Герои

Аннотация (возможен спойлер):

В отдалённой деревне произошла трагедия: была загрызена маленькая девочка. Люди ждут приезда ловчих. А двое друзей ждут момента, чтобы стать героями.

[свернуть]

 

Утоптанная просёлочная дорога, ведущая через тёмную и мрачную громаду леса, исчезала в сгущающихся сумерках.

- Где же они? – тихо пробормотал крепко сложенный темноволосый паренёк, сидящий на самой верхушке дерева.

Его старая рубаха была в многочисленных заплатах. Потёртые штаны открывали босые ноги. Волосы небрежно перехвачены кожаным ремешком.

Он глянул вниз и спросил:

- Ян, темнеет уже, может, обратно вернёмся?

Здоровенный лохматый парень, со светлыми волосами, крепко держащийся за ствол дерева, немного подумал, пошевелил губами и коротко прогудел в ответ:

- Ладно, слезаем. Нечего тут сидеть.

Он полез вниз, аккуратно цепляясь за ветки, которые прогибались под тяжестью его тела, и грузно спрыгнул на землю, оставив глубокие отпечатки сапог. Оказавшись внизу, принялся отряхивать листья и сор, приставший к холщовой рубахе с нашитыми кожаными налокотниками.

- Айвин, сколько тебя ждать? – позвал Ян. – Нам ещё до деревни топать.

- Я быстро! – отозвался темноволосый парень.

Он последний раз глянул на дорогу, вздохнул, и проворно, словно белка, скользнул вниз, так быстро перепрыгивая с ветки на ветку, что за его движениями сложно было уследить. Балансируя, пробежал по толстому суку, оттолкнулся от него, и, сделав полный оборот, мягко приземлился на обе ноги.

- Видал? - Айвин расплылся в задорной улыбке.

- Древесный гнолл! – пробурчал Ян, хмуро косясь. – Уже слезть нормально не может, лишь бы повыделываться.

- Выглядело весьма эффектно! – резко громыхнул незнакомый голос, и ребята оторопело замерли.

Из-за дальних деревьев медленно выехал седоватый мужчина в потёртом кожаном доспехе, верхом на лошади, нагруженной седельными сумками. Правой рукой он придерживал тяжёлый заряженный арбалет, лежащий на коленях. Под распахнутым плащом на поясе виднелся эфес меча. Суровое скуластое лицо, изборождённое морщинами, с густыми усами вдруг расплылось в широкой улыбке.

- А мамка не заругает за твои кульбиты? Так ведь и шею сломать не долго.

Айвин пожал плечами, пристально всматриваясь в незнакомца.

- Когда-то ругала. А как померла – некому ругать стало.

Мужчина перестал улыбаться.

- А отец?

- Отца в солдаты забрали года два назад. С тех пор его не видел.

- Понятно, - протянул незнакомец. - Много сейчас таких как ты, парень, что без отцов-матерей остались. Война никого не щадит. Люди рвут друг дружке горло не хуже зверья.

- А вы кто такой? – спросил Айвин.

Меня зовут Ларс, – представился мужчина. - Старший ловчий.

Ребята переглянулись.

- А мы вас на дороге высматривали.

Ларс усмехнулся.

- Время сейчас неспокойное. Когда мои девочки вас учуяли, я через лес поехал.

- Какие девочки? – удивлённо спросил Айвин, оглядываясь по сторонам.

- Не заметил их? Они хорошо скрываются.

Он обернулся и коротко свистнул.

Из-за деревьев вышли два огромных охотничьих пса и молчаливо двинулись к попятившимся юнцам.

- Берта, Фрейя, ко мне! – резко скомандовал ловчий.

Псы послушно вернулись к хозяину и стали по обе стороны от лошади.

- Это мои девочки, - с теплотой в голосе сказал усатый. – Не бойтесь, они нападают только по команде.

- Мы и не боимся! – хмуро буркнул Ян.

