Одни крылья на двоих

Зал заседаний был огромен. Половина пространства занимали ряды стульев с мягкими сиденьями. Между ними имелся проход, ведущий от двери к сцене, прилегающей к противоположной стене.

На сцене стояла сфера на ножках размером до потолка. Рядом располагалось множество коробок.

Я посмотрела наверх – потолок состоял из кусков стекла, скрепленных между собой каким-то материалом. Окон не было.

По мере приближения к сцене я заметила пожилого мужчину, одетого в черный костюм. Он вытаскивал талисманы из коробок и клал их внутрь сферы через неприметное отверстие. Затем закрыл его, закрепил, нажал какую-то кнопку на пульте управления, и внутри сферы образовались белые искрящиеся магические потоки, напоминающие ворох летающих снежинок на свету солнца.

Я впервые видела воочию нечто подобное – магия в руках людей принимала форму одной из четырех стихий, а ее истинное обличье изображали только на картинках, в фильмах и других творческих проектах.

Все потому, что однажды магию в чистом виде удалось получить экспериментальным путем: из человека наружу вылезла такая же белая субстанция. Этот феномен засвидетельствовало множество ученых; он был снят на видео. Но, однако, радость была лишней – магия в воздухе просто растворилась, а ее носитель мгновенно умер. Оказалось, волшебство неразрывно связано с жизненной силой человека. Последующие опыты не дали ничего нового и вскоре прекратились.

Поэтому сейчас я не могла поверить своим глазам. Андрей также смотрел на сферу и пребывал в глубоком шоке.

– Не правда ли, занятное зрелище?

Я резко дернулась.

Было видно, что от прихода гостей мужчина получил огромное удовольствие. Но и улыбка не украшала гладкое от пластических операций лицо, на котором все же в некоторых местах появились старческие морщинки. Костюм с красным галстуком не мог скрыть подергивание пальцев и худощавое телосложение. Даже по телевидению было видно, насколько человек стар, а воочию мужчина выглядел совсем плохо.

Перед пришедшими стоял не кто иной, как Владыка страны Михаил Харчев.

Сегодня вообще был насыщенный день. С утра я, скрывая свою личность за черным плащом и маской, разнесла мини-бомбами три здания, одно из которых являлось объектом научных исследований. Стражи - люди, отвечающие за общественную безопасность и порядок, атаковали меня сразу же, а после гнались за мной несколько кварталов.

Но я-то хитрая. Заранее продумала план отступления: мчась со всей скоростью на своих больших черных перьевых крыльях, создала вокруг себя широкий огненный тоннель, по моей воле продлевающийся вперед. Летевшие сзади стражи не могли определить, в каком месте я лечу, и лили воду наугад, естественно, не попадая. Когда я остановилась, они не заметили. Я сотворила дыру в огненной стене и призвала магию земли. Мощные растения оплели деревья парка. Я приказала крыльям исчезнуть и через занавесу растений просочилась внутрь. Оказавшись в заброшенном участке парка, сожгла плащ и маску, представ в обычной светло-сиреневой блузке с короткими рукавами, джинсах и белых кедах. На шее – кулон в форме короны.

Теперь никто не узнает во мне загадочного преступника. Я уверена – все вообще думают, что под маской скрывается мужчина. Им невдомек, что под ней скрываюсь я, ведь нам, светленьким девочкам с карими глазками, положено быть, ну не знаю, маменькими дочками, танцовщицами, моделями.

Может, из-за высокого самомнения судьба наказала меня. Я хотела стать освободительницей, но сама буду пленницей.

Все просто – я попалась в капкан.

Нет-нет, не в тот, с которым ходят охотиться на зверей.

Этот капкан предназначен для ловли преступников. Один конец, кольцо, крепится на ноге, второй, замок, на стене. Две части соединены цепью. Высвободиться можно путем проведения карты стража по расщелине на замке – кольцо раскроется и отпустит ногу.

Это приспособление называется капканом, потому что кольцо на ноге защелкивается автоматически, считывая магическую ауру человека. Механизм действия капкана объяснялся слишком сложно, поэтому как капкан «чувствовал» именно ногу, для меня остается загадкой.

Капканы бывают двух видов – антимагические и поисковые. Первые относятся к изобретениям, блокирующим магию – браслетам, кандалам, кольцам. Применяются в тюрьмах.

Я попалась в поисковой капкан. Для объяснения его работы повествование нужно начать издалека.

Существует прибор, именуемый «идентификатор магии». Если ударить его волшебством, то прибор считает личные данные магии, зафиксирует время попадания. Далее данные могут быть дополнены местом расположения, описанием происшествия, в результате которого были получены, внешним видом человека и так далее. Все данные хранятся в общей базе, автоматически пополняемой новыми сведениями. Поэтому при повторном попадании, даже если не именно на эту модель, лампочки на индикаторе загорятся зеленым, на экране высветится информация о магии, и сразу станет ясно, к какому событию причастен человек.

Сведения передавались также и на поисковые капканы. Если антимагические «ловят» всех, то поисковые вычисляют тех, чьи данные имеются. Заметить такой капкан невозможно - до захлопывания кольца на ноге он невидим и неосязаем.

Я была схвачена именно поисковым капканом. Видимо, в битве идентификатор подставили под мой огонь.

Хоть волшебство работает, но толку мало. Я уже было начала размышлять о том, что все кончено, как рядом остановился мимо пролетающий белокрылый Андрей. Конечно, его имя я узнала позже, а тогда так и звала по цвету крыльев.

Сначала я подумала, что Андрей хочет сдать меня стражам, и начала атаковать. Не, ну а что мне надо было думать? Я слабый женский пол, меня обижать не надо!

Белый попытался донести некую информацию, но я посылала его куда подальше. Слова сопровождались магическими ударами.

В общем, поругаться, не успев познакомиться?

Могу, умею, практикую!

Когда парень докричался до меня, то я услышала нечто интересное. Он сказал, что отпустит меня, если я пойду с ним, при этом надев антимагическую цепочку.

Это было странное предложение, но что мне оставалось делать? Я согласилась. Он спросил, как меня зовут. Я ответила, что мое имя – Яна. Потом он надел цепочку и… Ох, забыла добавить! Этот тип клоун! И дурак!

