Особняк

Как только погас свет в вагоне, голоса пассажиров стали затихать. Лишь в дальнем конце слышалось тихое позвякивание ложечки о стакан и полушепот бодрствующих.

Валентина укуталась в шерстяное одеяло, прислушиваясь к стуку колес. Поезд шел размеренно, убаюкивая сознание. Ей не нравилось ездить в одиночку, толи дело в детстве, когда они с родителями и бабушкой, отправлялись в путь к дальним родственникам. Валю всегда удивляло, как это быстро они добирались, на что мама улыбалась, мол, проспала все, поэтому и не заметила дальней дороги.

Хорошо бы и сейчас, проспать и проснуться уже в нужном городе. Она вздохнула, вспоминая ушедшее время.

Где-то прогудел гудок соседнего поезда, кто-то, шаркая, прошел мимо, ударяясь от качки плацкарта о лежачие места пассажиров. Сознание то плавало на поверхности яви, то проваливалось во мрак глубокого сна, то снова до слуха доходило чье-то похрапывание, шарканье ног и все тот же умеренный стук колес. На какой-то миг, все стихло, стало хорошо и спокойно, но только до того момента, пока Валентина не открыла глаза от резкого толчка и скрежета тормозов. Может очередная станция?

Валентина поднялась и выглянула в проход. В вагоне стояла подозрительная тишина. Девушка выглянула в окно, но было слишком темно, что бы хоть что-то разглядеть. Отыскав обувь, она направилась к купе проводника, заметив, что в вагоне нет людей.

Может, она крепко уснула, сломался поезд, они вынужденно остановились, но где все?

Стараясь не поддаваться панике, девушка заторопилась к выходу.

Наверняка они на улице, с любопытством и волнением ожидают ответа о скорейшем отбытии.

Холодный воздух пахнул в лицо, когда Валентина выглянула в открытую дверь вагона.

Темнота. Никого и ничего.

Она окликнула проводника. Тишина. Страшная, раздавливающая самообладание тишина.

Про нее забыли. Конечно. Она всегда этого боялась в детстве, крепко держась за папу, чтобы не отстать где-нибудь в парке или в незнакомом месте. И вот, детские страхи выросли вместе с ней и, похоже, обрели реальность. Но даже если всех пересадили в другой поезд или они на станции, все равно - этот с четырнадцатью вагонами не бросили бы здесь. Значит, кто-то остался его охранять.

Сглотнув ком в горле, Валентина спрыгнула со ступенек, и побежала к головной части поезда.

Пустота остальных вагонов и непроглядная тьма впереди говорили только об одном, - там тоже никого нет. Задыхаясь, Валентина кинулась, назад к своему, тринадцатому вагону. Тринадцатому. Отмахнувшись от этой нелепицы, Валентина заскочила в вагон. Ее колотило, и сердце вырывалось из груди, но скорей не от бега, а от парализующего страха.

Преодолевая ужас увидеть что-нибудь мистическое, она выглянула в одно, потом в другое окно, но везде ее встречал только молчаливый непроглядный мрак.

Вдруг ее глаза расширились. Свет. Где-то вдалеке мерцал слабый свет. Галлюцинация или… Глупости!

На станции произошла поломка, может, выбило трансформатор, вот откуда слабый единственный огонек.

Валентина надела вязаную шапочку, куртку, обмотала шарф вокруг шеи и опрометью бросилась к выходу.

Голые ветки деревьев трещали, когда она пробиралась в глубь. На какой-то момент она хотела вернуться, но там впереди была надежда, там она будет не одна. Ноги то по щиколотку, то по самые колени тонули в снегу, где не было ни единого следа, говорившего о присутствии людей...

Валентине показалось, что она целую вечность пробиралась сквозь лес, пока добралась до резной ограды, распахнула дверцу и ступила на расчищенную каменистую дорожку. Валентина остановилась, невольно замерев перед старинной постройкой с колоннами и мраморной отделкой. Это был настоящий особняк прошлого столетия. Но как такое возможно и здесь?

Какая в прочем разница. Мало ли людей со странными замашками. Одним нравиться жить на виду, другим подальше от людского глаза…

Окоченевшими пальцами Валентина постучала в дубовую дверь, которая тут же со скрипом отворилась.

-Ах, бедняжка! Она совсем замерзла! - воскликнула молодая женщина, увидев Валентину на пороге.

Девушка не успела открыть и рта, как ее плечи накрыли теплым пледом и женщина, немного с нервозными манерами и довольно бледным лицом подвела ее к камину.

-Знаем, знаем, - опять затараторила она, - ваш поезд остановился здесь. Именно здесь! Ведь это судьба! Правда, Павел Михайлович? - она обернулась к мужчине в элегантном белом костюме, который стоял у окна и курил сигару.

-Конечно, Софья Андреевна.

-Ах, милый друг, представитесь нам, - пролепетала женщина, снова обращаясь к Валентине.

Валя смущенно улыбнулась, теплее закутываясь в плед, назвала свое имя и тут же густо покраснела, может от разгоряченного хода, или от всей этой сумятицы с особняком.

