Огненная цепь

Маленького Брыга разбудил громкий крик, раздавшийся с улицы. Мать уже была на ногах, стояла у приоткрытой двери, выглядывая в щель. Она предостерегающе взмахнула рукой, и Брыг не стал подходить ближе. Пламя в очаге тускло освещало комнату, на стенах лениво шевелились тени. А крики снаружи звучали всё чаще, слышался топот ног, звон оружия. Брыг достал из-под соломенного тюфячка короткий метательный кинжал и крепко зажал его в маленькой ручке. На вид оружие казалось смешным, но отец Брыг заговорил его так, что каждый бросок попадал точно в намеченную цель.

Мать бросила на сына испуганный взгляд. Она тоже вооружилась здоровой шипастой дубиной и была готова сражаться.

— Мама, что нам делать? — спросил Брыг.

— Мы будем ждать твоего отца, — немного помедлив ответила она, — всё равно пока не ясно, куда бежать. Везде идёт бой.

— А кто на нас напал?

— Не знаю, но их очень много, — вздохнула мать.

Брыг подошёл и прижался к материнской ноге. В приоткрытую дверь он видел полыхавший над деревней огонь, чёрные облака дыма и хаотично метавшиеся тени в конце улицы.

Вдруг в районе центральной площади вспыхнул огромный огненный шар, на мгновение разогнав тьму. Вопли ужаса и гнева разлетелись по всему поселению. Затем там же засверкали молнии. Что-то громыхнуло…

— Отец? — прошептал Брыг.

Мать ничего не ответила, но тяжело вздохнула. Потом резко напряглась и вгляделась в ночной мрак. К их дому бежал воин.

— Это Торгрим, мама! — радостно сказал Брыг.

Запыхавшийся орк буквально рухнул на порог хижины. Он был ранен в голову. Повязка сбилась в сторону и частично размоталась. Торгрим стоял на коленях и смотрел перед собой невидящими глазами. Наконец он прохрипел:

— Окружены… Везде они… С ними людской колдун…

— Где Шатан? — сурово спросила мать, хотя по её глазам было видно, что она уже знает ответ.

— Он…, — начал Торгрим, но вылетевшая из тьмы стрела пригвоздила голову воина к дверному косяку.

Мать резко оттолкнула сына в сторону и захлопнула дверь, в которую тут же впились ещё несколько стрел. Но она всё же чуть-чуть не успела…

— Мама! — закричал Брыг и бросился к осевшей на пол орчихе. Она хотела что-то сказать сыну, но пробитое в двух местах горло лишь страшно хрипело и булькало. После нескольких секунд мучений она умерла, слегка подергивая ногами.

А за дверью уже раздавались незнакомые шаги. И в хижину вошли три эльфа. Высокие, красивые и смертоносные. На их серебристой чешуйчатой броне плясали отблески огня, а клинки горели красноватым светом.

Сидя над телом матери, Брыг поднял взгляд на её убийц. Эльфийского он не знал, но по лицам врагов было видно, что они хотят убивать.

— Тут ещё мелкий орк, — злобно улыбнулся один из эльфов.

— Прикончи его, Аттикус, — махнул рукой другой, а мы пока посмотрим, что в этой халупе есть интересного.

Эльф, которого назвали по имени, кивнул и сделал шаг по направлению к Брыгу. Его клинок уже готов был срубить малышу голову, но жертва оказалась проворнее. Орчик метнул не знавший промаха нож и попал противнику точно в глаз. Воин рухнул на месте замертво. Услышав грохот упавшего тела, два других эльфа недоуменно обернулись. Брыг попятился к стене. Он шептал про себя единственное заклинание, которому его научил отец.

Ударная волна сбила эльфов с ног. Орчик бросился к выходу и выскочил на улицу. Он промчался через огород, добежал до поля подсолнечника… Две стрелы снесли жёлтые шляпки прямо рядом с его головой, но в цель не попали. Брыг сумел добраться до оврага на окраине поля и затаился в зарослях бурьяна. Враги так и не нашли маленького орка.