Когда Андрей освободил меня, проведя по расщелине замка недавно найденной, по его словам, картой, то спросил:

– Может, перестанешь так смотреть? Ты сейчас своим пламенным взглядом прожжешь во мне дырку.

Я вспыхнула:

– Я в тебя не влюбилась!

– То, что тебе в голову приходят такие мысли, уже о многом говорит, - усмехнулся Андрей. – Я-то имел ввиду ненависть.

К сожалению, я чересчур эмоциональная. У меня частые перепады настроения, даже без существенной на то причины. Я делаю, а только потом думаю.

Он подловил меня! И теперь знает, что нравится мне!

Да, нравится. Ну а что? Он симпатичный. И дело даже не в красиво сидящих светло-бежевой рубашке и брюках. Голубые глаза со смешинками в уголках и улыбка с хитрецой придают ему шарм. К пушистым темно-русым волосам так и хочется прикоснуться. Чувствую, у него добрый нрав, как у меня. Бойкий и любопытный дух. Стойкой характер с толикой упрямства и непонятной насмешкой над всем. Даже колкий язык его не портит. Мне трудно признать, но его реплики нравятся мне, хоть я и не понимаю, как мне на них отвечать, скрываю за злостью настоящие эмоции – смущение и радость.

Однако моя оплошность стоила мне нервов. Андрей все последующее общее времяпровождение только и делал, что подкалывал меня. И когда взвалил на плечи, ведь пешком я снова могла быть пойманной в капкан. И когда мы прилетели к нему домой, по его словам, в безопаснейшее место для разговоров, а туда заявились его друзья. Он представил меня своей девушкой! Когда я не знаю, как себя вести, я злюсь. Поэтому я придумала такую офигенную историю первого знакомства, что его друзья начали икать от смеха. Андрей лично их выпроводил, и правильно. Моя месть могла на этом не закончиться.

Мы пили чай с пирожными. Мне пришлось, я согласилась не сразу. Утешила себя тем, что на маньяка белокрылый вроде не похож.

Потом он начал спрашивать меня о том, ради чего позвал с собой - цели сотворенного мною погрома. Он догадался, что в нем виновата я. Конечно, доказательств моего участия у него не было. Если Андрей сдаст меня стражам, мне придется сколдовать на идентификатор, и они узнают мой проступок. Если отказаться, все равно упекут за решетку, да еще и не самый долгий срок, ведь не будут знать, какое правонарушение я совершила.

Я решилась открыться Андрею, лучше ему, чем стражам. Я рассказала, что утренний погром действительно был сотворен мною. Он являлся отвлекающим маневром от моей главной цели - спасения родителей из тюрьмы. Дело в том, что они приняли участие в драке на площади, и их арестовали на полгода. Вам кажется, срок слишком большой для такой ерунды? Мне тоже. Его увеличили в связи с участившимися стычками.

Итак, родителей посадили в Приморскую тюрьму, единственную, в которой действует правило, гласящее, что людям, сбежавшим оттуда, прощаются их правонарушения. Правило прописано в законе, так что сомнению не подлежит. Другое дело, оно немного глупое. Чего власть хочет: чтобы все поголовно строили планы побега или заранее считали их обреченными на провал, ведь никому еще сбежать не удавалось?

У тюрьмы есть преимущество: особая конструкция. Здания находятся в низине, которую огибает широкая дорога, так же расположенная в обрыве. Четыре башни с караулящими на верхушках стражами возвышаются над всем провалом. Около смотровой площадки к дороге ведет лестница для туристов, чтобы даже люди преклонного возраста и те, у кого инвалидность крыльев, могли посмотреть на достопримечательность. Еще ниже, к зданиям, лестница не вела. Преступников перевозили по воздуху.

В общем, как вы поняли, тюрьму тщательно охраняют. Поэтому мне нужно было отозвать оттуда стражей. Я решила провернуть нечто такое, чтобы меня схватить прилетели не только стражи из городского надзора, но и подкрепление из тюрьмы. Мне это удалось: тюрьма намного ближе, чем главный корпус стражей. Ну а дальше я бы спокойно проникла на территорию тюрьмы, освободила родителей, и мы бы втроем смогли удержать атаку оставшихся стражей с вышек и улетели…

Я забыла только про капканы. Новинка все же.

Андрей был поражен моим планом. Он сказал, что удивлен моему бесстрашию. Мол, я смелая и отважная.

Кстати, стражи думают, или специально так говорят, чтобы стыдно не было, будто сегодняшнее происшествие устроила группа людей.

О да, я знаю, я - гений.

Отвечаю на вопрос белокрылого и, возможно, так же появившийся у вас. Меня совесть не грызет. Все равно объект научных исследований, именуемый горожанами "купол" за счет своей формы, построили недавно. Ничего примечательного разработать не успели. Есть неприятное ощущение, но что поделать? Моя цель оправдывает средства.

Ах, я еще не рассказала, из-за чего родители попали в стычку. В последние время люди стали ругаться из-за ерунды. В семье Андрея тоже произошел раскол – мама с отцом поссорились так сильно, что отец переехал, а вместе с ним и старший брат.

Хорошо, что у меня все тихо. Однако ссоры и магические битвы происходят по всей стране. Мне кажется, все началось с объявления теорий.

Надеюсь, вы готовы послушать еще немного? Эти сведения очень важны.

В назначенный День новостей Владыка страны выступил на площади перед людьми с одновременной трансляцией по телевидению и интернету. Он объявил о начале строительства летающих платформ, способных вместить целый город. Уже выбрано место для первой платформы – на юге страны, где температура на необходимой высоте является нормой для человека. Естественно, в небе жить захотели многие. Однако Владыка еще не закончил свою речь. Он заявил, что на платформы смогут попасть только белокрылые, потому что строительный материал, найденный недавно камень летун, не подпускает чернокрылых к себе. Те обиделись, возмутились, хоть и понимали, что их эмоции ничего не изменят – с чего бы камню менять свои свойства?

На рассказанном Владыка не остановился и продолжил свое выступление. Его слова вызволили очередной фурор: центр исследований открыл у чернокрылых скрытую магию, позволяющую создавать предметы из ничего. В противовес теории белокрылых, эти сведения назвали теорией чернокрылых. По ней следовало, что все черные обладают магией предметов и могут наколдовывать простые вещи, существующие в природе или сделанные людьми и состоящие из неразнообразного сырья. Например, хлеб создать получится, а борщ – нет. Стул, шкаф – раз плюнуть, но диван из ниоткуда не появится. Теперь уже белокрылые смотрели с завистью.

