Легенды из Пекла

— Попрыгай!

Ану послушно подскочила пару раз. Всё в порядке, снаряжение подогнано правильно, клинки не болтаются, ничего нигде не мешает. Кивнула наставнице и замерла в ожидании команды. И она последовала сразу. Щелчок пальцев, неяркая вспышка — и девочка тут же перемахнула через неглубокий ров и рванула вперёд, набрав неплохую скорость. Ноги немного вязли, но это было привычно. Ровный слой мелкого песка, больше похожего на пыль, устилал все окружающие земли. Говорят, что в Пекле нет места, где бы его не было.

Как всегда, при прохождении тропы Силы Ану позволяла мыслям течь свободно. Она давно заметила: стоит сосредоточиться на испытании, обязательно что-то пойдёт не так. То камень, подло спрятавшийся в песке, подвернётся под толчковую ногу в момент прыжка, то ветер качнёт бревно висячее в самый неудачный момент. А если отпустишь сознание плыть, как ему вздумается, то тело само задачу выполнит, не подведя ни разу.

Серый песок лежал на мрачных холмистых равнинах сплошным покрывалом, где-то больше похожий на растрескавшуюся кожу. Но стоило земле вздохнуть, как бывало нередко —трещины пропадали, и колючий ветер поднимал над поверхностью маленькие смерчи. На севере песок иглами тянулся к чёрному небу. А в Обителях Высших1 сиял призрачным светом. Ану задумалась, почему светящаяся пыль никогда не смешивается с обычной, неужели Столпы Силы намеренно обозначают границы своих владений? Какой в этом смысл? Ведь путь в Обитель никому не заказан, любой сильный из простых может попасть туда по надобности.

Ага, вот и круг позади. Тело перелетело через живую изгородь, жадно протянувшую колючки вслед, кувыркнулось, гася инерцию, и замерло. Посторонние мысли сдуло напрочь, и девочка ожидающе посмотрела на наставницу. Но та уже отвернулась.

— Следующий! Попрыгай…

 

 

 

***

 

Вечером, после лёгкого походного ужина, уставшие, но довольные пройденными испытаниями ученики, или пасынки Силы, как их называли до посвящения, сидели у костра, чистили оружие и делились впечатлениями. В тесные кельи Колыбели Силы2 никто не стремился. Наставница могла дать команду на выдвижение в любой момент, и Ану решилась на хитрость:

— Табита, расскажи, как появились сильные?

Та повернула к ней голову, потом с иронией оглядела мгновенно притихших подопечных:

— Я ж сто раз рассказывала. Ну ладно, сегодня все молодцы. Будем считать — заслужили.

 

Давным-давно, когда небо было синее, вода прозрачнее, а жизнь счастливее, жили в нашем мире два племени, которым покровительствовали могучие, справедливые и воинственные боги: Атанг и Нару. Однажды у племени, поклонявшемуся Атангу, случилось великое горе: кто-то бесчестный под покровом ночи убил вождя. Убил подло — в спину. Следы же вели к пещере, где обитал совет бойцов племени Нару. В неописуемую ярость пришёл народ Атанга. Воззвали они к богу и попросили явить свою волю да покарать обидчиков. Откликнулся всесильный Атанг на призыв, на огненном коне спустился он с небес и, узнав о беде, отправился на защиту справедливости. Издали заметили его приближение жители племени Нару, да решили, что соседи нарушили закон о дружбе и ненападении. Призвали они своего бога, пожаловались на вероломство соседей. Разгневался Нару и выехал навстречу чужому покровителю.

 

Песок завибрировал, потёк ручейками. Начался вздох. Похоже, глубже обычного. Дети заозирались, пихая друг друга локтями, а Ану подумала: именно так дрожала земля под ногами богов-воителей, сошедшихся в поединке. Табита тем временем продолжала. Подумаешь, вздох, пусть даже судорожный.

 

— Сошлись в смертельной битве Атанг и Нару, бились они тысячу дней и ночей в горах высоких, на равнинах широких, в болотах топких. Наконец, Атанг сбил с коня Нару, занёс над ним свой огненный меч. В этот момент Нару зачерпнул грязи тухлой, болотной и швырнул в лицо Атанга.

 

Мир, вздохнув, успокоился, замер... Замер? Ану почувствовала тревогу. Внутри словно натянулась струна, готовая вот-вот лопнуть. Девочка подняла глаза и удивлённо приоткрыла рот. Показалось, что огромный великан сверху взял небо двумя пальцами и потянул на себя, как покров, который он решил снять с Пекла.

Все в ров! Живо!

Резкая команда наставницы сдёрнула молодёжь с места. Только Ану замешкалась. Словно сказочный исполин и её зацепил когтем. За ту самую струну натянутую…

Девочка встряхнулась: не до сказок, когда мир с ума сходит. Команду прощёлкала – завтра по тропе придётся с двумя булыжниками подмышками скакать. Глянув в колодец бездонный, которым небо над головой обернулось, рванула за своими, которые уже в ров ныряли…

Молния ударила беззвучно. Прямо в укрытие. Покатившись по песку, ослепшая, потерявшая ориентацию Ану сквозь зажмуренные веки продолжала видеть ослепительно белый столб, «проросший» из места, куда спряталась группа… Прогремело через вечность. Звук хлынул в уши. Тряся головой, как песчаная гончая, девочка пыталась прийти в себя. В глазах стояла сплошная рябь. Не ослепла ли? Уперлась руками, поднимаясь. Правую вдруг пронзило резкой болью, словно скарп ужалил. От неожиданности дернув ею, не сразу сообразила: вместо песка кисть легла на чье-то гладкое и тёплое плечо, внезапно возникшее рядом.

Боль ушла мгновенно, как не было. Волна прохлады прокатилась по телу, вымывая шум из головы. Взгляд прояснился, и Ану удивлённо уставилась на обнажённого сильного, лежавшего рядом. Он не шевелился, но был явно жив.

Сила тёмная! Кто это? Откуда?

Протяжный стон раздался со стороны рва. Забыв про незнакомца, метнулась туда, мимоходом заметив, что провал в небе исчез. Песок успокоился. Мир вернулся к своему обычному сонному состоянию.