 

***

 

Солдаты прицелились, нажали гашетки. Раздался лёгкий свист. Паровые дротикомёты дружно выстрелили. Пока первый ряд бойцов перезаряжал оружие, их товарищи позади также выпустили рой маленьких смертоносных снарядов в стремительно приближавшихся врагов. Залп. Залп. Ещё один…

Но эльфы неумолимо приближались. Из десятка атакующих только двое слегка замешкались, получив раны. Огромные мечи послужили эльфам в качестве щитов, отразив большую часть дротиков. От остальных чудесные создания ловко уклонялись.

Когда расстояние сократилось до пятидесяти метров, солдат охватила паника. Лишь немногие смельчаки остались на позиции, выставив вперёд длинные копья. Другие бойцы сбрасывали паровые баллоны со спин и разбегались в разные стороны. Седой командир орал, пытаясь их остановить, но безуспешно. Два взвода, расположившиеся чуть позади, уже улепётывали, когда эльфийский клин достиг первого ряда и ударил. Мечи сияли в лучах солнца, их взмахи походили на молнии. Редкие копья им почти не мешали. Эльфы не знали жалости. Одним ударом разрубали двоих-троих противников, добивали упавших на землю точными уколами. За несколько секунд на месте, где стояла сотня, осталась груда изуродованных тел. Уцелел лишь командир. Он сжимал в руке меч, казавшийся перочинным ножичком на фоне эльфийских орудий смерти, и дрожал.

—Ани, ты можешь с ним разделаться, если хочешь, — спокойно произнёс высокий зеленоглазый эльф.

— А как быть с теми, кто убегает, господин Такари? — спросила хрупкая эльфийка, сделав шаг вперёд. Её белоснежный боевой костюм причудливыми узорами покрывала кровь врагов. — Может быть нам стоит догнать их. Ведь правитель Эльдо приказал уничтожить всех.

— Здесь я командую! — неожиданно зло рявкнул Такари. — Не забывай об этом! А что касается твоего вопроса…

Он сделал небрежный жест рукой в сторону беглецов. Ани повернула голову и увидела, как наперерез несчастным солдатам мчатся несколько чёрных единорогов. Беглецы взвыли от ужаса. Всё было кончено в мгновения. Единорог Такари привёз сразу два тела, насаженных на своё грозное оружие. Он стряхнул их к ногам хозяина и тихо заржал, ожидая благодарности.

— Молодец, Харп.

Эльф нежно потрепал любимца по холке, достал из кармана кусочек сухого мёда и положил ему в рот. Животное дружелюбно хрюкнуло и стало тереться мордой о плечо хозяина.

— Так как, Ани, решишь проблему с последним выжившим? — ухмыльнулся Такари.

— Да, господин! — радостно ответила эльфийка, тряхнув головой так, что её огненно-рыжие волосы на мгновение закрыли лицо сияющей завесой.

Она положила меч на траву, залитую капельками крови и росы, а затем легко подбежала к врагу.

Старый солдат упал перед ней на колени и начал что-то лепетать о пощаде. Ани вообще не любила человеческий язык. Такой грубый и скудный. Но у неё было хорошее настроение, а в небе ярко сияло утреннее солнце, поэтому девушка решила не мучить жертву. Поборов чувство брезгливости, она слегка приобняла солдата и в одно движение оторвала ему голову, изящно отбросив её в сторону.

Одна из эльфиек осуждающе посмотрела на расправу и отвернулась.

— Что отводишь взгляд, Дарга? — нахмурился Такари. — Ты же видела утром, что эти вояки сделали с хутором орков.

— Видела, — кивнула эльфийка, — за те издевательства, что они учинили, негодяи заслуживают смерти. Но меня всё равно беспокоит Ани. Её кровожадность не присуща нашему народу.

— Эльфы тоже разные бывают. Зато в бою она прекрасна…

— Господин Такари, мне нужно будет помыться, — улыбнулась Ани, обернувшись.

— Вечером, — кивнул эльф. — Сейчас нам нужно навестить ещё одни орочьи фермы. Это недалеко.

Такари говорил спокойно, но про себя лишний раз отметил, какая же Ани красивая. Даже сейчас, когда её лицо перемазано кровью, а стройные ноги ниже края туники покрыты пылью. Эх, если бы они сейчас были в родном краю….

Один из эльфов вдруг глухо закашлял, прервав сладкие мечты.

— Асай, в чём дело? — резко спросил Такари.

— Прошу прощения, господин, но я ранен… Дротик.