Также Владыка указал: у чернокрылых есть возможность ускорить появление скрытой магии, достаточно носить талисман из камня аганит, усиливающего магические потоки человека. Этот камень также рекомендовался белокрылым. Он сведет к минимуму будущее непривычное воздействие на организм большого количества летуна как камня-энергоносителя. Аганит похож на летун по излучению, и благодаря ему перелет на платформы произойдет не травмотично, ведь люди уже будут привыкшими к идущей от камня постоянной магической силе. Да, аганит забирает плохие эмоции, а не отдает, но это свойство волшебного происхождения, а значит, определенный отпечаток на человека откладывает. Счастливчиков, которые смогут первыми приобрести жилье в небе, изберет некий конкурс. Он начнется после постройки первой платформы.

Когда талисманы прислали всем домой через почту бесплатно, люди стали носить их ежедневно. Камень-талисман смотрелся на цепочке как кулон, а кому не нравился такой вариант, покупали другую бижутерию с необходимым камнем. Их производила официальная компания «Талисман».

Прослуженные долго талисманы собирались в корпусах стражей, их заменяли новыми бесплатно, потому что камень через некоторое время нахождения рядом с людьми «перенапрягался» и терял свои свойства. Куда девались старые талисманы, не говорилось.

Люди изменились. Стали обсуждать теории и подкалывать других. Белые в шутку величали себя небесными богами и насмехались над черными, которым судьба уготовила жить на земле. Чернокрылые хвастались, мол, у нас есть уникальная магия предметов, а у вас нет. Если сначала все казалось безобидной шуткой, то потом стали закипать обида и злость. Люди стали ходить нервные, раздраженные, увеличилось количество драк.

Андрей предложил мне помощь в освобождении родителей. Взамен попросил помочь ему – парень собрался прорваться в главный корпус стражей, чтобы узнать всю правду о теориях. Он уверен, что одна из теорий – ложь. Я с ним согласна. Уж больно подозрительно выглядит состояние дел. Теории появились в одно время, чтобы они эффективно осуществились, нужно носить камни. Единственное, он думает, что ложь – теория чернокрылых. Я же считаю, что неверна теория белокрылых.

Поэтому мы поругались. Даже два раза.

Его друзья отказались в этом участвовать, посчитав идею глупой. Он хотел пойти один, но раз я ему должна, позвал с собой.

Мы договорились и вылетели. Вместе с экскурсией спустились на дорогу, там слетели вниз и прорвались в корпус, где сидели родители. Ключами побежденного охранника открыли их камеру, картой раскрыли капканы. Но стражи нас выследили. Чтобы не проиграть, пришлось высвобождать других заключенных. Мы рассредоточились. Пока Андрей распахивал камеры, я его картой открывала капканы. Мы проломили стену в камере родителей и продолжили бой на улице.

Тут произошло непредвиденное.

Андрей напал на мою маму!

Он сделал это специально!

Я сразу поняла – он все-таки скрыл настоящую причину своих действий. Он хочет мне навредить!

Тогда внутри меня что-то щелкнуло. Вся накопившаяся злость, недоверие, сомнения нахлынули откуда-то из закромов души, куда я, сама того не замечая, складывала, не желая верить Андрею и прощать за его выходки.

Я уже говорила, что я совершаю поступки, не подумав? Так вот, я повторюсь еще раз. Если меня что-то завело, я не думаю вообще!

Я напала на него. И случайно моим воздушным потоком его занесло через дыру в камеру. Он скрыл свои крылья, чтобы не сломать при падении. Андрей снова хотел оправдать себя, но неожиданно не смог сделать шаг за пределы камеры. Его ногу охватывал капкан. А карта осталась у меня.

После я, конечно, раскаялась. С заключенными мы прилетели к нам домой, ждать вердикта по нашему побегу.

Там я все взвесила и поняла, что Андрей не мог так подло поступить. Затаиться, чтобы потом напасть? Нет, не для него.

Я ошиблась. Подумала не то, разозлилась.

«Твои сердце черно, как и чернильного цвета крылья».

Последняя брошенная Андреем фраза отпечаталась в памяти. Снова и снова вставала перед глазами, полыхала яркими буквами и не хотела гаснуть.

Я решила его спасти. Со мной отправился папа, и еще двое решивших поучаствовать заключенных. Мама нас еле отпустила. Накормила, с собой еды в рюкзаке дала, дополнительные телефоны, переодела помощников в одежду отца – не будут же они форсить в форме тюрьмы.

Мы вылетели.

Андрей сидел в той же камере. Мне было страшно начать разговор. Но я все равно начала. Извинилась.

А он только смотрел и молчал.

По моему лицу струились слезы.

Я рассказала, что недавно меня обманул парень, прикинувшийся другом. Через мой с родителями разговор, случайно мимо проходя, узнал, о крупной сумме денег, которую мы храним дома – копим на отдых этим летом. Позже подружился со мной. А когда я его пригласила в гости, то стащил деньги. Его нашли не сразу, он представился мне не своим именем. Деньги вернул через судебное разбирательство. Все кончилось хорошо, но я перестала доверять людям.

Андрей молчал, уставившись перед собой. Я присела, чтобы попасть в поле его зрения, однако, не выдержала и расплакалась еще сильнее, облокотившись на колени парня и закрывшись руками.

Я давно так не плакала, как в этот раз. Все навалилось – и кража, и арест родителей, и недавний поступок. В душе царила смута и неопределенность, переживания выходили из организма слезами.

Когда он усадил меня к себе на колени и обнял, мне стало легче.

Он сказал, что понял меня. Но и отругал тоже, приговаривая, что после какого-либо странного или плохого поступка человеку нужно дать объясниться. Ведь на самом деле у него может быть уважительная причина так поступить или вообще случившееся – ошибка. А я ему не давала и слова вставить.

Потом Андрей спросил:

– Ты только представь, как все изменилось бы, если бы я тебя сейчас не выслушал?

Я представила. И пообещала исправиться.

Мы вылетели, сразились со стражами. К сожалению, моего отца заковали в кандалы, и спасти его было проблематично. Мое сердце обливалось кровью, но все же пришлось улететь.

