На круги своя

Щелчок арбалетного выстрела, и Рее Мэстре ткнулся лицом в пол. Мгновение спустя тишина вновь затопила комнату.

Чадящий факел освещал открытый старый сундук, труп, каменные плиты пола, но не в силах был разогнать отступивший к стенам и клубившийся у потолка густой синий сумрак.

Потянулись одна за другой минуты, и вот убийца осторожно шагнула в круг света. Сняла капюшон короткого темного плаща, откинула назад золотом рассыпавшиеся по плечам волосы, тщательно обшарила карманы Рее и озадаченно покачала головой.

- Никаких бумаг, лишь какое-то письмо. Еще и разгуливал без денег, надо же! Не зря твою жизнь оценили всего в сотню серебряков, - шепотом она отчитала мертвеца.

Девушка заглянула в сундук, досадливо поморщилась и занялась письмом. Некто Полин предлагала Мэстре сопровождать Рууда, ученого их Харлема, желающего покопаться в каких-то развалинах. Гарантировала щедрую оплату, страстно обнимала и напоминала о долге. “Может пригодиться”, - решила Алли, так звали девушку, и вновь растворилась в тенях.

Двое мужчин, наблюдавших за происходящим сквозь щель в потолке, переглянулись. Один из них заметил:

- Хороша в деле девчонка-то, Готфрид! Хладнокровна, осторожна. А почему Рее?

- Он стал пропивать больше, чем зарабатывал. И Тид Одноглазый начал задавать мне неудобные вопросы.

- Вот как. Длинный язык не доводит до добра.

- Главное, она забрала письмо… Ты хорошенько постарайся убедить ее им воспользоваться.

Вечером Алли ужинала в «Деревянной ноге» с Толстяком Зефом. Полученный от него тяжелый мешочек с деньгами за выполненный заказ приятно оттягивал карман ее плаща, курица оказалась достаточно молодой и хорошо прожаренной, а пиво не сильно разбавленным. В общем, вечер складывался чудесно, пока Зеф не сообщил, что Мэстре, оказывается, работал на стражу, и те в ярости обещали из-под земли достать его убийцу.

- Поисками украденных Рее документов займутся другие. А тебе исчезнуть бы из города на какое-то время, - посоветовал он. - Золото и угрозы легко развязывают языки. Если сегодня стража ищет неизвестного стрелка, то завтра может искать уже арбалетчицу Алли. Ты не будешь чувствовать себя в безопасности. И я тоже, понимаешь?

Зеф, конечно, был прав, Алли вспомнила о найденном письме и на следующее утро постучалась в двери дома, где остановился Рууд.

Ей открыл коренастый мужчина средних лет с обильной сединой в темных волосах, тут же восхитившийся ее красотой.

- День будет удачным, если он начинается с визита столь симпатичной незнакомки! Рууд из Харлема, к вашим услугам.

Алли слегка покраснела от неожиданного комплимента и представилась:

- Я от Полин.

Ученый посерьезнел и жестом пригласил гостью в дом, где в общих чертах рассказал о предстоящем путешествии.

- Мне нужен помощник. Умеешь обращаться с оружием?

Алли кивнула.

- Замечательно! - улыбнулся мужчина. - Рекомендации Полин мне вполне достаточно. Все необходимое я уже приготовил. Выступаем завтра.

Условия, предложенные Руудом, вполне устроили Алли, и рассвет они встретили уже в дороге. Ученый оказался веселым, остроумным спутником. Всю дорогу он рассказывал то увлекательные истории, то смешные случаи из своей жизни. Через несколько часов Алли звонко хохотала над его шутками и поглядывала на него со все растущим интересом. Рууд оказался очень далек от ее привычной жизни, густо замешанной на крови, деньгах, страхе. Девушка с жадным любопытством слушала его, пытаясь представить другую жизнь с иными ценностями. А ученый признался себе, что ему все чаще хочется ловить взгляд ее синих глаз.

