Колодец

 

Марина зачерпнула из ведра стакан воды. Подняв его к глазам, женщина долго и внимательно разглядывала пузырьки. Между ними плавали крохотные частицы грязи, принесенные с водой или поднявшиеся со дна стакана. Женщина задумалась, прежде чем сделать очередной глоток, и, скривив недовольную гримасу, вылила остатки воды в раковину.

Здесь у воды был другой вкус. Почти месяц прошел с тех пор, как она после смерти родителей продала все имеющееся у нее имущество и переехала в эту богом забытую деревню.

Марине Литвиновой было двадцать три. В шестнадцать лет, сразу после окончания школы она покинула свой крохотный родной городок и подобно сотням других юных и наивных девушек отправилась в столицу, чтобы осуществить свою детскую мечту – поступить в театральное училище.

Туда она так и не поступила, зато на одной ночной дискотеке встретила очень милого парня по имени Славик.

Ярославу Геннадьевичу, так звучало полное имя Славика, Марина понравилась. Понравилась настолько, что он предложил ей пожить в его квартире. Их совместное проживание длилось ровно до того самого момента, пока Марина не сообщила своему мужчине, что беременна.

Итог был вполне предсказуем. Марине пришлось забыть о своей мечте, и вернуться домой к родителям.

Но на этом несчастья юной женщины не закончились. Через год пьяный водитель насмерть сбил ее отца, а еще через два года ее матери поставили страшный диагноз – рак. Семье срочно понадобились деньги на лечение.

Не будучи пробивной и не имеющая достаточного образования Марина вынуждена была устроиться на две работы. Днем она работала уборщицей в местном супермаркете, а вечерами и на выходных занималась тем, что сидела с чужими детьми.

Этот ад продолжался еще пять лет, и когда мать Марины наконец скончалась в больнице, женщина несмотря на все охватившее ее горе почувствовала немалое облегчение.

Но смерть той страшной лысой старухи в белом халате, в которую в одночасье превратилась Ольга Литвинова, принесла Марине не только свободу, но и долги. Впрочем, было кое-что еще. Старый деревенский дом, в котором когда-то жила ее бабушка.

Лишившаяся работы из-за закрытия магазина женщина продала свою квартиру и переехала в деревню. На время, как сказала она сама себе. Всего лишь на время.

Вырученные за продажу квартиры деньги могли помочь Марине и ее дочери продержаться какой-то срок пока она не найдет себе новую работу.

Вздохнув, женщина еще раз внимательно оглядела свое «парадное» платье, поправила прическу и отправилась заваривать чай. Сегодня к ним на огонек должен был заглянуть их сосед Виктор. Тот самый Виктор, который когда они приехали, помог им занести мебель и коробки с вещами. Впрочем, только этим вежливым жестом его помощь не ограничилась.

За время их знакомства сосед, оказавшийся самым настоящим работящим деревенским мужиком, помог перестелить пол, подлатать печку и утеплить окна на зиму.

Внезапно открывшаяся дверь «разбудила» Марину, прервав плавное течение ее мыслей. На пороге нетерпеливо стуча ножкой по полу, стояла ее семилетняя дочь Алиса.

- Маааам… - протянула она, - ты не видела Софию? Я ее уже второй день найти не могу!

- Нет, не видела! – раздраженно отмахнулась от дочери женщина.

Софией звали старую куклу, которую Алиса в самый первый день их переезда обнаружила сидящей на кровати в своей будущей комнате.

Увидев куклу в руках дочери, Марина сначала удивилась, ведь когда она в детстве приезжала в деревню навестить бабушку ни какой куклы и в помине не было. Впрочем, на данный момент вопрос таинственного появления игрушки беспокоил женщину меньше всего.

Фыркнув и мотнув своими светлыми косичками, одетая в красное платье с белым горошком Алиса убежала. Задумчиво проследив взглядом за своей удалившейся дочерью, женщина несколько секунд по инерции думала о Софии, а затем засыпала чай в чайник, и залив его кипятком, выбросила мысли о кукле из своей головы.

Зная о том, что завтра Марине придется рано встать, чтобы отвести свою дочь до ближайшей автобусной остановки, Виктор не стал засиживаться у них допоздна.

 

***

 

Утром, поднявшись по зову будильника и наспех ополоснув свое слегка опухшее заспанное лицо, женщина принялась спешно одеваться. В их деревне, как и в большинстве близлежащих деревень не было своей школы, и поэтому каждый день, за исключением субботы и воскресенья Марине приходилось вставать в пять утра, чтобы собрать себя и дочь, и проводить ее до ближайшей автобусной остановки, которая находилась в получасе быстрой ходьбы от их дома.

