Один в малине

Аннотация (возможен спойлер):

«Хочу какую-нибудь охрененную историю про то, как злобного паренька-стрелка, по совместительству тролля, потерявшего всех своих товарищей, отправляют в отряд, где одни девушки). Одна силачка, всегда пассивная, как камень (ей на все плевать), вторая убийца-садистка, постоянно ржет над третьей, а третья – самая нормальная» (просьба знакомого).

[свернуть]

 

Вступление

- ...с сегодняшнего дня вы – команда, и будете сражаться вместе, – закончил наставник вентерионов – воинов-киборгов, изобретённых специально для защиты мирных жителей.

К нему устремились четыре взгляда. Лишёнными радужки и зрачка одними белками хмуро, исподлобья смотрел худой невысокий ратиноа. Отрешённо, полная безразличного ко всему спокойствия взирала мускулистая, с костяными наростами на коже вирбучка. Серокожая вафраменка глядела с хищным огоньком, на её лице застыла кривая ухмылка, пальцы присущей всем представителям расы металлической руки чуть подрагивали. И только фортианка улыбалась искренне и открыто, голубые глаза отражали готовность сражаться за Этернию и её жителей. Они стояли в одном из помещений лаборатории Трисси, среди желтоватых стен с бирюзовыми линиями светильников.

- И когда можно будет начать? – спросила фортианка.

- Пока отдыхайте. Знакомьтесь. Скорее всего, уже завтра мы назначим вам задание.

- Отлично! – фортианка прижала сжатые в замок руки к груди. – А экипировку нам новую... ай! Кто это сделал?

Вафраменка, убрав за спину клинок, захихикала в когтистый кулачок. Ратиноа стоял как столб, скрестив руки, вирбучка смотрела в одну точку. Фортианка сжала губы, снова обернулась к наставнику.

- Новую экипировку нам дадут?

- Если неогенцы денег выделят, – развёл руками тот. – Сейчас всё ушло на новичков. "Генный скачок", понимаете ли... разработка самой Линэр.

- Она сумасшедшая, – вдруг хрипло произнёс ратиноа. – Думаю, зря вы доверились ей.

- Довериться или нет – это было решать главе стражи, – развёл руками наставник.

- Ну-ну, – хмыкнул ратиноа. – Удачи вам. И им. И не превратиться в то же, чем стала она.

Фортианка вздрогнула. Вафраменка перестала хихикать. Взгляд вирбучки на секунду стал более осмысленным, а потом она отвернулась.

- Я пошёл, счастливо оставаться! – ратиноа махнул рукой, поправил ружьё за спиной и направился к выходу. Девушки – вафраменка покачивая бёдрами, фортианка вприпрыжку, вирбучка прямой походкой – принялись его догонять.

Из соседней комнаты к наставнику подошла молодая ратиноа с кастетами на поясе и прицелом на левом глазу. В руках она держала исписанные листы.

- Вы считаете, было хорошей идеей объединить этих в команду? – спросила она.

Наставник подошёл к столу, постучал по нему пальцами, вздохнул:

- Этот охотник был членом элитного отряда стрелков. Все его товарищи погибли при осаде пещеры Рок Морона. Ему удалось спастись, но из-за потери друзей личность оказалась крайне повреждённой. Мы решили, что такая компания поможет ему вернуться в строй.

Ратиноа похлопала ресницами:

- Наверное, это всё-таки не моё дело. Чем он занимался после спасения от дракона?

- Днём пил в тавернах города Игнис Сол, ночью бродил по «переулку наслаждений». С трудом неогенцам удалось его найти и вернуть в лабораторию. Почти сразу после тестов и небольшой коррекции передали сюда для формирования отряда, – рассказал наставник.

- Поняла, – кивнула девушка. – Что ж, вот вам их досье, неогенцы просили дополнять по мере необходимости. А я, пожалуй, отправлюсь на своё задание.

 

***

 

Имя: Раджен

Раса / Профессия: Ратиноа / Охотник

Возраст / уровень: 1037 дней / 88

Рост: 157 см

Начинал как член одного из младших подразделений разведки Игнис Сол, впоследствии переведён в разряд элитных, далее назначен в секретный стрелковый отряд, предназначенный для форсированных операций в точки увеличения магической активности. Отряд был уничтожен драконом Рок Мороном во время задания, Раджен оказался единственным выжившим. Пользуется неонным ружьём, умеет обнаруживать скрытое.

 

Имя: Клеа

Раса / Профессия: Фортиан / Жрица молний

Возраст / уровень: 125 дней / 75

Рост: 169 см

Ученица академии Трисси, изначально планировавшая стать целителем, но столкнувшаяся с некоторыми трудностями. После смены профессии изучила навыки, помогающие вентерионам, пользующимся оружием дальнего и ближнего боя. Также способна перемещаться в случайную точку пространства. Имеет при себе магический жезл и баклер.