Через день они достигли своей цели – руин небольшой безымянной крепости среди холмов Лимбурга. Сильно разрушенные стены заросли густым орешником. Черными провалами окон угрюмо смотрела на них уцелевшая часть башни в центре двора. Алли поежилась от смутных неприятных предчувствий.

Рууд, всю дорогу весело говоривший обо всем на свете, стал вдруг необычно молчалив. Настороженно поглядывая по сторонам, он уверенно повел Алли мимо башни к дальней стене и остановился перед большой кучей наваленных друг на друга каменных блоков.

- Под ними ход в подземелье, - вполголоса произнес Рууд, и его лицо на мгновение исказила судорога.

Они взялись за работу, и через пару часов им открылся пролом в основании крепостной стены.

- Дальше находится колодец глубиной метров десять,- пояснил ученый. – Сейчас мы отдохнем, а потом я опущу тебя на веревке вниз. Будь очень внимательна. При малейшей опасности я тебя тут же подниму.

Девушка внимательно посмотрела на него.

- О какой опасности идет речь?

- Алли, крепость построена на руинах какого-то древнего сооружения, и я не уверен, что внизу нас ждет теплый прием.

Напарники наскоро поужинали, и Рууд достал из мешка длинную крепкую веревку. Одним ее концом обвязал ствол дерева, росшего рядом со стеной. Другим обхватил бедра и талию девушки. Алли поправила наплечный ремень арбалета, еще раз нащупала заткнутые за пояс факелы.

- Стану опускать тебя на три метра через каждую минуту, чтобы у тебя было время послушать и поглядеть. Твой крик будет сигналом немедленного подъема. Если все пройдет успешно, дерни дважды за веревку. Я присоединюсь к тебе, прихватив самые необходимые припасы.

Колодец оказался достаточно узким, так что Алли могла упираться ногами в его противоположную стену. Факел освещал медленно уплывавшие вверх неровно выложенные камнем стены, кое-где поросшие мхом. Внизу царили мрак и тишина.

Спуск прошел благополучно. Девушка, едва коснувшись ногами земли, внимательно осмотрелась. Она стояла в широком проходе, выложенным массивными прямоугольными каменными плитами. С одной стороны он был завален обвалившимися камнями, другая заканчивалась тупиком. Можно подавать сигнал Рууду. И через несколько минут тот, основательно вспотевший, стоял рядом.

- Давай осмотримся, - предложил ученый. – Только осмотримся, никаких действий!

Алли взяла на себя тупик, а Рууд направился в другую сторону. Он подошел ближе к завалу и понял, что с этой стороны расчистить проход вряд ли удастся. Зато девушке повезло, она примчалась обратно и выпалила, возбужденно сверкая глазами:

- Рууд, я обнаружила потайной рычаг, там, в тупике! Пойдем скорее!

Небольшой рычажок прятался между стенными плитами слева в самом низу.

- Нажимаем? – спросила Алли.

- Погоди.

- Ты чего-то опасаешься. Я заметила это еще наверху. Не хочешь рассказать?

Рууд устало опустился на пол и глотнул из бутыли с водой.

- Как ты поняла, я уже был здесь. Вместе с братом. Хууб не ведал страха. Именно он решил спускаться первым. Я невольно улыбался, слушая его веселые крики, доносившиеся из колодца. Наконец веревка ослабла. А потом внизу раздался пронзительный вопль, резко оборвавшийся. Я наклонился над колодцем и позвал брата. Затем еще и еще раз. Как сумасшедший выкрикивал его имя, не получая ответа. И вдруг веревка дернулась, а затем натянулась струной. Волосы зашевелились у меня на голове. В ужасе я выхватил нож и полоснул по веревке.

- Ничего себе, - прошептала девушка.

- В тот день я поседел,- добавил ученый, взъерошив волосы.

- Рууд, однако, здесь нет ни веревки, ни костей.

