Побочный эффект

Физз только с виду маленький и слабый, но не обманывайтесь. В этом гоблине силы не меньше, чем в слоне.

Когда он взялся за оглобли и рванул с места, я едва не вывалился из коляски и не полетел вверх тормашками.

— Эй, — ору, — предупреждать надо! — А сам держусь изо всех сил, следя, чтобы коробка с пиццей не слетела с моих коленей.

— Нет времени на болтовню! — крикнул Физз в ответ.

Коляска неслась мимо домов, мимо тротуаров, по которым фланировали пестрые горожане.

Заказ на улицу Мыльного Короля, дом пять. Большая пицца с сыром и грибами, надбавка за скорость…

Что ж, работа есть работа, но невежливо пинать эльфа, когда тот спит. Можно ведь просто сказать по-эльфийски, но…

— Подъем! — заорал, стоя надо мной, братец Дук. — Заказ!

Помню, взвился я с мешков с мукой, на которых спал, и брякнулся на пол.

Братец Дук — сволочь, нарочно измывается надо мной. С той поры, как папаша Гарпен назначил его своим заместителем, этот тип совсем зазнался. Верно говорят, дай эльфу малую толику власти, так он императором себя возомнит.

Короче, вылетел я из кладовой в общий зал, где публика угощалась пиццей и пивом, и поискал глазами своего напарника.

Физза не было.

— Он уже на улице, — проревел позади меня братец Дук, собираясь отвесить мне пинка. Я увернулся — чувствовал, что сейчас прилетит. Фьють! Нога братца рассекла воздух, где только что был мой тощий зад. — Ах ты урод, — донеслось до меня, но я уже мчался к выходу со скоростью ветра, прихватив со стойки коробку с пиццей. — Урод! В следующий раз берегись!

Нет, вы слыхали? Урод! На себя посмотри, кривоухий!

Кстати, какая муха его укусила сегодня? Может, кто наслал проклятие на этого самодовольного болвана?

Ладно, с ним потом разберусь. Или я — не я.

Повозка уже стояла у дверей, Физз ждал меня. Первым делом гоблин ткнул мне в лицо своим хронометром, которым очень гордился.

— Время! Где тебя носит? — Он выпучил глаза и показа два ряда длинных зубов. Акула отдыхает. — Полторы минуты потеряли!

— Э…

— Убью, — пообещал Физз.

Я малый понятливый, мне дважды повторять не надо. Через мгновенье мы с пиццей (сыр и грибы) уже сидели я коляске.

Денек был хорош. Сейчас бы устроить себе выходной, подумал я.

И в тот же миг Физз и рванул с места. Ну и бешеный! Посмотрите, как работают его ноги! Как все его зеленое естество устремляется вперед, особенно нос! Физз подобен стреле, выпущенной из арбалета, только эта стрела еще и могла маневрировать. И, поверьте на слово, она маневрировала так, что мне оставалось только молить предков, чтобы коляска не перевернулась на вираже. Ветер свистел в моих ушах, перед глазами пролетели чьи-то лица, окна домов, лотки торговцев, удивленные лошади, возмущенные горожане и выглядывающие из подворотен коты.

И все мы задавались одним вопросом: что происходит? Никто в Зулле еще не видел, чтобы рикша носился с подобной скорость.

Что-то не так…

В общем, пока я пытался не превратиться из эльфа обыкновенного прямоходящего в эльфа летающего, Физз работал ногами. Город он знал лучше кого бы то ни было — он же гоблин! — и мог провести меня таким путями, о которых иные старожилы и не догадываются. Там проулок, экономящий половину улицы, тут срезать по дворам, едва втиснувшись между мусорными ящиками (на всем скаку!), чтобы не дуть целый квартал… В этом Физз мастер. Лучший! Спросите, зачем ему вообще возить меня, если можно бегать самому — с такими-то ногами? Отвечу. Мой папаша, записной гоблинофоб, ни за что не хотел доверять Физзу товар. «Если не сожрет сам по пути, так денежки от клиента прикарманит, — сказал он. — Или будет возить тебя, или пусть ищет другую работу!»