-Чудесно! Как и вы сами! А ваш наряд? Какая портниха шьет вам одежду?

Валентина удивленно оглядела свои джинсы, потом перевела взгляд на женщину.

Но та резко замолчала, поймав на себе суровый взгляд мужчины.

-Я совсем забыла представиться, Софья Андреевна. Это мой супруг, Павел Михайлович. Папенька, Андрей Николаевич и маменька, Анна Григорьевна.

Валя только сейчас заметила, что в большой комнате помимо них, есть еще пожилая чета. Она кивнула в знак знакомства сидящим пожилым людям и мужчине в белом костюме.

-Вы наверняка проголодались с дороги? - снова обратилась к ней женщина, - Машенька немедленно чай и бутерброды!

Девочка подросток, стоявшая в сторонке с серебряным разносом, кивнула головой и исчезла так быстро, что Валентина не заметила в какую дверь она вышла.

Странный особняк посреди леса, говорил и о не понятных его жильцах. Мебель и одежда были, как из старинных фильмов девятнадцатого века. Может это актеры? Или любители раритета? Да впрочем, какая разница, она сейчас не одна и это главное.

Стало неловко от возникшей паузы. Валентина встала и хотела посмотреть в окно, нет ли изменений возле поезда, но вдруг столкнулась со взглядом темных глаз Павла Михайловича.

-Вы наверняка устали, - произнес он спокойно, но властно и, обернувшись, сказал: - приготовьте комнату гостье!

-Мне нужно вернуться на поезд. Есть ли у вас телефон? Эта нелепая ситуация с остановкой… я…, - растерянно произнесла Валентина.

-Ваш поезд еще не скоро тронется, так что вы сможете немного поспать, - заключил Павел Михайлович.

Валя действительно чувствовала себя усталой, даже разбитой. Хотелось спать. Она туманно бросила взгляд в сторону, не заметив, когда и куда ушли пожилые люди. Там где сидела Анна Григорьевна , тихо раскачивалась кресло-качалка, так будто она только что поднялась, но не могла же пожилая дама, в доли секунды покинуть комнату?. Не понимая, почему так, Валя пожала плечами. Усталость парализовала всяческие раздумья и даже страх перед всей ситуацией. Видимо родители просто ушли спать.

Ничего страшного, если она тоже немного отдохнет, ведь станция близко. Валя посмотрела еще раз на хозяина особняка, а потом на девочку, может племянница или дочь, только обращались с ней слишком строго.

Девочка провела ее на второй этаж. Невольно Валя остановилась, вглядываясь в бесконечно темный коридор. Как же там жутко. Почему не провели свет в этой части дома? Ведь и девочке страшно здесь бывать одной. Валя поежилась.

- Как странно, - произнесла она, смиренно следуя за девочкой, - разве здесь нет электричества?

Девочка почему-то остановилась и вдруг в ее руках оказалась зажженная свеча.

Валя зевнула, усмехнувшись про себя этой нелепицы в современном мире и снова пошла по коридору вперед.

Указав комнату, девочка оставила свечу на столе, но пока Валентина к ней обернулась, она уже исчезла.

Странные обстоятельства, шок пустого поезда, совсем выбили Валю из колеи. Она устало опустилась на край огромной кровати с деревянными подпорами с четырех сторон не в силах обращать внимание на происходящее вокруг. Окинула взглядом спальню. Все здесь было такое необычное, даже предметы интерьера, так будто это вовсе не киношная бутафория. Валя снова, уже в пустоту комнаты пожала плечами.

Удивленно посмотрела на бронзовые часы в виду статуэтки на туалетном столике, заметив, что время, было, пять минут первого, а когда она легла спать, примерно без пяти двенадцать. Не могло же с того момента, до этого пройти всего десять минут? Она подскочила к камину и приставила ухо к часам. Не работают.

Валентина облегченно вздохнула, отгоняя, прочь непонятное смятение, как вдруг испуганно дернулась от внезапного стука в дверь.

На пороге стоял Павел Михайлович, нервно теребя галстук и, пытаясь его немного ослабить.

-Что-то случилось? – встревожилась она.

-Да, то есть, нет, конечно, - сипло произнес мужчина, переступая порог спальни, - все нормально.

- Известия о поезде? – Валя пропустила мужчину, не прикрывая за ним дверь.

Нет, поезд еще стоит, но возможно уже скоро его починят.

Так странно, - произнесла Валя.

- Что именно? – Павел Михайлович встал перед ней и заглянул в лицо.

Что я проснулась, а там никого, - вздохнула Валя, - будто никого и не было.

Не было, - будто повторив ее слова, произнес мужчина.

Вы хотите сказать, что столько людей, куда-то исчезли?

Такое бывает, - загадочно протянул Павел Михайлович и вдруг взял руку Вали в свои холодные ладони.

Валентина удивленно подняла глаза на мужчину, ожидая ответа на этот странный жест. Тот будто не решался, даже на какой-то миг стал мягким, без той жесткости в словах, каким показался Вале при первом впечатлении.

Она хотела убрать руку, но мужчина удержал ее и смело взглянул в глаза.

- Не уезжайте этим поездом…

- Почему? – снова удивилась девушка.