- Верно. Но слой пыли на обвалившихся камнях, я посмотрел, гораздо тоньше, чем на полу. Надеюсь, что нас и веревку разделяет завал, а не дверь найденного тайного прохода. В этот раз я пойду до конца, - мрачно заключил Рууд…

- Закончу когда-то начатое с братом дело. Правда, сначала придется подняться и забрать вещи, оставшиеся наверху. И ты прости меня, Алли, что я не смог заставить себя опуститься вниз первым.

Он тяжело встал и пошел к колодцу. Девушка проводила его взглядом.

Прошло лишь несколько минут, и Рууд буквально слетел по веревке вниз. Не обращая внимания на стертые до крови ладони, он побежал к Алли.

- У нас гости! Роются в наших мешках.

Девушка вскочила.

- Сколько их?

- Заметил двоих.

Алли схватила арбалет.

- Рууд, мне надо добраться до колодца, но веревкой пользоваться нельзя, так что подсади меня.

Она начала подъем, упираясь в противоположные стены руками и ногами, и скоро скрылась в темноте.

Когда до верха осталось не больше метра, Алли замерла, чутко вслушиваясь в тишину. Наконец она решилась выглянуть из колодца. У весело трещавшего сухими ветками костерка недалеко от пролома негромко разговаривали мужчины.

- Слышишь, Каспар, надо бы у колодца засесть, - сказал один из них.

- Не суетись. Я сложу петлей опущенную в колодец веревку. Если кто полезет оттуда, веревка натянется, и петля распрямится. Вот тогда и пойдем их встречать, - ответил ему здоровенный мужчина и визгливо с хрюканьем рассмеялся.

Девушку обожгло мстительной радостью.

- Каспар! Как же мне хотелось встретить тебя еще раз, не представляешь! – горячо зашептала она, целясь в него из арбалета. – Твой смех я запомнила навсегда. Как и потную вонючую руку, зажавшую тогда мой рот.

Арбалетный болт по самое оперение вошел верзиле в глазницу, и тот рухнул в костер. Второй бандит замер на мгновение, а затем бросился прочь, петляя зайцем. Метательный нож пронзил его шею. Все было кончено.

«Большой Каспар – помощник самого Готфрида, и просто так он здесь не мог оказаться. Тогда за чьей головой они пришли, Рууда или моей?» - спросила себя Алли.

Девушка с оставшимися тюками опустилась обратно. Ученый поспешил к ней навстречу.

- Мертвы, - ответила девушка на его немой вопрос.

- Ты убила их? - опешил Рууд. - Почему? Они напали на тебя?

Алли пропустила его вопросы мимо ушей и спросила сама:

- С кем ты делился своими планами?

- Только с Готфридом Ван Эвером. Именно к нему я обратился к нему за помощью.

- Откуда ты его знаешь? - насторожилась девушка.

- Однажды он спас мне жизнь. А я ему. Несколько лет назад я в очередной раз приехал в ваш город поработать со старыми документами. Как-то вечером в «Веселом Разбойнике» бандиты завязали со мной ссору. За меня вступился молодой человек с парой своих приятелей. Это был Готфрид. Засверкали ножи, пролилась кровь. Я здорово тогда перетрусил. В драке главарь бандитов был убит, а мой защитник изранен. Мне удалось поставить его на ноги. С тех пор мы как братья.

Алли сразу вспомнила эту нашумевшую историю, когда Готфрид спланировал и со своими людьми прирезал Мясника в его же логове. Рууду, выходит, крупно повезло в тот день. Девушке стало ясно, Каспар по указанию Готфрида следил за ними. Чтобы убить их и присвоить найденное ученым? Холодок пробежал по ее спине.

Наконец Рууд нажал на рычаг, и часть каменной стены отъехала в сторону, открыв короткий коридор, а за ним комнату. Свету факела ответил мягким сиянием большой неправильной формы золотой слиток, лежавший у дальней стены

- Теперь ты богач, - ахнула Алли.

- Может быть, - неопределенно ответил Рууд и шагнул вперед. Каменная плита тут же ушла из-под ног, и они полетели вниз.

