Ошейник для короля

Крохотный силуэт, словно наспех собранный из мелких веток, возник над белым листом.

- Что тебе сегодня рассказать? - затараторил леснёнок, сверкая зелёными глазками и крутясь. – Сказку о канделябре, что на чайничке женился? Или историю о том, как лев потерял гнев?

- У няни сегодня был припухлый нос, - чинно дослушав, начала девочка, - а когда я спросила её, что она подарит сыну на день рождения, она лишь сказала, что пойдёт домой пораньше. И папе просила ни слова.

- Понятно. И ты хочешь, чтобы я тебя развлёк?

- Нет! – почему-то возмутилась малышка. - Я хочу… Понять, что случилось.

Леснёнок на несколько секунд склонил сучковатую голову и перестал вертеться.

- Ты же знаешь, что папа с мамой строго-настрого наказали показывать тебе только сказки?

- А если это будет как сказка? – тихонько спросила владелица книги.

Леснёнок вместо ответа подпрыгнул, и девочка увидела, как поднялась в воздухе над листами голубая пыль, складываясь в светящиеся буквы

СКАЗКА О ТРЁХ МАГАХ И ЛЕТУЧЕЙ ОБЕЗЬЯНКЕ

I

Рулада ударов на поляне наконец-то сменилась редким сквернословием проигравших. Затаившийся во рве старший офицер королевской гвардии не спешил подавать голос. Холодная грязь, пропитавшая парадную форму, неприятно пощипывала кожу, но даже нос наружу казать он не смел. Ему предстояло подумать, и хорошо: как, ну как так получилось-то?

Наспех собранная из крестьян армия противника явно не могла противостоять их солдатам: «Бравые Молодцы» бодро промаршировали до самого леса, блистая начищенными пуговицами. Командование одобрительно переглядывалось между собой, восседая на лощеных скакунах. Эндрю для такого дела даже отрастил себе усы: тонкую полоску над губой он гордо оглаживал большим пальцем, едва улавливал на себе чей-нибудь взгляд. Маленький отряд юного офицера, следующий за холёной лошадью, состоял из тридцати солдат, благоухающих свежей краской. Для манёвров среди деревьев это число казалось идеальным.

Эндрю уже чувствовал, как ему при всех вручат первый орден – за храбрость и мужество, и, подгоняемый приятным теплом в груди, прибыл чуть раньше остальных на священную поляну в центре леса, предшествующую поселениям в чаще. Почему он уже тогда не удивился, что их никто не остановил?... Позже подтянулись и остальные офицеры, но, как и он, без пехоты. Кто же знал, что эти ду… боломы, папа их столяр, в лесу заблудятся?!

Громко хрустнула ветка. Офицер схватился за эфес – и в ужасе отдёрнул руку: шпагу оплела скверная лесная невесть! Попытался встать и тут же упал навзничь. Рядом раздался шелест листвы, а на фоне высокого голубого неба с медленно бредущими серыми облаками над офицером склонились Древесные люди.

Эндрю никогда не видел их так близко: женщин - с котомками семян у поясов, мужчин – с увесистыми палками в грубых руках. Неискушённое воображение поражали странные волосы: у кого цвета побегов, у кого – тёмной зелени могучего дуба, сетчатыми жилетами оплетающие свободные пёстрые туники.

- Переговоры, - быстро сообразил молодой офицер. В ответ ему самый старший кивнул и расплылся в морщинистой улыбке победителя.

II

Совет молчал. Не понимая, что же тут осталось неясного, Руфин решил ещё раз повторить.

- Послушайте, я могу придать дереву любую форму, но научить каждое находить созвездие Лебединой Стаи …! Если они не видят командира, сразу теряются!

- А если, - робко спросил младший советник по снабжению, - пуговицы им другие поставить?

Он испуганно посмотрел на одну из картин, затерянных в сумраке зала. Согласно поверью, король, никогда не присутствующий на собраниях лично, всё же подглядывал иногда из корзинки тонкостанной барышни. Девица сквозь красную вуалетку улыбалась зазывно, что нещадно смущало и мешало вести ответное наблюдение за подозрительным полотном.

- Маги нужны, - возразил Руфин уверенно, – «Бравые Молодцы» не выход. Новых мы не сможем заготовить без леса.

- Но ведь маги… - начал было собеседник, как его тут же перебил старший советник по снабжению.

- Вы найдёте магов! – прогремел властный голос. – Вы пойдёте в архив и лично решите этот вопрос!

Волна поспешных аплодисментов заглушила ответ растерявшегося Руфина Жюста.