Вот так и живем. И работаем.

Когда мы выскочили на улицу Мыльного Короля, я не заметил. Пробежав узким переулком, гоблин рванул вправо — коляска несколько метров катила на левом колесе — и через несколько мгновений затормозил…

Непредупрежденный, я полетел вперед. С воем, словно диковинная птица, сделал дугу над головой Физза и шлепнулся на мостовую. Перекувырнулся один раз и сел, прижимая пиццу к груди. С тротуара кто-то визгливо засмеялся. Высоко над головой местные пикси передразнивали меня.

— Упс, — услышал я за спиной. Гоблин подошел ко мне и спросил, живой ли я.

Завидев мой раскаленный от ярости, прямо вулканический взгляд, Физз изобразил широкую улыбку. Дескать, раскаивается.

Ага, так я и поверил. Это месть мне за мою нерасторопность.

— Ты… — Мой хрип должен был перерасти в отповедь, но Физз снова показал мне свой хронометр.

— Это время. А это дверь. — Он указал направо от меня. Действительно. Дверь. И номер дома.

— Идем на рекорд, — сообщил Физз, — поэтому, если не встанешь, я возьму тебя за шиворот и заброшу на крышу.

Я встал и, убедившись, что пицца не пострадала, поковылял к двери. После десяти секунд криков и долбежки мне открыла красивая девушка.

— Деньги, — деловито сообщила она, — надбавка за скорость. — В руки мне она вложила монеты и уставилась на меня. Наверное, думала, со мной что-то не так.

Это было недалеко от истины.

Понаблюдав за тем, как я стою с отрытым ртом, она с грохотом закрыла передо мной дверь.

— Опять! — Физз взбежал на крыльцо и потащил меня вниз по ступеням. — Когда ты перестанешь быть дураком?

Я не мог ответить на его вопрос.

Я всегда приходил в ступор перед Истинной Красотой. А та девушка (папаша бы сказал: «Она всего лишь человек!») ею и была…

Физз усадил меня на сиденье, взял деньги, сунул себе в карман и сказал:

— Мы приехали на четыре минуты раньше.

Тут я очнулся.

— Ты сошел с ума?

— Нет.

— Тогда почему ты пришел на четыре минуты раньше? Наш прежний рекорд и так был недостижимым для конкурентов.

Физз подмигнул.

— Пусть это будет секретом.

— Нет не пусть. Расскажи!

— Нет.

Гоблин взялся за оглобли и потрусил обратным путем.

 

 

Братец Дук подозрительно оглядел нас.

— Почему так быстро?

— Стараемся, — отчеканил Физз.

Эльф проворчал в том духе, что оно и видно, и разделил между нами причитающееся.

— Новые заказы? — спросил я, пряча монеты.

— Нет, — ответил братец Дук.

И отправился за стойку, взял пивной стакан и начал его яростно протирать. При этом все еще с подозрением косился в нашу сторону.

— Видал? — сказал я Физзу, когда мы ушли в дальний угол зала и сели за столик, предназначенный для персонала. Посетители не могли без нашего приглашения занимать его.

— Что? — спросил, изобразив невинность, гоблин.

— Мой брат не воодушевился твоими успехами. И я тоже.

— Почему?

— Я чуть не убился! Ты и так носишься как безголовый петух — и я каждый рая рискую оказаться в канаве, а тут! Какая муха тебя укусила? — Я сурово посмотрел на напарника. — Мой ушибленный зад требует объяснений. Колись! Магия?

Физз открыл рот и тут же захлопнул его. К нашему столику подошла Мина, одна из моих сестер, точно такая же приемная, как все дети папаши Гарпена и мамаши Изо.

— Промочить глотку не желаете, мальчики? — Мина держала поднос с двумя кружками эля. Гоблина упрашивать не пришлось. Он схватил свою кружку и стал жадно пить. Понимаю. Рикша тратит сил не меньше, чем портовый грузчик.

Я тоже взял эль, и Мина вернулась в зал, к клиенту-орку, которому понадобилась дополнительная порция пиццы с мясом.