Алли зашипела от боли, ударившись ногой о пол. Ученому, похоже, повезло больше, он сразу вскочил и подобрал факел. Было ясно, что они по собственной неосторожности угодили в ловушку. Предательская плита над головой вернулась на прежнее место. Единственный узкий выход из каменного мешка круто сворачивал влево и уходил в темноту.

- Надо передохнуть и хорошенько обдумать, что мы можем предпринять, - дрогнувшим голосом произнес Рууд, привалившись к стене.

- У нас есть вода, еда, факелы, оружие, - заметила Алли, потирая ушибленное колено. – Давай к этому добавим еще решимость выбраться из этой передряги.

Рууд глянул на нее и вдруг широко улыбнулся.

- Знаешь, ты совершенно права. Но сначала подкрепимся.

- Рууд, вот это ты называешь прогуляться по руинам? – спросила девушка, расправляясь с куском жареного мяса..

- Алли, кто же знал, что так все обернется? – ответил тот. – Зато теперь все найденные сокровища мы делим поровну, ты это точно заслуживаешь.

- Сокровища? Тебя совершенно не заинтересовал большущий слиток золота. Что ты здесь пытаешься найти, Рууд?

- Не спрашивай больше об этом, - предупредил ученый.

Теперь они ели в полном молчании. Алли все раздумывала, рассказать ли Рууду о том, что убитые бандиты работали на Готфрида. Что этот матерый бандит, похоже, решил завладеть тем, что ищет ученый.

Отдохнув, напарники двинулись дальше. Нетронутый слой пыли на полу тесного прохода свидетельствовал о том, что здесь очень давно никого не было. Алли с арбалетом наготове бесшумно кралась впереди, часто останавливаясь и прислушиваясь. Но тишину нарушало только шумное дыхание ученого, двигавшегося с припасами следом. Проход окончился крохотным помещением. Дверь, ведущая дальше, была закрыта, но на каменной тумбе рядом лежал большой ржавый ключ.

- Очередная ловушка, - убежденно заявила Алли. – Что станем делать?

- Не знаю, как ее избежать, - признал Рууд, внимательно осматривая дверь. – Мы должны открыть, ничего другого нам не остается.

Он осторожно взял ключ, вставил его в замочную скважину и повернул. Раздался щелчок, дверь приоткрылась, и тут же в его ногу впились выскочившие из пола шипы. Ученый коротко вскрикнул и упал без сознания.

Первым, что увидел пришедший в себя Рууд, было склонившееся нал ним встревоженное лицо Алли. Он скривился от боли и быстро достал из своего тюка бутыль с какой-то маслянистой темной жидкостью. Зубами выдернул пробку и сделал пару хороших глотков. Бисеринки пота выступили на его лбу, и с протяжным вздохом облегчения он вытянулся на полу.

- Дела очень плохи, Алли, - прошептал он. – У меня отнялись ноги и ужасная боль во всем теле. Характерные признаки отравления настоем пурпурного сцеллия. Противоядия у меня нет. Заглушать боль я могу вот этим средством, но его хватит только на пару дней.

Девушка побледнела.

- Сколько ты протянешь?

- Не больше трех дней. Но как только вернется безумная боль…

- Три дня? Тогда не будем терять время!

Алли соорудила из веревок лямки, привязала к своему плащу, на который и уложила ученого. Впряглась и попробовала сдвинуть своеобразную волокушу с места. Это ей удалось.

- Вот видишь, Рууд! – победно воскликнула Алли. – За три дня домчу тебя до города с ветерком!

Злосчастная дверь осталась далеко позади, прямой как стрела, казавшийся бесконечным коридор все также уходил во мрак, когда окончательно измученная девушка остановилась передохнуть. Алли запивала водой хлеб с сыром, как вдруг заговорил Рууд.