Нам удалось пробраться на верхние этажи главного корпуса стражей. Все просто - оглушили специалиста по теориям, отобрали его пропуск, Андрей переоделся в форму стража. «Коллеги» удивленно смотрели на нас, но мы придумали себе алиби - Андрей заменяет сотрудника, а наша компания не удовлетворена ответом на вопросы и хочет видеть главного начальника стражей. Очередной сотрудник вызвал Андрея на заседание, и нас спровадили вниз. Помню долгие минуты мучения - все ли с белым хорошо?

Когда он вприпрыжку сбежал с лестницы, крикнув "Валим!", сердце рухнуло в пятки. Мы побежали через черный вход и пробрались в фуру с находящимися в нем коробками, припаркованный у двери - в небе уже летал патруль, мы не могли уйти обычным путем.

– Я убежал не только из-за того, что меня раскрыли как притворщика настоящего стража, - сказал тогда Андрей, подсвечивая огнем сидящих нас на коробках. – Они хотят найти тебя, потому что подозревают в утреннем погроме. Конечно, твои правонарушения должны быть обнулированы, но власть может закрыть на это глаза. Ведь ты совершила крупный проступок. Если узнают, то ты замешана еще и в проникновении в правительство... Я тебя подвел. Не надо было звать с собой. Сейчас я решил наведаться во второй дальний корпус стражей. А ты не попадайся на глаза стражам, улетай.

Я сидела как громом пораженная. Это была плохая весть. Но один раз решившись, я не собиралась отступать. Я согласилась пойти с Андреем и своего слова обратно не возьму. К тому же, я не собираюсь прятаться или изменять внешность. Нечего оттягивать неизбежное. Я передала свои мысли парню.

Когда мы посмотрели друг другу в глаза, время будто остановилось. Безусловно, мы были связаны взглядом. Но еще чувствовали, что нас связывал не только он. Словно от сердца к сердцу вела нить. Толстая и крепкая, она состояла из чувств, эмоций, мыслей и пережитых совместных испытаний.

Когда стражи вернулись из заседания, принялись за погрузку последних коробок, и фура выехала из пункта отправки и остановилась, разгружать товар подошли стражи. Пришлось их одолеть.

Мы были ошарашены тем фактом, что попали на территорию правительства.

Нам бы быстрее смотаться оттуда, но нет, судьба не ищет легких путей.

За поворотом послышались голоса. Я явно услышала обращение "уважаемый мэр". Только один выход - внутрь. Мы кое-как отмазались от попавшихся на пути стражей. А Андрей в итоге решил нас спровадить - его цель изменилась. Он собрался поговорить с Владыкой, а нас втягивать не хотел. Мы отказались.

Размечтался! Мы не уйдем! Я лично больше не уйду!

Мы хитростью узнали, что Владыка сейчас находится в Зале заседаний. По плану Андрея двое из нас должны отправиться в Зал, а двое – снимать происходящее с крыши - Евгений и Дмитрий подслушали разговор стражей и поняли, что там идеальное место для подглядывания. Когда Андрей согласился с первым условием, по которому следовало, что мы остаемся, то хотел лично меня отправить снимать – я снова отказалась.

Когда Дмитрий и Евгений отправились на нужное место, Андрей спросил меня:

– И давно я стал для тебя таким ценным, что ты меня без себя не оставляешь?

В тот момент я так и застыла с открытым ртом, восхищаясь и проклиная способность Андрея видеть людей насквозь и доводить их до белого каления одними словами. Этот прохиндей уже все заметил. Отпираться не было смысла.

– Не знаю.

– Что, совсем-совсем?

– Ага.

Я была выведена из душевного равновесия, смущена, но все равно, когда Евгений и Дмитрий подтвердили, прислав эсемес, свое местонахождение над Залом заседаний, выразила готовность сражаться с караулящими стражами.

Мы одолели их вместе. Хитро улыбнувшись, Андрей приобнял меня правой рукой за талию, левой взял мою правую ладонь, затем направил наши руки на соперников, чтобы объединенные потоки воды, в воздухе превратившиеся в лед, одолели стражей, и те не смогли выбраться сами. В тот миг на меня нахлынул шкал эмоций и я....

Много романтики. Простите, я сейчас возьму себя в руки…

Э-э-э в общем, мы в паре победили стражей и вошли в Зал заседаний. И теперь мы на заключительном этапе, где все решится…

– Перед вами истинная магия. Именно она дала начало разным видам волшебства, позволила иметь крылья. Магия совершила невозможное, а значит, она может не только это. Мало кто знает, но я являлся ассистентом профессора, который руководил опытом по выявлению истинной магии. После первого провала я продолжил эксперименты на основе природных источников магии. Профессор не считал, что из этого что-то выйдет и отошел от дел. Но я не остановился, и вот – результат!

Владыка любовно посмотрел на свое творение.

Талисманы следовали за магическими потоками, перемещаясь туда-сюда.

– А почему вы не рассказали о своем открытии людям? Что вы делаете с талисманами?

– Свой опыт я закончил не так давно, и мне хочется, чтобы сфера истинной магии послужила мне. Конечно, потом я объявлю о ней. Представляю, какой ажиотаж вызовет эта новость! – Михаил Харчев даже руки потер от предвкушения, – А зачем мне талисманы.… Ответьте мне на вопрос: что привело вас ко мне? Вам были прощены два побега из тюрьмы, но это вас не остановило. Вы вторглись в главный корпус стражей и даже сюда, в здание Правительства, прямиком к главе государства. За преступления вы понесете ответственность. Потом. А сейчас мне любопытен ваш ответ.

Я похолодела. Час икс настал.

– Нам интересны теории. Как так получилось, что они возникли одновременно? Почему власть добровольно раскошеливается на талисманы?

Владыка улыбнулся и хлопнул в ладоши.

– Браво! Ваши рассуждения идут в верном направлении. Держать в себе совершенную пакость невероятно сложно. А гениальный ход – еще сложнее. Вы уже подловили меня, отпираться от объяснений нет смысла. Наконец-то! Хоть кому-то я могу рассказать, ничего не утаивая! Ваши действия заслуживают уважения, и вы все равно попадете в тюрьму, так что моему плану не помешаете. Дело в том, что на самом деле неверна ни одна из теорий!

