Освальдо и Эрлина

Освальдо уже долго стоял с темным мешком на голове. Руки были связаны за спиной. Ногами он шевелил с трудом, чувствовал, что стоит в чём-то вязком и густом. Вокруг слышался тихий говор множества людей. Освальдо попробовал пошевелиться и тут же получил удар плети по спине.

Пережидая боль, Освальдо задержал дыхание.

- Как я мог так проиграть, так попасться? – спрашивал он себя.

Всё чаще в своих размышлениях Освальдо склонялся к предательству. Но кто предал его? Долгими ночами в подземелье, сидя в узкой и низкой клетке, по-соседству с закованным в цепи драконом, Освальдо пытался найти ответ в этой головоломке. О его походе на поиски прекрасной Эрлины знали почти все рыцари и воины ордена. Многие в разговорах подначивали его, вынуждая рассказать о своих планах. Но о том, когда и куда отправится, Освальдо никому не говорил. Значит…. Значит, кто-то крался по его следам. Но кто? Этот кто-то явно ненавидел его, славного рыцаря Освальдо, советника главы ордена. Предатель имел возможность сказать о нём стражам Эрлины. А может, не Эрлины? Ведь он до сих пор так и не понял, кто захватил его, сонного, на исходе ночи, когда так сладок и крепок сон любого путешественника. Хорошо ещё то, что похитители не нашли волшебного перстня, подаренного ему перед походом волхвом. Потайной карман в седельной сумке был хорошим тайником.

Где теперь его верный конь? Кто пытается стать его хозяином? Именно, пытается! Ведь Арминар выращен и воспитан Освальдо с рождения, он кормил жеребёнка с рук, согревал в холодные ночи под своим одеялом, учил с малых лет быть сильным скакуном. Армион отвечал ему любовью и верностью. В первый же день похода конь доказал, что воспитан рыцарем. Когда напали дорожные разбойники, Арминар, помогая хозяину, громил нападавших копытами.

 

Вдруг голоса смолкли. Прозвучал сигнал труб. Стражники стащили с головы рыцаря мешок. Освальдо поморгал, чтобы привыкнуть к свету, и огляделся. Он находился в центре большого зала с высоким куполом, по периметру зала стояли люди, тела их почти не скрывали прозрачные одежды разного цвета – от темно-синих до молочно-белых. Рыцарь поднял голову, прямо над ним в куполе было отверстие, то ли для освежения воздуха, то ли для дополнительного освещения. В каждой нише стояло по большому светильнику, а площадку, на которой стоял Освальд, окружали факела. Он посмотрел вниз и увидел, что ноги его погружены в смолистую жижу, она-то и не давала свободы ногам.

Трубы повторно сыграли свой сигнал, и по залу прокатился легкий шум. Освальдо оглянулся – все, кто стояли вокруг, опустились на колени.

Рыцарь усмехнулся, надо же, какое почтение.

В эту минуту его внимание привлекло какое-то движение в коридоре перед ним. Высокие двери открылись. И на ступенях появилась она!

Народ прокричал приветствие, не поднимаясь с колен, по знаку стражи все умолкли и склонили головы.

Освальдо внимательно рассматривал ту, которую видел лишь на портрете. Наяву принцесса Эрлина была ещё большей красавицей. Лицо притягивало взгляд – чёрные глаза, слегка подведённые синей краской, полноватые рубиновые губы, широкий, не прикрытый волосами лоб, лёгкий румянец на щеках. Стройную фигуру обвивали золотые цепи, переплетенные с вечнозелеными ветками гладколиста. Грудь и треугольник внизу живота украшали орнаменты из драгоценных камней. Ожерелье переливалось в неверном свете факелов множеством мелких бриллиантов. Волосы принцессы украшала золотая тиара с большим рубином в центре. На ногах были одеты легкие сандалии с высокими завязками, обвивавшими стройные ноги до колена. На плечах Эрлины лежал, нет, не лежал, колыхался от каждого её движения легчайший плащ алого цвета. У пояса красавицы в красивых ножнах висел небольшой меч.