— Какой-то паршивый дротик! Впрочем…

Такари подошёл к сгорбившемуся товарищу, осмотрел рану на его предплечье и тяжело вздохнул.

— Эти твари стали использовать яд. И он быстро распространяется по телу.

От места, куда воткнулось острие, под кожей отвратительными кляксами по направлению к голове расползалась тёмно-красная масса.

Такари бережно усадил бойца на землю. Положил свою правую ладонь на рану и тихо запел целительную молитву. От напряжения глаза Такари помутнели, пальцы задрожали. Но он допел до конца. Из раны хлынула фиолетовая кровь, выгоняя вместе с собой заразу. Спустя несколько минут Асай стоял, на ногах, хотя и слегка пошатывался. Ему было стыдно за проявленную слабость.

— Ещё немного отдохнём и едем! — распорядился Такари. — Кто-то ещё ранен?

Молчание было ему ответом. Хотя один из бойцов ощущал нараставшую боль в ноге, куда тоже попал дротик. Он тайком втёр чудодейственную мазь в лодыжку, ощутив облегчение. Не стоило уподобляться нытику Асаю, ведь воину не пристало просить о помощи. Честь была дороже. Стараясь не хромать, эльф сделал несколько шагов и запрыгнул в седло своего единорога. Его голубые глаза зло блеснули.

— Что-то ты хмурый, Варгас, — сказала Дарга.

— А чего особенно радоваться. Наше задание ещё не выполнено… Думаю, как всё лучше сделать.

— Ты хмуришься, когда смотришь на Ани, — улыбнулась эльфийка.

— Ты ошибаешься! — строго произнёс Варгас и отвернулся.

 

***

Брыг рубил бревно огромным топором на заднем дворе своей фермы. После каждого удара в сторону отлетал большой пенёк. Трое сыновей орка пыхтели, но усердно таскали дрова в сарай. На соседнем подворье младший брат Брыга с десятком домочадцев ловили и забивали свиней в загоне. Тут же в каменном очаге весело горел костёрок, на котором женщины опаляли туши. Приятный орочьему обонянию запах разносился по округе. Приближалось время великого праздника, когда все съезжались на ярмарку окружной столицы. А значит следовало завершить начатые дела, чтобы потом не отвлекаться.

Прошли многие годы после того, как Брыг лишился родителей. Теперь он сам был отцом, выстроил достойное жилище для своей семьи. Войн давно не случалось. Он жил в покое, сытости и достатке. Но часто ночью ему виделись очень страшные и яркие сны о грядущем. Словно дар предвидения давно убитого отца пробуждался и в нём. А ещё он любил в грозу смотреть на молнии, когда все другие в ужасе старались укрыться. Хотя, несмотря на все старания, колдовать орк так и не научился. Единственным достижением оставалась та ударная волна, которая спасла ему жизнь в детстве.

Жена Брыга вышла из большого каменного дома, принесла супругу здоровенный кувшин молока с кровью. На спине орчихи в плетеной корзинке игрались двое малышей. Брыг допил лакомство, с наслаждением рыгнул, потрепал по головкам детей, окинул жену одобрительным взглядом. За те семь лет, что они жили вместе после ритуала единения, проведенного шаманом, Реза стала в два раза толще, родила ему пятерых сыновей и дочку и слыла среди соседей заботливой матерью. Всего фермерское поселение насчитывал семь семей, имевших родственные связи между собой. Брыга считали кем-то вроде местного старосты. Хотя орки и славились своей неохотой кому-либо подчиняться, но порядок требовалось поддерживать.

— Эльфы идут! Эльфы! — крики ужаса наполнили улицу.

Дочь Брыга вбежала во двор. Её сверстники тоже попрятались по домам. Главы семейств и старшие сыновья торопились за оружием или им приносили его жёны. Орки очень быстро собрались на главной дороге, в ожидании врагов.

— Сколько их? — рявкнул Брыг, обращаясь к брату, на ходу натягивавшему лёгкую кольчугу.

— Дети говорят, что не больше дюжины! Но они верхом!

— Будь прокляты их рогатые лошади! — выругался орк.

Брыг благодарно принял от супруги здоровенный деревянный щит, окованный железом, и тяжеленный прямой меч. Мало кто даже из орков был способен фехтовать таким одной рукой. Но староста выделялся огромной силой среди собратьев и в прошлом много воевал. Его клинок не раз отведал эльфийской крови.