– Чтоооооо? – мы синхронно воскликнули, удивившись еще больше, чем пару минут назад. Теперь я не могла поверить своим ушам.

– Именно так! И теория чернокрылых, и белокрылых нереальны! Лживы! Вы-ду-ма-ны!

– Как так? Но зачем? Почему?

Владыка сел на стоящий рядом стул, запрокинул ногу на ногу, сложил руки на колене.

– Что, я в зеркало на себя не смотрел? Я стар. И политикой моей не довольны многие. Людям нравятся, когда в стране нет глобальных изменений, а что при этом государство стоит на месте, никого не волнует. Так или иначе, скоро выборы. Знаю, я не выиграю. Я не нужен, ни населению, ни кхм… так скажем, коллегам. Но я не желаю уходить в отставку. Поэтому я придумал план. Нужно сделать так, чтобы люди меня обожали. Я провел дальнейшие исследования и понял, что истинная магия может менять природные свойства предметов на противоположные. Думаю, ее способности намного обширнее, но в настоящее время я достиг только этого открытия. Помещенная мною в сферу зажженная свеча покрывалась коркой льда. Значит, чтобы вызвать у людей восхищение, мне надо было поместить ненависть, презрение. Для этого очень подходил камень аганит – известно, что помимо стабилизации магии в организме, камень обладает свойством забирать себе негативную энергию. При моем опыте камень должен не только забирать, но и отдавать, и уже не плохие эмоции, а положительные. Я протестировал идею – положил ношеный камень в сферу, запустил ее, но у человека, который надел камень на цепочке на себя, не появились никакие изменения. А после того, как камень поносил человек, презиравший меня и агрессивно настроенный на весь мир, метод сработал. Стоило ему только надеть талисман, как тот преобразился и даже пожал мне руку.

Я реализовал свой план. Государство выкопало огромное количество аганитов и запустило производство талисманов. А чтобы люди испытывали больше злобы, я придумал байку о теориях. Также для большего усиления свойств аганит перед отправкой на почту держался в химическом растворе - теперь при контакте с камнем негативные эмоции возникали у людей сами по себе.

У меня все получилось.

Представьте: приходит человек на выборы, при регистрации данных ему выдают обработанный истинной магией талисман. При этом на пункте будет стоять картонные фигуры с моим изображением, и висеть телевизоры с моим выступлением. Даже если человек не будет оглядываться – заслушается, а так как мысли с моим участием вызывают у людей плохие эмоции, аганит подавит их положительными. Новоявленные ощущения окажутся сильнее обычных. А значит, человек проголосует за меня! – по мере рассказа Владыка переходил на все более громкий тон, и в конце уже чуть ли не кричал, не сдерживая радостных эмоций.

Я молчала. От передоза информации не знала, какой вопрос важнее задать.

Андрей тем временем спросил:

– Для чего вам пост Владыки?

– Хочу. Хочу, и все. Имею право.

– Когда люди узнают про истинную магию, и так испытают восхищение.

– Уравновешенные эмоции не смогут заглушить голос разума, а мои талисманы имеют моментально сильное воздействие. Да, потом оно ослабеет, но голос на выборах за меня будет уже отдан, и эту оплошность население посчитает своей собственной ошибкой.

– Но зачем вы обо всем говорите нам? - подключилась к разговору я, - Мы сейчас же пойдем и всем расскажем.

– Вы это сделать не сможете, – зловеще проговорил Владыка. Из коридора был слышен приближающийся топот. – Как только вы зашли в здание, я сразу вызвал отряд стражей.

Михаил Харчев выключил сферу. Белая субстанция пропала, и талисманы упали. С помощью еще одной кнопки дно сферы открылось, и талисманы выпали наружу.

– Для всех я здесь просто пересчитываю талисманы. Глупое занятие, но от такого старика, как я, ничего не ждут, поэтому отмазка выглядит правдоподобно.

Эти слова Владыка говорил уже нам в спину.

Андрей и я неслись к двери, но в зал уже начали входить стражи. Врагов было слишком много. Они моментально нас окружили.

– Владыка - мошенник! Он хочет с помощью талисманов увеличить голоса в выборах! Он создал эту сферу, меняющую ненависть на восхищение!

Кто-то хмыкнул.

– Какой бред.

Я вздохнула. Мне не поверят.

Я уже хотела было начать атаку, создав в пламя, но Андрей неожиданно взял меня за руки и мотнул головой в сторону стражей.

Некоторые из них в руках держали индификаторы магии.

– Я не позволю тебе сражаться! - сказал Андрей. – Но и в одиночку победить не смогу.

Белокрылый был прав - лучше быть схваченным только за проникновение в правительство. Если стражи узнают, что я являюсь еще и человеком в черном плаще, наказание будет жестче.

Парень улыбнулся, подбадривая меня. Я поразилась. Даже в такой ситуации он мог оставаться спокойным и рассуждать трезво.

Стражи медленно подошли к нам и беспрепятственно защелкнули кандалы у нас на руках.

***

Владыка специально народ не созывал. Люди подошли к сцене на Центральной площади сами.

Меня и Андрея усадили на стулья, кто-то настраивал оборудование.

Владыке захотелось устроить прилюдный вердикт преступникам. Чтобы множество людей воочию увидели тех, кто стоял над беспорядками в городе.

– Сегодняшнюю встречу нельзя назвать судом,- начал выступать Владыка перед толпой, журналистами и представителями телевидения. Его лицо показывали крупным планом на больших экранах, располагающихся по бокам сцены. - Мы здесь, потому что, я считаю, люди должны видеть преступников сами… Сегодня странный день. Сначала были разгромлены три здания, из тюрьмы, из которой никто никогда не сбегал, совершается два побега, потом - проникновение нарушителей в главный корпус стражей. Последней каплей стало то, что было совершен набег на Правительство!

Люди недоуменно переглядывались, раздались шепотки.

– Да-да, вы не ослышались! Эти два человека участвовали в трех сегодняшних инцидентах и подозреваются в четвертом. Но к этому вернемся позже. Кхм-кхм. Итак, согласно закону, при успешном побеге из Приморской тюрьмы людям прощаются их правонарушения. Однако имею честь рассказать, что с завтрашнего дня это правило больше не действительно, документ уже подписан.

