Ехать туда на машине до города не более получаса, а такое разнообразие камней и редких ювелирных украшений вряд ли еще где-то увидишь. Как обещала Кристина, там будет безумно интересно. К тому же, можно приобрести что-то из красивых безделушек, а у девушек, как известно, много этих самых безделушек не бывает. Аня не очень любила украшения, но спорить с подругой не хотелось. К тому же, чем быстрее они вернутся, тем быстрее она начнёт читать найденный в библиотеке дневник.

Следует отдать должное подруге, выставка действительно была безупречной. Проходя мимо блестящих витрин, Аня вдруг остановилась. Внимание привлекло красивое кольцо с кроваво-красным камнем. Девушка очень долго стояла рядом: оно казалось почему-то до боли знакомым и притягивало, как магнит.

– Прекрасный выбор! – сказала молоденькая продавщица, протягивая украшение. – Это кольцо Анастасии Юрьевой, знаменитой пианистки восемнадцатого века. Вы можете примерить его и купить, если украшение вам понравится.

На удивление размер подошёл идеально.

«Где же я могла его видеть раньше?» – подумала Аня и в голове медленно всплыла картинка: молодой мужчина надевал ей на палец кольцо, нежно целуя ладонь.

Голова внезапно разболелась, и стало тяжело дышать. Дыхание словно обожгло кожу. Обеспокоенная девушка быстро сняла кольцо и вернула продавщице.

По дороге в отель Кристина с азартом показывала свои покупки: серьги-подвески и небольшое кольцо из нежно-голубого аквамарина. Соврав подруге, что ничего не приглянулось, Аня отвернулась и сделала вид, что рассматривает бегущие за окном окрестности. Только на душе было неспокойно. Внутри всё дрожало, словно в предчувствии чего-то очень важного.

Вечером, после ужина, Аня нашла Нину Сергеевну. Девушка чувствовала, что может поделиться своими переживаниями только с ней, несмотря на то, что с Кристиной они очень близки. Аня никак не могла понять, что происходит, но обязательно хотела выяснить, надеясь получить хоть какой-то ответ после рассказа о видении с кольцом.

Спокойно выслушав, некоторое время женщина молчала. Аня готова была поспорить с кем угодно, что та сомневалась, стоит ли начинать разговор, но вздохнув, взяла её за руку и повела вверх по лестнице.

– Сами бы вы никогда не нашли сюда дорогу. – Нина Сергеевна отодвинула на стене большой гобелен и достала ключ. – Эта дверь ведёт на третий этаж. Он сейчас на реставрации, но я думаю, что вам стоит туда заглянуть.

Первое, что увидела Аня, это белый рояль посреди большой комнаты. Время совершенно не коснулось его. Только слой сизой пыли мешал полностью разглядеть всю его красоту. Тяжелые шторы были слегка раздвинуты и пропускали косые лучи солнца сквозь витражные окна. Повернув голову направо, девушка увидела висящую на стене картину и шумно вздохнула. Красивая пара, сидящая в беседке на берегу озера, излучала любовь и нежность. Молодой мужчина обнимал девушку. Аню поразил взгляд его бархатных серых глаз с россыпью серебристых искорок. Такой выразительный и тёплый, словно перед ней сидел живой мужчина. Но в следующее мгновение девушка увидела то, что заставило сделать пару шагов назад и застыть на месте. С полотна неизвестного художника на неё словно смотрело отражение из зеркала. Единственное, что выдавало другую женщину – цвет волос и мушка на левом виске.

– Это же я, – пораженно произнесла девушка, оправившись от лёгкого шока.

– Когда я столкнулась с вами той ночью, я подумала, что вы, Аня, на неё очень похожи. Но теперь я знаю другое, что вы не просто похожи. Вы – это она. – Посмотрите, – и женщина указала на картину.

На безымянном пальце ярким пятном выделялось красивое кольцо с кроваво-красным камнем. То самое, которое Аня видела сегодня в магазине и так испугавшее её.

– Но этого не может быть! Это нереально!

– В мире нет ничего нереального. Каждый из нас сам создаёт свою реальность, – произнесла Нина Сергеевна, положив ладонь на плечо девушки. – Как сказал один замечательный писатель Бернар Вербер : «Реальность, это то, во что ты веришь».

Аня стояла перед картиной и тысячи вопросов носились в голове, как огромный разворошенный улей. «Господи, что здесь происходит? Как такое возможно? Наверное, я просто медленно схожу с ума, или сплю, и мне нужно проснуться? Или нужно бежать! Что мне делать?»

Не спрашивайте меня ни о чём,словно услышав мысли, сказала – женщина. – Я, так же как и вы, не смогу ответить на все эти вопросы, – и немного промолчав, продолжила. Но может быть, вы оказались здесь не случайно. Возможно, Насте и Владу была уготована совершенно другая судьба. А благодаря вам, Аня, она может измениться. Также как и ваша. Подумайте об этом. Вот возьмите, мне кажется, вам это может понадобиться, – тихо произнесла Нина Сергеевна, и протянула ключ.