За считанные минуты фермеры собрали отряд в три десятка взрослых бойцов. Молодняк вооружился пращами и расположился чуть позади. И хотя особо рьяные так и рвались вперёд, пара жёстких подзатыльников старших их успокоили.

 

***

 

— Приветствую, вольный народ! — безэмоционально произнёс Такари. Он сидел на единороге и аккуратно поправлял свои длинные чёрные волосы, растрепавшиеся во время скачки. — Сегодня мы пришли говорить, а не воевать. Не бойтесь нас так.

— Никто вас и не боится! — уверенно произнёс Брыг. — Это лишь меры предосторожности.

— Как вам угодно… Раз ты тут самый крупный и начал говорить, то значит ты здесь главный?

— Моё имя Брыг. Я старший.

— Тогда я могу побеседовать лишь с тобой. Остальным незачем слушать. Моё короткое имя Такари. Отойдём?

— Нет, — возразил орк. — У меня не может быть секретов от собратьев.

— Ладно, — кивнул эльф, — я не настаиваю. Исама, передай мне подарок!

Такари спешился, другой эльф тоже. В руках у них появился большой чёрный мешок. Они что-то говорили друг другу на эльфийском, но Брыг не знал чуждого ему языка. Его раздражали слова, похожие на щебетание птиц. По крайней мере, мужчина не должен так разговаривать. Орк с ненавистью смотрел на незваных гостей. Его всегда поражало, как в этих тщедушных телах может таиться такая огромная сила. Даже один эльф являлся грозными противником. А их женщины зачастую сражались так же искусно и жестоко. Брыг насчитал трёх эльфиек в отряде. Особенно его внимание привлекла одна. Рыжеволосая красавица гордо восседала на чёрном единороге и смотрела на орков прекрасными голубыми глазами, не скрывая презрения. Брыгу вспомнилось, как двадцать лет назад в сражении он сумел поймать одну эльфийку за длинные волосы и бил её о скалу, пока прекрасное тело не превратилось в кровавую бесформенную массу… Давненько он так не веселился.

— Это вам! — прозвучал голос Такари.

Из раскрытого мешка к ногам орка посыпались отрубленные головы людей. То были солдаты, недавно разбитые эльфами. Толпа невольно отпрянула.

— Королевские стрелки, — уточнил эльф. — Целая сотня шла сюда, чтобы напасть на вас. Я думаю, они планировали атаковать ночью.

— Зачем? — только и смог вымолвить Брыг. — Что это за мерзость?

— С каких пор человеческая голова стала для орка мерзостью, — ухмыльнулся Такари. — Столько супа наварить можно!

Брыг поборол желание броситься на эльфа и разорвать его на куски.

— Почему я должен верить россказням чужака? Сейчас нет войны с людьми.

— Вот ещё тебе доказательство, — кивнул Такари и щёлкнул пальцами левой руки. Ани бросила ему свиток, перевязанный зелёной королевской лентой. Эльф не оборачиваясь поймал его и протянул собеседнику.

— Прочти, орк. Если ты умеешь читать, конечно.

Староста нехотя развернул документ и медленно по слогам прочёл. Когда он был маленьким, то людские миссионеры активно разъезжали по орочьим поселениям и обучали жителей человеческой грамоте. Те времена остались в памяти как тихие и спокойные. Король не враждовал с племенами. Брыг не понимал сложных фраз, но суть документа уяснил, хоть и рвано.

«Командиру Добсону. Лично. По приказу Его Королевского Величества. Особое задание. Взять роту стрелков. Выдвинуться к фермам орков в дельте реки Ран-Их-Ша. Зачистить поселение. Никто не должен уцелеть. Разрешено использовать яд».

— Откуда я знаю, может это подделка? — прорычал Брыг.

— Моё дело – довести до вашего сведения, — хмыкнул Такари. — Люди придут ещё. Будьте готовы. Тот отряд, что мы перебили, уже успел натворить дел в маленьком хуторе за холмами. Хотели свалить на эльфов и спровоцировать войну. Мы немного не успели…

— О чём ты?

— Там жили две орочьих семьи. Пять взрослых и с дюжину детей. Я много прожил, но давно такого не видел… Жестокие ребята. Жаровни были ещё тёплые, когда мы проехали мимо. Пошли гонцов – убедишься, что я говорю правду.