III

На одном из свитков, наспех втиснутых в берестяную торбу за спиной, среди прочих сведений о Светозёре затесалось и название поселения, куда предположительно уехал маг. И он мог оказаться ближе всех. Профессор преподавал аж целых пятьдесят лет, и Руфину оставалось лишь надеяться найти старичка в добром здравии.

Через три дня пути цокот любимой лошади Жюста – Ину, воплощения грации и стремительности – раздался у села Счастливая Бурёнка. Побросав всё, местная детвора под окрики взрослых побежала посмотреть на чудесную лошадь и нескладного худого человека в бирюзовом плаще, что носят только знать. Пока Ину вышагивала гордо перед восхищенными ребятишками, Жюст с трудом выпытал, где стоит дом Светозёра – небольшой, но кирпичный, окружённый добротным забором. В видимой части двора вполоборота к приоткрытым воротам копошился у заросшей клумбы помощничек.

Джус лишь поморщился, бегло оценив паренька. Такому бы уже семью, а он на побегушках. Крепкий и молодой, лет восемнадцати. Впрочем, таких неаккуратных подручных ещё поискать: волосы цвета спелых колосьев отросли почти до плеч, словно у ленивого пажа-переростка, что никак не может снискать должность повыше, свежая щетина наметилась – ну хоть бы бороду отрастил, раз бриться лень.

- Эй, ты, - окликнул советник, - позови профессора Светозёра!

Парень неспешно выпрямился, отряхнул колени и задумчиво оглядел гостя. Казалось, помощник ещё витал в своих мыслях, поэтому ни плащ цвета весеннего неба, ни роскошная Ину, нетерпеливо перебирающая хрустальными копытами, не произвели на юношу никакого впечатления.

С улыбкой, не лишённой приятности, Светозёр ответил:

- Может, пройдём в дом? И я вас внимательно выслушаю.

IV

Чай травника поражал своей душистостью. Жюст же по дворцовой привычке отхлёбывал простую воду из фляги за поясом.

- Проблема интересная, - заметил Светозёр, перекатывая в ладонях тёплую каменную чашу, больше похожую на ступку, - а это вы изобрели деревянных солдат?

- Не то, чтобы изобрёл, - попытался объяснить Жюст, - знаете вот эти все поющие подсвечники, говорящую посуду и танцующую мебель?

- А, понимаю, - подался вперёд профессор, - использовали обратный принцип Люмьера!

Жюст был простым столяром, когда сделал своего первого «Бравого Молодца». Утащил инструменты из заброшенного сарая деда, впервые снял стружку, а потом и понеслось. Каким образом так получилось, он толком не уразумел до сих пор, но выглядеть простачком в глазах уважаемого мага не хотелось.

- Да-да, Люмьера, - подтвердил Жюст, - как приятно поговорить со знающим человеком!

От взгляда профессора вдруг сделалось неуютно.

- Вы же помните, почему распустили университет? И всё равно пришли?

- Так... Вы же неплохо живёте, - попытался возразить Жюст.

Светозёр смотрел будто сквозь придворного столяра, сурово и серьёзно.

- Пять лет назад оказалось, что король не заинтересован в магии. Она могла защитить и исцелить, но зачем, если есть эти ваши… дуболомы? Раз нет проблем с армией, зачем королевству мы? Так пусть каждый, кто хочет быть магом, выкручивается сам. Сам ищет наставника или добывает книги. Вот что решил король. И маги: и те, кто преподавал, и те, кто ещё учился, разбрелись, стали сами по себе. Туда они ушли, где были нужнее, - Светозёр отхлебнул немного, давая время собеседнику подумать над правильным ответом.

Но Жюст сразу выпалил:

- Так поэтому Счастливая Бурёнка…

- Лучший поставщик молочных продуктов? Да, во многом - моими трудами. А за притираниями барышни в очередь на три года вперёд стоят, так что и мои подручные работой завалены, - с непонятной язвительностью пояснил Светозёр. И устало добавил: - Я травник, мой друг. Травник. А если вы хотите, чтобы вместо людей опять шли махать шпагами деревяшки, нам нужно что-то посерьёзнее.

- Нам? Так вы… - обрадовался Жюст.

- В первую очередь я человек. Знаешь, - не изменив испытующего взгляда, Светозёр продолжил, - а ведь прийтись ты со своими солдатами раньше, не бывать мне магом. Жениться вздумал, так воинскую славу перед свадьбой вынь да положь. И в первом же сражении меня мечом долбанули - повезло, что плашмя! Память отшибло только. Мыкался, а когда пришёл в себя, вспомнил о невесте, - она уж второго мальца ждала. А я, дурак, пешком в столицу. Магии учиться.