Приблизившись, поняла: молния ударила всё-таки не в укрытие. Рядом. Воронка была существенно глубже искусственного рва, который не иначе как с помощью магии сохранял свою форму в мире непостоянного песка.

Спина Табиты, лежащей вниз лицом, выглядела страшно. Кровь сочилась сквозь чёрную корку, в которую спеклись одежда и кожа наставницы. Сорвав с пояса флягу с водой, девочка щедро плеснула на спину сильной, чтобы хоть немного унять боль от ожога. Отстранённо подумала: а на незнакомце ни царапины, ни малейшего пятнышка. Потянуло глянуть, как он там, но очередной стон вымел из головы все лишние мысли.

– Ану, что это было? – раздалось вдруг со стороны укрытия. Обернулась, увидела шесть пар глаз, с опасливым любопытством на неё взирающих, и облегченно вздохнула. Все живы. Теперь главное – вытащить Табиту.

– Помогайте!

Пасынки столпились за спиной, затоптались неуверенно. Девочка хотела прикрикнуть, но потом махнула рукой. Странное ощущение возникло внутри. Как будто коготь великанский соскользнул и струна зазвенела, вибрируя и наполняя тело силой странной, ни на что испытанное ранее не похожей.

Глубоко вздохнула несколько раз. Не удержавшись, оглянулась на чужого сильного, лежащего на прежнем месте. Выкинула его из головы. Протянула ладони над спиной наставницы и закрыла глаза. Тепло, физически ощутимое, потекло с рук. Замелькали непонятные картинки. Много зелени. Небо… синее? В белых разводах? Бред какой-то. Странные люди. Башня посреди каменного плато. Много огня. Один огонь вокруг. Нестерпимый жар… И вдруг удар молота, страшный и неотвратимый, как гнев богов, выбросил её из круговорота видений.

Обессиленно уронив руки на колени, Ану с удивлением увидела, что кровь перестала сочиться сквозь множество ран. Табита больше не стонала, её дыхание выровнялось, стало глубоким.

 

Стремительная тень мелькнула над головой. Рядом, громким хлопком крыльев погасив инерцию, сел крупный ушан. Пасынки за спиной заохали, зашептались испуганно. С одной бедой не разобрались, а тут, похоже, действительно крупные неприятности подоспели.

Сильный в темной свободной одежде спрыгнул на песок. Постоял пару мгновений, глядя на детей сквозь чёрную глухую маску. Резко развернулся и стремительным хищным шагом направился к чужаку. Ану зло зашипела сквозь зубы. Она сама не понимала, что именно сотворила в попытке помочь Табите. Была убеждена в единственном: сделанное – во благо. Но той в любом случае требовалась срочная помощь целителей. Однако Чёрных масок такие мелочи, как жизнь отдельного взятого сильного, никогда не волновали.

Услышав характерные звуки над головой, девочка глянула вверх. Ещё два ушана, осёдланные верными гвардейцами Сатанка, мечась зигзагами, облетали полигон Колыбели. Ну ясно. Разнюхивают. Пытаются понять, что здесь произошло.

 

Через десяток перцигов3 от сильных вокруг было не протолкнуться. Табиту, к облегчению Ану, упаковали в кокон терпения4 и теперь грузили в одну из симфил, раскрывшую брюшко, в котором хранился контейнер для перевозки грузов либо сильных в состоянии, далёком от идеального. Многоногая полумеханическая тварь флегматично шевелила усиками.

Над детьми хлопотали, отведя их в сторонку, два целителя под руководством смутно знакомого Ану чиновника из Дворца Сатанка. В нескольких шагах статуей замер Чёрная маска. Его взгляд был направлен куда-то далеко, за внешний периметр полигона, но пасынки понимали, что ни одно их слово или движение не остаётся незамеченным. Кому какое дело, что через годы кто-то из них, а может все – чем Сила не шутит – примут меч и корону из рук Сатанка. В этот момент в Пекле вознесётся новый Столп Силы… За спиной которого встанут Чёрные Маски в ожидании повелений. Но сейчас они – всего лишь пасынки Силы, и для воина со скрытым лицом – сродни песчаному таргану.5 Походя раздавит.

— Так, молодёжь, правая симфила ваша. Вперёд! – гаркнул вдруг чиновник, и пасынки, обрадованные перспективой покататься на гигантской многоножке, наперегонки понеслись в указанном направлении. – Ану, ты со мной. Подожди возле эриофы.

Девочка, кивнув, двинулась к пауку, удобно устроившему свое брюхо в песке. Заметила, что сильный, отправивший её, подошел к Чёрной Маске, но не придала этому значения. Из головы не выходила случайно услышанная фраза, которую прошептал свалившийся с неба пришелец, когда гвардейцы погрузили его на носилки: «Алька, у тебя кровь!»

 

В Колыбель Силы Ану сегодня не попала.

— Мы в Обитель, — коротко пояснил её попутчик в ответ на вопросительный взгляд девочки. Симфила, осёдланная учениками, в этот момент свернула и блестящей вытянутой каплей потекла в гору, которую венчал временный дом пасынков. Одна из биомеханических летучих мышей летела следом, как привязанная.

Во время пути сильный, представившийся Киром, пытался выяснить, как ученице, которой ещё так далеко до единения с Силой, удалось оказать первую помощь пострадавшей в катаклизме наставнице. Целители только головами качали, глядя на закрытые раны Табиты. Немногие были способны на такое. Ходили слухи, что когда-то жили в Пекле сильные, способные наложением рук, а то и взглядом из мёртвых поднимать. Да где они сейчас… Давно уже к лечебному делу причастные больше на знания полагались, годами опыты проводя в поисках способов лечения без применения Силы.

Но Ану сама не понимала, что произошло. По просьбе Кира попыталась пробудить в себе то чувство звенящей струны, но безрезультатно. По десятому кругу выспросив подробности, чиновник перевёл беседу на пришельца. Однако и о нём девочка почти ничего не могла сказать. Сильный и сильный. Появился не пойми откуда. Одежд нет, вещей нет. Вот и вся информация. Загадочная фраза про Альку покоя не давала. Кир странно себя повёл, когда услышал это имя. Замолчал задумавшись. Остаток пути провели в тишине.