В толпе раздался горестный крик. Видимо это был кто-то из родичей убиенных. Орки загудели, перешептываясь.

— Тихо! — рявкнул Брыг. — Должна же быть причина, по которой люди напали?

— Ты вроде уже взрослая особь, — пожал плечами Такари. — Должен понимать, что большая часть войн начинаются как раз безо всяких причин. Не считать же таковыми гордыню, жадность или тупость правителей…

Брыг промолчал. Он знал, что ему нужно делать. Послать разведчиков в хутор, отправить донесение в столицу. Но орк чувствовал, что войны не миновать.

 

***

Такари ехал верхом на единороге. Харп шёл неторопливой рысью. Все остальные эльфы следовали за командиром. Кто-то медитировал на ходу, кто-то просто задумался. Такари вспоминал разговор с правителем.

— Нас мало. Хоть мы и бессмертные, но эта вечная жизнь зависит от волшебного кристалла в горе Лесентаг.

— Три тысячи эльфов не так уж и мало… Кто устоит против такой армии!

— Но сейчас живут меньше пяти сотен. Души остальных пребывают в кристалле. Затяжные войны прошлого ослабили и наш народ. Если люди объединятся с орками, осадят Лесетанг, прикатят тараны и катапульты… Не уверен, что мы удержимся.

— Значит, нам нужен мир любой ценой?

— Не совсем. Нам нужна война людей и орков. Пусть режут друг друга.

— Устроить провокацию, мой господин.

— Не придётся. Хорошо, что эти глупцы сами хотят воевать. Как всегда, даже разум мудрейших из них порабощен жаждой власти. Ты же слышал о Рингеле?

— Главный королевский колдун, — кивнул Такари.

— Он силён, но стар. И, разумеется, панически боится смерти. Он всю жизнь изучал магию орков, обряды шаманов диких ящеров, гномьи заклинания. Но все эти фокусы могут лишь отсрочить неизбежное. Поэтому он жаждет нашего бессмертия.

— Это невозможно. Эльфы – избранный народ. Нас создали сами боги, в отличие от всех иных тварей.

— Я же говорю, что глупые людишки этого понять не могут. Они искренне уверены, что можно каким-то способом заставить кристалл служить им.

— Господин, сколько людей или орков нам нужно убить? — поинтересовался Такари.

— Сначала пусть убивают они, — усмехнулся правитель. — Мои лазутчики донесли, что старый дурак Рингель отправил отряд для уничтожения маленького орочьего хутора на берегу Ран-Их-Ша. Хочет подставить нас. Не препятствуйте им, наблюдайте, но потом убейте всех людей и доставьте их головы в поселение неподалёку. Там должен руководить староста по имени Брыг. Предъявите оркам доказательства преступления людей. Дальше всё само завертится.

— Сколько эльфов я могу взять?

— Десяток, может чуть больше. Чтобы было похоже на обычный патруль.

 

***

Юный король Давид с наслаждением треснул кулаком закованного в цепи пленного орка. Удар пришёлся тому точно в нос. Орк хрипло зарычал, но не дёрнулся. Он уже понял, что цепи не разорвать.

Колдун Рингель одобрительно посмотрел на парнишку. Правитель рос злобным и жестоким, то есть именно таким, каким его воспитывали приближённые. Больше прочих забав Давид любил пытать заключенных, причём независимо от их расы. Зачастую люди страдали от его рук ничуть не меньше, чем орки. Маленький маньяк на троне, полностью подвластный наставнику – это ли не идеальный король… А пока юноша забавлялся, за его спиной можно было вершить настоящие дела.

Рингель желал большой войны. Но, к своему неудовольствию, он стал замечать, что в последнее время и воевать-то особо не с кем. Племена орков постепенно начали вести оседлый образ жизни, их дети привыкали жить на земле, возделывать её, изучать ремёсла. Колдун винил в этом старого короля Гафа – отца Давида. Именно он всегда горячо ратовал за просвещение орков, регуляно посылал к ним миссионеров и всячески налаживал отношения. Благо, что Гафу быстро погубила неизвестная ужасная болезнь. Некоторые болтуны заикались про колдовство, но Рингель заверил их, что чёрная магия здесь была не причём. Его слова, подкреплённые смертью парочки наиболее рьяных распространителей слухов, убедили придворных.

