Когда исчезают драконы

Шаркая ношеными-переношенными башмаками с чужой ноги, понурый Гай возвращался домой. Опять подрался, а если точнее, был бит, весь грязный, да ещё и курточка порвалась. А значит, мать опять будет ругать. Тихий шелест, и Гай поднимает голову, уже зная, что там увидит. Маленькая ведьмочка летит на метле, довольно высоко, так что не поймёшь, смотрит она на него или вперед. В нём закипает злость и беспричинная обида. Там, на футбольном поле, он тоже видел её, мельком, когда от сильного удара упал прямо в лужу. Мальчишки улюлюкали, а ведьмочка скрылась за лесом. Видит, всё она видит, ну вот ей же ничего не стоило взять и вмешаться, распугать этих драчунов. Гай представил ошарашенное выражение на лицах своих обидчиков и улыбнулся. Как бы это было хорошо, они бы ведь перестали донимать Гая. Потом он разозлился на самого себя. «Свои проблемы надо решать самому», - с самого раннего детства внушал ему отец. Но вот сегодня Гаю было особенно жалко себя.

- Эй, ты, - крикнул он как можно громче. Бесполезно. Ведьмочка улетала. Поддавшись неосознанному порыву ярости, он подобрал камень и попытался попасть в неё. Потом ещё и ещё. Камни, конечно, не долетали, а Гаю стало стыдно. Так и не кинув очередной камень, зажатый в кулачке, он бросил его себе под ноги, пару раз пнул и продолжил путь.

- Вот зачем они постоянно летают? – в который раз спрашивал Гай вечером у дедушки, наблюдая, как он ловко плетёт корзину из ивовых прутиков.

- Так ведь известное ж дело, - дедушка вздохнул и отложил работу, - Охраняют они нас и наш мир. От чудовищ.

- От каких таких чудовищ? – мальчуган недоверчиво склонил голову набок и выпятил нижнюю губу.

- Есть наш мир и их мир. Плохо у них там. Всякие мерзкие твари обитают и к нам прорваться хотят.

- Не верю, - упрямился Гай, - Вот кто это сказал?

- Да так в истории написано, - обескуражено развёл руками дедушка, - Так мне мой отец рассказывал, а ему его отец.

- Истории-истории, - проворчал мальчуган, - Если у них там так плохо, почему они в наш мир не перебрались? И почему нас охраняют и берегут? Дались мы им прямо. Лучше б не летали тогда, а просто взяли бы и истребили тех чудовищ.

- Может, и будет когда такое, - задумчиво проговорил дедушка и снова, уже ни на что не отвлекаясь, взялся за корзину.

Гай посидел ещё немного, понаблюдал за дедушкой и пошёл матери с ужином помогать.

***

Утром отправились на рыбалку: Гай и два его друга. Рыба всё не клевала, мальчишки достали свои бутерброды и просто сидели на берегу, спорили и смеялись.

- Уехать я хочу из деревни, в город, - многозначительно говорил рыжий веснушчатый парень с ободранными коленками, - Там и заработать можно, и развлечений много, да и сторожит город не какая-нибудь ведьмочка на метле, а конь крылатый.

- А в столице, говорят, дракон летает, - подхватил другой мальчуган.

- Да какая разница, кто летает, - недовольно отмахнулся Гай, - Но вот переехать и подзаработать было бы действительно неплохо, - Гай задумчиво почесал макушку.

Такая возможность вскорости представилась его семье. Отцу предложили прибыльную работу – мостить дороги в городе. Мать и Гай засобирались вместе с ним. И неожиданно мальчик понял, что не хочет никуда переезжать и менять что-то в своей жизни, не сейчас, по крайней мере. Но разве он что-то решал?

***

Гаю не понравилось в городе: вечная суета и серость. От толпы никуда не убежать, нет простора деревенского. Люди более замкнутые, каждый в своих мыслях. Мальчишки - да такие же, наверное, смотрят, правда, на него свысока, дружить не собираются, но и обижать пока не обижают.

Праздником для Гая стали первые выходные его отца, когда они отправились в деревню навестить оставшихся там дедушку с бабушкой. Даже на ведьмочку на метле смотрел он, как на свою добрую знакомую.

- Ты гораздо лучше того коняки чёрного, городского, - сказал он, провожая её взглядом. А она неожиданно заложила вираж на метле, развернулась и стала снижаться. Гай занервничал. В эту дубовую рощицу он с утра прибежал один, никому не сказав, где будет.