«Настойка Светозёра,» - пронеслось в голове у Жюста. Он часто принимал её, когда засиживался допоздна над очередным солдатом: капля на стакан, один глоток – мысли прояснялись, а сон отступал на неделю. Если бы Жюст меньше времени проводил в мастерской и больше участвовал в придворных интригах, то перевёл бы тему разговора или громко посочувствовал.

- Вы всё правильно сделали, - просто ответил плотник. При этих словах в глазах мага промелькнуло озорное лукавство и подобие уважения, будто что-то для себя Светозёр окончательно решил относительно персоны Жюстиса и его неумело носимого плаща.

- И ведь, главное, договорной же брак был, даже не видели друг друга ни разу. Ну не дурак ли? Поэтому когда вживую встретились, так и припустил до самого университета. Но ничего, семья у бывшей невесты зато крепкая получилась, – профессор заливисто рассмеялся, когда, как и предполагалось, замешательство собеседника достигло пика: Жюст уже прошёл стадию выброшенной на берег рыбы и теперь походил на породистую болонку, атакованную кошкой. – Так и решил первую настойку сделать, чтоб думать наперёд помогала. Слыхал, небось? Доставай уже свои свитки, посмотрим, кто нам пригодится. И сними плащ: кругом жара, а мы не во дворце.

V

-Вы уверены, что нам сюда? – боязливо осведомился Жюст, наугад идя сквозь пар.

- Определённо, мой друг! – маг потуже затянул полотенце и вышел к холодной купальне.

Выложенные мозаикой стены и потолок отражались в зеркале воды прекрасной картиной - изображения огромного дуба, стянутого жёлтой цепью, вокруг которого располагались диковинные существа. Самой непривычной была русалка. Вроде, и хвост при ней был зеленее некуда, и грудь целомудренно прикрыта намокшим полотенцем, но трёхдневная чёрная щетина на впалых щеках и посеревший от влаги белый тюрбан, из-под которого не выбивалось ни локона, вызывали удивление. В довершении всего русалка медленно повернула голову в сторону Жюста со Светозёром.

- Сказал же: никого не пускать, - скучающе поприветствовал их новый маг. Жюст посмотрел вверх: с потолка игриво улыбалась, накрутив на пальчик прядку, вполне себе приличная русалка.

- Полагаю, мы не кто-нибудь, - широко улыбнулся Светозёр, - я известный профессор, а спутник… мой помощник.

Собеседник отвернулся и опять предался полудрёме. Жюст не знал, как ему выдохнуть: радостно или разочарованно, да и стоит ли. О магических дуэлях он слыхивал, и о них всегда говорили восхищённым шёпотом, добавляя что-то вроде: «И вот так дубровушка за мостом появилась, из тех, кто загляделись на диво-дивное. Ну а я-то одним глазом подсматривал, второй закрыл, через день назад в человека и обратился».

Вспомнив эти россказни, Жюст поспешно прижал руку к лицу. Одним глазом он увидел, как хищно улыбнулся Светозёр, глядя на нежащегося в прохладе коллегу.

- А мы тут к Вам для закупки партии слонов, - смакуя каждое слово, протянул Светозёр. Жюст, трепеща, наблюдал за тем, как Светозёр дошёл до ближайшей стены, небрежно провёл по мозаике кончиками пальцев, лениво собирая капельки. - Только нам не обычные слоны нужны, а мохнатые. И розовые.

- Розовые слоны? - полноватый маг махом выскочил из бассейна, словно кто за верёвочку дёрнул, и принялся надвигаться на незваных гостей. Только тут Жюст обратил внимание: щетина-то при резких движениях отливала фуксией…

VI

Жюст всё же побывал на дуэли магов: об этом недолго свидетельствовал одинокий синяк на скуле Светозёра. Обычно невозмутимый Имад после быстрой потасовки вернулся в своё привычное состояние, как и цвет лица травника под воздействием какой-то магической дряни – склянка была заранее прихвачена в купальню сметливым профессором.

- Вы уверены, что сможете и это исправить? – переспросил Садир, зачем-то поправляя тюрбан после неловких извинений.

- Если у вас остался рецепт, стоит попытаться,– задумчиво уточнил Светозёр, поглаживая место исчезнувшего ушиба.