Также эти два нарушителя, имен не знаю, они не назвались, и еще двое, которых ищут, проникли в главный корпус стражей. Обманом поднялись на верхние этажи, а затем, случайно ли, нарочно ли, сели в фуру, держащую путь в Правительство. Даже если это было сделано не специально, они не остановились, а дальше продолжили свои похождения в здании Правительства! - Владыка изобразил нечто среднее между удивлением и порицанием.

Я подумала, что никогда не чувствовала себя так некомфортно. Теперь даже мои ощущения перед утренней операцией не казались такими уж неуютными. Зато сейчас, когда нас отчитывали перед людьми и телевидением, мне было крайне неприятно.

Вообще, законно, что Владыка своевольничает? Вердикт над преступниками должен проходить нормально, а не так. Хотя, может, после этой показухи в суд поедем. Да и вообще, кто - мы, и кто - он.

– Они ворвались ко мне в Зал Заседаний с непонятными намерениями. Сейчас могут оправдываться пустяковыми причинами, но кто знает, может, они готовили покушение? Может, они шпионы?

Толпа ахнула.

– На вопросы отвечают сущую несуразицу. Есть предположение, они душевнобольные. Давайте же послушаем!

Владыка подал знак стражам. Один подошел и передал нам микрофон. Я уже хотела выпалить целую тираду недавно полученной информации, но почувствовала исходящее от людей недоверие и скепсис. Андрей тоже уловил настроение толпы, однако начал говорить:

– Мне теории казались странными изначально. Обе связаны с одним камнем и мечтами людей. Я захотел наведаться в главный корпус стражей и в качестве компаньонов захватил еще троих. Там мы ничего не узнали и при побеге залезли в фуру, не зная, что она направляется в Правительство. Мы могли уйти, но правда скрывалась так близко, и я решил дойти до конца. Мы считали, что неверна только одна из теорий, но оказывается, они обе лживы, нам рассказал сам Владыка! Он изобрел сферу истинной магии, способную менять природные свойства предметов на противоположные! Всю нашу ненависть и злость, хранившиеся в аганите, сфера превращает в обожание! Переработанные талисманы будут выдаваться на пунктах голосования, и так Михаил Харчев победит в выборах! – Андрей уже кричал, потому что держащий микрофон страж по велению Владыки отошел дальше, и микрофон больше не усиливал голос парня. Люди подняли шум при упоминании сферы, и совсем не слышали последние предложения, самые главные.

Андрей запоздало понял, что нужно было начинать с конца.

Шанс был упущен.

Люди уже окрестили нас психами, ведь считалось: истинную магию невозможно получить.

– Мы не придумываем! Это правда!

Мои слова потонули в шуме толпы.

Михаил Харчев еще позабавился над происходящим, потом сказал:

– Прошу, успокойтесь. Мы снизим наказание ввиду душевных болезней, но наша встреча еще не окончена.

Насмешки, сочувствие, презрение.

Окружающий мир давил на меня, и я не знала, как этому противиться. Мне хотелось закрыть уши, но длина цепочки у кандалов не позволяла. Я закрыла глаза, но даже во мраке вставал Владыка.

Ту-дум. Сердце заколотилось сильнее. Оно предчувствовало.

– Уважаемая, сейчас вам снимут кандалы. Будьте любезны, атакуйте огнем или водой индификатор магии, находится в руках стоящего перед вами стража. Вы подозреваетесь в утреннем погроме зданий. Если вы не виновны, вам нечего бояться.

Ту-дум. Ту-дум.

– Сопротивление бесполезно. Отказ бессмысленен.

Ту-дум. Ту-дум. Ту-дум.

Феноменально. Из всех вероятностей событий судьба выбрала самый масштабный и жестокий.

Когда антимагик сняли, я встала напротив нужного стража.

Жалко папу. Может, сегодня Андрей успеет его вызволить? Тогда наказания обнулятся у обоих. Меня-то даже третий побег из тюрьмы не спасет, и это нечестно.

Я воспроизвела огонь и замахнулась.

– Стойте!

Все обернулись на голос.

К сцене сквозь толпу пробрались двое мужчин.

– У нас важные сведения!

Я погасила огонь, узнав Дмитрия и Евгения.

Владыка нахмурился. Противиться выступлению вроде как не правильно. А когда он увидел, что новоприбывшие без помех подключили телефон к ноутбуку через шнур, было уже поздно.

На экранах появились изображения внутреннего помещения с видом сверху. По проходу между множеством кресел шли я и Андрей. Мы остановились около сцены, на которой находилась сфера. Внутри нее крутились белая субстанция и талисманы.

– Не правда ли, занятое зрелище? - спросил Владыка на экране. – Перед вами истинная магия.

Толпа снова зашумела.

– Выключите видео сейчас же! Это подделка! - вскричал настоящий Владыка.

Стражи в шоке смотрели на экраны и не делали попыток подчиниться.

Тогда Михаил Харчев сам направился к ноутбуку. Но ему помешали два стража.

– Нам следует разобраться в ситуации до конца, а для этого нужно досмотреть видео.

– Вы смеете перечить мне!?

– Да, если видео - ложь, почему вы боитесь?

Владыка побагровел.

– Я приказываю выключить видео!

– Мы, стражи, стоим во главе закона. И даже вы не можете нам противиться.

Тем временем видео продолжало идти.

– Ну наконец-то я смогу рассказать, ничего не утаивая! - воскликнул экранный Владыка. – Все дело в том, что на самом деле неверна ни одна из теорий!

Люди не знали, что им делать - громогласно высказывать свое удивление или молчать, ловя каждое слово. Раздавались то возгласы и охи, то "Тихо!" и "Заткнитесь все!".

В то время как Владыка из плоти и крови пытался пробиться к ноутбуку, экранный он начал рассказывать о своих исследованиях и гениальном плане, который сможет помочь ему в выборах.

Я ликовала. Сегодня правда восторжествует! И еще я надеялась, что от этих событий меня забудут проверить идентификатором.

– Вы это сделать не сможете. Как только вы зашли в здание, я сразу вызвал отряд стражей, – после того, как прозвучали последние слова экранного Михаила Харчева, и вместе с ним из зала были выведены схваченные я и Андрей, камера несколько секунд снимала пустое пространство. Затем видео закончилось, и экраны потухли.

Стражи арестовали Михаила Харчева.