- Мой брат никогда не упускал возможности померяться с кем-нибудь силой, а меня всегда тянуло к знаниям. Однажды, изучая старинный фолиант, я встретил упоминание о Книге Перехода. Знаешь, очень туманные намеки на возможность перемещаться в другой мир. А ведь это самая настоящая магия, давно исчезнувшая из нашего мира! Меня поразили приписки на полях фолианта. Кто-то всерьез собирался найти Книгу в Цитадели Севера. И мысль сделать это самому полностью завладела мною.

Долгие годы я посвятил поискам всего, что могло быть связано с этим местом. Наконец я сумел приоткрыть завесу тайны. Выяснилось, в древности Цитадель Севера была твердыней какого-то могущественного Ордена. Там произошла ужасная битва, Орден прекратил свое существование, а разрушенная крепость обезлюдела, со временем превратилась в руины, а потом и вовсе исчезла из людской памяти. Я говорю о крепости, где мы сейчас находимся.

Упоенный столь важной первой удачей, я представлял, как расцветут наука, культура, торговля, если мои дальнейшие поиски окажутся успешными. Два мира, две цивилизации рука об руку пойдут в будущее...

Алли перебила:

- Готфрид знает о Книге?

- Да. Он был готов оказать мне любую необходимую помощь.

Девушка усмехнулась.

- Расцвет науки и культуры, говоришь? Грабежи, войны, власть на крови – вот о чем мечтает Готфрид.

- Не смей плохо отзываться о моем друге! - вспылил Рууд.

- Один из бандитов, убитых мной у колодца, Большой Каспар, работал на Готфрида. Я его хорошо знала. Твой друг не слишком тебе доверяет, оказывается.

- А ты? – недоверчиво прищурился ученый. – На кого работаешь ты?

- Не на Готфрида! - отрезала Алли. - В тринадцать лет мне посчастливилось устроиться посудомойкой в «Деревянную ногу». Благодаря смазливой мордашке, наверно. Мою красоту оценил и Готфрид. Вместе со своим дружком, тем самым Большим Каспаром, он затащил меня в конюшню и изнасиловал.

Последовавшее тягостное молчание наконец прервал Рууд.

- Прости. Но что было дальше?

- Я выжила. А потом нашла человека, согласившегося научить меня убивать. Ты же догадываешься, зачем?

- Красота и смерть рядом – это противоестественно, Алли!

- Еще я могла стать проституткой, - горько улыбнулась девушка.

Рууд долго молчал, поглядывая на нее. Затем спросил:

- Как же ты узнала обо мне? Почему упомянула имя Полин?

- Мне случайно попало в руки ее письмо, адресованное другому человеку. Обстоятельства сложились так, что мне пришлось им воспользоваться.

- Когда я обратился к Готфриду с просьбой подыскать надежного и умелого помощника, он, не раздумывая, согласился. Сказал, что мне крупно повезет, если ему удастся уговорить одну очень красивую девушку. И назвал твое имя.

Алли растерялась. Ей нечем было доказать свою правоту. Выходило, что письмо она нашла не случайно. «Толстяк Зеф, у меня появились к тебе вопросы!»

На пыльном полу прохода оставался широкий след от волокуши, факел в руке Рууда поочередно освещал уходившие назад в темноту каменные плиты стен. Девушке казалось, что она уже целую вечность бредет по этому бесконечному коридору. Пот, заливающий глаза, ломота в спине, плечи, натертые лямками до боли. Короткий отдых и снова в путь.

Однажды Рууд спросил:

- Почему ты меня не пристрелишь? Я теперь тягостная обуза. Мы не успеем добраться до города.

Алли бросила в ответ, даже не обернувшись:

- Считай, не хочу просто так потерять триста обещанных мне монет.

И Рууд закусил до боли губу, борясь с желанием благодарно разрыдаться.

- Алли, когда мой брат погиб, я не бросился к людям за помощью. Напротив, завалил камнями пролом, припорошил пылью, скрывая следы. Мысль, что другие могут найти Книгу, была нестерпимой. Только я имел право открыть человечеству другой мир. Вся слава должна была заслуженно достаться именно мне.

Девушка вдруг перебила его:

- Рууд, впереди какие-то красные отблески на стенах, погляди!