***

Девушка вернулась в комнату спустя полчаса и застала Кристину, взволнованно бегающую по комнате.

– Аня, ты не представляешь, что я прочитала, – возмущённо повторяла подруга, размахивая книжкой в тёмно-синем переплёте. – Это ты вчера принесла её из библиотеки? Да тут такое, такое! – не унималась Кристина.

– Представляешь, какой-то выживший из ума старикашка проклял любимую жену, Эмму, когда та предпочла карьеру семье! А потом взял, и помер! Нет, ну всё бы ничего, да только проклятие затронуло не только его жену. Его внучка, Настя, тоже оказалась проклятой. Она ещё жила в этом доме лет двести назад.

Аня посмотрела на подругу и без сил опустилась на кровать.

– И всё потому, – продолжала свой возмутительный монолог Кристина, – что любила она славу больше близких для неё людей. Вот и умирали они из-за этого. Каждый раз, после гастролей, представляешь? Вот, если не веришь мне, сама почитай! – и подруга торжественно вручила дневник.

Аня устало закрыла глаза. «Сегодня произошло слишком много событий, и я не хочу ни о чём думать. Тем более о Насте и её сумасшедших родственниках. Я должна как следует выспаться», – подумала девушка, но открыв глаза, подскочила на месте. От увиденного перехватило дыхание. Посреди спальни в черном костюме для верховой езды стоял Влад.

От неожиданности Аня выронила дневник и закричала.

– Любимая, что с тобой? – единственное, что услышала девушка, падая в обморок.

***

– Аня, Анечка, – сидя возле подруги, повторяла Кристина.

Постепенно приходя в сознание, девушка вдруг вспомнила всё. Себя и Влада в ту самую роковую ночь, и слёзы заструились по щекам.

– Мне так плохо, – безжизненным голосом, сквозь тихие всхлипывания бормотала девушка, зарывая лицо руками. – Она это я! Я так любила его и не понимала этого. Я так виновата перед ним. Перед родителями. Перед всеми…

Кристина смотрела на подругу, не понимая, что происходит.

– Аня, ты что-то недоговариваешь, – осторожно начала подруга. – Мне кажется, или с тобой действительно что-то происходит. Ты очень изменилась.

– Ну, ты же хотела, чтобы я перестала сидеть взаперти и начала жить дальше? – в ответ грустно произнесла девушка.

– Может, ты мне всё-таки расскажешь? Я всё пойму. И возможно смогу тебе помочь. Не отталкивай меня.

Аня задумчиво посмотрела на Кристину и медленно начала рассказ. К тому моменту, когда она произнесла последнее слово, глаза у подруги были похожи на два больших блюдца.

– Ты думаешь, я сошла с ума? Что мне делать? – устало спросила Аня.

– А помнишь, – вдруг ответила Кристина, – самую известную фразу Скарлетт О'Хара? Поэтому советую хорошо выспаться, а уже утром принимать решения.

***

Утро оказалось солнечным и тёплым. Быстро позавтракав, подруги, вооружившись бутылочкой розового вина, пытались найти выход из сложившейся ситуации.

– Получается, я здесь появилась не случайно. Может, я должна спасти Влада? – заметила Аня.

Сделав небольшой глоток вина, девушка продолжила.

– Давай рассуждать логически. Всё началось, когда я приехала сюда. Первый раз я услышала голос Влада в беседке. В той самой где, по-видимому, Влад подарил Насте кольцо. Второй раз я услышала музыку и его голос в этой комнате – в их спальне. А дальше было то самое кольцо и дневник. Каждый раз я что-то видела или чувствовала, когда прикасалась к их общим вещам. Ну и само собой, смогла переместиться в прошлое.

Аня вопросительно посмотрела на Кристину. Та едва заметно кивнула, соглашаясь с подругой.

– А ещё, судя по всему, я повторяю судьбу Насти здесь, так же слепо стремясь к славе… Если в прошлом я смогу спасти Влада и разрушить проклятие, то и здесь моя судьба изменится. Правда, есть небольшая мелочь: мне придется погибнуть, – с непринуждённой улыбкой окончила девушка.

– Категоричное нет! – поморщилась Кристина. – Ты не должна жертвовать собой ради мужчины, которого даже не знаешь!

– Но это совершенно не мешает мне чувствовать Влада так же, как и Настя. А может даже сильнее.

– А вдруг, ты не погибнешь? Ты же не знаешь, в какой момент вернёшься в прошлое.

– Я поняла! – произнесла, наконец, Аня. – Я просто должна вернуться и отменить гастроли. Не будет больше погони за славой и тогда они оба останутся живы.

Кристина улыбнулась и долила вино в бокалы.

– Именно поэтому, тот роковой день, в который погиб Влад может и не наступить. Ты можешь там очутиться намного раньше. И раз уж ты его так любишь и не представляешь без него жизни, оставайся там и будь счастлива, – подытожила Кристина.

– Нет, я не могу лишить Настю её жизни, я должна буду вернуться и прожить жизнь здесь, пусть и без Влада.