Садир лишь вздохнул. Удивлённый Жюст прервал недолгую паузу:

- Исправить что?

Светозёр довольно хлопнул его по плечу, свободной рукой указывая в сторону Садира:

- Знакомься, мальчик! Это создатель знаменитой птицы Рух.

- Птицы Рух? – восторженно переспросил Жюст. – Легендарной птицы, что живёт рядом с далёкой Северной Пастью? И когда Рух садится на свой остров, который минуют даже драконы, он уходит под воду так, что видно только огромное гнездо из гигантских стволов, а кругом стоят вздыбившиеся льдины?

Маги, переглянувшись, рассмеялись.

- Ох уж эти народные побасенки! – только и сказал Светозёр, выразительно посмотрев на Садира. Тот вздохнул и продолжил за коллегу.

- Было это лет десять назад, - нараспев начал маг. – Только распустили Всеобщий магический университет и разбрелись мы. И захотел я побывать в тех странах, где снег годами лежит. Сбылась ли мечта моя? Да, но и цену заплатил немалую. Хозяин крайней страны перед великими скалами Северной пасти попросил меня о помощи. Был дан рецепт, и, хоть я и не травник, но ингредиенты отмерить и смешать сумел. Одно только смущало меня: в состав снадобья, что должно было восстановить силы местного короля, входила также разрыв-трава…

- А жили вы в шатающейся башне из слоновой кости? – поспешно вклинился в театральную паузу Жюст.

- Я работал, счастлив и здоров. Где – не так уж и важно, - Садир решил не расстраивать простодушного паренька рассказом об уютном, но прозаичном гостевом домике. – Не в силах рисковать королевской жизнью, я истратил всего одну каплю на небольшую, размером с ладонь крылатую саламандру из тех, что греют воду в тех краях, а ночами освещают улицы. Вмиг чешуя её преобразилась: хвост стал как у тысячи павлинов, а крылья – что у лебедя в лучах заката.

- Она превратилась в огромную птицу? - так восторженно воскликнул Жюст, что Светозёр приберёг укоризненный взгляд и лишь уточнил:

- Просто обросла перьями. Усиленное зелье от облысения, скорее всего, разбавленное розовой водой или ещё чем-то. Скажите, а вы благовония во время работы жгли?

Садир подумал и кивнул.

- Значит, запах добавился, - задумался Светозёр, - а вы сразу не закрыли колбочку после испытания…

- Да. А король, узнав про саламандру, даже обрадовался, позабыв о собственной шевелюре. Через пару месяцев его слуги выкупили нескольких слонов у восточного вельможи, и зелье вновь показало себя во всей красе. Толстая шкура смогла защитить теплолюбивых зверей от любых холодов.

- Это так розовые меха в тех краях стали отличительным признаком придворных? – без тени улыбки спросил Светозёр.

- Крашеный кролик везде, вот что я вам скажу. На этих модников никаких слонов не хватит. А животные золотые: и работники получше иных людей, и любимцы короля - с детства о тёплых странах грёзил. К чему бы знати так рисковать?

VII

Садир был звездочётом: в тонком складном посохе, закреплённом во время езды за спиной, была встроена одна из многочисленных подзорных труб. Остальная поклажа мага распределялась между двумя тюками по бокам поджарого гнедого. Ину вначале не без высокомерия оглядела нового попутчика, но, подумав, отошла, давая Светозёру на коренастом рыжем поближе пообщаться с коллегой. Так несколько недель с краю дороги скучающий Жюст слушал, как маги то и дело что-то обсуждают: то предаются воспоминаниям об университете, то спорят о какой-то заумной диковине, и это наводило советника на невесёлые мысли.

«Эвон как трещат промеж себя! А я-то что за свою жизнь успел? Создал «Бравых», и то не пойми как. Любил по дереву работать, да как король прознал про меня, запретил от государственного дела отвлекаться. И так день за днём... Одно хорошо: хоть на пирушках во дворце можно было не появляться. Закрылся в мастерской - работай себе! Вот, Ину, умница моя, от живой кобылки и не отличить, кабы не особая отделка: каждая впадинка выверена, весь талант в неё вложил, душа радуется, когда её вижу! И послушна любому движению - даже неудивительно, отчего королевские дуболомы, наспех клёпанные, не такие. Сподоблюсь ли я когда что ещё подобное сотворить, да и разрешат ли?»

Понурившийся Жюст и не заметил, как они подъехали к редкому частоколу, огораживающему очередное селение. Несколько человек неприветливо оглядели путников. Светозёр на редкость беззаботно приблизился к ним и что-то прозвенел своим мальчишеским голоском. Работник нахмурился.