— Колись, — сказал я, продолжив напирать.

— Ладно. — Физз утер рот рукавом. — Есть один секрет, он и правда колдовской. Пару глотков одного зелья достаточно, чтобы сделать из тебя самого быстрого бегуна. — Гоблин посмотрел по сторонам. — Только никому.

Я развесил уши.

— То есть, ты выпил эту бурду перед нашим выездом?

— Ну да. Круто, правда? — Глаза Физза сияли. — Я могу бегать в два, в три раз быстрее. Представь, сколько мы можем наколотить деньжат. Когда папаша Гарпен узнает о наших успехах, ему придется-таки раскошелиться. Иначе — пшик, мы перебежим к конкурентам.

Я икнул.

— Погоди, ты хочешь пойти к нему и поставить вопрос ребром?

— В общем, да. Еще немного побегаю, прикину, что да как…

— Плохая идея, — сказал я.

— Что? Побегать?

— Идти к моему папаше. Он не любит, когда ему ставят условия.

— А кто любит? — философски заметил гоблин. — Привыкнет. Ну или ладно — я хоть сейчас уйду. Вон пиццерии «Горный ветер», «Золотой грот» или «Молот».

Я поморщился.

— Будешь работать на гномов?

— Деньги не пахнут, — хмыкнул Физз.

— Плохая идея…

— Да что ты заладил? В конце концов, свет клином не сошелся на вашей «Королеве вереска». Особенно, где такое отношения к моему народу.

— Это только папаша… Ну и братец. Другие, ты знаешь, к тебе отлично относятся.

— Я здесь лишь потому, что ты, тощий паршивец, мой друг. — Физз допил эль и стал думать, не перекусить ли ему. Не решив, прибавил: — Или открою свой бизнес перевозок. Кому надо в другой конец города, доставлю в мгновенье ока. Или… доставка мелкооптового товара. У меня, приятель, теперь возможностей хоть отбавляй.

Я приуныл. Если Физз уйдет, то мне придется бегать на своих двоих. Максимум через неделю мне крышка. Эльф — существо хрупкое.

— Поэтому сегодня вечером мы с тобой вместе отправимся к твоему папаше и скажем…

Я прыснул элем. Гоблин, вот реакция, увернулся.

— Вместе?

— Точно. Тебя это тоже касается. Разве нет?

Ну друг, ну ты вообще. Это практически нож в спину.

Я кряхтел, подбирая слова, а Физз с удовольствием наблюдал за моими мучениями.

— Мы… — сказал он, и тут в подсобке прозвучал знакомый звук.

Телефон — новомодное изобретение, вошедшее в быт жителей Зуллы, издал динь-динь. Братец Дук бросился в дверной проем. Звук в телефоне был ужасным. Иногда орать приходилось так, что клиент, если он жил поблизости, мог услышать голос братца и без всякого приспособления.

Короче, мы с Физзом замерли, ожидая, что сейчас нам дадут новый адрес. Улыбка гоблина расцвела. Он счастлив снова опробовать свое волшебное зелье.

Я же наоборот. Лишь от мысли, что придется испытать, сидя в коляске, внутри у меня взрывались шутихи.

— Ага… — сказал Физз, завидев братца Дука, выходящего в зал. Братец был красный и злой — говорить по телефону испытание не из легких. — Вот и работка…

Гоблин встал и резво потрусил через зал. Я допил свой эль, встал со стула.

И тут случилась катастрофа.

 

 

Физз остановился, точно незримая сила пригвоздила его к месту, потом издал звук, показавшийся подозрительным не только мне, но и посетителям пиццерии. Все они уставились на него — и было, на что посмотреть.

Физз менялся. Сначала из зеленого он стал оранжевым, потом малиновым в зеленую клеточку, потом цвета стали сменятся с невероятной скоростью, образуя безумные сочетания.

В пиццерии стало тихо. Муха, бившаяся о стекло, и та обернулась узнать, что происходит.

Гоблин начал расти, причем неравномерно. Сначала рука, потом нога, полголовы, нос, пальцы на левой ноге разорвали ботинок.