Проход постепенно расширялся, стали попадаться украшенные орнаментом стенные панели, а далеко впереди, отбросив на почтительное расстояние мрак, багровел широкий вход.

Они дошли. Рууд прекрасно помнил описание Колонны Очищающего Пламени - сторожевого заклинания, защищающего Книгу. Первого прошедшего сквозь нее ждет немедленная смерть. Сначала запланированной жертвой должен был стать брат, потом – Алли. Но все это сейчас потеряло смысл. Без Алли нет ни единого шанса добраться до города, его ждет неминуемая мучительная смерть.

Девушка отдыхала, привалившись к стене и закрыв глаза, когда Рууд выкрикнул что-то нечленораздельное и взвизгнул. Она подскочила, словно подброшенная пружиной. Мужчина, беззвучно открывая рот, показывал ей рукой на что-то впереди. Алли вгляделась и заметила приближающуюся к ним по проходу чью-то грозную тень. Еще было непонятно, кто это, а страх уже захлестнул ее душу. Бежать, бежать прочь, спасая свою жизнь! Но Рууд...

И тогда страх сменился гневом. Зашипев разъяренной кошкой, Алли прыгнула вперед с ножом в руке, заступив дорогу неведомому врагу. Тень в раздумье остановилась, затем в голове девушки зазвучали слова:

- Храбрый человек... Ты заслуживаешь право самой выбрать свой путь.

Тень отступила назад и растворилась в сумраке прохода.

Рууд, бледный как полотно, глядел перед собой остановившимся взглядом и тихо повторял:

- Оно убило Хууба, это Оно.

Алли бросилась к ученому, трясущимися руками сильно прижала к груди его голову и зашептала:

- Все хорошо, Рууд, все обошлось. Успокойся, пожалуйста. Тварь ушла и теперь не станет мешать. А нам пора двигаться, время не ждет.

До входа в большой зал напарники добрались через пару часов. Стены, поднимающиеся на высоту добрых десяти метров, узорчатый потолок, весь в трещинах от какого-то чудовищной силы удара, искореженные колонны, разбитые статуи, все словно плавало в облаке кровавого света. А в центре зала грандиозным столпом замер яростный огонь.

- Ты знаешь, что это такое, Рууд? - спросила девушка, повернув ученого лицом к залу.

- Смертельно опасная магия, - сказал и отвел взгляд мужчина. - Не подходи к ней близко. Он внимательно оглядел зал и не обнаружил никакого выхода. Последняя надежда на спасение исчезла.

- Наверно, здесь когда-то было очень красиво, - печально вздохнула Алли. - Ладно, надо осмотреть все здесь. Может быть, найдется тайный проход.

- Лекарство заканчивается, скоро я начну непрерывно вопить от нестерпимой боли.

- Рууд, у меня всегда особенно хорошо получалось оглушить жертву. А в городе ты легко разберешься с неизбежными синяками и шишками.

Вдруг ученый заметил и подобрал с пола чудом уцелевшую маленькую статуэтку какой-то птицы с короной на голове. И чем внимательнее он рассматривал ее, тем все больше первоначальное удивление на его лице сменялось восторгом.

- Алли! - окликнул он спутницу. - Посмотри-ка на это!

Девушка взяла в руки статуэтку и восхитилась.

- Какая прелесть!

- Да, согласен, но не это самое главное. Материал, из которого статуэтка изготовлена, мне незнаком. Может быть, изящная вещица - гостья из другого мира. Любой коллекционер, не задумываясь, отдаст за нее полсотни золотых монет. Статуэтка — твоя.

Алли расчистила от камней и каких-то обломков место у стены и устроила там Рууда. Тот глядел на оказавшееся так близко красивое лицо девушки, и непрошенной гостьей заявилась мысль: «А ведь она могла родить мне сына. Мы жили бы долго и счастливо». И тогда пришло решение, показавшееся ему единственно верным.

Хриплым от волнения голосом Рууд попросил:

- Поцелуй меня, Алли. Пожалуйста!