– Вы будете находиться под арестом до проверки поступивших сведений. Если видео не блеф, над вами состоится суд.

Михаил Харчев понял - отпираться бесполезно. Найти сферу смогут и без него.

– Да, я обманывал людей. Но надеюсь, суд примет во внимание тот факт, что я являюсь первооткрывателем получения истинной магии,- бурчал уводящий стражами со сцены Владыка.

С нас тем временем сняли кандалы, и мы с Дмитрием и Евгением давали интервью журналистам, наперебой задающими вопросы.

– Как вас зовут?

– Скажите, с какими сложностями вы столкнулись при выполнении плана?

– Вы сильно рисковали. Откуда взялась смелость осуществить задуманное?

– Обращаюсь конкретно к Яне и Андрею. Утром вы напали на тюрьму вдвоем, но потом ваши пути разошлись. Видимо, вы крупно поссорились. А сейчас снова вместе. Как вы смогли преодолеть все препятствия на своем пути?

Я покраснела.

Андрей поймал мой взгляд. Задумался. Потом быстрым шагом подошел ко мне, левой рукой взял за талию, а правой приблизил мой подбородок к себе и поцеловал.

Я не могу описать свои ощущения словами. Я забыла, как дышать, думать, шевелиться. Впитывала момент каждой клеточкой своего тела и хотела запомнить его навсегда.

Я ответила на поцелуй. Его рука сместилась мне на волосы, я положила ладони ему на грудь, чувствуя, как бьется его сердце.

Андрей нехотя разомкнул губы и тихонько отстранился. Взял мои руки в свои, посмотрел мне в глаза и, серьезно улыбаясь, спросил:

– Ты мне очень нравишься. Давай встречаться?

– Давай, – я была очень смущена, щеки покрывал румянец, а глаза блестели от счастья.

Мы обнялись. Я таяла как мороженка в его объятиях. Мне было хорошо как никогда в жизни.

– Вот ответ, – сказал Андрей журналистке.

В толпе раздались улюлюканья и аплодисменты.

Неожиданно экраны переключились на отображение другого места. Они стали показывать сферу истинной магии, бурчащего недовольства Владыку и журналиста, подтвердившего правдивость поступивших от нас сведений.

Михаил Харчев провел преображение нескольких талисманов и, встав перед ним, надел один талисман на журналиста.

– Действительно, работает. Но теперь, когда я знаю, как на меня влияет талисман, я могу отличить навязанные эмоции и мысли.

Я поняла, что это победа. Сегодня определено самый лучший день в моей жизни!

– Прошу прощения, – рядом оказался командор стражей. Я узнала его звание по голубой ленте, перекинутой через плечо.

– Я приношу вам искренние слова благодарности. Вы многое узнали и рассказали. Думаю, вас еще вызовут и наградят. Сейчас же, к сожалению, я должен прояснить некий важный вопрос, касающийся этой девушки...

Я поняла, что он собирается сказать и подумала, что не хочу, чтобы замечательный день был испорчен.

– Вы действительно думаете: я могу нанести такой большой ущерб своему любимому городу? Что я, при своем добром, отзывчивом сердце, способна на такие злодеяния? Неужели мой поступок не заслуживает уважения и доверия? Вы меня обижаете! - проныла я и, уткнувшись в своего парня, изобразила всхлипы.

Белокрылый усмехнулся и подыграл мне, поглаживая по головке и успокаивая.

Командор явно не ожидал подобной реакции и впал в ступор. Он хотел было продолжить настаивать на проверке, но неожиданно замолчал, что-то обдумывая. Уверена, он заметил наигранность ситуации.

– Ох, ни в коем случае не хотел вас расстроить. Конечно, подозрения практически безоснованы, и я понимаю ваши чувства. Честно говоря, я даже рад, что вы не утренний нарушитель. Ведь тогда вам за ваше достижение пришлось бы смягчить наказание. Нам хватает одного Владыки. Я удалю данные магии человека в плаще из базы. Не смею больше задерживать. Еще раз от лица всей страны "спасибо!".

– Можно, вы исполните мою просьбу, пожалуйста? - спросила я, вспомнив важный момент. Дождавшись кивка, сказала:

– Пожалуйста, освободите моего отца из Приморской тюрьмы. Он помогал нам.

– Хорошо.

Андрей приобнял меня за плечо, и мы вчетвером спасибо спустились со сцены. Оказалось, чтобы командор смог пройти к ней, сквозь толпу сделали проход, уставленный по бокам " заборчиками". Мы шли по нему и улыбались людям. Я приветственно махала рукой и чувствовала себя совершенно счастливой.

***

Голубое небо над головой постепенно приобретало насыщенный темный оттенок, а ближе к горизонту заходящее солнце подкрашивало его в светлый желто-оранжевый цвет. Самолеты медленно расчеркивали небо белыми полосами и пропадали вдали, словно перемещаясь в другое пространство.

Вечер дышал спокойствием и умиротворением. Ветра не было. Птицы замолкли, лишь изредка доносился хлопот крыльев устраивающихся на ночлег ворон. Где-то внизу все еще шумели дороги, но на крыше жилого многоэтажного дома стояла благодать.

Мы сидели на парапете крыши и молчали, взявшись за руки и наслаждаясь моментом.

После триумфа Андрей пошел ко мне в гости, чтобы, как он выразился, искупить вину за переживания о дочери. Сначала я фыркнула. Но потом, когда мы прилетели, и мама открыла дверь, я подумала, что Андрей здесь как нельзя кстати: мне достались лишь причитания и объятия, а укор и выговор за глупые поступки автоматически перенеслись на Андрея. Парень стойко выдержал и спокойно сказал:

– Не волнуйтесь, я никогда не дам Яну в обиду!

Мама смахнула слезинку с глаз и позвала нас внутрь.

Увидев, как я оглядываюсь вокруг, мама сказала:

– После того, как Владыка официально заявил, что вы прощены, заключенные улетели. Пошлите кушать.

Мы сели за стол.

Кто-то постучал. Моя мама встрепенулась и бегом побежала открывать дверь.

– Я дома, - в проеме двери показался мой отец.

Он обнял меня, пожал руку Андрею, сел к нам за стол.

– Что ж, рассказывайте! В тюрьме телевизора нет, и хоть мне кое-что рассказали, сами понимаете, из первых уст намного интереснее.