 

Имя: Рацци

Раса / Профессия: Вафрамена / Ассасин

Возраст / уровень: 459 дней / 86

Рост: 187 см

Украденная после превращения в вентериона, воспитывалась группировкой Армера, поэтому привыкла к излишней, с точки зрения нормального человека, жестокости. Была найдена отрядом разведки Игнис Сол во время поисков Императора Литрра и приведена в город с целью перевоспитания. Несколько сеансов в лабораториях неогенцев помогли ей снова принять сторону вентерионов, но некоторого садизма не лишили. Вооружена парными клинками, способна становиться невидимой.

 

Имя: Лотта

Раса / Профессия: Вирбук / Палач

Возраст / уровень: 737 дней / 90

Рост: 188 см

- Нет Данных -

 

Невинные шутки

Выйдя из здания, Раджен остановился у выхода, давая глазам привыкнуть к яркому свету. Почему-то на юге Северного Стиллерина, в отличие от других земель, небо было почти безоблачным, позволяя солнечным лучам беспрепятственно достигать земли. Возможно, это было влияние Великого Древа или неонных щитов – охотнику было точно не известно. Пока он стоял, за ним гурьбой вышли девушки – бойкая Рацци, волнующаяся Клеа, спокойная Лотта.

- Куда пойдём? – прикрыв глаза ладонью, спросила фортианка.

Вафраменка провела по груди металлической кистью, коснулась языком острого кончика пальца:

- Может быть, убьём кого-нибудь?

Раджен плюнул:

- Дамы, я с вами куда-либо идти отказываюсь. Мне вас навязали, а я ни с кем нянчиться не хочу. Идите вон, в общем.

Фортианка обиженно надула губки. Ухмылка на лице Рацци стала ещё шире, и вафраменка растворилась в воздухе. Юбка Клеа взлетела в воздух, открывая всем для обозрения нижнее бельё. Жрица молний взвизгнула, силясь прикрыться. Раджен цокнул языком, покачал головой, его зрачки наполнились сиянием, которое, казалось, шло изнутри. Сделав шаг к Клеа, он поднял руки, схватил за что-то рядом и потянул, вырывая Рацци из невидимости.

Теперь уже взвизгнула она – её панцирь оказался сдёрнут, почти полностью обнажив грудь. Снова исчезнув, ассасинка стала натягивать броню обратно.

- Ух, какие формы! – присвистнул охотник. – Я тебя всё равно вижу.

- Да пошёл ты! – фыркнула вафраменка, становясь видимой и присаживаясь рядом. – Уж и пошутить нельзя.

- С родителями своими пошути, – Раджен отвернулся от вафраменки к фортианке. – Ты как?

- Нормально, спасибо, – поправив юбку, ответила Клеа, бросив взгляд на все ещё недовольно сопевшую Рацци. Лотта, прислонившись к стене, наблюдала за движением облаков.

Раджен обвел их взглядом: голубоглазая Клеа с двумя светлыми косами, поправляющая лиловые с позолотой лепестки юбки; дерзкая Рацци, выцарапывающая острым пальцем на земле нецензурные надписи, с неестественно-красными волосами, в броне со стальным блеском; томная Лотта, цвет чьих волос был похож на тёмно-землистый оттенок её кожи, в прочных металлических доспехах, из-под которых виднелась кольчуга, в сапогах со звериными когтями, заинтересовавшаяся вдруг жучком, ползущим по стене. И он, в облегающем тело пастельных оттенков костюме с парящими в воздухе наплечниками.

- Ладно, – сказал охотник наконец. – Пойдём в таверну, пообщаемся. Может, у нас и получится объединиться.

Фортианка просияла, улыбка на её лице была истинным украшением. Вафраменка металлической рукой стёрла художества, выдавив сравнительно дружелюбную ухмылку. Даже непроницаемая Лотта, казалось, стала более добродушной.

- Но учтите, что целоваться я с вами не собираюсь, – добавил Раджен, подтянул ружьё и двинулся по дороге к таверне.

 

Внезапные откровения

Рацци, напоследок царапнув землю, вскочила и принялась догонять охотника. Клеа попыталась телепортироваться, промахнулась с местом назначения, вздохнула, снова перенеслась – теперь удачно. Лотта спокойным шагом нагнала их, когда двое уже сидели за столиком. В помещении было уютно: пусть узкие окна не пропускали достаточно света, мрак рассеивался множеством свечей, расположенных в подсвечниках на стенах, на столах и в люстрах на потолке. Крепкая деревянная мебель, покрытая для удобства мягкими тканями, радовала посетителей. У входа стоял огромный вирбук с клеймором в руках – местный вышибала.

- Выпивки всем нам четверым! – скомандовал Раджен, подойдя к хозяйке таверны, фигуристой фортианке в длинном платье. Улыбнувшись, она налила четыре полные кружки. Взяв их – по две в каждую руку – охотник вернулся к столику.

- Будем ждать, когда нам задание дадут? – робко спросила Клеа.

Раджен задумчиво взглянул на неё:

- И что ты так в бой рвёшься?

- Хочется быть полезной, – вздохнула фортианка. – Раньше как-то не получа... ай!

Сидевшая слева от неё Рацци смотрела в другую сторону, убирая за спину клинок.

- Я, кажется, просил тебя прекратить, ассасинка, – абсолютно серьёзно сказал Раджен.

- Вот ещё! – вафраменка потянулась руками к центру стола за кружкой, откинулась назад, опираясь на спинку стула, и, подтянув напиток ко рту, забулькала.