- Да не бойся ты так, - хмыкнула девчонка с вьющимися каштановыми волосами и зелёными, чуть раскосыми глазами, оглядываясь вокруг в поисках места, куда можно приладить свою метлу, - Тот коняка действительно противный, и зазнайка страшный. Мы частенько дерёмся с ним, а за плохое поведение потом наказывают только меня. Он умеет прикинуться пай-мальчиком.

- Мальчиком? – удивился Гай, - так он же конь с крыльями.

Ведьмочка заливисто расхохоталась.

- В нашем мире и не такое возможно. А ещё он мой старший брат. Только давай не будем обо мне, ладно? Как ты на новом месте обжился?

- Ух ты, значит ты наблюдала за мной, да?

Ведьмочка смутилась:

- Обычно я ни за кем прицельно не наблюдаю, но за тобой – да…

Теперь уже и Гай смутился:

- Послушай, а как тебя зовут?

- Тан-Рин.

***

Эти двое удивительно быстро нашли общий язык. Гай, приезжая в деревню, бежал в их дубовую рощицу. Их дружба стала его тайной и самой большой отрадой. Тан-Рин он мог доверить всё самое сокровенное, рассказать о своих проблемах, страхах и сомнениях, получить дельный совет. Ведьмочка тоже многим делилась. Не такими уж и разными оказались проблемы сверстников, хоть они и принадлежали к разным мирам.

Однако ж, был у их дружбы большой пробел: Тан-Рин старалась как можно меньше рассказывать о своём мире. Хотя самое главное Гай всё же узнал.

- У вас там плохо, да? Опасно? – спросил он как-то.

- Почему ты так считаешь? Я люблю свой мир.

Гай надолго задумался.

- А как же чудовища?

Тан-Рин нахмурилась:

- Знаешь, Гай, нельзя мне это рассказывать.

- Почему?

- Ты не поверишь, или, что ещё хуже, обидишься, расстроишься, разозлишься, может, не захочешь даже со мной общаться.

- Я обещаю, всё останется по-прежнему, - Гай серьёзно посмотрел на ведьмочку. Она колебалась. Потом, сильно волнуясь и машинально накручивая себе локон на палец, стала рассказывать:

- Гай, мы не охраняем ваш мир. Мы охраняем свой. От вас. Все, кого вы видите, контролируют границу, стараются не допустить взаимопроникновения. Так уж вышло, что наши миры очень близко.

- А мы для вас слишком примитивные, да? Балластом будем? - Гаю не удалось скрыть свою горечь.

- Так я и знала, - Тан-Рин расстроено замолчала и отвела взгляд.

- Ладно, я же обещал. Спасибо за доверие, правда всегда лучше, - вздохнул Гай и вытащил из кармана большой леденец в красивой обёртке, - Держи, это тебе, купил на городской шоколадной ярмарке.

Тан-Рин тут же нетерпеливо зашелестела обёрткой, лизнула и зажмурилась от удовольствия.

- Я вот что не понимаю, - задумчиво продолжил Гай, - Почему получилось, что такую ответственную работу по патрулированию границ поручают детям?

Ведьмочка расстроено махнула рукой:

- Не только детям. И это совсем не почётная миссия, как ты подумал, а самая непопулярная и грязная работа. Но наша семья в трудном положении сейчас, выбирать не приходится.

У семьи же Гая дела шли в гору. Отец устроился в городе на постоянной основе, мать удачно подрабатывала, и вскоре им удалось купить собственную квартиру. Маленькую и почти на окраине города, но радости их не было предела.

Шли годы. Гай всё реже приезжал в деревню. Непринуждённость общения с Тан-Рин пропала. Но всё равно он первым делом, чуть отдохнув и поев с дороги, бежал на встречу с ней. Так было и в этот раз. Он преподнёс ей букет удивительных белых цветов, которые росли лишь в одном месте, на морском побережье, и поэтому были невероятно редки и стоили очень дорого.

- Ты сегодня особенный, - Тан-Рин хитро посмотрела на Гая, - У тебя так блестят глаза.

- Я влюбился! – Гай мечтательно улыбнулся. Он начал рассказывать о своей любви, о том, как они познакомились, что хотят поехать учиться в столицу. Он не замечал, как с каждым словом Тан-Рин хмурится всё сильнее.

- Ну а у тебя как дела?