- Данька-балбес что ль? Да, этого тута все знают. По главной дороге ехайте, тама сарай в конце.

Светозёр произнёс слова благодарности, и путники поскакали вперёд, спиной ощущая враждебные взгляды.

VIII

Жюст прикрыл рукой рот. Даже Светозёр и Садир застыли в изумлении.

У стен были сложены доски и громоздилось несколько ящиков, а в центре глянцевито переливались слюдой огромные стрекозиные крылья по бокам вытянутой лодки. Удивительный узор, выложенный из камней на почти скрытом ими дереве, напоминал разноцветную чешую, алмазной россыпью отражаясь на убогих стенах. Комната была освещена склянкой с камнем Глинистых карлов, а подле суетился и сам создатель.

Даниил – а, видимо, это был он, - отерев узкие ладони о передник, с тревогой оглянулся на незваных гостей. Встал, загородив работу спиной, будто защищая. Высокий и видный, но чуть осунувшийся, с приятными ямочками на бледных щеках.

- Чем обязан? – спросил мастер выжидающе.

- Прошу прощения за то, что отвлёк вас, - с искренним уважением начал Светозёр, - но что делает это произведение искусства в такой глуши?

Даниил удивился.

- Лодка ещё не отделана толком, и ни к чему такие изысканные речи. Откуда вы и кто?

- Мы ищем одного талантливого алхимика из бывшего университета. Я – травник, вот мой помощник, это – звездочёт, а вы, я полагаю, тот самый алхимик?

Даниил коротко кивнул.

- Заканчивал обучение, когда университет закрыли. Остался недомагом, - он улыбнулся так, будто это для него ничего не значило и он предлагал незнакомцам вволю потешиться над недавними мечтами.

- А меня вы помните? – вдруг спросил Садир, выходя из-за спин травника с Жюстом. Даниил пригляделся и почти сразу воскликнул:

- Достопочтимый Садир ибн Мухаммад ан-Наари?

- Помнится, вы тогда что-то намудрили с живым малахитом? - бесстрастно ответил звездочёт. - Пришлось соврать Совету, что это была неудачная курсовая работа. Как вижу, вы мужественно продолжаете развивать свой талант даже после закрытия Университета. Так что отныне - просто Садир, да, уважаемый коллега?

- Да… Садир. У меня здесь лишь краюха хлеба с варёными яйцами, да и крынка ряженки… Но я буду рад, если вы с попутчиками присоединитесь к моей скромной трапезе, - со смущённой радостью предложил Даниил.

Осталось неизвестным, любил ли Садир ряженку, так как снаружи раздалось испуганное ржание. Встревоженный Светозёр метнулся на улицу.

Толпа крестьян окружила маленький сарайчик. Ближе всего к скучившимися рядом с входом лошадьми стояли давешние работники с вилами наперевес.

- Что тут происходит? – откинув любезности и с трудом сдерживая ярость, спросил Светозёр.

- А то не знаете? Так шабаш ваш разгонять пришли, - с готовностью уточнил один.

- Какой шабаш? Вы о чём? – схватился за голову Светозёр, не веря своим ушам. Жюст оторопело рассматривал мрачные лица.

- Так это ж, корова у нас тут. Запнулась, как вы пришли. Небось, подохнет от этих ваших чародейств, - оскалился второй.

- Дикость какая… - только и прошептал на это травник.

- Вот ведь нынешние развлечения, - удивился звездочёт, - а на обычные сеновалы тебя уже не пускают? Коровы от страха разбегаются?

Взревев, зачинщик наконец ринулся вперёд. Садир, извернувшись, ухватился того за плечо, и крутанув, бросил обратно в толпу, попутно ткнув ладонью под рёбра.

- В сарай! – будто сквозь сон услышал Жюст срывающийся голос Светозёра. И потом всё было как в тумане: оба помнили, как замелькал в проёме посох звездочёта, помнили, как они всё же успели придвинуть к двери пару занозчатых ящиков с камнями, пока Даниил прижимал дверь плечом – жалкий жест, нужный лишь чтобы поддержать остальных. Потом на улице всё стихло.

Алхимик осторожно поглядел сквозь щель.

- Да, такое на занятиях мы не проходили, - облегчённо произнёс он. – Седлайте лошадок.

- А как же ты? – обеспокоенно спросил Жюст. – Останешься?

Светозёр неловко положил ладонь Даниилу на плечо.