Клеа бросила на неё сочувственный взгляд, вздохнула.

- А чем тебя смущает моё рвение? – спросила она у Раджена.

Охотник переглянулся с вирбучкой. Перевёл вгляд на жрицу молний, задержал на её груди, будто видящий сквозь одежду, улыбнулся краешком губ и посмотрел ей в глаза.

- Понимаешь, когда-то я тоже рвался в бой, забывая о боли и ранах. Уничтожал творения Мортироса нещадно, как и все мои товарищи. – Раджен замолчал, на лице отразилась печаль. Он провёл ладонью по лицу, будто снимая паутину. – Мы всегда были вместе – и в бою, и в редкие минуты покоя.

- С ними что-то случилось? – Клеа, потянулась к нему пальцами, скрывавшимися под кружевными манжетами, коснулась руки.

Ратиноа отпил из кружки, сглотнул, снова прикрыл глаза:

- Наверное, всё-таки нужно об этом рассказать хоть кому-то кроме неогенцев. Иначе чувство вины меня когда-нибудь убьёт.

Поставив кружку на стол, он поднял веки, сложил руки перед собой в замок и опустил на них подбородок, глядя в центр скатерти.

- Нас было шестеро. Четыре охотника и два арбалетчика. Пять мужчин и одна девушка. Несомненно, лучшие стрелки во всей Этернии, без лишней скромности, мастера дальнего боя, неутомимые истребители монстров. Неогенцы в нас души не чаяли, люди, которых нам удавалось спасти от нападений, благодарили нас, как могли. Мы освобождали целые поселения, несколько раз даже защищали Игнис Сол и Амуран от нападений. А потом неогенцы послали нас загнать Рок Морона обратно в его логово, – охотник стиснул зубы, прокручивая в голове воспоминания. – Мы шутили, пока ехали к нему, играли в догонялки, пугали зауров, пламенных жуков и их личинок выстрелами. Думали, о том, как вернёмся после похода и что будем делать. Нейра, наша единственная красавица, мечтала о новом дорогом арбалете. А мы посмеивались втихомолку – ведь мы на него уже почти накопили и хотели купить и подарить ей, когда вернёмся в город.

Раджен вздохнул, взял кружку, сделал несколько глотков. Рацци смотрела на него с нескрываемым интересом, Клеа – с жалостью, Лотта читала где-то найденный список блюд, подаваемых в этой таверне. Отставив выпивку, ратиноа продолжил, в его глазах были боль и пустота:

- Когда мы подъехали к пещере, была ночь. Арбалетчики проникли внутрь и сказали, что дракона там нет. Мы решили заночевать рядом, чтобы услышать, когда он вернётся, и отбить у него желание вылезать. Нашли подходящую расщелину, развели там костёр и стали выбирать, кто будет дежурить первым. Выпало мне, остальные устроились спать. Вильм, один из охотников, ещё некоторое время сидел со мной, потом ушёл тоже. Начало дежурства прошло спокойно, а потом произошло то, о чём я хотел бы забыть навсегда.

Он снова остановился, прикрыл глаза ладонью. Клеа и Рацци внимательно смотрели на него, Лотта следила за ними, прикрываясь свитком со списком блюд.

- Пришло самое тёмное время. Небо стало непросветно-чёрным, даже звёзды будто стали мельче и тусклее. Я услышал совсем близко чей-то крик, предположил, что кому-то нужна помощь, решил, что за несколько минут ничего не случится, и бросился туда. В темноте, которая окружила меня, когда я отдалился от костра, я не разбирал, куда бегу. Крик не повторялся, и я не знал, куда бежать. Несколько раз спросил, есть ли кто здесь, но ответа не получил. Вдруг над головой послышался шум, звёзды на секунду исчезли – я догадался, что это дракон, и помчался обратно к моему отряду. Тут я понял, что из-за темноты не разбирал, куда бежал, и теперь не помню дороги. Наш костерок тоже не был виден. Я бежал туда, сюда, пытался сориентироваться, и внезапно увидел совсем рядом жуткий огненный всполох. Кинулся туда со всех сил, но, когда добежал, там уже не было ничего. Просто выжженая дотла площадка. От них даже пепла не осталось...

Клеа от ужаса прижала руки ко рту. Лицо Рацци перекосила кровожадная ухмылка. Лотта будто бы не обратила внимания, но костяшки её пальцев, сжимавших список, чуть побелели от напряжения.

- Я потом долго прятался, – с полной горечи усмешкой продолжил Раджен. – Выкинул всю одежду с отличительными знаками, скрывал лицо, проводил время в тавернах и среди шлюх, лишь бы забыть. А потом меня нашли неогенцы, провели пару сеансов психотерапии, и теперь мне не так больно об этом вспоминать.

Фортианка уже шмыгала носом, глаза у неё покраснели. Она снова протянула правую ладонь к охотнику, положив её на его левую руку. Тот взглянул на девушку с благодарностью. Зубастая улыбка вафраменки исчезла, уступив место какой-то растерянности. Вирбучка положила свиток на стол и теперь так же внимательно всматривалась в дно кружки.