— Спасайся кто может! — рявкнул орк, недавно заказавший еще порцию пиццы.

Затолкав в рот все, что не успел съесть, он вскочил и прыгнул к выходу.

Зал взорвался воплями. Опрокидывались стулья и столы, тарелки и кружки летели на пол.

А гоблин рос, и из-за этих его резких движений казалось, он исполняет новомодный танец.

— Эй, ты чего? — не придумав ничего умнее, спросил я.

Физз успел раздуться до размеров слона и задевал макушкой балку. Вот что он мне ответил:

— Глглоглорг!

Я приблизился, чтобы переспросить — и напрасно.

Здоровенная ручища Физза врезалась в меня, отправив в долгий полет. Уже через мгновенье я вылетел через центральный вход, просвистев над головами посетителей и врезался в стену дома напротив. Того самого, в котором располагались наши извечные конкуренты, гномы. Привлеченные шумом, они как раз высыпали наружу и уставились на громадную гоблинскую ногу, торчащую из двери «Королевы вереска». Остальная — большая — часть Физза находилась внутри.

Врезаться в камень со всей силы — приятного мало. Я сел и уставился на невиданное зрелище. У входа толпились возмущенные посетители, рядом стояли мои приемные родители, сестрица Мина, братец Дук, братец Смерк и братец Риэль. Никто из них и не думал справиться о моем здоровье. Родственнички называется!

Возмущение нарастало по мере того, как со всех сторон подтягивались зеваки. Гномов тоже хватало. Владельцы «Горного ветра» гоготали, запрокинув головы, нарочно, чтобы позлить папашу Гарпена. Он терпеть не мог, когда гномы так делают.

— Все бы вам веселиться! — повернувшись в их сторону, прорычал он и тут заметил меня, сидящего с дурным видом у стены. — Эй, а ты что там делаешь?

Я не мог ответить однозначно. Потому что сама ситуация не была однозначной.

— Иди сюда, — велел мне папаша. — Не позорь родителей!

Гномы гоготали. Теперь уже надо мной.

Назло им я встал на обе ноги и, с трудом вспомнив, как правильно ходить, двинулся на правильную сторону улицы.

— Ну и что это такое? — спросила мамаша Изо, ткнув в ту часть Физза, которая была снаружи, пальцем.

Я ответил:

— Почем мне знать? У нас был вызов, а потом это…

Братец Дук бросил на меня красноречивый взгляд. Я ответил ему не менее красноречивым, хотя не был уверен, что именно в него вкладываю.

— Эти двое что-то задумали. Я сразу понял.

— Ты о чем? — спросил папаша Гарпен.

— Они обернулись с улицы Мыльного Короля на четыре минут раньше. Носом чую, это все гоблин.

— Но… но… как? — махала руками мамаша Изо.

Я не стал рассказывать им про волшебное зелье.

— Как теперь его оттуда вытащить? — Почему-то после логичного вопроса, заданного сестрицей Миной, все уставились на меня.

Я пробурчал, что сейчас придумаем, и подошел к ближайшему окну. Толпа позади меня гудела, гоготала и вопила, словно ее режут.

— Эй, — сказал я. — Физз, ты меня слышишь? — Для верности постучал по стеклу.

— Слышу, — донеслось с той стороны.

— Ты… можешь пошевелиться?

— Нет.

— Почему?

— Я заполнил собой весь зал, тупица! Меня скрючило, раздуло и расплющило. Моя вторая нога упирается мне в затылок! Это неприятно, доложу я тебе!

— Слушай, а это часом не твоя магия виновата?

— Она. Я так думаю. Говорилось что-то о побочных эффектах.

— Ага!

— Вот тебе и «ага». — Здоровенная зеленая нога Физза огорченно шевелила пальцами. И вообще, благоухала так не слабо. — Теперь что мне делать?

— Где ты взял зелье? Я схожу туда и спрошу продавца, что делать.

Огромная масса внутри пиццерии скорбно вздохнула.