- Прости, что дали им повод. Я вижу, тебе и так нелегко здесь было.

- Всё в порядке, правда, - Даниил быстро прошёл к тайнику в стене, взял несколько склянок, стал заворачивать в тряпицы. Потом потянул из угла заранее собранный тюк, сначала один, а потом и второй. И, пока Жюст отодвигал ящики от двери, Светозёр неотрывно наблюдал за тем, как Даниил бережно укладывает вещи в лодку. - Это просто первая мастерская отца, а я тут только из-за кучи дешёвого щебня с остатками пород. Подозреваю, лимит уважения к имени известного односельчанина ныне исчерпан. Наверное, стоило остаться работать у него, но… мне так хотелось создать что-то своё.

-Давно хотел её испытать? – поинтересовался травник.

- С того момента, как закончил чертёж, - и Даниил опять нажал на что-то в стене. Часть потолка ощерилась, складываясь досками внутрь, и над сверкающей лодкой разверзлось бледное небо, отразившись в повеселевших глазах алхимика.

IX

- Сколько? – переспросил главный советник по снабжению, безошибочно хватаясь за то место, где у людей обычно находится сердце. Мало того, что Жюст посмел вернуться с целым набором магов, так он ещё умудрился прихватить и самого хитрющего из интриганов, ставшего притчей во языцах - несносного Светозёра!

- Пять башен из слоновьей кости, десять тысяч золотых из казны и неограниченный доступ к поставкам из страны Карлов. Ну, знаете, нам для экспериментов нужно, - серьёзно уточнил травник.

- Пять? Почему только пять, почему не тысячу, раз уж на то пошло?

- Так они неустойчивые до жути. Ладно, - словно идя на невиданную уступку, согласился Светозёр, хлопая ладонью по столу, - три обычных, каменных. Но тогда двадцать тысяч золотых и сто человек помощников!

Советник хотел ответить, но в горле что-то ёкнуло, ноги подкосились, и он с запоздалым ужасом осознал, что падает в обморок. Да, с закрытия Университета травник ничуть не изменился: он сам был словно неприступная крепость, которая осталась стоять, даже когда её защитники сдались.

X

В итоге, как и добивался Светозёр, башню им всё-таки дали. Не ту, в которой работал раньше Садир – здание университета давно переделали под оперу - но тоже вполне пригодную. Сто помощников должен был заменить один Жюст, до поступления новой партии деревьев якобы отправленный контролировать ход научных изысканий. И три мага приступили к работе.

В башне на удивление редко что-то громыхало. Чаще всего раздавались голоса Садира и Даниила: «А если лазурит будет соответствовать Юпитеру… Нет-нет, хрусталь сюда! Куда, эта не та смесь! Так Жюст, зови Светозёра, всё-таки настраиваем под Луну».

И через пару месяцев три мага и их помощник поднесли советнику мерцающий браслет. Каменная крошка на украшении складывалась в причудливый узор, напоминавший млечный путь.

- Это что такое? – удивился советник.

Светозёр хитро прищурился.

- Направляющий браслет. Он связан через камни-пары с этой картой, - и травник достал плоскую шкатулку и открыл её. Внутри действительно находилась искусно вырезанная по дереву карта, местами едва переливавшаяся вделанными камнями. Раскрашенные моря едва заметно плескались, а когда Светозёр расправил пригоршню над одним участком, тот на несколько секунд увеличился, будто оказавшись под выпуклым стеклом.

- Камни-пары? – опять не понял собеседник.

- Да, есть мужские камни, а есть женские у каждой породы, - спокойно уточнил Даниил. Садир, впервые за много лет появившийся в обществе без привычной чалмы, утверждающе тряхнул вполне обычной русой шевелюрой. – Мы выбирали их по соответствию со светилами. С помощью карты можно указать путь обладателю браслета и найти носителя.

- Ага. Давайте поступим так: король это дело лично испытает, и я вам тогда передам его решение.

- Думаю, будет лучше ему сначала пообщается с нами, - добродушно улыбнулся Светозёр.

- Хотелось бы, - раздался хохот в ответ, - да вот незадача: согласно этикету из своих подданных принимать во внутреннем дворе он может только знать да старших членов Совета. Но не магов. А Жюст… Ну, так как он давно не занимался солдатами, что есть его прямая обязанность, мы тут решили из советников его исключить. Уж извините, решение было единогласным.

Светозёр заметно побледнел, но улыбнулся ещё шире. Даниил, поняв, что случилось, потянулся было к их совместной работе, а Садир спокойно остановил его. Жюст же… на душе у него почему-то стало легко, будто обросший мхом камень скатился.