Главный колдун очень хотел войны эльфов с орками. Заставить их атаковать эльфов. Он знал, что одни люди не справятся, а вот если гнать перед собой тысячи свирепых орков, то появлялся шанс. Рингель отлично помнил кочевые орды, хлынувшие на людские поселения, подобно морской прилив. Тысячи мёртвых, десятки сожжённых городов. Навсегда в памяти мальчика отпечатались страдания замученных родных в деревне. Он с детства ненавидел этих мохнатых дикарей, пришедших с юга. Впрочем, высокомерных и бессмертных эльфов Рингель ненавидел не меньше, хотя многому у них учился и даже принимал участие в сражениях на эльфийской стороне. Ему очень хотелось завладеть легендарным кристаллом, по слухам находившимся в горе Лесентаг. Имея его силу, колдун полагал возможным получить бессмертие и шанс на перерождение.

— Господин! Господин! — донесся со двора встревоженный голос. Это кричал один из слуг юного короля. Вскоре он поднялся по лестнице и предстал перед Давидом.

— Чего случилось, Морт? — недовольно спросил правитель.

— Орки! Орки! Они напали на две заставы. Всех вырезали… Но это не самое страшное. Эти негодяи собирают огромную армию. Весь западный край и часть юга. Всего через пару дней они могут выступить к столице!

— Угомонись, идиот! — рявкнул ошарашенный Рингель. — Ты наверное просто перепил вина!

— Нет, великий, — дрожа от страха пролепетал Морт. — Информация точная. Только что вернулся небольшой караван купцов. Еле ноги унесли. Поговорите с ними сами, если мне не верите.

Рингель в ярости сжал свой посох и вышел из камеры. Всё оборачивалось совсем не так, как он хотел.

Король Давид хмыкнул, пожал плечами, достал широкий кинжал и всадил его связанному орку в грудь. Несчастный умер почти мгновенно.

— Я убил одного врага, — деловито произнёс правитель. — Если каждый солдат последует моему примеру, то мы быстро победим этих дикарей. Да, Морт?

— Разумеется, ваше величество!

 

***

Схватка орков и людей постепенно разбилась на отдельные противостояния. Только колдун Рингель целенаправленно продвигался к главному орочьему знамени, окруженный отрядом фанатиков-сектантов. Время от времени его посох разил молнией какого-нибудь не успевшего закрыться щитом орка. Рингель сам решил принять участие в генеральном сражении, чтобы помочь воинам одержать победу наверняка. Но в целом положение королевского войска стало крайне тяжелым. Закончились снаряды – и сразу многоствольные ракетницы умолкли, паровые ружья тоже стали бесполезными, когда давление пара в баллонах упало. Солдаты сбрасывали их, хватались за длинные алебарды, чтобы хоть как-то уравнять шансы в схватке с превосходившими их размерами врагами.

Эльфы тоже оказались захвачены водоворотом сражения. Тому причиной стало желание Такари выслужиться и доложить правителю как можно больше подробностей битвы. Он не ожидал, что армии людей и орков так быстро ринуться навстречу друг другу, практически без подготовки. Поэтому его маленький отряд очутился между схлестнувшимися врагами. Это была ошибка… Но какой эльф боится боя и гибели в нём. Никто из отряда не отказал бы себе в удовольствии покрошить людей или орков в честной схватке.

Такари с товарищами сражался на возвышенности. Он высматривал Ани. Неугомонная девчонка почти час билась в гуще битвы. Оставив меч, Ани взяла лишь свою любимую игрушку – пылающий железный шипастый шар на длинной цепи. Внутри шара была заключена руна вечного огня. Девушка не дралась, она словно танцевала, изгибаясь змеёй уклонялась от вражеских ударов и почти сразу наносила ответные. Смертельный шар сшибал солдат с ног, разбивал головы, сминал доспехи. Но постепенно Ани отступала под натиском толпы противников. В какой-то момент люди и орки невольно объединились в своих атаках на хрупкую эльфийку. Несколько раз она каким-то чудом избегала удара алебарды или палицы, но продолжала кружиться и убивать врагов. Цепь изящно овивала стройное тело, чтобы затем резко выпрямиться и смертоносной молнией сразить новую жертву. Но вдруг один из орков сумел перехватить цепь могучей лапой. Он выл от нестерпимого жара, но не отпускал. Ему помог товарищ. Вместе они сумели вырвать страшное орудие из рук девушки. Она осталась безоружной перед почти десятком врагов.