— Эй, — сказал папаша Гарпен мне. — Ты собираешься вытаскивать оттуда своего дружка или мне объявлять о банкротстве?

Гномы не унимались.

Я заверил присутствующих, что мы с Физзом в процессе решения проблемы.

— Чем быстрее ты уменьшишься, тем лучше.

— Знаю, — проворчал Физз. — Они здорово злятся, да?

— Прилично. А еще эти гномы.

— Им лишь бы поржать.

Здесь он был прав. Гномы ржали.

Я открыл окно.

— Короче, слушай и запоминай… — сказал Физз.

Мои уши ловили каждое слово.

 

 

Гоблин жили у реки, в трущобном районе. Беднота, скученность — все типично. Физз, плоть от плоти своей малой родины, мечтал выбраться из нее и стать кем-то большим, чем просто ушастым и зеленым коротышкой. Его нельзя в том винить. Вот мы, эльфы, мечтаем о том же. Наверное, и люди, и орки, и тролли, и все прочие. Так устроен мир.

Перейдя по мосту через канал, вода в котором изрядно пованивала, я углубился в недра Гоблин-тауна. Повсюду, естественно, были гоблины, и они занимались своими гоблинскими делами, не переставая попутно о чем-то громко спорить, хохотать и ругаться. Между домами на уровне второго этажа висело мокрое белье, оборванцы сидели на мостовой, бесчисленная мелкота носилась вокруг меня. Гоблинята потрусливее клянчили деньги, а более отважные, пытались найти их у меня в карманах. Я пригрозил им, что нашлю на них свою страшную эльфью магию — и их тотчас словно ветром сдуло. Правда, на суровых домохозяек этот способ не действовал. Стоило мне повернуть за угол, как я наткнулся на группу гоблинш, которые немедленно приперли меня к стенке. Они голосили, перебивая друг друга, но кратко их вопрос можно было сформулировать так:

— Какого мантикора ты сюда приперся?

— Здрасьте, — сказал я, слегка нервничая. Гоблины, хоть и шумные, но, в целом, безобидные. Впрочем, если доведется, могут и навалять. — Мне бы увидеть Мамашу Лихо. Очень надо.

Группа домохозяек уставилась на меня, точно я с дракона упал.

— Тебе она зачем? Она со всякими… не разговаривает, — сказала старшая в группе. — И вообще, шел бы ты отсюда, пока…

— Меня послал Физз. Вы ведь такого знаете? Он мой друг.

Физза они знали, но не очень верили мне. Точнее, тому, что гоблин дружит с эльфом и что этот самый эльф способен по доброй воле явиться сюда.

Гоблинши хотели продолжения. Я настаивал, дескать, времени нет, надо срочно выручать Физза.

— Надаем ему как следует, — предложила одна, — и выпнем.

— Нет, лучше проводим к Мамаше Лихо и спросим ее мнения.

Спор, к счастью, решился в мою пользу. Я вздохнул.

В итоге гоблинши повели меня под конвоем по известному адресу, следя, чтобы «этот хмырь не спер чего-нибудь».

Мамаша Лихо жила в конце квартала, где ютились одноэтажные домишки, видавшие, судя по их виду, еще сотворение вселенной. Шумная делегация свернула к одному из них, самому старому и уродливому.

К еще более уродливой двери мы подойти не успели — она открылась, выпуская на кривое крыльцо Мамашу Лихо.

— Что за шум, а драки нет? — спросила она скрипучим голосом. Впервые я видел самую могущественную шаманку Гоблин-тауна. Напоминала она покрытый мхом и одетый в лохмотья бочонок. Бочонок опирался на клюку.

Округа замерла. Даже гоблинята, оседлавшие ближайшие крыши, заборы и деревья.

— Привет. Я от Физза, — сказал я. — У него проблема сами знаете, с чем.

Мамаша Лихо, которой было сто лет в обед, пыталась взбодрить свою память. А я представлял, какую казнь придумает для нас папаша Гарпен.

— А ну — в дом! — Мамаша Лихо схватила меня за куртку и втащила через низкий дверной проем. Едва успев наклонить голову, я очутился внутри.