- Что? – изумилась девушка. Потом густо покраснела, опустилась на колени и легко коснулась его губ своими.

Камень угодил ей в затылок. Алли обмякла и растянулась в пыли. Рууд уложил девушку на спину, шепча:

- Прости. Здесь выход только через огненную ловушку, а у меня не хватает мужества признаться, что ты была предназначена ей в жертву.

Где-то в глубине тела опять проснулась боль. Он выпил из бутыли остатки лекарства и пополз. Когда огненная колонна оказалась совсем рядом, Рууд дотронулся до нее. Исчезла боль, все страхи и заботы отодвинулись невероятно далеко, покой бальзамом пролился в душу. С умиротворенным вздохом он растворился в огне.

Алли пришла в себя, когда огненная колонна почти угасла, и тени захватили зал.

Рууда нигде не было. Она поднялась и подошла к раскрытому сундучку на каменном столике, скрытом раньше столбом огня. Он был пуст. Видимо, Рууд так и не поверил ей. Забрал Книгу и исчез.

Слезы оставляли мокрые дорожки на ее грязных щеках. Она оплакивала свои утраченные надежды и несбывшуюся любовь.

Однако жизнь давно научила ее держать удар. Алли решительно задвинула боль и обиду глубоко в себя и взялась тщательно осматривать все вокруг. Почти сразу же она обнаружила потайной рычаг за каменным столиком. Не раздумывая, девушка потянула за него. Бесшумно отъехавшая в сторону часть стены открыла круто поднимающуюся вверх каменную лестницу. Боже, неужели ей все-таки удастся выбраться отсюда? Птицей она взлетела по лестнице и скоро оказалась на вершине лесистого холма. Свежий ветер ударил ей в лицо, наполнив душу ликованием.

Теперь Алли предстояло решить, что делать дальше. Понятно, возвращаться в город было бы безумием. Вернуться за найденным слитком золота? Очень рискованно, можно напороться на людей Готфрида. Тогда...в Харлем? И ее сердце бешено забилось.

Уже неделю Алли бродила по мощеным улочкам Харлема, осматривала достопримечательности, вглядывалась в лица прохожих, все еще надеясь на чудо… Ее вполне устраивал этот на удивление чистенький и уютный городок. И первым делом приобрести так понравившуюся ей небольшую таверну на рыночной площади. На ее покупку не хватало денег, и тогда Алли решила продать статуэтку, подаренную Руудом. «Насчет полусотни золотых он, конечно, загнул», - размышляла девушка, - «Но меньше, чем за десять я ее не продам!»

Хозяин антикварной лавки с трудом сдержал смех, узнав цену, однако вежливо предложил Алли зайти через два-три дня, пообещав известить о статуэтке ценителей и знатоков. В следующую встречу он уважительно встретил Алли в дверях и сообщил, что господин Лейден согласен купить статуэтку и будет счастлив знакомству с ней.

- Чем он занимается? - поинтересовалась девушка.

Торговец замялся и предложил дождаться покупателя, благо он уже послал к нему мальчишку-посыльного.

Прошло совсем немного времени, когда двери лавки распахнулись, пропустив высокого брюнета в сопровождении пары охранников, с виду типичных головорезов.

Антиквар поспешил навстречу, но тот отослал его прочь нетерпеливым жестом. Алли похолодела.

- Рад встрече, прекрасная незнакомка! - учтиво поздоровался Лейден. - Я желаю приобрести вашу статуэтку.

- Извините, она не продается, я передумала.

- Пятнадцать золотых!

- Она не продается, господин Лейден. Ни за десять, ни за пятнадцать, ни даже за полсотни золотых.

- Тогда я куплю ее за сотню, - холодно усмехнулся Лейден. - И еще столько же уплачу вам после того, как отведете нас на место, где ее нашли. Отказ не принимается!

Прошлая жизнь, которую так хотела оставить Алли, вернулась за ней.

читателей   100   сегодня 3
100 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...