Левой рукой Эрлина удерживала зверя.

Освальдо приподнял в удивлении бровь. Так вот куда пропала драконша Илиона из клана рогатых драконов. А он не верил, что её увели люди Эрлины. Интересно, помнит ли его Илиона? В том, что это именно она Освальдо не сомневался. У левого рога обломан самый кончик. В душе рыцарь улыбнулся, вспомнив, как драконша потеряла острый оконечник рога. Во время тренировки, обманутая Освальдо, она башкой врезалась в скалу. В той скале и осталась верная примета нынешней Илионы.

- Тебя поймали в наших землях, рыцарь, - тихим голосом заговорила Эрлина, - как посмел ты пересечь наши границы? Говори!

- Я не привык говорить связанным и лишенным возможности двигать ногами, - гордо ответил Освальдо, - видимо прекрасная принцесса Эрлина боится одиноких путешественников.

Ропот пронёсся по залу, мгновенно смолкший по сигналу Эрлины.

В этот миг спокойно сидевшая у ног принцессы драконша повела носом и, принюхиваясь, склонила кудлатую голову вперёд. Потом пару раз встряхнула головой и рванулась в центр зала к рыцарю. Не ожидавшая от неё такой прыти Эрлина вынуждена была сбежать по ступенькам, чтобы не упасть. Повелительным взмахом руки она остановила стражу, ощенившуюся копьями, а сама с огромным удивлением наблюдала, как зверюга ласковым щенком крутилась возле пленника, заглядывала тому в глаза и даже попыталась лизнуть его по лицу.

- Стой. Илиона, - рассмеялся Освальдо, - я не ожидал тебя встретить, но я тоже очень рад.

Илиона повернула голову к принцессе, и, видя, что она не двигается с места и не даёт команду освободить пленника, своим сильным хвостом обвила рыцаря за талию, дохнула ему в ноги, освобождая от смолы, и подняла его в воздух.

- Илиона, дат, - резко подал команду Освальдо, и драконша усадила его себе на спину.

Освальдо об острый рог Илионы освободил руки и взглянул на стоящую возле факелов принцессу.

- Ваше прекрасное высочество, - начал говорить, улыбаясь, Освальд, - слух о вашей непревзойденной красоте достиг моего мира. И я отправился в поход с надеждой найти вас и покорить. Но был предан кем-то, кто следил за мной в этом походе. Только поэтому твоя стража смогла взять меня врасплох. Я ехал с миром, а стал пленником!

- У меня другие сведения, - усмехнувшись, проговорила Эрлина, - ты хотел ограбить сокровищницу.

Освальдо горько усмехнулся:

- Вели скормить собакам того, кто тебе об этом донёс. Я мог бы, конечно, сейчас похитить всё, что тебе принадлежит. Но не золото и драгоценности позвали меня в поход…

- Объясни, рыцарь, - перебила его Эрлина, - почему так себя ведёт мой домашний дракон?

Освальдо почесал за ухом Илионы, от чего драконша заурчала, склонив голову и, улыбнувшись, ответил:

- О, лучезарная красавица Эрлина! Много-много лет назад, когда я ещё только обучался воинскому искусству, мой род заключил договор с кланом рогатых драконов, чтобы вместе сражаться с врагами. Нас воспитывали на одном воинском поле. Меня и Илиону. Потом она…

- Она? – ещё больше удивилась Эрлина.

- Илиона младшая дочь царя рогатых драконов. И очень рад встретить её здесь, в твоём дворце, - проговорил Освальдо и что-то прошептал драконше, - а сейчас извини, прекрасная Эрлина, мы покинем дворец вместе с тобой.

Илиона обхватила хвостом принцессу, положила ее поперек своей спины и мощным прыжком запрыгнула на дворцовый купол.

Опешившая стража смогла только проводить взглядами дракона с людьми на спине.

 

Илиона неслась огромными прыжками, почти летела.

- Илиона, лес, - велел Освальдо, и та послушно опустилась на лесной опушке.

