Пирамида

Луч солнца прошел через полупрозрачную грань Пирамиды, вспыхнул ярче и, рассыпавшись на всевозможные цвета, пронзил оковы Силы. Я неохотно открыл глаза. Приближался новый герой.

Мой узловатый хвост, увенчанный влажно блестящим жалом, со свистом прочертил борозду на каменном полу. Я выпустил когти, любуясь их безупречной остротой и твердостью. Сладко потянулся. Зевнул, втягивая сухой воздух всеми четырьмя ноздрями, и легко выпрыгнул из своей ячейки. Вокруг оживали собратья-химеры, также разбуженные долгом и единственной целью нашего существования.

Герои, воины, храбрецы, все как на подбор… Они приходили сюда не слишком часто, чтобы надоесть, но не так уж и редко. Мы не знали, зачем − просто должны были их убить.

Вид Обители, как обычно, нагнал на меня странную тоску. Не имеющая четкой формы, унылая в своем безумии и безумная в своей унылости она, казалось, была наполнена чем-то застывшим, пыльным. Всем своим видом Обитель говорила: «Если где-то и существует такое понятие, как время, то здесь оно давно сдохло и покрылось корочкой забвения».

Единственная приятная вещь − отражение реального мира за тонкой, но невероятно прочной гранью Пирамиды. Места, в котором никто из нас никогда не побывает. Злая ирония создателей: в редкие моменты пробуждения мы могли наблюдать прекрасные вещи, к которым никогда не сможем прикоснуться.

Он не спешил, этот отважный воин, обреченный на смерть с того самого момента, как решился переступить порог Пирамиды. Забавно, но и герои имеют свойство опаздывать.

Тем временем мои собратья, урча и брызгая ядом, разминались перед битвой. От их игрищ пол в некоторых местах приобрел фиолетовый цвет и невыносимо вонял. Я проскочил мимо клубка сплетенных тел – жало одного из стражей чуть не снесло мне голову – и приблизился к удивительному миражу.

Такой близкий… Такой недосягаемый…

Я бы хотел, чтобы эти мгновения длились вечно. Но вот Обитель задрожала, предзнаменуя скорую битву. Все знали, что будет дальше. Вторженец войдет, сразиться, а затем, как и все предыдущие, он будет съеден. Не потому что мы голодны, вовсе нет. Стражам неведом голод, усталость, страх или другие пороки, свойственные живым существам. Просто таковы правила. Мы не задумываемся о пустяках. У нас есть цель, остальное не важно. Наверно.

Я оторвался от грани и повернул морду к вратам перемещения − эдакому здоровому монолитному постаменту из серого камня. Сначала, словно нарисованная невидимой рукой, появилась пентаграмма. Из столба синего пламени вышел человек в серебряном доспехе, с макушки до пят залитый кровью. В руках он крепко сжимал громадный меч.

Химеры с визгом бросились к нему, обгоняя друг дружку. Взмах, − до хруста костей, до треска сухожилий – и первая из них упала на землю, извиваясь в окружении собственных дымящихся кишок. Еще трое стражей развалились на части в прыжке. Силен. Очень.

Я ринулся в бой. Язык вывалился из моей пасти и влажно хлестал по подбородку. Я спружинил прямо перед героем, выбрасывая массивное тело в воздух. Лезвие, серебристой молнией сверкнуло прямо перед носом, опоздав лишь на одно роковое мгновение. Оказавшись у него под рукой, я выстрелил ядом. По мечу моментально разошлись трещины, похожие на ветви засохшего древа.

Герой закричал, его лицо покраснело от натуги. На шее и руках вздулись пульсирующие вены. Мы окружили его плотным кольцом. Но он не сдавался. Обломок меча беспрерывно взмывал ввысь и опускался на головы врагов, не останавливаясь ни на секунду. Во все стороны летели комки слизи.

Кольцо сжималось. Мои собратья были счастливы. Они скалили зубы, прижимались к земле, выжидая удобный момент. И вот он!

Героя потерял равновесие, поскользнулся на разлитой крови и рухнул, напоследок нелепо взмахнув руками, точно пытаясь уцепиться за пустоту. Все кончено, даже не успев толком начаться. Из месива урчащих химер еще звучали крики заживо пожираемого глупца, но я уже не смотрел в их сторону. И так понятно, что там происходит.

И зачем они сюда приходят?

Я одернул себя. Стражам не дано знать, что они охраняют. Стражам не дано знать, что они… Стражам не дано знать… Стражам не дано…

Повторяю, как заклинание. Помогало слабо. Вопли агонии, наконец, оборвались. Герой закончился. А это значит, что когда-нибудь придет новый, и круг замкнется вновь.