- Какой вы, однако, проказник! - протянул травник так сладко, что собеседнику вновь поплохело. - Что же, раз всё сказано, не будем вас задерживать долее.

Советник проводил их недоверчивым взглядом. Потом схватил в охапку свежий артефакт и направился к саду, в котором король отдыхал после обеда. Как и всегда, здесь играла музыка. Вечно мерзнущий Эмоник XIV с наброшенным на плечи бирюзовым плащом – уж очень шло к цвету глаз - между делом набросал очередную композицию, и её самостоятельно исполнял квартет диковинных инструментов. Была здесь и скрипка с крыльями летучей мыши, и контрабас, больше похожий на страуса, а слон-барабан хлопал себя носом по ушам. Подпевала им голосистая флейта, выполненная в виде ласточки и распахивающая острые крылышки в такт медленной музыке.

Губы короля тронула слабая улыбка, едва он завидел советника.

- Принёс новую игрушку? В последние месяцы моя коллекция пополнилась дивными вещами, и всё благодаря тебе!

- А отчего невесела нынче музыка ваша, государь? – подобострастно спросил советник, на время уклоняясь от ответа.

- Неужто не знаешь? Обезьянка опять сбежала. Подарок Грозового короля. Хоть и с подрезанными крыльями, да забьётся, куда не ждёшь – хочет впасть в спячку на зиму, - печально молвил король. - Почему даже приёмы столь сложны в наше непростое время?

- Ах, вам же её при послах надо каждый раз доставать в знак уважения! Ваше величество, дозвольте показать вам, как избавиться от такой напасти.

И советник быстро пересказал почти всё, что слышал от магов, про карту и браслет.

- Вот ведь диво! Лишь на обезьянку надеть, говоришь? И как ты только такие вещи добываешь? – похвалил посветлевший лицом Эмоник XIV самого льстивого из своих подданных. – Иногда мне кажется, что ты один меня поддерживаешь и только благодаря тебе я могу посвятить себя без остатка нотам. Ах, мне кажется, забыл я что-то… Да, ничего там про нашего Жюста не слышно?

- Про плотника? Так ушёл в запой, видать, от безделья.

- Жаль, такой талант, хоть и не музыкальный. Что же нам теперь делать с солдатами?

- Ваше Величество, не извольте беспокоиться! Совет создан, чтобы вы не отвлекались от творчества. Остатки «Бравых Молодцов» будем в хозяйстве использовать, раз от них толка иного нет, а с армией… Ну, так по старинке. Только раз новобранцев почти с нуля собираем, может придётся чуток построже быть. Может, помоложе брать или подольше призывать. Лет на пятнадцать.

«Или с пятнадцати,» - продолжил мысленно советник.

- Хорошо, что вы уже со всем разобрались, - ответил король, почти не слушая: квартет отнимал всё внимание. - Вечером в опере можешь опять сесть в ложе рядом со мной и супругой - заслужил. Ах, и как же был ты прав тогда, пять лет тому назад! Магическая акустика в сто раз краше любое исполнение делает!

Советник, лебезя, сразу стал подсчитывать в уме, что выгоднее сделать теперь: выкупить парочку артелей портных и башмачников или поднять ремесленникам налоги? Наконец-то никакой дешёвой и удручающе стойкой краски! И как же к месту пришлась та неудачная стычка в лесу! Отныне он первое лицо государства, а не какой-то там плотник. Правду говорят, что у всего найдётся слабое место - надо только подождать.

XI

Эмоник XIV вошёл в комнату дочери. Малютка склонилась над волшебной книжкой, подарком его тестя. Король любил наблюдать за тем, как девочка радостно хлопает в ладоши или смеётся, слушая очередную сказку. И в этот раз книга была открыта, но над пустыми листами давно погасли картинки, а принцесса всё ещё сидела, подперев руками непривычно пунцовые щечки. Золотистые глазки сильно блестели.

- Что сегодня видела, солнышко?

- Я? Сказку об очень глупой маленькой принцессе, которая не могла ничего исправить.

- А, знаю такую, - улыбнулся король, присаживаясь рядом. – Это про ту любопытную, что отрезала косы, чтобы поучаствовать в сражении? Но ты же у меня красавица и умница и не будешь так делать?

Девочка удивлённо взглянула на отца.

- Ну, не знаю… Может, придётся и переодеться! Этьен вот мне написал, что от престола откажется и станет магом, а им с девочками дружить не положено!