Ух ты, настоящее ведьмино логово! Ну, представляете себе: сушеные травы пучками, банки с заспиртованными лягушками и тритонами, горшки и мешочки с колдовскими ингредиентами для зелий и сами зелья в бутылочках и баночках всех сортов и размеров. На полках старые книги и манускрипты, статуэтки из камня, гипса или сплетенные из соломы. И еще много разного, что для непосвященного казалось хламом, найденным на помойке.

— Он раздулся, да? — спросила Мамаша Лихо, которой надоело ждать, пока я налюбуюсь.

Я подскочил.

— Раздулся, мадам. Вы бы его видели. Если бы не наша пиццерия, то он бы лопнул.

— Понятно. — Слово «пиццерия» ее почему-то покоробило. Она смерила меня холодным взглядом. — Эльфы теперь дружат с нами?

— Некоторые, — сказал я. — За всех говорить не могу.

— Зулла катится в тартарары, — вздохнула шаманка и отправилась к полкам.

Я поскреб затылок. Мамаша Лихо, оказывается, не разделяла идеи мирного сосуществования рас.

— Говорила я твоему Физзу, чтобы он не пил больше трех глотков эликсира. Но дуракам закон не писан. На.

Она подошла ко мне и протянула мешочек размером с ладонь.

— Ты, вижу, малый не из умников, поэтому скажу просто: высыпь на Физза эту смесь. Она снова сделает его прежним.

— Почему это я не из умников?

— Все эльфы тупицы, как по мне, — проворчала она.

— Но…

— Будешь спорить?

Я подумал и не стал. Взяв мешочек, положил его в карман.

— Значит, вы и сделали то средство для быстрого бега?

— Нет, не я, а моя жаба, вон та, в банке которая сидит!

Я посмотрел на жабу. Та важно пучила глаза. Дескать, чего уставился, мозгляк?

— Да я это, я, — рявкнула Мамаша Лихо. — А еще говорил, что умный. Эльф. Что с тебя взять?

Наверное, после столкновения со стеной я стал плохо соображать, иначе бы шутку понял сразу. Жаба не может создать волшебный эликсир, это же элементарно.

— На выход, — сказала Мамаша Лихо, тыча в меня клюкой. — На выход. Если что, я буду все отрицать. У вас всегда во всем гоблины виноваты. Меня тут вообще нет.

Дверь открылась. Я оказался на крыльце. Хлоп. Аудиенция закончилась.

— Привет, — сказал я толпе, стоящей передо мной и ожидающей продолжения. — Дико извиняюсь, но мне пора…

Впрочем, выпустили меня не сразу. Гоблинши заявили, что я не покину район, пока не расскажу все. Угроза была реальной (в том числе и в той части, где мне обещали намять бока), поэтому пришлось выложить им подробности. Новость разлетелась по Гоблин-тауну в одно мгновенье, и Физз стал знаменитостью. Ничего, поделом. В следующий раз будет думать.

 

 

Когда я вернулся к пиццерии, народ уже собирался приступить к активным действиям. Я спросил у сестрицы Мины, для чего им ножовки и топоры, а сестрица сказала, зевая, что папаша Гарпен подал идею разделать Физза на части и по кускам вытащить его из помещения. Физз, конечно, активно возражал и дергал своей гигантской ногой, торчащей из двери, однако общественность уже предвкушала бесплатный аттракцион.

И тут, к счастью, вернулся я и вмешался в процесс. Папаша думал своей головой? Если они разделят Физза на части, то с кем я буду возить заказы?

Никакого соображения. Кажется, Мамаша Лихо права: эльфы тупицы.

— Стойте! — Я начал расталкивать вооруженных инструментами зевак. — Стойте! Я сейчас все исправлю.

— Ну вот, — заворчал папаша Гарпен. — Только веселье началось.

Толпа вторила его разочарованию.

— Веселье — распилить моего друга на части? — встал я в позу.

— Одним гоблином больше, другим меньше.

Слыхали?

Я пыхтел от ярости.