- А я раньше была целительницей, – глубоко вздохнув, произнесла Клеа. – Только у меня не получалось вовремя лечить тех, с кем я была в отряде. Я то отвлекалась на что-то, то начинала атаковать сама... В итоге от меня все отказались, а неогенцы заставили стать жрицей молний. Вдруг я так буду более эффективной – подумали они.

Ассасинка, сидевшая следующей за Клеа, негромко кашлянула:

- А я... меня... как только меня после процедуры выпустили из лаборатории, ничего не помнящую, и собрались везти в город новичков, меня украли урбы из группировки Армера, – сначала запинаясь, потом бойко отчеканила она. – Они меня воспитывали долгое время, я и считала их привычки и законы нормальными. Ну, вы знаете, все эти кровавые ритуалы… Потом туда совершили рейд неогенцы, забрали меня и стали перевоспитывать, – она закатила глаза, снова слегка безумно улыбнулась. – Хах, не сказала бы, что они в этом преуспели.

Оставшаяся последней Лотта отвлеклась от кружки, обвела взглядом рассказавших о себе вентерионов. И как только она открыла рот, призывно чирикнул коммуникатор Раджена. Все девушки тут же обернулись к нему, не скрывая интереса.

- Это неогенцы, – ответил он на немой вопрос. – Просят зайти к наставнику, выдадут направление на задание.

 

Ночные страсти

Клеа вскочила со стула так стремительно, что смахнула со стола опустошённую кружку, и та со стуком покатилась по скатерти, пока не упёрлась ручкой в поверхность. Фортианка попыталась телепортироваться наружу, промахнулась, оказавшись где-то в складских помещениях, и стала пробовать ещё. Рацци стала невидимой и скользнула к выходу, Лотта спокойно поднялась и шагом проследовала за ней. Раджен ещё несколько секунд смотрел на коммуникатор, а потом побежал догонять девушек.

К наставнику они пришли одновременно. Первой вошла вирбучка, за ней ратиноа, потом фортианка и последней вафраменка, не упустившая возможности ущипнуть жрицу молний за аппетитную попку. Они встали в ряд, как несколько часов назад.

Наставник вентерионов стоял за столом к ним спиной. Бумаг, принесённых помощницей, не было видно.

- Хм... мы пришли, – выдохнув, объявила Клеа. Наставник медленно обернулся, осмотрел их лица и остался доволен.

- Я рад, – улыбнулся он. – Вкратце – к нам поступают сообщения о повышении магической активности возле Ока Канов в Северном Стиллерине. Вам нужно будет наведаться туда, собрать образцы всего необычного, что найдёте, и вернуться сюда. Надеюсь, все там были?

Вентерионы почти синхронно кивнули. Каждый из них в своё время отправлялся неогенцами на задание к Оку.

- Отлично! – наставник потёр ладони друг о друга. – Идите пока отдохните, а завтра выдвигайтесь в путь. Координаты я отправлю Раджену – он будет за главного. Никто не против?

Клеа с горящими глазами закивала, Рацци махнула металлической рукой, намекая, что не отказывается, Лотта, медленно опустив и подняв веки, подтвердила своё согласие.

- Замечательно! Тогда все свободны. И да, Клеа, – окликнул он фортианку. – Утром не забудь зайти сюда, неогенцы обещали выделить денег, чтобы вы могли заглягуть к кузнецам.

Жрица молний, ещё больше просияв, улыбнулась и вместе с остальными вышла из помещения.

 

В таверне свободные комнаты оказались разбросаны по зданию в произвольном порядке. Одна на первом этаже и три на втором, причём одна из них была через пару комнат от других. Первую выбрала Рацци, сославшись на то, что не любит высоту; отдалённую от других занял Раджен, заявив, что хочет отдохнуть "от некоторых назойливых дам". Клеа, вздохнув, отправилась в комнату по соседству с Лоттой.

Охотник уже засыпал, когда дверь к нему открылась, и внутрь скользнула стройная женская фигурка. Отточенные в сотнях боёв рефлексы не подвели – ратиноа среагировал мгновенно, уронив девушку на пол и зажав ей рот ладонью. До него донёсся сдавленный писк, и он узнал Клеа.

- Чего ходишь посреди ночи? – спросил он, поднимаясь и помогая встать ей. Стряхнув с тонкой ночной рубашки – такая роскошь для вентериона! – какие-то пылинки, фортианка чистыми голубыми глазами взглянула на Раджена. Она дышала часто, и её грудь быстро вздымалась – девушке не удавалось скрыть волнение при взгляде на худое, но мускулистое тело ратиноа.

- Ну, я, это... – опустив взгляд, сбивчиво начала она. – Можно с тобой буду ночевать?

Охотник удивлённо воззрился на неё, присел на край расправленной кровати.

- Что, прости?

- Ты... ты мне очень нравишься, Раджен, – призналась жрица молний. – Я бы хотела быть с тобой.

- Клеа, послушай, – он жестом показал ей сесть рядом, положил руку ей на плечо. – Ты, несомненно, красива, умна, добра. Но у меня есть правило – никаких любовных интрижек в отряде. Да и мы едва знакомы!

- Сделай для меня исключение, – надувшись, ответила фортианка.