Освальдо спустил принцессу на землю и, обнимая, прошептал:

- Ты очень красива, Эрлина и я люблю тебя. Поверь, в моём мире нам с тобой уготована счастливая жизнь. А сейчас, прости, я должен вернуться, в твоих конюшнях спрятан мой конь. Я не могу покинуть твои земли без моего верного Арминара. Позволь я воспользуюсь твоим мечом.

Освальдо достал из ножен меч принцессы и продолжил:

- Оставляю тебя на попечении Илионы. Илиона, дат, - повинуясь команде, драконша подхватила принцессу, усадила на свою спину, - держи её крепко!

Освальдо направился в сторону замка, но вдруг становился и повернулся к Эрлине, сидящей с недовольным выражением лица:

- Ах, да, забыл предупредить. Илиона никогда не нарушит данной ей команды. Ты почувствовала, как её шерсть обвила твои ноги? Во-о-от, а ещё моя крошка умеет становиться невидимой для чужих. Так что, если за нами последовала погоня, они вас не увидят.

Эрлина попыталась спуститься на землю, но не смогла этого сделать, она ощущала себя крепко привязанной к спине драконши.

- Что? Никак? – рассмеялся рыцарь, - а я что говорил? Илиона, береги, нашу дорогую принцессу.

Драконша склонила мохнатую голову, давая понять, что команда принята. Выбирая удобное место, она покружилась у дуба и мягко, стараясь не потревожить свою ношу, легла в тени.

И насвистывая простенькую мелодию, Освальдо продолжил свой путь.

 

Приблизившись к городу, над которым высился купол дворца Эрлины, Освальдо взобрался на высокий дуб. Уселся верхом на большой ветке и стал наблюдать за городскими воротами. Дорога, пролегла в стороне от леса. По ней чинно вышагивали слоны, неся на своих широких спинах паланкины, тянули огромные телеги с поклажей буйволы, управляемые возницами, сидящими на ярме. Не нарушая общую скорость движения, в общем потоке двигались запряжённые лошадьми кибитки, крытые шкурами и полотнами ткани. Немало народу шло в город, толкая тачки с товаром, но были и просто путники-одиночки. Изредка, их распугивая, проносились верховые.

Лишь только солнце задело своим краем купол дворца, ворота закрылись. Все, кто не успел войти в город до заката, табором расположились у городской стены. Когда темнело, то тут, то там загорелись костры. Вспыхнули огни и на городской стене, в их свете хорошо были видны стражники, вооружённые копьями. Они ходили от башни до башни, каждый на своём отрезке стены, изредка перекликаясь.

Хорошо, что ночи стояли тёплые. Освальдо даже подремал немного. Едва посветлело небо, он осторожно двинулся к воротам. Он решил, найти поклажу с одеждой, чтобы одеться по местным традициям, потом спрятаться среди товара на какой-нибудь телеге или залезть в кибитку.

С одеждой ему повезло, на первой же телеге он нашёл широкий синий плащ, сапоги из мягкой, хорошо выделанной кожи буйвола и широкополую шляпу из окрашенного в синий цвет войлока. Таким же образом был одет весь остальной люд, только порою изменялся цвет – от темно-синего до грязно-жёлтого.

Освальдо заглянул в крайнюю кибитку, там спала пожилая женщина. Освальдо внимательно осмотрел содержимое кибитки и догадался, что женщина путешествует одна. Он осторожно влез под полог и сел среди баулов и мешков. Хозяйка проснулась от покачивания кибитки и испуганно уставилась на незваного гостя.

- Матушка, - протянул к ней руки Освальдо, - прости меня за вторжение, я к тебе за помощью.

- Ты кто? – растерянно спросила женщина.

- Я рыцарь Освальдо. А твоё как имя?

- Тарина, вот везу ткани портным во дворец, - уже смелее представилась хозяйка кибитки.

- Почтенная Тарина, я вижу, ты добрая женщина. А случилось вот что. Я ехал в город с миром, свататься к принцессе Эрмине, но в дороге был схвачен, по навету обвинён в попытке кражи из сокровищницы. Долго меня держали в темнице. Но вчера во время суда я смог покинуть дворец вместе с принцессой, - решился открыться ей Освальдо.