- Я вас прошу об этом, не уезжайте.

- Вы что-то знаете? – встревожилась она и невольно поддалась вперед, чтобы самой внимательно посмотреть в глаза хозяина дома.

- Я бы мог вам все объяснить, но если б вы только задержались ненадолго…

- Я не могу, - чувствуя тревогу мужчины, мягко произнесла Валя, - меня ждут. Там мои вещи, чемоданы и…

- Этот поезд… мы так долго ждали… вы не понимаете сейчас, но все встанет на свои места чуть позже…

Сердце Вали неприятно заколотилось. Она осторожно высвободила руку из ладоней мужчины, чувствуя, как от этого касания похолодела ее рука. Пряча ее под плед, чтобы согреть, Валя произнесла:

- Вы говорите загадками.

С глубоким стоном, Павел Михайлович опустился на край постели и закрыл лицо руками.

- Вам плохо? – тронула его за плечо Валя.

- Да…

- Может позвать вашу жену?

- Нет-нет! Не стоит. Я хотел сказать, мне плохо уже давно и ваше прибытие, словно свет, будто глоток воздуха…

Валентина подошла к окну, хотела выглянуть, но сильная рука Павла Михайловича задержала ее руку прямо перед шторой.

- Разве вам не безразлично, что могут погибнуть люди? – голос мужчины стал по-прежнему суровым и властным.

Валю это неприятно кольнуло. Он только что был другим и снова стал диктатором, так будто имея власть и над ней самой.

Она сделала шаг в сторону, оставив попытку выглянуть в окно.

- Речь идет о людях в поезде? – предположила Валя.

- Да, - ухватился за это Павел М. и холодно дыхнул на девушку.

- Они могут погибнуть? Но тогда какую роль играю здесь я?

- Самую важную, - снова уверенно произнес мужчина.

- Нет, я решительно ничего не понимаю, - Валя пошла к дверям, чтобы спуститься в зал и поговорить с женой странного Павла Михайловича, но внезапно остолбенела на пороге, видя перед собой Софью Андреевну.

- Я должна вернуться на поезд, - сказала Валентина.

Женщина миловидно заулыбалась и прошла в спальню.

- Я знаю. Ваш поезд не сможет ехать дальше. Там серьезная поломка.

- А как же люди? Где все?

- Их уже пересадили в другой поезд, - быстро ответила Софья Андреевна.

- Тогда им ничего не угрожает? – спросила Валя на что супруги переглянулись, - только постойте, их пересадили, а про меня забыли?

Валентина перевела взгляд с Софьи Андреевны на Павла Михайловича. При слабом свете догорающей свечи, их лица казались еще странней, бледные, почти прозрачные, они тревожно наблюдали за ней. Валя уловила взглядом, как дрожит тень от свечи на стенах, видела свое отражение на другой стороне, но теней супругов не было. Она медленно сделала шаг назад, как вдруг ей послышался звук. Она напрягла слух, повернув голову к дверному проему.

Павел Михайлович взял под локоть супругу и вдруг они стали надвигаться на Валентину.

-Мой поезд! – воскликнула она, - мне не показалось, это гудок поезда!

-Нет, этого не может быть… - одновременно вырвалось у мужчины и женщины.

-Может, - утвердительно заявила Валентина, - это поезд, я четко слышала гудок!

-Прошу вас, не покидайте нас… - взмолился Павел Михайлович, - подумайте, вам ведь…

Валя замотала головой.

- Не могу, простите, - она вышла за порог спальни, - я должна вернуться, я там нужна больше…

Она развернулась в темноту коридора. Страх сковывал движение. Нерешительно девушка постояла несколько секунд и сделала шаг в пустоту. Было страшно, но страшней вернуться в спальню и попросить свечу. Что-то отталкивало теперь ее от этого мрачного, забытого места. Ей хотелось бежать к поезду, к людям, там, где суета. Сейчас все будут обсуждать поломку поезда, ворчать, что опаздывают и что-нибудь еще, но это было очень необходимо Вале, и она прибавила шаг.

Бесконечный коридор, еще какое-то время вы выпускал из своего мрака, как вдруг показался слабый дрожащий свет.

Валя нахмурила брови. В одном из дверных проемов стояла все та же девочка. Она держала огарок свечи, посмотрела на Валю и показала пальцем направление к выходу. Валентина молча кивнула и, не оборачиваясь на нее, быстро спустилась по лестнице, добежала до холла и распахнула тяжелую дубовую дверь.

Яркий свет ослепил на мгновение, и Валентина замотала головой.

Открыла глаза, в недоумении оглядываясь по сторонам. Вагон. Все тот же вагон. Спящие люди на своих местах.

Легкое покачивание и стук колес. Девушка приподнялась на локте и выглянула в окно. Медленно рассвет съедал мрак, размывая черноту до светло серых тонов. Валентина вздохнула, собралась снова лечь, как вдруг застыла в недоумении.

Вдали, среди оголенных деревьев, там, где глубокие сугробы легли плотным ковром, стоял неприметный на первый взгляд старинный особняк.

 

читателей   89   сегодня 1
89 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...