- Мам, ты не завяжешь мне хвост? – спросила Алиса, чьи собственные потуги, к сожалению, не увенчались успехом.

Вздохнув и взяв в руки расческу, женщина провела ей пару раз по волосам дочери, изумляясь их длине и шелковистости. У самой Марины были довольно скудные и «жидкие» волосенки, и молодая мать с некой тоской и неприятным осадком в душе отметила, что роскошные волосы достались ее дочери явно от отца. Впрочем, к счастью, это было единственным, что она от него унаследовала.

Закончив с волосами ребенка, женщина надела пальто, натянула на ноги резиновые сапоги, из которых в этой деревни не вылезали всю осеннюю и весеннюю пору, и, бросив последний быстрый взгляд на свое отражение в зеркале, взяла дочь за руку и направилась к двери.

Когда-то Марина Литвинова была очень красивой девушкой, на которую засматривались многие парни, но сейчас зеркало, расположенное в прихожей отразило бледную замученную женщину, выглядящую гораздо старше своих лет. Возможно, виной этому были не только жизненные неурядицы, но и постоянно мучающие женщину кошмары. Те самые странные сны, которые начались вскоре после того, как Марина вместе с дочерью переехали в этот дом.

Точное содержание своих снов она никогда не помнила. Память сохраняла лишь липкое чувство страха, боли и мягкого треска. Треска старого, гниющего дерева.

Но и этого было достаточно, чтобы заставить женщину с криком просыпаться посреди ночи. Обычно она не задумывалась о природе своих снов, ибо, как было сказано выше, не обладала живым и ярким воображением, но сейчас в них появилось нечто, что беспокоило ее.

Выйдя на крыльцо, Марина закурила. Ее взгляд был устремлен на соседний участок. Туда, где за буйно разросшимися зарослями ежевики чернели останки дом.

Когда она совсем маленькой девочкой в первый раз приехала к своей бабушке, дом был еще цел. Марина прекрасно помнила величественный особняк похожий на замок сказочной принцессы, чей облик никак не вписывался в реалии обычной русской деревни.

От бабушки любопытная девочка узнала, что в доме проживает странная семья, которая совсем не контактирует с местными жителями, а иногда по ночам в его вечно зашторенных окнах вспыхивает свет, и из дома раздаются странные звуки. Тогда маленькая Марина подумала, что это – не дворец принцессы, а берлога ведьмы.

Курившая на крыльце женщина криво улыбнулась. Теперь-то она прекрасно знала, что ведьмы – это и есть принцессы. Они становятся ими, когда состарятся.

Взглянув на часы на руке, женщина направилась топить баню. В ожидании того, как согреется вода, Марина принялась мыть старинную чугунную ванну.

После того как дом их соседей сгорел, каждый из жителей деревни по старой доброй русской традиции счел своим долгом украсть что-то с пепелища. Бабушке Марины досталась ванна.

С пожаром вообще было дело темное, никто не знал, как это случилось. Из жильцов никто не пострадал, но Марина отчетливо помнила, как глядя на эту стоявшую на изображавших чудовищ ножках ванну, которая сама служила настоящим произведением искусства, ее бабушка всегда качала головой и приговаривала: несчастия преследуют эту семью! Сначала их дочь исчезла, а затем – это! Ой, не к добру это не к добру…

Проверив рукой температуру воды, Марина позвала дочь, и секунду посмотрев, как ее дитя плещется в воде, вернулась на кухню мыть посуду. Закончив с этим делом, женщина посмотрела на часы и удивилась. Ибо хотя Марине показалось, что она хлопотала по хозяйству не более десяти минут, часы с неумолимой точностью показывали, что прошло не менее получаса.

Почувствовав легкое беспокойство, женщина направилась в баню. Недавно прошел дождь, и все дорожки были мокрыми и скользкими от грязи. Женщина шла не спеша. Ее дочь давно уже была достаточно взрослой девочкой, чтобы мыться самостоятельно, и все же…

Когда она приоткрыла дверь в предбанник, до слуха женщины долетали обрывки фраз.

- Обычно я играю одна… Все мои одноклассники… Нет! Это глупо! Перестань! Яна, а ты…

Так с каким же воображаемым человеком ее дочь сейчас вела свой разговор?

Войдя в баню, молодая мать увидела, что рядом с ванной стоял деревянный стул, на котором сидела кукла. Именно с ней и разговаривал ребенок.

- Малышка, почему ты так долго сидишь в ванне? Пора выходить.