- О, нет-нет, – он потянулся к её губам, она, почувствовав это, дёрнулась к нему, но он резко изменил траекторию, чмокнув в лоб. – Иди спать, Клеа, нам завтра работать.

Вздохнув, девушка встала с кровати и пошла к выходу. Раджен догнал её.

- Давай провожу, – предложил он.

Она благодарно кивнула, и вентерионы вместе покинули комнату. По коридору шла Лотта с кружкой, над которой курился ароматный пар. По лицу охотника промелькнула коварная ухмылка, а потом он стремительно упал на колени перед вирбучкой и воскликнул:

- О, Лотта! Я люблю тебя, моя богиня!

Клеа замерла, как громом поражённая. Вирбучка даже глазом не моргнула, продолжая неспешно шагать к своей комнате. Вдруг фортианка, размахнувшись, отвесила охотнику звонкую пощёчину, и спешно телепортировалась – удачно с первого раза.

Ратиноа секунду смотрел на то место, откуда исчезла девушка, а потом на его лице появилась улыбка, а изо рта донёсся сначала тихий, а потом всё нарастающий смех. Вскоре он хохотал во всё горло, не сдерживаясь. Даже отпиравшая замок невозмутимая вирбучка, глядя на него, улыбнулась краешком губ.

- Надеюсь, она на меня не сильно обиделась, – произнёс Раджен. – Спокойной ночи, Лотта!

- Спокойной ночи, – ответила ему воительница и, оглянувшись, вдруг бросила небольшой мешочек на ремешке. – Возьми, пригодится.

Ратиноа хмыкнул, но почему-то словам вирбучки хотелось верить. Он повесил мешочек на шею и отправился в свою комнату.

 

Безумные мысли

Рацци проснулась раньше всех в отряде. Не зная об этом, она некоторое время лежала, пытаясь снова уснуть и разглядывая трещины на потолке. Сквозь стены слышалась обычная утренняя возня постояльцев. Вскоре вафраменке стало скучно, и она, умывшись из стоявшего в углу комнаты кувшина над тазом, решила вместе с Клеа сходить к неогенцам. Уточнив у хозяйки таверны, в какой комнате ночевала фортианка, ассасинка поднялась на второй этаж и постучала. Ей никто не ответил, а дверь была заперта, так что Рацци не стала беспокоить Клеа и отправилась за деньгами сама.

Вернувшись, она заглянула в столовую, где уже сидели Раджен и Лотта. Охотник сосредоточенно изучал что-то на экране коммуникатора, вирбучка задумчиво обрабатывала вилкой омлет. Перед охотником стояла тарелка с ломтем мяса и хлебом и два стакана – один с отваром ягод, другой с чем-то прозрачным.

- Доброе утро! Приятно пожрать! – поприветствовала их Рацци, присаживаясь рядом и ставя на середину стола мешочек с монетами. – Вот, неогенцы выдали на экипировку.

- Доброе, – отозвался ратиноа. – Отлично.

Ассасинка посидела несколько секунд, буравя его колким взглядом. Раджен не реагировал, и она, постучав пальцами по поверхности стола, снова заговорила:

- Слушай, а Клеа где?

- Спит, наверное, – не отвлекаясь от экрана, ответил охотник. – Пойди разбуди.

- Она заперлась там, я утром проверяла, – надула губки Рацци. – А на второй этаж в окно я к ней не полезу.

- Ты же убийца. Представь, что она – твоя цель, и придумай что-нибудь, – поморщился Раджен.

Тонкие губы ассасинки растянулись в зубастой улыбке, и она мгновенно исчезла. Стул, на котором сидела вафраменка, отодвинулся от стола.

- Зря ты ей это сказал, – вздохнула Лотта, отправляя в рот последний кусочек омлета. Сама собой открылась и хлопнула дверь таверны – это вышла невидимая Рацци.

Раджен всё-таки отвёл взгляд от коммуникатора, быстро переосмыслил ситуацию, на маленьком лице на секунду отразилось беспокойство, а потом оно сменилось невозмутимостью:

- Да что она сделать может?

Лотта пожала плечами, придвинула к себе стакан с отваром ягод. Следующие несколько минут они провели в тишине, а потом до них донёсся приглушённый звук бьющегося стекла. Вирбучка покачала головой. Ратиноа, хлопнув себя по лицу ладонью, молча выскользнул наружу, оставив мешочек и коммуникатор под присмотром Лотты.

Окно комнаты, где, по-видимому, спала Клеа, было разбито, из него валил дым. За Радженом выбежала хозяйка таверны, всплеснула руками, запричитала что-то на фортианском языке. Ратиноа поморщился – виновницы не было видно, зрачки охотника изнутри осветились жутковатым светом. Оглядев окрестности, он снова не увидел Рацци, но тут позади ослышался грубоватый оклик.

- Эй, тощий. Это потерял?

Обернувшись, ратиноа увидел вирбука-вышибалу, огромной рукой державшего за шею обмякшую вафраменку, как нашкодившего котёнка. Приблизившись к охотнику, вирбук отпустил ассасинку, и она упала. Хитрые глаза открылись, девушка подползла к Раджену, обняла его щиколотки и потянулась лицом вверх:

- Он меня убил, – сообщила она.