Тела убитых и оплавленные доспехи медленно растворяются, становясь частью Обители. Возвращается сонное оцепенение, − оно давит, давит со всех сторон, делая веки тяжелее любого металла, а конечности сжимая в тиски.

Нам не снятся сны. Сны это роскошь.

***

«Откуда ты знаешь, что такое сны?»

Голос, столь отчетливо прозвучавший в моей голове, напоминал порыв ветра.

«Откуда ты знаешь, что такое ветер?»

– Кто ты такой? – прорычал я… и открыл глаза.

Мои собратья лежали неподвижно в своих ячейках, скованные волей Пирамиды до назначенного срока. Спала сама Пирамида в ожидании новой жертвы, которая лишь укрепит ее власть. И мое бодрствование, вопреки застывшему времени, выглядело столь неестественно и противоречиво, что я на миг утратил ощущение реальности.

– Как?..

«Не бойся. Я лишь хочу поговорить».

– Где, где ты прячешься?! Выходи, я пожру твою печень!

Я порывисто огляделся, отыскивая глазами причину моего пробуждения.

«У меня нет печени».

− Тогда серрррдце!

«Мне жаль, но и его у меня нет»

– У тебя есть хоть что-нибудь, невидимка? – зло спросил я, проходя мимо обломков статуи какой-то древней богини.

«Нет… Да… У меня есть я. И, боюсь, ты не найдешь меня за этим камнем. Прости».

– Хватит издеваться! Покажись!

«Тише, – испугался голос. – Ты можешь ничего не говорить. Просто думай. Я услышу тебя даже через столько уровней».

– Сначала перестань прятаться. И объясни, каким образом сумел нарушить правила Пирамиды?

Я невольно понизил голос. Шестое чувство подсказывало мне, что все это неспроста.

«Это не я, − ты сам их нарушил. Ты стал задумываться. Я лишь услышал в абсолютной тишине отголосок чужих мыслей, пока остальные продолжали молчать».

– Да кто же ты такой, в самом деле?

Молчание затянулось, словно невидимка старательно обдумывал ответ.

«Думаю, тебе можно знать. Я то, зачем приходят герои. Сокровище Пирамиды. Создатели поместили меня сюда, чтобы дать людям надежду… или может возможность…».

– Ты не лжешь?

Сказанное было настолько абсурдным, что мне начало казаться, что я по-прежнему сплю и вижу первый за существование Обители сон.

«Я не могу лгать. Это противоречит моей сущности». – Таинственный болтун невесомо вздохнул. – «Ложь есть умышленное искажение правды, а правда – это то, что я есть».

– Погоди-ка, я не до конца понимаю…

«У меня много имен, но ни одно из них полностью не отражает моей сути. Я Знание. Я Истина. Я суть, к которой стремится все живое. Никто из приходящих так и не достиг вершины Пирамиды. Ты первый, кто смог хотя бы услышать мой голос. Поговори со мной», – последняя фраза прозвучала жалобно.

– Зачем? – холодно спросил я и рассек хвостом воздух. – Тебе мало развлечений, хочешь, чтобы и я стал твоей игрушкой?

«Мне жаль их всех. Но они сделали свой выбор: пройти весь путь до конца или погибнуть».

– Зачем? – снова повторил я, чувствуя, как разгорается внутри неведомое доселе чувство. – Зачем они это делают? Зачем погибают? Зачем приходят? Зачем мы их убиваем?!

«Такова людская природа. Они ищут ответы на вопросы, бегут за ними, падают, встают и снова продолжают бег»

– А мы?

«Вы – стражи. Единственная ваша роль, защищать меня и карать недостойных. Тех, кто не способен достичь вершины».

Я непроизвольно дернулся:

– А ты жесток, шутник-невидимка. Как и те, кто тебя создал.

«Я лишь хочу обрести владельца» – искренне ответило Знание.

– Зачем тебе это? Разве не лестно, что тысячи тысяч героев гибнут в твою честь?

«От одиночества никто не защищен. Ты ведь тоже одинок в стремлении преломить собственную судьбу. Как крохотный кусочек еще не зарожденной жизни стремиться к своей второй ипостаси, чтобы стать чем-то целым и создать новое, так и я стремлюсь найти себе носителя. Знание без владельца – пустота»

– Пф, тогда я тебя не понимаю! Если так хочешь выбраться, то помоги какому-нибудь герою, заговори с ним, подскажи правильный путь!

«У меня нет на это права. Лишь тот, кто преодолеет все трудности, сможет услышать Глас Истины».

– Выходит, ты такой же пленник, как и я, – Перед глазами встал мутный нестабильный мираж чужого мира. – И так же хочешь вырваться.

«Ты понял. Я рад, что говорю с тобой»

– И что же дальше? Как нам быть?