Из задумчивости сильный не вышел даже по прибытии в Обитель. Не дождавшись от него распоряжений, Ану спрыгнула на светящийся песок и побежала к многоножке, перевозившей Табиту. Кокон уже выгрузили слуги и, бережно подняв его на плечи, понесли в здание под контролем одного из целителей. Девочка попыталась расспросить его о наставнице, но тот только отмахнулся. Впрочем, не прогнал, и она пошла следом, не слишком понимая, что делать и чего ради её притащили в Обитель.

Просторная зала, в которой разместили раненую, разительно отличалась от помещений, к которым она привыкла. Когда строили Колыбель, видимо, специально старались создать для пасынков минимально комфортные условия. Потому окружающая обстановка волновала.

Целитель постоял пару перцигов с закрытыми глазами, положив ладонь на мягкую поверхность, которая слегка покачивалась в такт дыханию Табиты.

— Побудешь с ней, — наконец обратил внимание на ученицу. — Что-то изменится — позовёшь.

Оставшись в одиночестве, если не считать раненой наставницы, Ану без сил опустилась в удобное мягкое кресло. День выдался непростой, и девочку потянуло в сон. Она тут же встряхнулась, подскочила. Роль сиделки отдыха не предполагала.

Снова открылась дверь. Зашёл молодой сильный, немного суетливо протянул несколько книг, стрельнул глазами в сторону ложа. Тут же выскочил, буркнув:

— Мастер просил передать.

Пожав плечами, девочка вернулась в кресло. Выбрала любимую, «Рождение Силы», и погрузилась в чтение.

 

Коснулся своего испачканного лица Атанг и промолвил:

— Завтра продолжим бой.

Удивился Нару:

— Почему ты не убиваешь меня? Все эти дни и ночи я надеялся приставить меч к твоей груди, и поверь, я бы не отступил и убил тебя. Но мне не повезло. А ты мог покончить со мной. Почему ты отступил?

Ответил Атанг:

— Я сражался за восстановление справедливости. Не было гнева в моём сердце, а теперь - есть. Когда ты бросил грязь мне в лицо, наш бой стал личным. Я захотел тебя убить, это вошло в мою суть. Ты стал моим врагом. До этого мы сражались по другой причине. Я не хотел убивать, просто хотел выиграть бой и наказать того, кто виновен в гибели вождя моего клана. Но сейчас, на миг, я позабыл об этом и захотел убить тебя, как личного врага. Поэтому я не могу продолжить бой. Завтра.

 

Ану посмотрела на кокон терпения, скрывающий Табиту. Целитель сказал, что лежать ей там до завтра, а потом ещё долго приходить в себя. На зельях, под строгим наблюдением. Кто ж в Колыбели наставницу заменит? Таргану ясно, что каникул не будет. Филонить пасынкам не дадут, иначе истинными Детьми Силы можно и не стать.

 

 

…Но бой не был продолжен завтра, потому что Нару стал другом Атанга. Он попросился в ученики справедливого бога и захотел научиться биться без гнева, биться за справедливость. И объединились племена, глядя на них. Вместе нашли и наказали вероломного предателя, убившего вождя. И стал народ объединенного племени справедливым, а воины его — непобедимыми, ибо бились без гнева в сердце. Приняли воины завет могучих богов. И выполняли клятву великую, данную им при посвящении, в испытаниях.

И дали им боги Великую Силу, чтобы справедливость побеждала. Стали называться жители мира сильными. Окружала Сила посвящённого воина, словно звёздный плащ. И был дан Атангом и Нару красный зарок: если брат предаст брата, расколется справедливость надвое, то в этот миг Сила покинет мир и людей его: в землю уйдёт, песком рассыплется.

 

Девочка закрыла книгу и подошла к окну. Во внутреннем дворе густо разросся небольшой, но дивный сад. За границей светящихся песков таких растений не встретишь. Склоны горы, приютившей Колыбель, поросли колючим кустарником, на который смотреть страшно было. Неосторожная птица съедалась хищной порослью вмиг. Ану поёжилась, вспомнив живые преграды, на полигоне хитро высаженные. А здесь мягкие большие листья красного цвета. Меж стволами, толщиной с руку взрослого сильного, бродили невысокие смерчики, испуская свечение.

Внутри зародилось движение. Или звук. В это новом ощущении, пусть и испытанном всего второй раз, девочке было сложно разобраться. Пока прислушивалась к себе, во дворе появились сильные. Первыми Ану увидела двух ушанов, камнями рухнувших с неба. Животные тут же снова устремились вверх. А спрыгнувшие с них гвардейцы, покрутив головами, замерли, явно чего-то ожидая.

Меж деревьями появились ещё двое. Ученица удивлённо выдохнула. Самый могущественный сильный в этой части Пекла безо всякой помпезности просто гулял по парку и оживлённо беседовал с… Пришелец, неведомо откуда появившийся на полигоне во время катаклизма, в обществе Столпа Силы чувствовал себя вполне непринуждённо. И это удивляло больше всего.

— Что ты ощущаешь? — неожиданно раздалось позади неё. Ану от неожиданности чуть не выпрыгнула в окно. Кир, неслышно вошедший, стоял прямо за спиной, внимательно рассматривая девочку. В её груди колыхнулась волна жара, и сильный отшатнулся, удивлённо охнув. А потом схватил ученицу за локоть и потянул ничего не понимающую девочку к двери.

 

— …мы ждём слова Сатанка, — говорил тем временем правитель Провинции пришельцу.

Тот, рассеянно кивая, задумчиво смотрел в одно из окон, выходящих во внутренний двор. Уже опустевшее.

 

Допрос, учинённый Киром, вымотал Ану окончательно. Пока чиновник выворачивал память девочки наизнанку, выпытывая малейшие подробности о её состоянии, оба виденных раньше целителя делали это буквально. Начали с того, что прокололи кожу в районе локтя и через полую иглу сцедили изрядное количество крови в стеклянный вытянутый сосуд. Потом водрузили ей на голову тяжелый обруч. Один из учёных надолго замер, возложив на него ладони. Другой через толстые линзы внимательно изучал её глаза.

Ану пыталась сосредоточиться, отвечая на вопросы Кира, но тот требовал мгновенных ответов. Сознание поплыло, девочка бездумно выдавала информацию, перестав контролировать происходящие с ней события.