- Вот ведь детские фантазии! – рассмеялся взрослый. Сам король столь удачно совместил договорной брак и союз по любви, что решил, будто детям стоит хотя бы попереписываться перед отдалённой свадьбой, а не познакомиться на ней через тринадцать лет. – А с чего это он решил, что обязательно станет магом?

- Так его папа Университет для них решил построить. А Этьен первым делом хочет, - тут девочка перешла на шёпот, - солдатиков себе кучу наколдовать. Вот и будет постоянно играть, а на меня времени не останется.

Порыв отцовской гордости сменился яростью льва, учуявшего на своей земле постороннего, но дочка всё ещё внимательно смотрела на Эмоника XIV невинными глазками, не знающими взрослой жизни. Король, едва сдерживая гнев, улыбнулся и пожелал спокойной ночи малышке.

И всё же она немножко в маму. От большинства жителей его королевства жену отличали маленькие клычки, золотистые глаза, что выдают всех оборотней-лисиц, да беззаветная любовь, которой окружил королеву Эмоник XIV. Удивительная женщина: старательно прихорашивается перед вечером, хоть и идёт туда только ради мужа. Что ж, стоит предупредить, что в бывший университет они сегодня не поедут – точно обрадуется.

«Какая ещё опера! Быстро к казначею за отчётами. Потом найти Жюста. И какого-нибудь травника: пусть запой вылечит, чтоб при виде спиртного тошнило. Лично проверить остатки «Бравых». И восстановить Университет! Шпионы, чтоб их, совсем разленились!».

Король по-хозяйски зашагал по дворцу как в старые добрые времена, а по всему его телу разливалось почти забытое приятное тепло, которое сопутствует хранителю власти.

XII

Не так давно на острове Лисьего царства, в одной невысокой и очень устойчивой башне, погас голубой свет от хрустального шара. Три мага переглянулись.

- Как думаете, получилось? – первым спросил Садир.

Светозёр слегка пожал плечами. На одном дремала игрушка, изображавшая леснёнка.

- Ну, теперь мы сделали всё, что могли. Остальное - в руках маленькой принцессы, - сказал травник голосом, который девочка легко бы узнала: ведь она слышала его каждый раз, когда открывала волшебную книгу.

Лисий царь, грузный мужчина с медной бородой и золотистыми глазами, сидевший тут же, одобрительно хлопнул в ладоши.

- Если всё пойдёт как надо, вы увидите, как простые люди заживут обычной жизнью и перестанут разнашивать тесную обувь, а армия зятя вернёт былое могущество. Знал бы, что он наворотит, вот запретил бы дочери предложение принимать! Такую красавицу - и так продешевить! Думаю, на днях и вам можно будет отправляться. Кстати, а что там ваш первый ученик? Снова в книгах копается?

XIII

Лисий царь как раз преодолел половину винтовой лестницы, когда впереди показался начинающий маг.

- Всю библиотеку перерыл уже?

- Видать, не всю, - задумчиво сказал Жюст, - никак не могу понять, что такое обратный принцип Люмьера.

- Люмьера? И я не слышал… Может, дочь не все книги из Университета сюда перевезла. А, это же из сказки имя!

- Из сказки? – переспросил Жюст.

- Ну, да. Мол, в Озёрном краю, - стал припоминать царь, - зажиточный поселянин обитал, что силой обладал, да не ведал о том. Так с чего-то решил на старости лет канделябр сам отлить, домишко облагородить по-господски. А канделябр возьми и оживи. Пронырливый и шубутной был, ох! К тому ж человеком очень хотел стать. Пробрался к принцу заколдованному перед тем, как мага подданные позвали, уставшие надеяться на волшебный поцелуй: у правителя ведь характер не сахар был и внешность совсем не краше. Встал наш канделябр рядом с обычным сервизом. Ну, как с обычным: раньше это придворные и были. И когда заклятье с замка слетело, то канделябр вместе с ними и обратился в человека. Люмьером назвался. Много побасенок про его ловкость ходило. Говорили даже, что маг учеником к себе даже взял потом.

«Ух ты, - пронеслось в голове оторопевшего Жюста, – Озёрный край? Так у меня прадед оттуда! А Светозёр, получается…»

- Чего рот так раззявил? Всё в порядке? – удивился лисий царь. - Сказка на то и сказка, чтоб чудной быть.

- Да, ничего. Ошибся, кажись, разыграли меня волшебники, - простодушно улыбнулся Жюст, схитрив впервые в жизни.

читателей   155   сегодня 1
155 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...