- Да чтоб ты сама себя убила, – парень снова прижал ладонь ко лбу. – Тебя кто в окно стрелять просил?

- Ты же сам сказал – придумай, – она подтянулась чуть выше, обнимая теперь его колени, потерлась щекой о бедро.

- Прекращай, – твёрдо сказал ратиноа. Рядом уже бегали работники таверны с вёдрами, стараясь затушить пожар. Хозяйка с беспокойством следила за ними.

- То есть, это вы виноваты? – спросила она у Раджена.

- Да, признаю. Мы заплатим, – устало ответил ратиноа, краем глаза следя за вышибалой. – Простите мою буйную коллегу.

Вытащив ноги из объятий Рацци, он вернулся к Лотте, забрал мешочек с деньгами, открыл его, на глаз оценил сумму, поморщился и передал весь хозяйке. Та, командовавшая пожаротушением, слегка улыбнулась.

Сверкнула золотистая спираль телепортации, и рядом появилась заспанная Клеа в ночной рубашке.

- А чего это вы все тут? – потирая глаза, спросила она. На Раджена она демонстративно не смотрела.

Вафраменка, все ещё лежавшая на траве, растворилась в воздухе. Зрачки охотника снова вспыхнули, и он схватил невидимку за руку.

- Стоять, буйная! Фортианка, одевайся и собирайся быстро, через час выдвигаемся к Оку.

- Ааа... как же деньги на экипировку? – похлопав ресницами, всё-таки спросила она у ратиноа.

- Поблагодари подружку «армеровцев», – Раджен кивнул головой в сторону Рацци, снова видимой и недовольно взирающей на него. – Пойдём в своей. Через пятьдесят девять минут. Жду в таверне.

 

Короткий полёт

Клеа, которой Лотта объяснила, что произошло во время её отсутствия, молча дулась. Сказывалось ночное заявление Раджена и утренняя выходка Рацци, из-за которой они лишились денег и были вынуждены идти в чём есть. Жрица молний долго полировала свой маленький баклер, игнорируя оклики со-отрядовцев, потом пыталась договориться с кузнецом, чтобы усилить жезл на остатки монет. Ей это не удалось, и теперь она была недовольна всем и вся.

- Пешком или на крылолётах? – спросила Рацци, когда они вышли из города.

- Денег-то нет, – буркнула Клеа.

- Я заплачу, – дёрнув тонкой бровью, вызвался Раджен. – Рассаживайтесь.

Свободных крылолётов на площадке оказалось всего два. Повздыхав, инженер разделила вентерионов парами – фортианку с ратиноа и вафраменку с вирбучкой. Скорчив жрице молний рожицу, Рацци мгновенным прыжком забралась внутрь крылолёта, заняв место за рулём. Лотта медленным шагом направилась к ней. Посмотрев на её габариты, ассасинка быстро поразмыслила и пересела ближе к хвосту летательного аппарата. Инженер помогла затянуть ремни безопасности на обеих девушках и отошла в сторону. Лотта завела мотор и повела крылолёт вверх, постепенно разворачивая его в сторону Ока Канов.

Клеа смущённо ждала своей очереди, теребя пряжку с зелёным камнем на поясе. Раджен уже устроился в крылолёт, коснулся рычагов управления, вспоминая (всё-таки, за время, проведённое в тавернах, многое забылось). Инженер терпеливо ожидала, пока фортианка займёт место за охотником. Та ещё пару секунд топталась – в ней боролись обида на Раджена и желание поскорее оказаться на месте, куда их направили неогенцы, но вскоре второе чувство пересилило, и она, подтянувшись, запрыгнула внутрь и села.

- Вот тут держитесь крепче за спину пилота, ремни безопасности на месте пассажира порвали в прошлый полёт, ещё не успели починить, – извиняющимся голосом попросила инженер крылолёта. У Клеа расширились глаза, но не успела она возразить, как Раджен резко дёрнул рычаг, и крылолёт резко поднялся в воздух.

- Эй, ты слышал? А ну спускайся! – закричала фортианка.

- Слышал, – флегматично отозвался охотник. – Ты, надеюсь, тоже слышала? Так что держись.

- Вот ещё! – жрица молний скрестила руки на груди, надула губки. – Обойдёшься!

Крылолёт провалился в воздушную яму, мотор чихнул, винт на секунду прекратил вращение, Клеа взвизгнула и обхватила худое тело ратиноа.

- А говорила, «обойдусь», – не оборачиваясь, заметил Раджен.

- Эээ... нууууу, – протянула жрица молний, насколько позволяло ружьё прижимаясь к охотнику, – считай, я передумала.

Отвернувшись от норовившего ударить ей по носу оружия ратиноа, она взглянула вниз. Зелень близ Трисси под ними уже сменилась песками пустыни Белль. Где-то недалеко, чуть левее, рыжело Лавовое озеро Рок Морона, а впереди – лес Арахнис и остатки деревни Вершер, за которой находилось Око.

- Надеюсь, ты ночью не слишком сильно обиделась, – вдруг сказал охотник. – Это же шутка была.