«Не знаю», – прозвучал простой и жестокий ответ. От удивления я подскочил на месте, подняв вокруг себя клубы серо-золотистой пыли.

– Как так? Ты же Знание, ты должен знать все!

«Я бесполезен, пока не обрету своего владельца».

– Значит, можешь только болтать…

«Я могу рассказать тебе о внешнем мире» – с дрожащей надеждой в голосе напомнило Знание. – « Ты ведь хотел его увидеть, не правда ли?»

– Наверно. Увидеть и понять, – медленно произнес я. – Какой он… внешний мир?

«Бескрайний»

Долго длился наш разговор. Многое я узнал от невидимого голоса, того самого драгоценного дара, ради которого существовала Пирамида. Потом вернулась тьма.

***

Этот был другим. Новый герой отличался внешним лоском и привычкой улыбаться, перед тем как оторвать кому-нибудь голову. Оружием ему служил гибкий кнут, украшенный чередой остро заточенных металлических пластинок. Им он сразу же лишил жизни с десяток моих собратьев, − не пришлось и пальцем шевелить. Оружие, живущее своей жизнью? Любопытно.

Я подошел ближе, пытаясь достать героя хвостом, и чуть не лишился оного. Больно, надо заметить. И умирать почему-то не хотелось, хотя стражи лишены инстинкта самосохранения. Неизвестность теперь пугала. Что будет там – холодная пустота или новая, более лучшая жизнь? Даже Знание, это крайне болтливое создание не могло, а может просто не желало отвечать на мой вопрос.

 

… Никому не дозволено знать, что будет дальше» − важничало оно.

– Чтобы находились в постоянном страхе? Дрожали и мучались, ожидая, когда их час на этой земле пройдет? Как это низко!

«Не торопись в суждениях, страж. Все на свете не просто так. Каждый упавший лист, каждый вздох имеет собственное предназначение. И конечно любой вопрос имеет ответ. Надо только искать».

– Выходит, что я сам должен найти ответы на свои вопросы? Ха! Тогда зачем нужен ты, болтун и зазнайка?

«Наверно, чтобы каждый это осознал…

 

Воздух начал смердеть от разлитого яда. Герой хохотал, как полоумный. Стальной кнут змеей танцевал в воздухе, выдирая куски плоти из моих собратьев, отрывая головы, сворачивая шеи. Я увернулся от молниеносного выпада. Кинулся в зазор между колючих, гипнотически движимых пут. Фигура хрупкого героя была совсем близко. Только бы успеть, только бы успеть…

Бок обожгло огнем, мир перед глазами стремительно мутнел, но я все же дотянулся до лодыжки, покрытой золотистыми веснушками. Мои зубы проникли в мягкую солоноватую плоть. Герой заверещал и обронил кнут. Остальные химеры незамедлительно воспользовались этим шансом. Ударом мощной лапы оружие отлетело в сторону, пока его владельца с довольным урчанием растаскивали в разные углы Обители.

Я с трудом поднялся на ноги. Рана нисколько меня не беспокоила (такое случалось и раньше), вскоре от нее не останется следа. На глаза попадалось оружие героя, сейчас похожее не на змею, а на червя, утыканного иголками. Просто жалкого червяка, раздавленного чьей-то стопой и утратившего всю грозность.

«Тебе больно?»

Как вовремя. Только его и не хватало.

– Нет. Ничто так не бодрит после долгого сна, как вспарывание брюха. Спасибо, что поинтересовался.

«Не злись. Я просто не хочу терять то, что у меня сейчас есть».

– Я и не злюсь, – ответил я и почувствовал на себе внимательные взгляды уже засыпающих собратьев. Они обеспокоены моим поведением, но сказать что-либо не смеют. Не принято.

«Честно говоря, я даже рад, что этот человек не дошел до конца. Он любил причинять боль. Вид крови, текущей из ран противника, возбуждал его. Не знаю, чтобы он предпринял, попади я в его руки»

– Ты еще и выбираешь. – Я издал тихое шипение, означающее смех. – По-моему в твоем положении не стоит привередничать.

«У меня нет возможности выбирать, но я могу радоваться возможности не попасть в плохие руки. Это в каком-то смысле моя свобода».

– У рабов судьбы нет выбора, зато есть иллюзия свободы. Боги-создатели, как вы великодушны!

Я продолжал веселиться и не мог заставить себя успокоиться. Возможно, дело было в ране, а может я просто изменился с момента нашего знакомства с Истиной.

«Не говори так. Судьба и предназначение разные вещи. Одно можно изменить, другое – нет».

– Можно изменить?

Это последнее, что я успел сказать, прежде чем отключиться.