Ведьмочка почувствовала, что мыслями он уже не с ней, поэтому, попытавшись улыбнуться, беззаботно пожала плечами:

- Учусь и патрулирую.

- А когда отучишься – найдёшь другую работу?

- Не знаю. Эта работа приносит неплохой доход. Думаю, буду совмещать. За столько лет привыкла к вашему миру.

Гай заторопился домой. Вечером он собирался уезжать обратно в город.

- Не знаю, когда и увидимся теперь, - помявшись, сказал он.

Тан-Рин выдавила сдавленно:

- Свидимся как-нибудь.

Он ушёл, ни разу не обернувшись. А Тан-Рин наконец-то смогла дать волю слезам. Она чувствовала себя одинокой и брошенной. За всё время он так и не заметил, что она любит его. Она не раздумывая нарушила бы границы и впустила Гая в свой мир, только вот… Он был бы там чужим и несчастным. А этого допустить она не могла. Да и не таким уж и прекрасным оказался её мир. Тан-Рин взрослела, узнавала много нового и со страхом следила за тем, как неумолимо менялся её мир и люди, влиявшие на его судьбу.

Резким движением смахнув слёзы, Тан-Рин оседлала метлу. Впереди было ещё много дел.

***

Всё чаще Гаю казалось, что время ускорилось, подчиняясь энергичному ритму столицы. Он учился, работал, развлекал молодую жену, строил смелые дерзкие планы. И вдруг – как гром среди ясного неба. «Дракон издох», - шептались люди. Столицу ненадолго захлестнула паника: «Чудовища, чудовища могут напасть!» Через полдня стала распространяться другая новость: из всех городов, сёл и деревень исчезли мифические летающие существа. Вышедший на главную площадь мудрец спокойно принялся разъяснять разволновавшейся толпе, что бояться абсолютно нечего, скорее уж наоборот. Наших защитников нет, потому как нам больше не требуется защита. Всех чудовищ уничтожили.

Поначалу в это поверили не все, но шли дни, недели, всё было тихо и спокойно. И люди облегчённо выдохнули.

И только Гай, знавший правду, волновался всё сильнее. Работал с утра до ночи, чтобы получить несколько лишних свободных дней. Его жена не понимала, почему же он именно сейчас так рвётся в деревню, туда, где прошло его детство. Он и сам этого до конца не понимал. Осознал лишь тогда, когда, приехав, прямиком направился в ту дубовую рощицу. И вот, сидя там на траве и напряжённо вслушиваясь в шум леса, он почувствовал пустоту и тоску. Не прилетит больше Тан-Рин, он потерял своего самого верного друга. Да, они давным-давно не общались, но он знал, где она, и что всегда может увидеть её. А вот ведь как всё повернулось. Нет ничего постоянного. А ещё эта неизвестность. Теперь и не узнать, что произошло.

Он вернулся в столицу с тяжестью на сердце и горечью утраты: из его жизни исчезло нечто важное. Жена почти сразу оставила попытки вывести мужа на откровенность: хочет держать всё в себе – ну и пусть.

А жизнь не стояла на месте. Гай старался жить, как и до этого, только вот себя не обманешь.

В тот вечер он, уставший и раздражённый после изнурительной работы, входил в недавно открывшийся салон омоложения. Конечно, он не собирался принимать грязевые ванны и делать маски. Ему предстоял серьёзный разговор с хозяином этого заведения Оларом Лэком, снискавшим за непродолжительное время славу ловеласа и кутилы. Олар Лэк нашёлся в своём кабинете. Он увлечённо растирал в ступке какие-то сухие растения. Увидев посетителя, отложил своё занятие и вопросительно посмотрел на Гая.

Гай хотел поговорить с ним о сестре своей жены. Чтобы Олар не пудрил девушке мозги и не давал ложные надежды. Чтобы не позволил с потерявшей от любви голову девушкой что лишнее. Но вся заготовленная речь была мгновенно забыта, стоило Гаю встретиться с хмурым взглядом чуть раскосых зелёных глаз. Он задал вопрос, ещё не успев до конца всё обдумать:

- Вы знаете Тан-Рин?

Вмиг подобравшийся Олар нарочито медленно встал из-за стола и подошёл к Гаю:

- Она моя сестра. А ты Гай. Да-да, я сразу узнал тебя. Долгое время наблюдал за тобой в городе, ну, пока ты не перебрался в столицу. Мне было безумно интересно, что же нашла в тебе Тан-Рин. И знаешь, я это так и не понял. Любовь слепа – так это у вас говорят? Пойдём выйдем, недалеко есть тихое и приятное местечко.

