Конфетти

Верочка жила в новом многоэтажном доме. Двор с фонарями под старину, на первых этажах светились рекламы магазинов, ателье, кафе и много чего ещё. Это было каждый раз приятным моментом ходить по своему маленькому бродвею, ведь раньше она жила в пятиэтажке, которую несколько раз пытались снести, но она так и стояла назло всем с обесцвеченным от времени фасадом и полуразрушенными балконами. Сын сказал:

- Я не позволю, чтобы ты всю жизнь прожила в хрущёвке, - и действительно выполнил своё обещание.

Идти к подъезду можно было тремя дорогами, всё зависело от её настроения и от того, нужно ли было заходить в «Пятёрочку».

Самая главная деталь в её квартире были витражные окна с видом на коттеджный посёлок. Никогда раньше Верочка так не сближалась с рядом живущими. Новый год она встречала с соседкой, что справа. А та, что дальше, оставляла ей на лето свою чёрную кошку с интересной кличкой Тьма.

Год назад у Верочки обнаружили рак молочной железы. Но, славу богу, всё обошлось без операции, а лечение назначили длительное и с множеством побочных действий. Сначала чувствовала себя неполноценной, беспокоили головокружение и тошнота, а потом как-то свыклась.

Верочка относилась к тем старушкам, которые сумели во время и удачно сходить к пластическому хирургу. Она знала, что главное не переборщить, да и денег лишних не было. И вот десять лет долой. Мелких морщин у неё не было от природы, а возрастные изменения врач искусно залила гелем. Как и прежде на неё поглядывали мужчины и иной раз говорили что-то о красоте. Она всегда с недоумением смотрела на них. А правду ли они говорят? Но полнота и суставы всё-таки набирали свои возрастные баллы.

Рано овдовела. Первые пять лет провела в постоянной безнадёжности и тоске, но потом повеселела. А лет через пятнадцать и вовсе стала искать своего принца. Да, поздно. Но у каждого своё время.

Мужчину нашла почти ровесника, сложного и талантливого.

Он был не против, чтобы она приходила на его кафедру. Верочка знала, что это чувство было последним и единственным. Профессор был тот самый, материализованный из её мечты.

Кафедра по-разному встречала её. Иногда она шла, как английская королева. Те же стены казались ей значимыми и загадочными. Порой приезжала с лёгкой депрессией. Стены – мрачные, обшарпанные.

Да и профессор то пытался до неё дотронуться, то окатывал ледяным холодом.

Что Верочка совсем не понимала, почему он пытался её гипнотизировать.

- Ты хочешь, чтобы я взял тебя за руки? – вспоминала она его слова. Оглядевшись, она понимала, что переместилась в комнате.

Они беседовали о биткоинах, цифровых технологиях, положении на Кавказе, её болезни. Сидели за большим столом и пили кофе. Обычно здесь проходили семинары для студентов. Верочка тайком наблюдала за каждым его движением, она любовалась тем, кого ждала всю жизнь и наконец нашла. И вроде бы в его глазах она иногда считывала взаимность. Профессор даже гордился перед сотрудниками, что она приходила к нему, но каждый раз дальше этого не заходило.

А когда приезжала домой, Верочка понимала, что это совсем не то, даже с её интуицией она не могла осознать, что происходит. Её мечты, её надежды обмякали как сахарная вата. Первые дни после таких встреч много лежала, от обиды ныло сердце. А потом опять готовилась, отказываться от этих коротких визитов она просто не могла. В этом было что-то только её, обласканное ещё со студенческой скамьи.

Верочка покрутилась перед зеркалом. Волосы после химиотерапии были колючие, но уже стали отрастать прядями разного размера.

Достала духи, которыми пользовалась, когда ходила к нему. С жадностью вдыхала аромат личи и мандарина. На компьютерном столе стояла маленькая искусственная ёлочка, украшенная скромными золотистыми шариками.

Она сидела возле окна. Перед Новым Годом жильцы коттеджей наряжали ёлки прямо во дворе. То любовалась аккуратными домиками с дорогими крышами, из труб которых шёл лёгкий дымок. То наблюдала за коричневой входной дверью, которая хорошо проглядывалась из дальней комнаты. Вдруг он войдёт?

Представляла, как встретит его, что приготовит на ужин или завтрак. Возможно, продрогнет на морозе, но ведь она включит печку. Верочка заглянет ему в глаза.

- А что одеть? Что-то полуобнажённое? Нет, будет неловко.

Просто брюки и кофту.

Что он любит? Знает, что пьёт кофе. Может быть, слепила бы котлетки или сырники. Впрочем, он такой малоежка!