— И правильно! — крикнул кто-то из толпы. — В Гоблин-тауне их полным-полно. Никто и не заметит.

Толпа с инструментами начала движение.

— Караул! Режут! — завопил Физз и задрыгал своей гигантской ногой.

Я подумал, что высказать папаше я всегда успею, и преградил толпе дорогу.

— Назад! Или…

— Или что? — Бородатый человечище с вот таким пузом, держащий садовые ножницы, навис надо мной.

Я показал ему мешочек ведьмы.

Толпа заржала.

А через секунду ей уже было не до смеха. Не зная, что еще делать, я открыл мешочек и высыпал его содержимое на гоблинову ногу. Теоретически все сделал правильно…

Из мешочка вылетел рой разъяренных ос и набросился на линчевателей. Таких плясок, скажу я вам, мне в жизни видеть не приходилось. Побросав свои ужасающие железяки, люди, эльфы и орки, жаждущий крови, соревновались, кто исполнит более нелепое па и сколько раз съездит себе по лицу. Я стоял, как столб, и смотрел. Моя семейка тоже. Ни у кого из них, невзирая на зловещие намерения, не было пил и ножей, поэтому осы их не тронули. Гномы, решив не искушать судьбу, укрылись в своей пиццерии и закрыли дверь.

В общем, кончилось тем, что с воплями и визгом, искусанные во все возможные места, злодеи разбежались.

— Это ты? — спросил папаша Гарпен. — Ты все натворил?

Я задрал нос.

— Это я называю восстановлением справедливости.

Наверное, лучше не говорить, в чем причина метаморфозы Физза. Я вообще не уверен, что гоблину светит остаться на работе.

Папаша хотел что-то сказать, но мамаша Изо перебила:

— А куда он делся?

Мы обернулись. Громадная нога исчезла, проход был свободен.

Братец Дук первым кинулся в пиццерию, мы рванули за ним.

Разгром внутри был полным. Своей громадной массой Физз раздавил все. Чудом уцелела только барная стойка.

— Ой, у меня же там печь! — взвизгнула мамаша Изо и вместе с братцами и сестрицами помчалась проверять, можно ли что-то еще спасти. Запах горелого распространился по всему помещению, посреди которого сидел со скорбным видом гоблин.

Поднявшись, Физз отряхнулся.

— И что это было? — уткнув руки в бока, прорычал папаша Гарпен.

— Э… — сказал гоблин, изображая раскаяние.

— Э… — вторил я ему, но не знал, что и сказать.

— Вас обоих следовало бы подвесить за ноги сушиться на солнце.

Мы не хотели висеть вверх ногами, но промолчали.

— Я пойду, соберу вещички, — сказал, повесив голову, Физз.

— Никуда ты не пойдешь. — Голос папаши превратился в смесь горящей серы и меда. — Нет, приятель. Посмотри вокруг… Видишь? Здесь убытков столько, что тебе придется десять лет работать бесплатно, чтобы их мне возместить.

Физз посмотрел на меня. Я на него. Мы оба открыли рты.

— Так что, — продолжил папаша Гарпен, — ты остаешься и… начинаешь с уборки помещения. — Он указал на валяющуюся в углу швабру.

Гоблин съежился от ужаса.

— Только не швабру… Пожалуйста! — завопил он тонким голоском.

— Швабру! — Папаша Гарпен уже собирался схватить Физза за шиворот — и последствия могли быть непредсказуемыми, как в дверях пиццерии возник один из наших завсегдатаев.

— Это чего у вас тут происходит?

Папаша отвлекся, и гоблин, пользуясь единственным шансом, кинулся бежать. Я, честно, совершенно рефлекторно, за ним. Завсегдатай едва успел отпрыгнуть в сторону.

Мы выбежали на улицу, запрыгнули в коляску.

— Стоять! — грохотал позади нас папаша Гарпен.

Он выбежал из пиццерии, размахивая кулаками, но Физз уже дул по улице с максимальной скоростью.

Все-таки и без волшебного зелья он быстр.

 

читателей   99   сегодня 4
99 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...