- Я? – фортианка поняла, что краснеет. – Да нисколько, в общем-то! – ей всё-таки удалось устроиться так, чтобы улечься щекой Раджену на плечо.

- Хорошо. Обида отвлекала бы тебя от задания.

Клеа будто ударило током, она заёрзала, не расслабляя рук (помнила о воздушных ямах), но ратиноа не обратил внимания, или сделал вид.

До приземления они молчали. Рацци и Лотта, посадившие крылолёт раньше, ждали их у пролома в стене, за которой начинались земли разрушенной деревни, полные демонов-соблазнителей вперемешку с растениями-людоедами. Лотта издали разглядывала еле видное отсюда Око Канов, а Рацци сидела, скрестив ноги, и позёвывала. Раджен хотел помочь Клеа выбраться из крылолёта, но она, высокомерно хмыкнув, спрыгнула сама.

- Все готовы? – обведя взглядом свой нехитрый отряд, спросил ратиноа. Девушки – непоколебимая Лотта, всё ещё дующаяся Клеа, жмурящаяся от солнечного света Рацци – ответили ему кивком, и он скомандовал. – Тогда пошли.

 

Всепрощающее пламя

Посадочная площадка осталась далеко позади, а успевшая сдружиться четвёрка пешком двигалась вверх, попутно разбираясь с нападавшими монстрами. Плясали молнии, раздавались покряхтывания при взмахах оружием, сверкали клинки, обагрённые кровью, рикошетили от полуразрушенных зданий пули. Иногда на вентерионов снисходил целительный свет, заживляющий раны.

Рацци скакала, невидимая, – то оказываясь далеко впереди, то прыгая с крыши на крышу, то защищая тыл. Раджен отстреливал врагов, появлявшихся вдали, Лотта расправлялась с теми, которые подбирались близко. Клеа, заранее наложившая усиливающие заклятия на союзников, замедляла слишком резвых монстров.

Пару раз им встретились группы вентерионов, собиравшихся заглянуть в Око Канов – прячущиеся в разломе пространства чудовища-привратники пользовались популярностью у молодых поколений. Фортианка желала всем удачи, попутно одаряя магией, молодёжь улыбалась и шла дальше, а отряд продолжал истребление.

- Долго ещё до координат? – спустя несколько часов почти непрерывного боя устало спросила Клеа.

Раджен взглянул на экран коммуникатора:

- Почти пришли. Неогенцы предупредили, что нужно предварительно зачистить местность.

Рацци эротично повела плечами:

- Они же опять навылезают, толку-то?

- Видимо, так надо, – терпеливо ответил ратиноа. – Может быть, это какой-то ритуал, и в нём требуется пролить на землю кровь ста пятидесяти соблазнителей.

У вафраменки на лице появилась безумная улыбка. Внезапно оказавшаяся рядом Лотта дала ей подзатыльник, так что Рацци кувырком полетела на землю, не слишком мягко приземлившись пятой точкой.

- Ладно-ладно, намёк понят, – она поднялась, отряхнулась, потянулась. – Дальше идём?

Охотник кивнул, махнул рукой – указал направление:

- Вон за тем домом.

Вафраменка растворилась в воздухе, а через мгновение появилась впереди, кромсающая плотоядный куст. Клеа зашагала туда же, целясь в подкрадывающегося к Рацци соблазнителя. Не успела – монстра точным выстрелом подбил Раджен, жрица молний фыркнула, отбросила с лица прядь выбившихся из причёски волос.

- Эй, тут пусто, – донёсся до них голос Рацци. – Координаты верные?

Ратиноа снова достал коммуникатор, перечитал письмо, открыл карту.

- Да, всё правильно.

Догнавшая вафраменку Клеа прислонилась к стене дома.

- Я устала. Если тут пусто, ради чего мы шли? И ничего необычного, образцы чего можно собрать.

Раджен развёл руками:

- Если не верите, могу письмо показать, сами посмотрите и проверите данные.

- Да верим, – нахмурилась фортианка. – Мне непонятны мотивы неогенцев.

- Вот уж в чьих мыслях я никогда не разбирался, – ратиноа сел рядом, опёрся спиной о разрушенную кирпичную кладку, осторожно опустив ружьё рядом.

- Может, перекусим? – уже с крыши выглянула Рацци.

- Потерпишь, – отозвался Раджен.

- Не хочу, хотя воды бы глотнула, – ответила Клеа. Лотта просто отрицательно помотала головой. Охотник дал ей фляжку, фортианка прищурила глаза, отпивая.

- Погоди, тут что-то странное, – сказала она, вернув фляжку. Пробежала несколько метров вперёд, остановилась. – Вот эта полянка. Тут явно большой круг с ровной землёй, хотя за ним всё разрыто и затоптано.

К ней подошла вирбучка, наклонилась, ощупывая почву. Клеа, закусив губу, думала.

- Земля будто запеклась, – констатировала Лотта.

На лице Раджена отобразилась смесь недоумения и испуга. Он встал, открыл письмо с координатами, пошёл к кругу. Девушки отошли в сторону, обеспокоенно глядя на охотника, держа оружие наготове.