Наконец пытка закончилась. Целители, пособирав свои артефакты и записи, вышли. Кир отправился за ними, приказав ученице отдохнуть на одной из стоящих в помещении кушеток. Щёлкнувший замок насторожил. Почему заперли? Она в чём-то виновата? Мысль сформироваться не успела. Измученный мозг просто отключился, проигнорировав очередную странность.

 

Утро было безрадостным. Болела голова, глаза слезились, их резало, словно в каждый сыпанули по пригоршне песка. Всё тело ломило. Ану молила Силу, чтоб её сегодня никто не трогал. Но Сила осталась равнодушна. В замке провернулся ключ, и в комнату вошел Кир. Оставив без внимания состояние девочки, сильный отправил её на утренние процедуры и наказал через два десятка перцигов быть готовой. Не объяснив, к чему.

Завтрак удивлял изысканностью и изобилием. В Колыбели так не кормили. Прекрасно прожаренное мясо было заправлено плодами зубату и являлось несомненной роскошью. Но девочка была слишком угнетена, чтобы оценить это. Она лениво ковыряла приборами в тарелке, когда в столовую заглянул Кир и мотнул головой: пошли, мол. Утомлённая впечатлениями Ану поплелась следом, мечтая оказаться подальше от Обители Силы. Пусть даже на полигонной тропе с двумя булыжниками подмышками.

Чиновник вышел во внутренний двор и направился к саду. Войдя под сень красных деревьев, девочка вдруг ощутила прохладную волну, прокатившуюся по телу и смывшую все неприятные ощущения, что досаждали с момента пробуждения. Ещё через десяток шагов в груди появилась знакомая вибрация. Подходя к беседке, спрятанной в глубине зарослей, она уже знала, кого там увидит.

Кир подтолкнул в спину, и ученица вытянулась в струнку, звонко выкрикнув:

— Приветствую Столпа Силы!

— Ну полно! Не в тронном зале, — сказал правитель улыбаясь. Правда, холодный взгляд с улыбкой не слишком вязался. Девочка замерла в позе подчинённого, никак не реагируя на неформальное обращение.

— Расслабься, — шепнул за спиной Кир и снова легонько подтолкнул её в направлении стола, за которым сидел Столп в компании сильного, доставившего столько проблем.

— Присядь, дитя, — сказал тот, указав рукой на свободное место. Хозяин Обители кивнул, продолжая улыбаться. — Зови меня Ар.

— Ану, пасынок Силы, — представилась девочка и села на указанное место. Оглядевшись, заметила очередную парочку Чёрных масок, маячивших неподалёку. Струна где-то возле сердца уже не просто звенела: звук становился всё глубже, всё громче и торжественнее. У Ану как будто крылья раскрылись за спиной. Пытаясь подавить эйфорию от неизведанных чувств, она вдруг поняла, что пропустила часть разговора. Залившись краской от стыда, сосредоточилась на словах Столпа, обратившись в слух.

— …Пару дней пропустишь, не страшно, — продолжал меж тем он. — Тем более что твоя наставница тоже у меня гостит. Вынужденно.

Ар при этих словах Столпа опустил глаза. Что-то за этим крылось. Потом глянул на ученицу:

— Ты дурного не думай. Прислуга мне не нужна. А вот от помощи не откажусь.

Ану не поняла, зачем её убеждают, если достаточно отдать приказ. Но у Высших свои резоны. Оставалось только согласиться участвовать в непонятной игре.

 

— Мы – пасынки Силы. Пока. В каждом новом поколении посланцы Сатанка ищут детей, потенциально способных принять её дары, — девочка рассказывала гостю про Колыбель. Оказалось, Ар не знал прописных истин. И теперь восстанавливал пробелы в знаниях. Откуда он такой взялся?

— Правители смертны, увы. Пустота может прийти к каждому из них. Бывает, под видом старухи с серпом. Но чаще — на острие клинка другого Столпа. Тогда Сатанк улыбается, а один из пасынков принимает Дар Силы и возносится, — девочка помолчала. — Дожить бы…

Небо как будто подслушало.

Раздался грохот. Ворота загона для симфил, мимо которых они проходили, лопнули, разлетаясь тысячей осколков. Ану ничком кинулась на песок. Тропа не зря исхожена годами.

Ар повёл себя странно. Упав на одно колено рядом с провожатой, выставил предплечье навстречу угрозе. Показалось — призрачный щит возник на пути летящей смерти. Куски калёной стали ещё осыпались бессильно, а загадочный сильный уже стоял в боевой стойке, встречая многоножку, явно взбесившуюся.

Три пары челюстей непрерывно двигались, перемалывая бесформенное красное тряпьё. Осознав вдруг, что это останки какого-то незадачливого сильного, Ану похолодела. Симфилы рождались в кузнях и были скорее механизмами, нежели животными. Идеальные убийцы, созданные для боя. Подчинение закладывалось в этих тварей на этапе рождения. Трудно представить ситуацию, в которой многоножка нанесла бы вред своему поводырю. Тем не менее случилось именно это.

Энергия, бурлящая в присутствии Ара, просилась наружу. Ану прикинула, что может предпринять, но удивлённо замерла, так ничего и не успев. Попутчик отвёл руку за спину, и неведомо откуда в ней засияло огненное копьё. Словно сама Сила, послушная воле разумного, сконцентрировалась, принимая нужную форму. В следующий миг сияющий снаряд вонзился прямо в пасть симфилы. Многоножка споткнулась, нырнула рылом в песок, изогнувшись дугой. Задние ноги продолжали бежать. Через перциг до них дошёл сигнал о смерти носителя. Постояв пару мгновений блестящей аркой, тело механической твари рухнуло на светящийся песок и затихло.

Ар управлялся с Силой настолько ловко, что ученица только головой покачала. Непринуждённо, привычно, словно она была с ним всегда. Откуда ж взялся этот сильный, не знающий элементарных вещей, но могуществом превосходящий даже Столпов? А то и самого Сатанка — мелькнула вдруг кощунственная мысль.

 

Двое сильных на балконе, пристально наблюдавшие за схваткой, молчали какое-то время, пытаясь осознать произошедшее. Столп Силы вцепился в перила так, что побелели костяшки пальцев.