- Так вот почему ворота так рано закрыли! – воскликнула Тарина, - вроде всё спокойно в городе, шума слышно не было. А вот ворота закрыли. Но зачем же ты вернулся?! И где сейчас принцесса, если ты тут.

Освальдо улыбнулся:

- За Эрлину, милая Тарина, не переживай, она ждёт меня под надёжной охраной. А вернулся я за моим конём. Его отобрали, когда напали на меня. Я вырастил Арминара с рождения, потому что мать его не перенесла роды. Как ты думаешь, мог ли я уехать в свой край без друга?

Тарина вы ответ мягко улыбнулась, достала из котомки кувшин и кусок пирога:

- Ты ведь, наверное, голодный. На, подкрепись.

Освальдо склонился в благодарственном поклоне, принял пищу, и только сейчас понял, как давно он не ел.

- Друга нельзя оставлять в беде, - проговорила Тарина, - Так ты похитил принцессу Эрлину? Ей, давно пора замуж и уступить трон своему брату. Я верю, что ты не обидишь красавицу, и станешь ей хорошим мужем. Но тебе нельзя появляться в городе! Стража тут же схватит!

- Я потому и решил довериться тебе, Тарина, - Освальдо вернул пустой кувшин хозяйке, - помоги мне проникнуть в город и найти Арминара.

Тарина задумалась. Несколько минут она молчала, но рыцарь её не торопил. Наконец, она глубоко вздохнула и заговорила:

- По закону я должна сдать тебе страже, но я этого не сделаю. Я помогу тебе. Ты правильно выбрал себе помощника. Почти двадцать лет назад, я служила во дворце, сначала была личной служанкой молодой королевы. Меня выдали замуж за хорошего человека, он был лекарем при короле. Так сложилось, что мы с королевой стали матерями почти одновременно, сначала я родила свою дочку, а через месяц королева. Но она очень заболела после родов, и принцессу поручили моим заботам, я стала её кормилицей. Малышке исполнился год, когда во время родов сына королева умерла. В её смерти обвинили моего мужа, закрыли в темницу. Долго там держали. Очень долго. Я всё надеялась, что король смилуется и отпустит его, и мы бы уехали куда подальше. Но однажды в покои принцессы ворвалась стража, меня схватили и поволокли по коридору. А вслед летел горький плач Эрлины. Меня вывели на городскую стену и сказали «смотри!». В этот миг с башни в ров ко львам скинули моего дорогого мужа. Львы растерзали его на моих глазах.

- Он убил королеву, - сказал мне старший стражник, - тебя помиловали, как кормилицу принцессы Эрлины. Иди прочь из города и не попадайся нам на глаза.

Вот так я покинула дворец, уехала на мою родину. Там вышла замуж за ткача и помогала ему в работе. С годами наши ткани прославились, и нам предложили поставлять их королевскому двору. В пожилой женщине, укутанной в шали, никто не узнал молодую кормилицу.

Тарина говорила, а по щекам текли слёзы. Освальдо гладил её по руке, желая успокоить. Тарина промокнула слёзы платком, вздохнула и проговорила:

- По закону нашего королевства трон наследует старший ребёнок короля, и неважно кто это – девочка или мальчик. Так юная принцесса стала правительницей. И все, кто её окружал, делали всё, чтобы воспитать в Эрлине жестокость. Хорошо, что ты похитил Эрлину. Она не успела стать бедой для королевства, какой была её бабка, принцесса Дакрелия. Я помогу тебе пробраться в город, найти коня и вывести его. Но ты взамен обещай мне, что заберёшь меня к себе. Муж мой давно умер, детей у нас не было. А где мой единственный ребёнок, молочная сестра Эрлины, я не знаю. Её тогда вывезли из города неизвестно куда.

Освальдо поцеловал руку Тарине и тихо сказал:

- Клянусь честью рыцаря, никогда тебя не покинуть. Будешь мне приёмной матерью, а я тебе – сыном.

Тарина улыбнулась и погладила его по голове.