Едва ратиноа зашёл за границу круга, раздался нечеловеческий рёв, а из-под его ног вырвался столб огня. Вентерионки зажмурились, прикрывая глаза, а после как одна подскочили к кругу.

- Его надо оттуда вытащить! – воскликнула фортианка, защищая лицо от жара и пытаясь разглядеть в непроницаемом пламени силуэт ратиноа. Лотта отвернулась, Рацци скривила губу:

- Поджариться хочешь? Он, по ходу, не жилец.

- Нельзя же его так бросить!

Вафраменка замялась – в ней боролись привитые с детства живодёрские привычки и насаждённый неогенцами гуманизм. Вирбучка стояла, глядя в другую сторону, будто ожидая чего-то. Фортианка сунулась в огонь, обожгла ладони, подпалила костюм, кончик носа и ресницы и отступилась, обиженно дуя на пальцы.

 

Освещённые тусклым солнцем развалины деревни Вершер сменились ночным пейзажем близ Лавового озера. Шебуршали по камням крохотные лапки пламенных жуков, звёзды еле просматривались в далёкой черноте неба. Раджен стоял один.

«Выжженый круг был порталом?»

Стараясь не терять самообладание, охотник внимательно огляделся, определил, куда его перенесло, и тихо зашагал по направлению к драконьей пещере. Скоро в воздухе почувствовался тонкий запах дыма, и ратиноа двинулся туда.

В неглубокой расщелине горел костёр, вокруг него, закутанные в тёплую ткань, спали четверо вентерионов. Двое сидели рядом. Раджена они не замечали – не зря он был в лучшем отряде.

- Что-то у меня самого уже глаза слипаются, – тихо сказал один. – Давай я на боковую, а ты смотри Рок Морона не пропусти.

- Да, спокойной ночи, – отозвался второй спустя некоторое время.

Раджен узнал собственный голос и, не выдержав, воскликнул от удивления.

Второй почти сразу вскочил и выбежал из расщелины. Раджен, не понимая, что происходит, вжался в скалы, стараясь полностью слиться с ними.

«Выжженный круг был порталом… во времени?»

Мысли в голове путались. Со стороны, куда убежал дежурный, до ратиноа донёсся голос, вопрошающий, нужна ли помощь. Из глубин памяти, с самого залитого алкоголем дна, всплыли воспоминания о небе без звёзд, беге сквозь тьму и убивающем огненном шаре. Ратиноа задрожал.

«Это я там? Значит, совсем скоро…»

Он рванул со своего места к костру.

- Просыпайтесь!

- Ммм… Раджен? Что случилось? – с постели приподнялась остроносая вафраменская голова.

- Опасность. Быстрей!

- Объясни, что такое, – мягко попросил тот, кто разговаривал с дежурным.

- Позже. Прошу, идём, – взволнованно, но твёрдо произнёс Раджен.

- Да что с тобой? Странный ты какой-то…

- Потом, давайте.

Вентерионы удивлённо протирали глаза, но, привыкшие доверять друг другу, члены отряда стали собираться. Раджен встал на выходе из расщелины и сосредоточенно вглядывался в темноту, пытаясь различить момент, когда погаснут звёзды.

- Рок Морон вернулся? Мы пойдём к пещере? – Нейра коснулась плеча ратиноа.

- Хоть куда, лишь бы подальше от этого места, – сквозь зубы процедил Раджен. – Все готовы? Идём.

Однако не успели они сделать и нескольких шагов, как звёзды мигнули, а земля затряслась. Нейра споткнулась и толкнула Раджена, он не удержался на ногах и упал на четвереньки, что-то твёрдое ударило ратиноа по лицу. Он дёрнул – мешочек, который дала Лотта. Сжал…

И в тот момент, когда из пасти Рок Морона вырвалось пламя, отряд накрыло полупрозрачным куполом.

 

Пламя исчезло так же внезапно, как и появилось. На земле осталось лежать шесть вентерионов, засыпанных пеплом.

- Раджен! – узнав охотника, Клеа подскочила к нему, зашептала исцеляющее заклинание. – Раджен, очнись!

Её соратник открыл глаза, закашлялся и позвал:

- Нейра... Вильм...

Лотта тем временем занялась остальными.

- Они живы. Вызовите неогенцев.

Раджен приподнял голову и посмотрел на вирбучку:

- Ты знала…

 

Обратно возвращались в сопровождении целого конвоя. Неогенцы прислали нескольких учёных для проверки состояния найденной команды Раджена, те сочли вентерионов вполне здоровыми, но самостоятельно передвигаться пока запретили.

Раджен, несмотря на уговоры остаться в новой команде, остался с старыми товарищами. И новый арбалет Нейре всё-таки подарил.

Клеа смогла справиться со своими чувствами к ратиноа, обуздать их и направить энергию в нужное русло. Она стала более сосредоточенной, научилась аккуратнее обращаться со своими умениями, и вскоре стала отличным целителем.

Рацци так и не избавилась от маньяческого воспитания, но постепенно утихомирилась и стала спокойнее. Ей доверили обучать молодых ассасинов, от чего она не отказалась.

А Лотта... [данные повреждены или потеряны, попробуйте позже]

читателей   104   сегодня 1
104 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...