— Докладывай Великому. Немедленно, — голос правителя дрогнул. При всем желании он не смог этого скрыть. Впрочем, Кир испытывал похожие чувства. Затеяв провокацию с симфилой, он был уверен, что их гость разберётся с проблемой. Но лёгкость, с которой тот это проделал, шокировала. Кивнув, чиновник вышел с балкона.

 

Ужинали на свежем воздухе. В той самой беседке. Привилегии непонятного, но явно высокого статуса Ара распространялись и на его попутчицу. Роскошный стол, прислуга, загадочно мерцающие в сумерках песчаные смерчики, гуляющие по парку. Картину портила только очередная пара Чёрных масок, расположившаяся неподалёку. Ану за день освоилась в компании пришельца и осмелилась на вопрос:

— Ар, а почему вас Сила слушается?

Сильный помолчал. Закинул в рот пару орехов. Захрустел. Ану таких и не видела раньше никогда, не то что пробовала.

— Ты ведь её чувствуешь? Сейчас? – интонация была скорее утвердительная, чем вопросительная, но девочка кивнула. — Сила — это наша сущность. Сильные обладают ей по праву рождения… Обладали… Раньше.

Неожиданно раздались хлопки. Казалось, прямо над головой. С десяток ушанов садились вокруг беседки. К паре соглядатаев пришла подмога? Зачем в таком количестве? Прибывшие наблюдением ограничиваться явно не собирались. Окружив беседку, цепные псы Сатанка замерли, чего-то ожидая.

Ар отреагировал мгновенно. Вот только что он сидел за столом, накалывая на вилку кусочек маринованной зубаты, а в следующий миг уже стоит в центре беседки и в руках мерцают тусклым светом два призрачных клинка. Гвардейцы отступили на полшага, обнажая оружие.

— Прошу вас, успокойтесь! – раздался вдруг голос Столпа Силы. Раздвинув Чёрных масок, он вошел в беседку. Улыбнулся, развёл руки в стороны, демонстрируя открытые ладони. За ним тенью следовал Кир.

— Уважаемый Арно, — заговорил правитель. Даже Ану поняла, что тот волнуется. — Вы знаете Сатанка. Он правит Пеклом, а мы всего лишь скромные проводники его воли. Великий хочет Вас видеть, да и Вы вроде бы желали этой встречи. Поэтому не надо нервничать. Эти усердные служаки — всего лишь ваш эскорт!

— Больше похоже на конвой, — раздражённо буркнул гость, даже не пытаясь изображать вежливость. Но клинки Силы потухли и пропали из его рук.

Чёрные маски выстроились в две шеренги, образовав коридор. Столп с Киром посторонились, пропуская гостя вперёд. Ар двинулся было, но обернулся и порывистым шагом приблизился к Ану.

— Дитя, прошу, помоги Альке. Она ранена, но может наделать глупостей. Не допусти этого, — глядя в глаза девочке, сказал сильный.

Ану смотрела вслед удаляющейся процессии, чувствуя, как затихает вибрация в её груди. Через несколько перцигов струна лопнула и звук умер, оставив после себя щемящую пустоту.

 

 

Ану почти бежала по просторному коридору Обители, построенной явно пару циклов6 назад. Тогда, ещё до Исхода Справедливой Силы, не скупились – строили, как и жили, на широкую ногу. «Спасти, спасти, спасти!» — звучало в голове с отчаянной настойчивостью. Девочке были непонятны причины такой неотвратимой потребности. Она, конечно, помнила просьбу про Альку, но самым главным казалось — спасти пришельца, с которым ощущала себя крепко связанной могущественной Силой.

 

А попросить совета или помощи можно только у Табиты. Она всегда выслушивала и подсказывала лучшее решение. Только бы она уже пришла в себя! Целители убедили, что с наставницей всё в порядке, да она и сама это чувствовала после того магического прорыва, когда новая Сила направляла её.

Наконец, попавшийся по пути целитель, пристально рассматривая её, как диковинку, показал палату, в которую перевели Табиту.

Девочка вздохнула с облегчением: наставница сидела на огромной кровати и листала свой блокнот. О полученных ею ожогах напоминали только рубцы и фиолетовые разводы, жутковатым рисунком выделяющиеся на коже. Воспитаннице вдруг захотелось обнять любимую учительницу, уткнуться головой в плечо, но она не осмелилась: пасынки Силы воспитывались в строгости. Какое счастье, что исцеляющим удалось привести Табиту в сознание и вылечить ожоги! В последнее время Силы становится всё меньше, а пострадавших в военных конфликтах — всё больше. Многих не удаётся спасти.

Ану мучительно подыскивала слова, чтобы начать разговор — так о многом сразу хотелось спросить.

— Да жива я! Ничего мне не сделается. Что мнёшься-то? — словно откликаясь на мысли девочки, чуть ворчливо проговорила наставница. — Вижу, вопросов, как игл у дикобраза?

Ану кивнула, вновь ощутила, будто коготь дёрнул за внутреннюю струну. Стало жарко, но это придало ей сил, чтобы сказать:

— Табита, мне надо помочь Альке! Ты знаешь, кто она?

— Алька? — наставница поперхнулась, закашлялась. — А почему ты о ней спрашиваешь?

— Да. Тот, пришедший с неба, просил ей помочь. Может быть, она ранена? Он говорил, у неё кровь. Но может, это всё бред? Я чувствую, что должна его спасти. А кто она такая, эта Алька?

— Пришедший с неба? — переспросила Табита. — Где он?

— Его к Сатанку увели.

— Та-ак… Ну-ка, помоги мне одеться! — наставница решительно опустила ноги с кровати и потянулась к небольшому свёртку с одеждой, лежащему на кресле. Пострадавшей целители доставили стандартный воинский комплект, лишь нательная одежда была из специальных тканей, предназначенных бережно покрывать недавно затянувшиеся раны.

Девочка поспешила помочь.