— Ани! — раздался хриплый голос.

Она чуть обернулась и увидела Варгаса. Израненный эльф едва стоял на ногах, но сумел пробиться к ней. Несколькими ударами он уложил слишком рьяно бросившихся вперёд орков, вынудив остальных в страхе отбежать. Варгас не чувствовал боли. Тому причиной был яд, распространившийся по всему телу.

— Возьми мой меч. Я уже не боец. Продержись немного. Такари тебя не бросит. Спасёт. Он очень сильный. Гораздо лучше меня… Прощай.

Эльф протянул девушке оружие, нежно коснулся её руки и упал на землю. Из его груди в небеса взмыл столб света. Через мгновение он погас, но меч Варгаса засверкал в лучах заходящего солнца. Ани беспощадно разила им напиравших врагов, хотя и отступала.

Такари понял, что рано или поздно она падёт. Он пронзительно свистнул, призвав Харпа. Верный единорог расчистил дорогу сквозь солдатскую массу. Залитый кровью врагов, Харп подскакал к хозяину и приветственно ударил копытом о землю. Такари в мгновение запрыгнул в седло и вот уже он мчался среди врагов, отчаянно орудуя мечом. Удары алебард эльф парировал ставя лезвие плашмя, используя его подобно щиту, а затем пришпорил единорога и просто выставил клинок в сторону, начав срезать врагов, как бритва режет волосы.

Вдруг сокрушительный удар почти перерубил Харпу шею. Даже нагрудник не спас. Алая кровь фонтаном хлынула в разные стороны. Такари едва успел соскочить со спины животного. Четверо орков, включая убийцу единорога, окружили эльфа. Здоровяк, сжимавший дымящийся от крови топор, стал первой жертвой Такари. Одним взмахом меча эльф перерубил орку ноги и сразу атаковал противника справа. Но враги всё же смогли его задержать. Лишившегося конечностей орка пришлось даже пнуть в морду, чтобы он перестал ползти и стараться ухватиться за эльфийский плащ.

Ани была уже совсем близко. Явно устала. Враги отчаянно напирали. Такари знал, что должен её спасти и сказать, наконец, что он к ней чувствует. И тут лицо эльфа исказила гримаса ужаса. Здоровый орк подкрался к девушке сзади…

 

***

Брыг довольно ухмыльнулся. Метательный нож был пущен им с такой силой, что пробил эльфийке спину. Кончик лезвия торчал спереди из грудной клетки.

Но орк не видел, что сверху на него уже падает черная тень. Такари пылал от ярости. Его огромный меч так ударил по оружию Брыга, что тот упал на колени. От второго удара треснул щит. Вместо третьей атаки смертоносным лезвием эльф неожиданно треснул орка по морде кулаком в серебристой перчатке. Три зуба так и вылетели изо рта. Брыг ждал смерти, но тут ему неожиданно на помощь пришли люди. Группа стрелков открыла по Такари прицельный огонь. Пара дротиков воткнулась эльфу в спину. Он сразу ощутил яд, но ему уже было плевать.

Воспользовавшись замешательством противника, Брыг откатился в сторону и кувырком полетел с холма вниз. Орку было страшно, но в тоже время он радовался, что смог ускользнуть от смертоносного эльфа, да ещё и убив перед этим поганую эльфийскую бабу.

Поднявшись на ноги, Брыг увидел перед собой седого старика в сопровождении двоих здоровых охранников. Рингель презрительно посмотрел на орка, направил на него свой посох и ехидно улыбнулся. Брыг замер в ужасе и инстинктивно заслонился рукой от верной смерти. Сверкнула молния, но не убила орка, а отразилась от него и ударила в самого колдуна. Рингель сгорел за считанные мгновения. Охрана в панике ринулась прочь, решив, что перед ними сильный орочий шаман. Сам Брыг был растерян не меньше. Он инстинктивно взглянул вверх и ему показалось, что в небесах он увидел лик своего отца. Впрочем, видение сразу исчезло, но орк ощутил в себе что-то новое, ранее неведомое. Всё-таки в нём текла кровь Шатана. Через многие годы отец смог защитить сына, вернув долг за то, что это не получилось сделать в родной деревне.