Если устанет и уснёт, то Верочка постарается бесшумно ходить по комнате. Отгонит кошку.

- Может присылать ему смс?

И что я напишу? Мой мальчик, я тоскую.

Не разрешит…

- Так и не научилась как все…

- Почему нельзя просто любить? Возможно, я буду рада, что он будет счастлив с другой.

При этом начинали капать слёзы. Кошка Сонечка – донской сфинкс с почти человеческим взглядом, сразу подбегала и садилась рядом.

Верочка научилась прерывать рыдания. Делала несколько глубоких вдохов.

Мама часто говорила: хоть бы хороший дядька попался.

- Мамочка! Попался… но как больно!

Верочка устало прилегла на кровать и свернулась клубочком почти как кошка. Та невероятная чувственность, которой наградила её судьба, как будто меняла свой химический состав.

Ей вдруг вспомнилось красивое розовое платье с большим бантом сзади, которое она одевала в детстве. Звуки гармошки, которых потом так не хватало всю жизнь. Как под гармошку плясали простые женщины. Их движениями были такими незатейливыми. Верочке захотелось в ту жизнь сплясать вместе с ними.

Припомнила, как ездила по несколько суток в поезде. Сначала за окном конусообразные тополя и жара, а через пару дней прохлада и родные берёзки. Как она любила эти деревья! Часто их обнимала, оглядываясь вокруг, чтобы никто не видел. Вот ведь одеты нарядно, а никакой чопорности!

Да, сейчас Верочка больна. Но ведь небезнадёжно же, она очень верила в своё выздоровление. Во сне пришёл он…

Они вошли в великолепный зал с высокими потолками и зеркальными стенами. Посреди зала стояла ёлка. Она была огромная до самого потолка. Запах хвои приятно заполнял всё пространство. Спутник взял смущённую Верочку за руку, и они пошли к ёлке.

- Какая прелесть! - она любовалась вяземскими пряничками в виде расписных человечков и лошадок, на розовом фоне которых красовались многоцветные разводы. Конфеты мишки и трюфеля болтались на ниточках. По веткам сбегали стеклянные бусы. Зайчик и фрукты из папье-маше, дирижабль и космонавт на прищепке. А вот висит Старик Хотабыч и рядом стеклянные Дед Мороз и Снегурочка.

Неожиданно заиграла мелодия La Cumparsita. Верочка и её спутник прижались головой и бёдрами. Она почувствовала колючую горячую щёку. Такого блаженства она что-то не припоминала в своей жизни. Начали медленно танцевать танго. Потом резко повернулись, сделали шаг и так несколько раз. Музыка прекратилась.

Верочка осторожно приблизилась к его груди. Чувствуя, что он не сопротивляется, стала виснуть у него на шее.

- Ты – мой!

- Ну какой же ты дурачок! Ты зачем меня ревнуешь?

Её спутник молчал и смотрел на Верочку. Когда их взгляды соприкасались, она куда-то пропадала, а потом снова появлялась.

Неожиданно сверху посыпалось конфетти. Маленькие кружочки красного, зелёного, золотистого цвета осыпали их волосы, верочкино декольте. На ней было длинное бежевое обтягивающее платье, а внизу расклешённое и напоминающее хвост русалки. Конфетти осыпали и этот хвост.

Кружочки забирались в его шёлковую рубашку. Они отмахивались, но конфетти назойливо прилетали вновь и вновь. Верочка стряхнула с его головы несколько кружочков.

Профессор нагнулся и прошептал ей на ухо:

- Я ещё приду! - и неожиданно исчез. Она стала метаться вокруг ёлки, но его уже нигде не было.

- Вера Алексеевна! Очнулись? Как же вы нас напугали! Вчера вас привезли без сознания. Но обострения вашей болезни мы не обнаружили.

Верочка увидела перед собой знакомое лицо врача, бюджетную палату с перекошенными кроватями. За окном ветер обдувал печальные заснеженные деревья. Соседка по палате шуршала целлофановым пакетом, доставая хлеб.

Верочка решила поправить кровать, приподняла одеяло и вдруг увидела, что всё оно было запорошено маленькими круглыми конфетти. Верочка судорожно начала собирать их в ладонь, любуясь каждой крохотной бумажкой. Она боялась пропустить хоть одну.

- Я знала, знала…

- Я жду, милый – шептала она, прикладывая конфетти то к щеке, то к груди.

Соседка по палате смотрела на Верочку с непонятным чувством, покачивая головой.

- Психичка наверное. А так с виду нормальная. Чего только не увидишь в больнице!

 

читателей   105   сегодня 2
105 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...