 

— Слушай и запоминай. В учебнике истории у вас об этом два предложения. Что-то типа: во время правления Радала, отца Сатанка, произошла великая катастрофа: начался внезапный Исход Справедливой Силы. А могущественный Сатанк, которому отец передал власть, смог остановить потери и заменить слабеющую силу и магию технологиями. Да здравствует Великий Сатанк! — скривилась Табита, застёгивая тёмно-синюю блузу из плотного, но мягкого полотна, практически не ощущающегося кожей. — Настоящую историю помнят немногие: Столпы Силы из старожилов да службы Чёрных масок. А всё начиналось так… Много лет назад Радал действительно правил нашими землями. Честный, преданный, озарённый священной Силой богов справедливых. Тогда счастье жило в мире и его семье. У него были любимая жена и трое детей: два сына и дочь Алька…

 

Наставница выдохнула с усилием, стало заметно, что торопливое одевание отняло больше сил, чем ожидалось. Она присела на краешек кровати и, словно погрузившись в транс, продолжала:

— Старший, Сатанк, — наследник престола, сильный, решительный, жёсткий; младший, Арно, — любознательный творец-инженер, бунтарь, владеющий секретом создавать самонаводящееся оружие, соединяя магические силы и технические возможности. Алька – безрассудно смелая и пылкая. И мощная Сила справедливости окутывала всех троих, словно звёздный плащ. Воспитывал их старый ифрит Игнис. Непослушными детки были. Не хотели заповеди воинские учить. Не верили во всякие сказки и предания о Силе, данной богами. Ссорились много, соперничали. Старший требовал подчинения, свободолюбивые младшие отказывались. Но тогда они ещё дорожили семьей. Сестра наравне с братьями училась воинским наукам.

Однажды, во время обучения выживанию в горах, братья нашли удивительное дерево. В народе его называли Деревом Грёз. Старики рассказывали, что, когда около него оказывался одинокий путник, ствол дерева раскрывался, из него выходила прекрасная дриада и угощала нектаром цветов. Тот, кто его попробовал, забывал обо всём, засыпал навсегда. Другие говорили, что эта дева — хранительница другого мира и она уводила счастливца в тайную зачарованную страну, где он оставался навечно, испытывая высшее блаженство. Но происходило это, только когда путник оказывался у дерева один. Научные экспедиции никаких прекрасных хранительниц не встречали. Они изучили состав плодов, коры, листьев и выявили в них вещества, которые сгущают кровь и смертельны для сильных.

В тот день Сатанк первым добрался до дерева, пока брат охотился на златогривого конька, приносящего удачу (есть такое чудо в наших горах). Арно издалека увидел своего брата под Деревом Грёз и, заподозрив неладное, бросился к нему. Старший брат казался зачарованным: разговаривал с пустотой, словно видел в ней что-то потрясающее, а затем протянул руку, как будто хотел взять чашу.

Арно мгновенно вспомнил все байки, гуляющие по миру об этом дереве. Он громко позвал брата, но тот не слышал. Тогда, в отчаянии, младший ударил Сатанка под локоть, пока тот подносил невидимую чашу к губам, и выбил её из руки. Но, видимо, капля нектара попала на губы. Потому что, когда старший брат повернулся к младшему, он смотрел, явно его не узнавая. Пришлось Арно доставать последнюю надежду — свою долю капель жизни, которые ему добыл Игнис в благодарность за помощь в давней передряге. Эти капли увеличивали жизненные силы и давали возможность пару дней сопротивляться любым ядам. Младший влил капли жизни в рот слабеющего Сатанка. Похлопал по щекам, чтобы быстрее привести его в сознание, и велел бежать до дома не останавливаясь. Благо, не очень далеко ушли. И сам побежал рядом, задавая темп.

Когда они добрались до столицы, Арно рассказал исцеляющим, что случилось. Отец собрал всех докторов. Лучшие светила медицины и Силы упорно боролись за жизнь наследника. Ко всеобщей радости, он выжил и, благодарный брату, подписал отречение от престола в его пользу. Сам же, запомнив пережитое, занялся поиском эликсира бессмертия. Он создал лабораторию, в которой самые одаренные маги и целители искали секрет вечной жизни или, как сплетничали при дворе, переход в мир девы Дерева Грёз.

Прошли годы. Арно обучали секретам правления народом, ему приходилось многое навёрстывать. Тем не менее наставники и учителя всегда хвалили его, восхищались его талантами и пророчили славу величайшего из правителей.

Через какое-то время, незаметно для себя, Сатанк начал завидовать брату и сожалеть о своем решении: мрачен стал, как небо осенью, и без меры вспыльчив, когда при нём хвалили младшенького.

 

Табита снова замолчала, казалось, её мысли витают где-то очень далеко, а она напряженно пытается что-то рассмотреть сквозь пространство и время.

 

— А дальше? — робко спросила девочка.

— Дальше?.. Дальше было так... — наставница очнулась, натянула высокие сапоги, стала зашнуровывать и сухо продолжила историю.Однажды, когда воинское посвящение проходила Алька, ей в спину врезалась самонаводящаяся стрела. Она едва успела, переплыв ров, выйти на берег. И в этот момент произошла катастрофа, которую называют Исходом Силы: стало темно, вздрогнула земля, а каждый живущий сжался от боли, будто потерял частицу себя. Сила, что плащом окутывала каждого, ушла, рассыпалась радужной пылью. И лишь у Столпов Силы осталось немного её. Люди без Силы стали трусливыми и малодушными, даже дети дрались теперь до смерти. Не осталось ни справедливости, ни жалости, ни сочувствия. По всему миру начались междоусобные войны. Борьба за власть и богатство. А виноватым во всём признали Арно: кто-то из сподвижников Сатанка заявил, что опознал стрелу, которая ранила Альку, да ещё и заявил, что почувствовал ауру его Силы. Проклял отец сына за такое вероломное предательство. А тот, ко всему прочему, пропал бесследно, не явился на судилище, где его приговорили к казни. Все сочли такой поступок подтверждением содеянного. Только Алька не поверила в вину брата, защищала его, как могла. А Радал передал правление Сатанку и стал искать возможность вернуть в мир справедливую Силу и исправить то, что разрушил сын. Но не нашёл, а вскоре умер. И когда это случилось, Алька тоже исчезла.

 

— А ты откуда об этом узнала? — спросила Ану, которая с испугом осознала, что ввязалась в дела сильнейших в Пекле.

 

— Узнала, — не стала вдаваться в подробности Табита. — Всё. Готова. Идём к твоему пришельцу!

 

Они вышли из палаты и устремились к выходу из Обители. К удивлению Ану, Табита легко ориентировалась в устройстве замка. У последней двери, ведущей во двор, их остановил один из Чёрных масок.

— С дороги! — скомандовала наставница.