***

Мне впервые снился сон: огромный луг, залитый солнцем и заросший пушистой травой – такой, какой мне ее описывало Знание. Над головой распростерлось бескрайнее синее небо с крохотными точками звезд-жемчужин. Посреди него горел огненный шар солнца. Ветер сильный и одновременно нежный тревожил меня, тормошил, пытаясь завязать игру. Я дышу полной грудью и чувствую, как в груди стучит тяжелое и горячее нечто, такое сильное, что способно разрушить удерживающие меня оковы. Я кричу, кричу во весь голос. А затем просыпаюсь.

Пришел новый герой. Совсем молодой, с дешевым сломанным мечом и волосами, на которых запеклась кровавая корка.

С изможденным испуганным лицом.

Он стоял посреди Обители (или как ее называло Знание – четвертый уровень Пирамиды), удивленно оглядываясь, будто забрел сюда случайно. Мои собратья лениво двинулись на него, размышляя: напасть скопом или одного стража в данном случае будет достаточно?

Мальчишка часто задышал, от чего его впалая грудь, неприкрытая доспехом, ходила ходуном. И вдруг дал такого стрекача, что стражи не успели и глазом моргнуть, как герой преодолел половину пути до портала к следующему уровню. Да уж, еще никто, приходивший из реального мира, не пытался избежать битвы посредством бегства. Или просто не успевал?

Героя-юнца тем временем догоняли. Один из стражей метко прыснул в него ядом, и тот тонко, по-птичьи вскрикнул.

– Думаешь, это правильно? – вдруг спросил я.

Сокровище Пирамиды молчало.

– Мы можем только ждать, когда что-то измениться, не так ли? Делать свою работу и терпеливо наблюдать?

Левая рука героя повисла бесполезной плетью. С ним пока только игрались, но скоро эта забава надоест моим братьям.

–Ты говорил, что судьбу можно изменить! Что нужно искать ответы самому… Отвечай, Знание!

Я чувствовал − что-то во мне изменилось. Мышцы под дубленой кожей натянулись, как струны.

Знание ничего не ответило.

И тогда я побежал. Обитель дрожала под моими лапами, трещали оковы Силы. Рождался новый герой.

Одним прыжком я преодолел оставшееся расстояние, приземлившись между собратьями и мальчишкой. Взмах хвоста, − и химеры отступают в смятении. Человек за моей спиной вдруг начал громко икать.

– Ты вообще герой или кто?

Я обернулся к нему. И, о чудо, он меня понял.

– Я сын сапожника, не ешьте меня, господин чудище! – вскрикнул мальчишка, закрываясь здоровой рукой.

– Ты пришел за Знанием? Так?!

– Меня заставили… я не хотел, четно не хотел… простите…

Его ответы все больше напоминали поток лишенных смысла выкриков.

– Кто заставил? Зачем? Отвечай!

Неужели необходимо каждый раз рявкать, чтобы получить ответ? Я начал понимать, что Знание было не самым плохим собеседником.

– Так приказал правитель наших земель, великий магистр Олистер. Сказал, чтобы без сокровища не возвращались… Мне дали оружие, впихнули сюда… Только не ешьте меня!

– Но ты хочешь изменить свою судьбу?

Он не понял.

− Я не съедобный, честно слово!

Я подался вперед, ревом отгоняя собратьев-химер. Они также не понимали, что происходит. Что ж, сегодня я немного безумен. С безумцев же спроса нет?

− Мне плевать, каков ты на вкус, − процедил я грубо. − Скажи, герой, ты хочешь жить?

– О-очень хочу, господин!

– Я тоже, так что вставай.

Он неуклюже поднялся с колен, продолжая теребить огрызок меча. Остальные стражи смотрели на нас, не мигая, и в их зрачках я видел пустоту. Ту самую, в которой не было места ничему лишнему. Ни сомнениям, ни радости.

Я поднял морду и прокричал:

– Что скажешь, Истина, Сокровище, Знание, − сможем мы пройти этот путь до конца?

«Путь будет долог», – с промедлением прозвучал ответ.

– Оно того стоит.

С неожиданной четкостью я осознал, что проснулся только сейчас. Что вся моя прошлая жизнь была одним тоскливым беспрерывным сном длинною в вечность. А переполняющая меня сила была ценой пробуждения.

Мы прошли мимо оцепеневших химер, и никто из них не пытался нам помешать. Словно сама Обитель утратила какое-то важное звено в логической цепи. За поворотом нашелся портал на следующий уровень. Мальчишка-сапожник, самый жалкий из видимых мной героев, поджал губы и твердо коснулся ладонями загадочных символов. Вспыхнувшее под ними пламя сожгло последние сомнения.

Клянусь, я найду тебя, Истина. Вытащу из тесных стен Пирамиды и приведу во внешний мир. Даже если мне придется потратить половину только что обретенной жизни на сражения.

Оно того стоит.

читателей   80   сегодня 1
80 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...