Погруженная по плечи в воду девочка, не оборачиваясь, ответила матери:

- А моя подруга никогда не выходит из своей ванны.

- Что за подруга?

Девочка пожала плечами.

- Алиса, - не на шутку рассердилась Марина, - вылезай сейчас же!

Девочка со вздохом встала и выбралась из ванны. Женщина завернула дочь в махровое полотенце и принялась вытирать ее. Плечи девочки были удивительно холодными, хотя она так долго просидела в горячей воде.

Поужинав, мать и дочь легли спать. В ту ночь Марина проснулась от очередного кошмара. Несколько секунд приводя в порядок свое дыхание она лежала на влажных от пота простынях глядя в потолок, а затем медленно встала, неуклюже натянула на себя халат и отправилась на кухню, чтобы навестить припрятанную для такого случая заначку вина, попутно ругая себя за то, что в последнее время стала слишком часто прикладываться к бутылке.

Проходя мимо комнаты дочери, она увидела, что из приоткрытой двери пробивается свет.

«Алиса опять забыла выключить его! – с раздражением подумала женщина, - ну я ей сейчас задам!»

Толкнув дверь, она вошла в комнату, и уже намеривалась было грозным окриком разбудить свое дитя, как заметила что кровать Алисы – пуста. На секунду глаза Марины расширились.

Женщина громко позвала девочку по имени. Ответом ей служила тишина. Молодая мать тщательно осмотрела комнату дочери, затем кухню и прихожую. Девочки негде не было.

Марина бросилась к входной двери, и с ужасом обнаружила, что цепочка на дверь не накинута. Она забыла сделать это, когда они вернулись с автобусной остановки?

Невзирая на то, что на ней была только халат, женщина выбежала во двор. Во дворе было холодно, и женщина попыталась укутаться в одежду еще плотнее, пряча грудь.

- Алиса! Алиса! Алиса! – как безумная кричала она.

Ночь была темна и безмятежна, и лишь далекий лай деревенских собак разрушал ее тишину. Не помня себя от ужаса, Марина побежала в сад. Старые яблони, пришедшие с соседнего участка густые заросли одичавшей ежевики, в которые они с дочерью никогда не заглядывали – все это проносилось перед ее лицом.

- Алиса! – споткнувшись о незамеченный во тьме корень, женщина упала и заплакала. Протирая от грязи лицо, она не переставала звать свою дочь.

«Баня. – Марина не знала, откуда эта мысль возникла в ее голове. – Может быть, моя дочь пошла в баню».

Медленно поднявшись и морщась от боли в подвернутой ноге, Марина побрела в этом направлении.

Алиса действительно была там. Они лежала в пустой ванне, прижимая к своей груди Софию. Девочка крепко спала.

Не понимая, что происходит, Марина растолкала свою дочь, но на все вопросы взволнованной матери девочка отвечала гробовым молчанием.

 

***

 

В ту ночь Марине вновь снились странные сны. Ей снилось, что прижимая куклу к своей груди, она брела по какому-то странному полю. Вокруг царили серые сумерки, а острые шипы каких-то растений царапали ее кожу. Ей было больно. Больно и страшно. Споткнувшись, она упала, выронив куклу. Расцарапанные колени нещадно болели. Она попыталась подняться, но резкая боль пронзила ее левую ногу. Вновь опустившись на четвереньки, Марина принялась ползать, пытаясь отыскать свою «подругу». Земля и камни под ее ладонями сменились струганными досками, а затем…

Вскрикнув, женщина проснулась вся в поту. Первым делом она кинула взгляд на дочь, которую уложила рядом с собой. Обнимавшая куклу Алиса спокойно спала.

Проводив ребенка до автобуса, женщина вернулась домой, и, остановившись на крыльце, стала с неприязнью рассматривать запущенный сад. Она и раньше ненавидела этот дом, а теперь, после всех этих кошмаров, после странного поведения родной дочери она возненавидела его еще больше.

Неожиданно ее взгляд упал на куклу. Повинуясь какому-то неясному даже для самой себя порыву, женщина подняла ее со стула. Несколько секунд Марина рассматривала бесстрастное фарфоровое личико, а затем вышла на улицу и бросила Софию в выгребную яму, припорошив куклу сверху остатками картофельных очисток.

Вздохнув, женщина вошла в дом и села у окна. Вот уже не в первый раз она подумала о том, что ее жизнь сложилась бы гораздо счастливее, если бы она вовремя сделала аборт.

От грустных мыслей женщину отвлек робкий стук в дверь.

- Кто?

- Это я, Марин.

- Виктор? - лицо женщины просветлело. - Что случилось? Заходи.