— Приношу извинения, сильная, но девочка останется в Обители — приказ Столпа.

— Великий Сатанк потребовал её к себе. Это из-за пришельца. Я должна её сопроводить. — ледяным тоном произнесла Табита. — Проверь, если хочешь!

Взяла Ану за руку, демонстративно отвела её к зарешеченному окну, а сама принялась в упор разглядывать Чёрную маску. Девочка хотела задать вопрос, но по лицу наставницы поняла — не время и не место. И привычно подчинилась.

Охранник постоял раздумывая, убедился, что двери надёжно заперты, и быстро удалился в сторону больших палат.

— Вперёд! — Приказ Табиты прозвучал негромко, но четко. Удар необычайной силы по запертым дверям — и те с треском распахнулись. — Живо!

Наставница подтолкнула Ану к выходу и сама бросилась вперед, выбирая дорогу к ангару, где содержались ушаны. Единственный способ успеть вовремя добраться до Обители Сатанка — украсть летучую мышь. Очевидно, что погоня им обеспечена. Поэтому главное — выиграть время. Им повезло: по пути больше никто не встретился, но перед дверью в гигантских размеров ангар маячил охранник. Табита знаком приказала остановиться и замереть, в уме просчитывая варианты проникновения внутрь. Затем указала на круглое вентиляционное окно в торце, выделяющееся на фоне остальных, предназначенных для естественного освещения. Биомеханические твари были приспособлены к дневному свету.

Девочка сразу догадалась, что от неё требуется: не зря каждый год они проходили отдельный курс по акробатике. Табита разбежалась, вскочила на согнутую спину Ану, а когда девочка рывком распрямилась, подпрыгнула и ухватилась за подоконник. А через перциг дала сигнал о готовности подхватить ученицу. Та споро вскарабкалась по ребристой стене, с помощью наставницы пролезла внутрь. И, сделав сальто, обе спустились на каменный, посыпанный песком пол.

Ушанов в ангаре оказалось немного, видимо, остальные заняты патрулированием территории Обители или спецзаданиями. Как только появились люди, биотвари спланировали вниз, готовые к полёту. Табита выбрала самого большого и мощного, сразу видно, что он принадлежал Столпу: чистый, откормленный, пушистый. Заглянула мышу в глаза, приказывая подчиниться, краткая борьба взглядов и ушан покорно подставляет крыло.

— Надевай и забирайся на него, — наставница протянула пояс со специальным креплением, позволяющим всаднику удержаться на спине ушана при любых воздушных кульбитах. Второй оставила себе. — Остальные повесь на плечо, выбросим по дороге. Это замедлит погоню. А ещё! — продолжила инструктировать, — На шее у мыша увидишь выступ. Нажми на него появится пульт управления. Держи его крепко!

А сама подбежала к воротам, сняла засов и настежь их распахнула. Охранник от неожиданности растерялся, и это дало им фору, которая была так нужна беглянкам. Табита стрелой метнулась к биотвари, торчком расправившей уши, взлетела по крылу на спину. И, выхватив пульт управления у Ану, нажала команду: «Старт». Ушан резво набрал скорость и, как только вылетел из ангара, резко рванул вверх. Ану со страхом и восторгом смотрела, как звёзды устремились ей навстречу, ощущала тепло от тела зверюги и уверенные взмахи крыльев. А внизу пронзительным свистом и криками охранник поднимал тревогу.

— Прорвёмся! — Табита обернулась в девочке и подмигнула. — Он быстрый!

 

И действительно, не прошло и сотни перцигов, как они добрались до Обители Сатанка. Уже на подлёте их перехватили Чёрные маски Великого, осведомившись о цели. Наставница показала на Ану и сказала:

— Требование Сатанка — доставить девчонку, помогавшую пришельцу!

— Я буду вас сопровождать, — ответил один из них и полетел вперед, указывая дорогу.

Они уже начали снижаться, заходя на посадку перед главным входом в Обитель Сатанка, когда Ану снова почувствовала дрожание струны и дёрнула Табиту за рукав, показывая в сторону старинной открытой галереи розового мрамора, где толпились сильные.

Наставница направила ушана резко вниз, тот недовольно шикнул, но подчинился и приземлился на балюстраду рядом с центром разворачивающихся событий. Накал эмоций у сильных был таков, что на их появление не обратили внимания.

 

Ану с замиранием сердца увидела, как с десяток сильных встали вокруг Ара. Кое-кто уже обнажил клинок.

— Столпы, — шепнула Табита, но Ану уже догадалась сама. Чувствуя зашевелившуюся внутри Силу, прикрыла глаза. Попыталась управлять ей, представила огненный меч в своей руке. Почувствовала движение тепла, но больше ничего не произошло. Как же у него получалось?

Ар стоял спокойно, скрестив руки на груди, смотрел на Сатанка, не обращая внимания на окруживших его. Великий был явно не в духе. Он сверлил пришельца, взглядом, который ничего хорошего не сулил.

Кир, из-за спины правителя Пекла увидел прилетевших, узнал и сделал шаг вперед, собираясь сообщить о них Сатанку, но резко остановился, постоял в нелепой позе с поднятой рукой… И отступил, видимо, отказавшись от первоначальных намерений.

Ар оглянулся, услышав хлопки крыльев ушана, гасящего скорость. Посмотрел на прибывших, досадливо покачал головой, усмехнулся невесело и снова повернулся к Сатанку.

— Из-за тебя ушла Сила, брат!

— Нет! — выкрикнул Великий. Волна ненависти, физически ощутимая, прокатилась по галерее. Ушан пискнул и прижался к полу. — Из какой бездны ты вылез?! Убейте.

Теперь уже все Столпы выхватили свои клинки. Ар глубоко вздохнул. Оглянулся снова, поймал взгляд Ану, улыбнулся… В следующий миг два огненных меча взметнулись вверх, встречая первого нападавшего.

Девочка заметалась, не зная, что ей делать. С одной стороны, воля Великого Сатанка явлена и сейчас будет исполнена. С другой… Она уже понимала: Сила внутри неё появляется только в присутствии Ара — странного, непонятно откуда взявшегося пришельца. И терять этот дар не хотелось страшно. Даже смерть не казалась избыточной ценой за шанс его сохранить.