 

***

Ани умирала… Её глаза заслонила пелена смерти. Никакая целительная магия здесь бы не помогла.

— Не переживайте, господин, через тысячу лет мы встретимся. Моя душа вернётся.

— Я и дня без тебя прожить не могу…

Такари решительно вытащил ритуальный кинжал из правого сапога. Поднёс четырёхгранник к глазу. Он умирал в битвах уже дважды, но это всегда было жутко больно, и он никогда сам не убивал себя. Яд бы эльф поборол, так что на него надежды не было.

— Не стоит…, — прошептала Ани слабеющим голосом. На её прелестном личике появилось выражение ужаса, через пару мгновений сменившееся полным умиротворением. Ани умерла. В тот же миг столб света взмыл в небо, вырвавшись из её груди.

— Подожди! — прошептал Такари. — Я иду!

Рука эльфа резко двинулась. Он издал протяжный стон и откинулся назад. Безжизненное тело рухнуло на траву, рядом с телом Ани. Из глаза Такари торчала рукоять кинжала.

Бившиеся в лощине люди увидели, как на холме засиял второй столб света. Спустя несколько мгновений световые столбы погасли.

— Ещё один сдох. Отлично! — радостно прохрипел командир алебардщиков. — Теперь навалимся на зеленомордых ублюдков.

Дружный боевой клич поддержал его слова. Королевские гвардейцы сумели выстроиться фалангой и погнали разрозненную толпу орков к реке. Только прибытие подкрепления из последних резервов спасло их от падения с обрыва в воду.

Оставшиеся в живых пятеро эльфов молча стояли на холме. Кожа их мёртвых собратьев прекратилась в иссохший растрескавшийся панцирь. Асай осторожно дотронулся кончиком меча до обоих тел, которые сразу же стали рассыпаться в пыль. Налетевший ветер уносил её вдаль. Осталось лишь одеяние воинов, которое осторожно собрали и завернули в плащ.

— Мы сделали то, что нам было поручено, ровным голосом произнёс эльф. — Теперь люди и орки лет пятьдесят станут опять воевать. Союз между ними будет какое-то время невозможен, а значит наша твердыня может стоять спокойно.

 

***

Брыг вернулся домой к осени. Хмурое небо и голые кустарники первыми встретили орка. Почти сразу к ним присоединился противный крупный дождь. Сторожевой кабан не узнал хозяина, пока не получил привычного пинка в пятак, после чего приветственно захрюкал и начал тереться об орочьи сапоги.

— Папа! Папа! — раздались радостные детские визги.

Дочка и двое младших сыновей мчались по двору к отцу, не обращая внимания на грязь под ногами. Старшие быстро шли позади вместе с матерью. Орчиха переваливала с ноги на ногу своё грузное тело.

Брыг с удовлетворением отметит, что её живот стал заметно больше. Возможно, вскоре духи подарят ему ещё сына.

Глаза орка наполнились слезами. Он не мог сдержаться. Просто смахнул их единственной рукой и в следующее мгновение ощутил любящие объятия.

Вечером следующего дня орки пировали во дворе Брыга. Пиво лилось ведрами. На жаркое не скупились.

— Ничего, мы уже били этих поганых людишек! — пьяно орал брат Брыга. — Мы соберем новое войско и разрушим сначала Аберград, затем Ихтезан, а потом двинемся на саму столицу!

— Да, мерзкие человечки готовятся к большой войне! Тут слухи ходят, что король набирает рекрутов, сколько никогда раньше не призывал. Ну ничего, наши шаманы поумнее будут. И с нами сила великих духов! Никакие человеческие божки против неё не устоят!

Брыг отошёл от стола, посмотрел в небо. Две звезды ярко сияли рядом. И почему-то, глядя на их свет, орк вспомнил тех эльфа с эльфийкой, погибших на холме. Странное чувство защемило в душе орка. Словно он каким-то непостижимым образом хотел оказаться на их месте… Он тряхнул головой, отогнал эти бредовые мысли и пошёл обратно к столу.

— За нашу победу! — заорал Брыг, поднимая здоровенную кружку, наполненную крепким пивом.

— За победу! — ответил ему дружный хор хриплых голосов.

 

читателей   101   сегодня 5
101 читателей   5 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...