Через некоторое время Андрей собрался улетать. Мы договорились встретиться вечером в назначенном месте, взяв друг у друга номера телефонов.

Оставшийся день я провела с родителями. Мы вместе приготовили в духовке запеченную курицу с картошкой, обсудили свежие новости: Михаил Харчев смещен с поста Владыки, до выборов временно исполняющим его обязанности назначен премьер-министр Александр Буранов. Он уже записал выступление, где извинился за содеянное прежним главой страны. Также мы почитали реакцию обычных людей - чуть ли не каждый пост в интернете был посвящен последним событиям, и все они выражали язвительные комментарии по поводу обмана или возгласы радости из-за открытия истинной магии.

Чуть позже отправились на улицу. Сходили в кино, погуляли. Я поймала себя на мысли, что мы нечасто выбираемся все вместе. Как, оказывается, хорошо на время расслабиться и позволить себе семейный отдых!

Когда я прилетела к месту встречи с Андреем, он уже ждал меня. Да не один, а с друзьями, с которыми я ранее познакомилась.

– Э, привет, - поприветствовала я.

– Прости, но, увидев нас на сцене, они достали меня с расспросами. Пришлось взять с собой, - сказал Андрей, обняв меня.

– Как вы решили осуществить тот сумасбродный план? Яна, колись, это ты так на него влияешь? - заявила Карина.

– Я тут ни при чем!

– Ну как же. То он с тобой в тюрьму летит, то в правительство направляется.

– Я ему не предлагала, он сам вызвался! - возмущенно воскликнула я.

– Братан, да ты мужик! - Никита одобряюще хлопнул по плечу друга.

– А что у тебя в пакете? Одежда? - спросила меня любопытная Карина,- Уже на ночевку к Андрею собралась? Не рано?

– Это одежда Андрея! Он у меня забыл!

– Вы что, уже? - вылупил глаза Афанасий.

– Нет!!! Эти вещи были на Андрее до его переодевания в стража, их сложили в мой рюкзак, который нес Дмитрий. После сцены Андрей направился ко мне, с родителями поговорить хотел. Потом он ушел, а про одежду мы забыли.

– Да, я так и прилетел домой в форме стража. Потом отнес ее владельцу, - подтвердил белокрылый.

– Что ж, похоже на правду, но кто знает, кто знает, - Карина заговорчески посмотрела на Яну.

– Да с вами вообще возможно нормально разговаривать? - проныла я.

– Ну все, хватит доставать мою девушку! - Андрей и взял меня за руку и направился вперед. - Мы пошли гулять.

– Подождите, а из-за чего Андрей в тюрьме оказался?

– Это долгая история. Но я так больше не буду, - твердо сказала я.

– Точно? - переспросила Карина.

– Точно.

– А почему Андрей представил тебя утром как девушку, если тогда вы еще не были вместе? - спросил Никита.

Андрей улыбнулся.

– Я хотел ее подколоть. Она милая, когда злится или смущается. Вы только посмотрите на эту лапочку, - парень потискал мои щечки, но стоило мне зарычать, убрал руки и чмокнул в губы.

– Сладкая парочка, - хмыкнула Карина.

Я молча отвела глаза в сторону. Сегодняшний день вытряс из меня всю языкастость, и я никак не могла придумать ответить что-нибудь эдакое.

– Все, до встречи, нам пора! - Андрей снова взял меня за руку и пошел вперед.

Когда и я перекинулась прощальными словами с его друзьями, мы потопали в парк. Весело болтали о том, о сем, я не удержалась и дала Андрею пару тычков под ребра за все его выходки. Парень в ответ щекотал меня до слез.

Мы остановились в уютном кафе выпить прохладного коктейля и снова разговаривали.

Неожиданно люди вокруг стали подозрительно шушукаться. Оказалось, нас узнали. Кто-то нас даже "незаметно" сфотографировал.

Андрей демонстративно поцеловал меня на камеру.

– Эй!!

Он лишь улыбнулся.

Когда мы вышли из-за стола и пошли по дороге, по пути прохожие тоже широко раскрывали глаза.

– Похоже, это надолго.

– Привыкнем, куда деваться. Но для сегодняшнего дня действительно слишком. Улетаем? Я знаю одно прекрасное местечко.

Раскрыв крылья, мы взлетели над деревьями и вскоре оставили их далеко внизу.

– Здесь идеальный вид на небо, - сказал Андрей, когда привел меня на крышу многоэтажки. - Я частенько сюда прилетаю на закате. Недалеко от моего дома.

Мы присели на парапет крыши, свесив ноги вниз. Крылья спрятали, ведь высоты мы не боялись.

Вид был действительно умопомрачителен. Дом стоял почти на границе с морем, и никакие лишние строения не загораживали обзор.

Вода, поддернутая лишь мелкой рябью, отображала происходящее над собой.

Я смотрела вперед как завороженная.

– Очень красиво, не могу отвести глаз.

– А я не могу отвести взгляд от тебя, - сказал Андрей.

Я повернулась к нему. Он нежно улыбался. Протянул руку, коснулся моей щеки.

– Я так рад, что ты появилась в моей жизни.

Я замерла. Как тогда, на сцене, эти слова были сказаны серьезно, без обычной шутливой интонации. От таких слов не хотелось проваливаться сквозь землю или уворачиваться. Наоборот, я смотрела на Андрея, улавливая на его лице каждый изгиб, и откладывала в памяти каждую секунду.

Мое сердце пело и трепетало, а внутри все время зарождавшееся чувство достигло своего апогея и стремилось перелиться через край.

Мне хотелось как-то выразить свои чувства, поделиться ими с Андреем.

Я положила свою руку на его ладонь, касающейся моего лица, и тоже улыбнулась.

– Я тоже счастлива, что ты у меня есть.

Андрей - мой парень! Он - моя вторая половинка. Полное осознание пришло только сейчас.

Андрей поцеловал меня. Легко и свободно.

Мы влюблены. Со временем наши чувства превратятся в настоящую любовь.

У нас одни крылья на двоих - те самые, благодаря которым мы чувствуем себя сильными, всемогущим, счастливыми и настоящими. Благодаря которым мы не одни. Стоит только влюбиться, как эти крылья словно несут тебя к облакам.

Это крылья любви.

читателей   143   сегодня 1
143 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Загрузка...