Жёсткая ладонь наставницы легла на плечо стальной хваткой, не давая совершить глупость. Вопросительно глянув на Табиту, Ану с удивлением увидела, что та смотрит на происходящее и суровое лицо разглаживается. Радость медленно, как рассвет, появляется на нём.

Ар тем временем творил чудеса. Ану была не новичок в боевых искусствах. После нескольких лет в Колыбели Силы это просто нереально. Убивать во славу Великого — главное необходимое Столпу Силы умение. Но сейчас на галерее происходило что-то невозможное.

Заметить движения Ара оказалось недоступно даже намётанному глазу ученицы. Его тело размазывалось в пространстве и, казалось, находилось в нескольких местах одновременно. Огненные росчерки клинков мелькали с такой скоростью, будто их было не два, а сотня. Пятеро Столпов уже лежали, не подавая признаков жизни. Присмотревшись, девочка не заметила крови. Он не убивает?!

Табита успокоилась, её хватка ослабла. Наставница ждала развязки. И, похоже, у неё появилась уверенность в исходе. Бурлящая Сила толкала Ану на действия, но девочка решила последовать примеру старшей. Ещё перциг, и у пришельца не осталось соперников.

— Это была глубокая бездна, причем по твоей милости, брат, — как ни в чём не бывало, Ар продолжил разговор, прерванный схваткой. — Но ещё глубже бездна, в которую ты погрузил наш прекрасный мир!

Сатанк рыкнул неразборчиво, сорвав красно-чёрный плащ, откинул его назад, в своевременно подставленные руки Кира. Чиновник, приняв ношу, отступил на несколько шагов, явно решив остаться в стороне от боя. Меч чёрной стали со свистом вылетел из ножен, и Великий рванулся к Ару.

 

Оттолкнув ученицу в сторону, Табита кинулась наперерез. Заняв позицию между сильными, готовыми сшибиться в схватке, раскинула руки, мешая им сблизиться.

— Алька, в сторону! Пора это закончить, — прорычал Сатанк.

Ану замерла. Алька?! Смальта последних событий сложилась в чёткую картину. Ар — Арно, Сатанк и… Алька! Дети Радала. Исход Справедливой Силы!

Вдруг стало темнеть. Ану завертела головой, не понимая, что происходит. Неяркое светило Пекла давно зашло за горизонт. Освещение создавал песок, устилающий владения Сатанка. Раздался гром. Дворец ощутимо дрогнул.

Стоя ближе к перилам, девочка первая увидела, как свечение, идущее снизу, гаснет.

— Песок! — крикнула она. Ушан пронзительно запищал, взлетел и заметался, как обычная летучая мышь. На его спине Ану увидела Кира, решившего, видимо, убраться подальше от центра назревающего катаклизма. Девочка невольно тронула лётный пояс. Ни она, ни наставница так его и не сняли. Не до того было.

Через пару мгновений тело сильного понеслось вниз, к земле, где уже царила паника. Симфилы и эриофы беспорядочно носились по двору, не обращая внимания на попытки поводырей образумить их. Впрочем, поведение сильных не особо отличалось от поведения неразумных тварей. Дворец дрожал уже не переставая, как очень испуганное живое существо. Ану тоже захотелось оказаться как можно дальше. Но ощущение того, что судьба Пекла решается здесь и сейчас, позволило не поддаться панике.

— Ты решил убить брата. Поздравляю! Последняя Сила исходит из Пекла, лишенного Правды и Справедливости. Ради чего ты готов уничтожить наш мир? — сказала Табита, нет, Алька, горько посмотрев на Великого. Она подошла к краю галереи, локтями оперлась на перила, наблюдая за невиданным явлением. Арно присоединился к сестре.

Ану с горячей надеждой обернулась к Великому. На его лице отражалось жестокое столкновение противоречивых эмоций. Наконец, одна из них победила, и, резко вскинув руку с мечом, он бросился к Ару. Девочке показалось, что обрывается сердце, но она не смогла проронить ни слова, лишь ощутила, как жар волной проходит по телу, как сила окутывает плащом и по её отчаянному желанию преобразовывается в прозрачный щит, похожий на тот, каким Арно прикрывался от разъярённой симфилы. И меч нападавшего осыпался серой пылью. Щит мгновенно исчез, как и появился.

Сатанк замер на месте, в глазах стоял ужас. Через мгновение он поднял голову к небу, закричал отчаянно… И небо ответило.

Молния, такая же, какая принесла Ара практически на голову Ану, ударила точно в Великого. Через мгновение на месте, где стоял сильный, столетие правивший агонизирующим миром, не осталось ничего. Оставшиеся обернулись по удару грома и переглянулись с немым вопросом в глазах.

— Он жив, я чувствую, — спустя какое-то время услышала девочка голос Ара и только тогда смогла отвести взгляд от точки, в которую попала молния. «Воля богов из сказки? Или сбежал?» — скользнула мысль. Она не могла поверить в то, что сотворила её Сила. Но мелодичный звон, никому больше не слышный, зародился где-то внутри. Хотелось слушать ещё и ещё. Хотелось, чтобы играло громче. Ану пошла к Ару и Альке. С каждым шагом её мелодия наливалась силой.

Трое стояли и молча смотрели, как свет кругами расходится от Дворца, подобно волнам, и они бегут далеко за пределы владений Великого. Туда, за горизонт. Каждая волна – ярче предыдущей. И свечение не угасает больше.

Оглянувшись на шум за спиной, Ану увидела десять сильных, стоявших на одном колене, устремив взгляды на Арно. Столпы Силы признали Великого.

Алька свободно вздохнула, прикрыла глаза, словно прислушиваясь к себе, и улыбнулась. Подмигнула недоумённо посмотревшей на неё девочке, сложила ковшиком ладони, дунула. Взметнулись крылья — пара пробных взмахов, и прекрасная радужная птица сорвалась с ладоней сильной, поймала восходящий поток воздуха и по расширяющейся спирали полетела к звёздам.

 

читателей   133   сегодня 2

Примечания

  1. Обитель - замок наместников Сатанка.
  2. Колыбель Силы - интернат для обучения детей сильных.
  3. Перциг – минута.
  4. Кокон терпения – приспособление для бережной транспортировки тяжелораненых.
  5. Тарган - мелкое насекомое.
  6. Цикл - сто лет.
133 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...