- Я тебе это… - топтавшийся на пороге тридцатипятилетний светловолосый мужчина скромно улыбнулся, - я тебе цветы принес.

- Садись за стол, а я пока поставлю их в воду.

Женщина взяла букет и хотела поставить их в вазу. Но, так как вазы в доме не оказалось, она поставила их в пустую банку из-под варенья.

- Ты что-то хотел Виктор?

- Ну… я это… - мужчина замялся, опустив взгляд.

«Забавно, - подумала Марина, - в переводе имя Виктор означает – Победитель. Но оно так не подходит ему!»

Женщина вновь посмотрела на эту скромную рабочую деревенскую лошадку, мысленно сравнив его с горячим жеребцом Славиком. Сравнение получилось отнюдь не в пользу первого.

«С другой стороны, - мысленно одернула себя Марина, - твой «горячий жеребец» бросил тебя сразу же, как только узнал о вашем «жеребенке», а Виктор – мужчина серьезный, работящий и надежный. Для деревенской жизни – самое оно».

- Виктор.

- Да? - гость поднял взгляд.

- Мне не нравится вода.

- Вода? – удивился он. - А что с ней не так?

- Она какая-то грязная и вонючая.

- Разве? – неподдельно изумился мужчина, - а я никогда не замечал.

- Еще бы! – усмехнулась Марина, - ведь ты пьешь воду совсем из другого колодца!

- Да это не имеет значения, - махнув рукой, улыбнулся Виктор. - Все наши колодцы стоят на одной водоносной жиле и связаны между собой. Хотя… - мужчина на секунду задумался, - я могу посмотреть твой колодец. Если в нем утонула птица, или скажем кот, то вода вполне может испортиться.

- Посмотри. Сделай милость.

Ненадолго Марина умолкла, полностью погрузившись в свои мысли, а затем спросила:

- Послушай, Вить.

- М?

- Помнишь моих соседей?

- А?

- Ну, тех, что жили в сгоревшем доме.

- Смутно. – Мужчина пожал плечами. – Я тогда совсем еще пацаном был.

- Что с ними случилось?

- У них девочка пропала, а затем дом сгорел. А сами они куда-то уехали. Куда – не знаю.

- А… - Марина немного помедлила, ты помнишь, как звали девочку?

- Хм… Кажется Янка. Или Яна.

«Яна - воображаемый товарищ, с которым Алиса играла в ванне».

Теперь все начинало становиться на свои места, приобретать какие-то очертания.

Марина почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Закрыв его руками, она прижалась к стене и с трудом сделала глубокий вдох.

- Что-то случилось?

- Виктор, мне плохо, ты не мог бы зайти чуть позже?

 

***

 

Вернувшись из школы, Алиса, спросив разрешения матери и схватив пару бутербродов, убежала играть с подружками.

«Отлично, пока ее нет, я смогу провести генеральную уборку!»

Войдя в комнату дочери, Марина принялась прибирать раскиданные по полу рисунки. Один из рисунков невольно привлек внимание женщины. На нем был изображен соседний участок. А точнее то, что осталось от соседского дома. Марина сразу узнала это изображение, ибо частенько самолично созерцала его из окна своей комнаты. Но, ее внимание привлекло не это. Его привлекли две держащиеся за руки девочки. В одной из них Марина сразу узнала свою дочь, а вот другую девочку она не узнавала.

Женщина положила упавший рисунок на стол рядом с другими рисунками, подняла с пола цветные карандаши, и стала искать пенал, в который можно было бы их положить.

- Сперва, пожалуй, нужно найти ее портфель. Неужели она опять запихнула его под кровать? Ну да! – усмехнулась Марина, увидев торчащую из-под кровати ручку, - так оно и есть!

Встав на четвереньки, женщина потащила портфель, но за ним…

От неожиданности Марина чуть не вскрикнула! Притаившись за портфелем в паутине и пыли (Марина была не очень хорошей хозяйкой) лежала София!

- Да как она туда…

Отодвинув детский ранец, женщина извлекла куклу на свет божий.

- Как она могла тут очутиться? Я же сама…

Поднявшись, Марина уронила куклу на пол и сделала пару шагов назад. Затем, мысленно посмеявшись над своими нелепыми страхами, подняла игрушку, вышла из комнаты дочери, направилась на кухню и села в любимое кресло-качалку.

Сидя в бабушкином кресле-качалке и держа Софию на руках как ребенка, Марина думала о всех тех странностях что начали внезапно происходить в ее доме.