- Так, чтобы без проволочек тебе проникнуть в город, тебя надо превратить в мою помощницу.

Освальдо растерялся:

- Как это?

- Просто, - уверенно сказала Тарина, - вот тебе нож, мыло, вода и зеркало. Очищай лицо от щетины.

Освальдо глянул в маленькое зеркальце:

- Мда, зарос. И ведь даже усы нельзя оставить.

Он приступил к бритью, а Тарина начала перебирать свою поклажу в поисках подходящего платья и платка для него.

Когда перед нею предстала «помощница», Тарина внимательно осмотрела результат перевоплощения:

- Симпатичная девушка получилась, плохо! Стража может привязаться. Погоди, сейчас мы это исправим.

Она флакон с какой-то жидкостью, налила в ладонь немного и начала скатывать шарик:

- Это придумка моего мужа. С помощью этой жидкости мы заделывали небольшие дыры в тканях.

Получившийся шарик Тарина с силой прижала к носу Освальдо. Подержала и подала ему зеркало.

Освальдо посмотрел на себя и поперхнулся воздухом! Из зеркала на него смотрела женщина с огромной бородавкой на носу.

Стражники у ворот без проблем пропустили Тарину, посмеявшись над «помощницей».

На базарной площади царила суматоха, центром её была коновязь, где бился в ремнях красавец конь. Купцы стояли вокруг и причмокивали от восторга, но подойти к коню никто не решался. Тарина с Освальдо, поставив кибитку в полотняном ряду, подошли ближе к коновязи. В этот момент купец, владевший конями, воскликнул:

- Колдовской конь! Кто сует с ним совладать, пусть забирает.

Освальдо усмехнулся под шляпой и пошёл к Арминару. Конь зло хрипел, косился на него злыми глазами, но вдруг к удивлению окружающих стих и позволил женщине в широкополой шляпе взять себя под уздцы. Освальдо погладил друга по гриве, по крупу, незаметно нашел в седельной сумке кармашек с кольцом, достал его и одел на палец. Конь наконец-то поверил, что перед ним именно Освальдо и радостно заржал, мгновение и рыцарь взметнулся в седло, что вызвало недовольный ропот в толпе. Освальдо тронул коня вперёд, остановился перед Тариной и помог ей забраться на спину Арминара позади себя. Незаметно повернул на пальце кольцо и,… толпа в ужасе бросилась врассыпную! Конь и всадники вдруг пропали из виду, остался только удаляющийся топот копыт по камням площади.

 

Эрлина проснулась, когда солнце заглянуло ей в лицо сквозь ажурную листву дуба. С вечера она и не заметила, как уснула, удобно расположившись на широкой спине драконши. Ночью было зябко, и Эрлина немного задолжала, но потом согрелась, словно укрытая теплым одеялом в своей кровати. Проснувшись, принцесса поняла, что драконша согревала её всю ночь своей длинной шерстью. До слуха Эрлина донесся топот копыт. Встревоженная Илиона поднялась на ноги и заняла боевую стойку, но спустя мгновение она закружилась на месте. Принцесса даже подумала, что драконша танцует и очень удивилась. На поляну из-за деревьев выехал красивый белый конь с золотистою гривой, на его спине сидели двое. Внимание Эрлины привлекла женщина, сидевшая за спиной Освальдо. Принцесса смотрела на неё и в сердце поднималась тёплая волна.

- Тарина, - воскликнула она и, скользнув со спины драконши, бросилась к ней в объятья.

- Доченька моя, названная, - шептала Тарина, - не забыла, узнала!

Освальдо с улыбкой наблюдал за встречей, пока Илиона и Арминар не встали по обе стороны от него.

- Матушка, принцесса, - позвал он, нам пора, путь предстоит неблизкий.

Женщины устроились на широкой мягкой спине драконши, Освальдо пристроился рядом верхом на Арминаре. Повинуясь его команде, верные животные рванулись в галоп, только пыль дорожная взвилась им вслед.

 

Путники ехали навстречу солнцу, ветру и своему счастью.

читателей   84   сегодня 2
84 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...