Хоть такая перспектива вовсе не порадовала девушку, но она твёрдо решила идти до конца.

– Может, передумаешь?

– Никто точно не может знать, что случится, поэтому будь что будет. Хуже, я думаю, уже в любом случае не будет. Нет, единственное, если что, – и Аня посмотрела на подругу, – мне будет очень не хватать тебя.

Допив вино, подруги обнялись. «Только лишь вернувшись на третий этаж, и сев за инструмент, я всё узнаю», – думала девушка, медленно поднимаясь по лестнице и сжимая в руке заветный ключ.

***

Аня открыла дверь и медленно подошла к роялю. Бережно смахнув пыль, села на банкетку, сделала глубокий вздох и начала медленно играть, в первый раз за несколько месяцев. Музыка поразила своей красотой, словно она в первый раз села за музыкальный инструмент. Взяв последний аккорд, девушка сняла руки с клавиш и опустила их на колени.

Яркий свет ударил в глаза. Послышался шквал аплодисментов, и Аня поняла, что оказалась в прошлом, а гастроли в самом разгаре. Конферансье взял девушку за руку, выводя на середину сцены.

– Великолепная Анастасия Юрьева! Следующее выступление состоится завтра!

Набрав в лёгкие побольше воздуха, Аня вдруг произнесла.

– Я благодарю вас всех. Всех, кто был со мною рядом, приходил на каждое выступление. Я благодарю вас за каждый восхищенный взгляд, за каждую розу. Ведь всегда играла только для вас, и только ради вас. Но сегодня моё последнее выступление, и я хочу посвятить его моему любимому мужчине.

Зал загудел. Занавес закрылся, и Аня облегченно вздохнула.

Никогда еще возвращение домой не было таким желанным и волнительным. Влада она застала в кабинете. Такого родного и близкого, в то же время такого чужого и далёкого.

– Я отменила гастроли, я вернулась! Я не буду больше играть на сцене, я только сейчас поняла, что счастлива здесь, рядом с тобой! – восторженно взвизгнула Аня, утопая в объятиях Влада.

Как же ей хотелось остаться здесь! Как же жаль, что это не её жизнь. Влад всегда будет любить Настю, а не её, и осознавать это было непереносимо больно. Молниеносно пришло осознание того, что очень скоро она вернётся. Вернётся туда, где Влада никогда не будет в её жизни. «Что ж, – думала Аня, - придется научиться жить без него, ведь частичка моего сердца навсегда останется здесь».

Девушка смотрела на Влада, стараясь запомнить каждую черточку на его лице, даже боясь прикоснуться. Она не имела на это права. Неожиданно Влад наклонился и нежно поцеловал. Прикоснувшись кончиками пальцев к губам, на которых всё еще чувствовалось тепло поцелуя, Аня ощутила солёный привкус слёз.

Нет, он не должен её целовать. Но единственное, что у неё никто не отнимет, – это право сыграть для него в последний раз.

– Я очень тебя прошу, только не говори сейчас ничего. – Аня молча взяла Влада за руку и повела в гостиную.

– Попроси, – еле слышно прошептала Аня. – Иначе, я не смогу…

– Сыграй для меня, Настя.

Девушка закрыла глаза. Это первый раз в жизни, когда так больно и тяжело играть. Аня знала, что как только она сыграет последний аккорд, всё вокруг исчезнет, и в её жизни больше никогда не будет Влада.

Вдруг раздался звонок телефона. От неожиданности Аня подскочила на месте, пытаясь понять, где она находится. Обведя взглядом комнату, девушка грустно улыбнулась. Она всё так же сидела у белого рояля в отеле. Настойчивый звонок повторился снова, и девушка ответила.

– Девочка моя, как ты? – раздался в трубке весёлый мамин голос. – Мы с папой будем на днях проездом и обязательно к тебе заедем. Я люблю тебя. До скорого.

Не помня, как оказалась в парке, Аня медленно шла по аллее. Мысли путались, а голова раскалывалась от нахлынувших эмоций. «Значит, всё получилось, проклятие разрушено и теперь всё будет хорошо. Только без него».

Девушка села на лавочку в беседке и закрыла глаза. Тёплый ветер шелестел листвой, качая ветви деревьев.

– Прошу прощения, но мне кажется, оно принадлежит вам, – рядом раздался до боли знакомый голос. Девушка подняла глаза и вскрикнула, медленно растворяясь в бархатных серых глазах с россыпью серебристых искорок.

Молодой мужчина взял Анину ладонь в свою руку. Сердце бешено забилось. Осторожно, словно боясь спугнуть загнанную лань во время охоты, он надел ей на палец кольцо с кроваво-красным гранатом, нежно целуя ладонь. Прикосновение обожгло кожу.

– Но как? – только и смогла произнести пораженная девушка.

Медленно пустившись на лавочку рядом с Аней, он нежно обнял её, зарываясь в волосы, и прошептал.

– Не знаю… Но мне кажется, я имею на это полное право.

читателей   91   сегодня 1
91 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...