«Нет… - убеждала она сама себя, - ничего «дьявольского» в этом нет! Просто Алиса вернувшись из школы не нашла свою любимую игрушку. Она, конечно, расстроилась и принялась искать Софию. Заглянула в помойную яму и… Но… почему тогда она не положила ее на кровать?! Как кукла оказалась под…

Допустим, моя дочь, не сказав мне ни слова о пропаже куклы, вытащила ее из помойной ямы, вымыла и высушила ее, положила игрушку на кровать и убежала к подругам. Затем кукла упала с кровати и закатилась под нее. Все просто и логично! Ничего сверхъестественного. Но… почему тогда кукла оказалась под кроватью, а не рядом с ней?!»

Глядя в окно, Марина пыталась думать о чем-то другом. Но мысли ее упорно возвращались к чужому ребенку. Таинственные сны. Перемещающаяся по дому кукла. Ее собственная дочь, разговаривающая с «призраком».

Марина подняла Софию и посмотрела кукле прямо в лицо.

- Может быть, ты сможешь помочь мне?

Стеклянные глаза куклы остались полностью равнодушными. Отбросив куклу прочь, женщина оделась потеплее, и вышла на веранду. Ее взор как всегда остановился на пустующем соседнем участке.

«Наверное, летом там все зеленым-зелено!», - подумала женщина, неожиданно поймав себя на мысли, что никогда не заходила туда. Да и… собственно говоря, зачем ей было это делать?

Сейчас она тоже не собиралась нарушать границы частной собственности и все же, что-то похожее на неясное предчувствие, на странный охотничий инстинкт заставило женщину отправиться туда.

Под ногами хлюпала и чавкала грязь. Покрытые мхом деревья казались скрюченными подагрой стариками. Разоренные пчелиные ульи мирно догнивали, превращаясь в труху.

Женщина все шла и шла, пока не добралась до колючих зарослей ежевики. Там она остановилась, и хотела было повернуть к разрушенному дому, как что-то вдруг привлекло ее внимание.

На одном из колючих стеблей болтался обрывок тряпицы. Присмотревшись, Марина достала из кармана перчатки и начала осторожно раздвигать ежевику. Привлекшая ее внимание линялая тряпочка оказалась одни из бантиков Софии.

Собрав в кулак все свое мужество, женщина двинулась дальше. По мере ее продвижения заросли ежевики становились все плотнее и гуще. Ее утратившие листву стебли сплетались меж собой наподобие колючей проволоки, образовывая своими телами практически непроницаемую стену. Будто живые, они цеплялись за одежу женщины, силясь удержать ее, но Марина была непреклонна.

Подобно сказочному Принцу, боровшемуся с терниями, окружившими замок Спящей Красавицы, она неуклонно двигалась вперед.

Исцарапанная с ног до головы, она, наконец, прорвалась сквозь колючую изгородь и увидела небольшую открытую поляну и старый, почти ушедший в землю колодец. Гнилые доски, что некогда служили его крышкой.

Марина узнала место из ее снов. Теперь она знала, что тут произошло. Пару лет назад в теплых летних сумерках меленькая девочка собирала ягоды в густых зарослях ежевики. Она споткнулась, и ее кукла упала на гнилую крышку колодца. Девочка попыталась достать любимую игрушку. Не выдержав веса ребенка, крышка проломилась и…

«Яна никогда не покидает свою «ванну»».

Марина закрыла глаза. Труп, лежащий на дне колодца. И эту воду она пила в течение множества дней. Готовила на ней еду, заваривала чай. Сколько раз они с дочерью погружались в горячую ванну, наполненную бесчисленными гнилостными бактериями? Сколько раз мыли ею руки и лицо? Не сосчитать.

Марина упала на колени. Ее рвало.

Спустя полчаса женщина вернулась домой и вызвала такси. Она не знала, почему искавшая девочку полиция не догадалась заглянуть в заброшенный колодец. Судя по тому, что он практически сравнялся с землей, этот колодец должен быть очень старым. Возможно, ее родственники, да и никто в деревне просто не знал о его существовании. Других, далеких от мистики причин Марина придумать не могла.

Раздался звонкий гудок, оповещавший о том, что к их дому подъехала машина. Посадив вернувшуюся дочь в такси, женщина не выдержала и в последний раз оглянулась на дом.

Сначала она отвезет дочь в город, а затем обратится в полицию. Пусть они проверят старый колодец. Пусть они извлекут оттуда-то…

Вздохнув, женщина опустилась на сидение. Прижимая к своей груди дочь, она думалась о маленькой девочке, чье тело до сих пор лежит на дне холодной каменной ванны.

читателей   178   сегодня 2
178 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...