Какое-то время они шли молча, наконец Олар заговорил:

- Так неужели ты вспомнил о Тан-Рин? Не отвечай, мне не интересно. Я расскажу тебе всё, но только потому, что мне ужасно хочется выговориться. Схлопнулся наш мир, не стало моего народа, - черты Олара заострились, - Выжили единицы. Те, которые в тот момент патрулировали границы. Была ли в их числе Тан-Рин – не знаю. Искать её пытался, но без особого рвения. Наших мало и каждый сам за себя. Барахтаемся в вашем унылом мире без цели и надежд.

- Что случилось? – голос Гая сел.

- Я так думаю, не наш мир первый исчезает и уж точно не последний. Мы достигли впечатляющих высот в развитии, но увы, жажда власти, богатства никуда не делась. И этот бесконечный раздел сфер влияния. Мы уничтожили свой мир и себя.

- Как мне найти Тан-Рин? – казалось, собеседник расплывается в глазах, связно мыслить удавалось Гаю с трудом.

Олар сплюнул:

- Никак. Слишком отсталый у вас мир.

- Так примените свои хвалёные знания и умения!

Лицо Олара исказила гримаса ярости:

- Я ничего не могу применить здесь. У нас был магический мир. А ваш техногенный. Будет потом. Ещё очень не скоро. Моя магия здесь не работает, потому как источника магии больше нет.

Они молчали и прожигали друг друга взглядами. Каждый пытался успокоиться. Олар Лэк взял себя в руки первым. Проговорил тихо:

- Я вообще сомневаюсь, что Тан-Рин жива. Иди, Гай, и живи своей жизнью. Вполне вероятно, что скоро она станет чуть интереснее.

- Это ещё почему?

-А Тан-Рин тебе не рассказывала? Из-за идей. Думаешь, почему так рьяно охранялась граница между двумя нашими мирами? Чтобы все идеи реализовывались в нашем мире.

- То есть ваш мир стремительно развивался, а наш всё больше отставал, потому что вы каким-то образом не давали идеям пробиться к нам?

- Неприятно удивлён, да? Ну так теперь вкушайте плоды прогресса. Скоро у вас появятся первые таланты и гении.

И это действительно случилось. Даже скептик Гай вдруг ожил. Физика раскрывалась перед пытливыми умами людей ранее не изведанными гранями.

Сегодня в столице должен был состояться большой доклад молодого учёного, посвящённый электричеству. Это событие Гай ну никак не мог пропустить. И пропустил. Вышел докладчик, поприветствовал всех, а Гай неожиданно замер: у трибуны стояла худенькая девушка в надвинутом на глаза капюшоне. Вьющиеся каштановые волосы, фигура – всё это так напоминало Тан-Рин. Вот она подняла голову и оглядела собравшихся. Задержалась взглядом на Гае, неосознанно прищёлкнув пальцами – жест ведьмочки, который всегда его так веселил. Сердце забилось часто-часто. Тан-Рин? Или он обознался? Просто похожая девушка, а он выдаёт желаемое за действительное. Гай стал быстро пробираться к трибуне. Девушка увидела это, развернулась и направилась к боковому выходу. Он не успел, его остановила охрана. Гай начал сбивчиво объяснять, что пытался догнать девушку в капюшоне. Охранники помрачнели:

- Это жена учёного. Вам лучше вернуться на своё место.

- Нет, вы не понимаете, я её знаю, - он попытался обойти охранников. Напрасно. Получив ощутимый удар в бок, понял, что только теряет время.

Назад, мимо трибуны, расталкивая стоящих людей, тех, кому не хватило сидений, к главному выходу. Обогнуть здание и никого не увидеть. Отчаянно метаться по улице.

Наконец Гай взял себя в руки. Неспешно прошёлся по дороге туда-сюда и вернулся в лекционный зал. Протискиваться вперёд не пытался. До сознания доходили обрывки фраз докладчика. Задавали вопросы, кто-то пытался что-то доказать. Мысли Гая были заняты другим: здесь и сейчас он решал, нужно ли ему искать жену учёного. И малодушно решил оставить всё, как есть: «Я хочу думать, что этоТан-Рин. Что она жива и нашла своё место в моём мире. Что она счастлива и простила меня».

читателей   122   сегодня 2
122 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...