Мужчина снова улыбнулся:

- Вижу, что ничего не боитесь, раз по лесу шастаете. И как зовут героев?

- Меня – Айвин, - представился темноволосый.

- Ян, – коротко буркнул лохматый здоровяк.

- Это сын нашего старосты, - добавил Айвин.

- Понятно, - протяжно протянул ловчий, пристально рассматривая ребят. – Ну что ж, Ян, поедем к твоему отцу, мне с ним потолковать надо.

Мужчина дернул поводья, направив лошадь на дорогу. Парни поспешили следом, стараясь держаться рядом с всадником. Сзади безмолвно увязались псы.

- Так вот почему мы вас не услышали, - сказал Айвин, разглядывая копыта лошади, обернутые мягкой тканью.

- А зачем сильно шуметь? – усмехнулся Ларс. - Так что у вас тут произошло?

- Мерцающий волк у нас появился, - ответил Айвин. – Несколько дней назад.

- Убил кого-то?

- Мию, родную сестру Яна.

Ловчий бросил короткий быстрый взгляд на лохматого парня, но тот молчал, судорожно стискивая кулаки.

- Она ягоды собирала, у края леса, - продолжал рассказывать Айвин. - Волк выскочил из-за деревьев и вцепился ей в шею. Это дед Йорне сказал, его дом на краю деревни, аккурат недалеко от леса. Говорит: «Глаза краснющие, сам огромный с серебряной шерстью». Пока дед до соседей докричался, пока люди сбежались – волк обратно в лес убежал. Остальные его только мельком видели. Тогда Андреас, это отец Яна, собрал всех и запретил в лес ходить, и по ночам из домов выходить. А потом конюха отправил к наместнику с посланием, чтоб ловчих прислали… Вот мы и высматривали вас, - закончил короткий рассказ Айвин.

- Понятно, - проворчал Ларс, потом глянул на молчаливого Яна. – Соболезную парень.

- Вы их убивали? – хмуро спросил Ян.

- Было дело, - ответил ловчий и поправляя плащ. - Эти твари, в основном, на одиночек нападают, но они очень сильные и умные. Не боятся ни огня, ни железа и убивают не только ради еды, но и для удовольствия.

- А как вы их выслеживать будете? – снова влез Айвин.

- А тебе это зачем? – насторожился Ларс.

- Мы помочь хотим!

Ловчий немного помолчал и заговорил:

– Мне очень жаль девочку, но отец Яна всё правильно сделал. Мерцающие волки очень опасны! Если хотите помочь – останьтесь дома и хорошо заприте двери.

Айвин хмыкнул:

- Мы уже не дети, чтоб по домам, за запертыми дверьми сидеть.

- Вижу, что не дети, – кивнул головой Ларс. – Герои, прущие напролом. Но одной смерти достаточно. Я не хочу, чтоб тварь ещё и кого-то из вас разорвала. Обучать вас, нет времени. Потому вы мне только мешать будете.

Парни хмуро переглянулись и дальше шли в тишине.

- А как вы ловчим стали? – нарушил, наконец, угрюмое молчание Айвин, через несколько минут.

- А что ты знаешь про ловчих? – отозвался мужчина.

- Ловчие всяких тварей убивают, что из Серых Пустошей к нам лезут, - ответил темноволосый парень. – Сахъягинов, например. Они хоть и похожи на людей, но абсолютно безмозглы, только всё жрать и могут. Этэков ещё. Это полуразумные ящеро-люди, пожиратели крыс. Они любят на детей нападать и рвать на куски. Сигбенов и ночнокрылов…

- Кто бы сомневался, - прервал его Ларс, криво усмехаясь. – Убийства, сражения, славные подвиги… Я думал точно так же, когда юношей, жаждущим славы, пришёл проситься в обучение. И только со временем понял, что значит быть ловчим. Недели напролёт трястись в седле, стирая задницу в кровь, если надо добраться до отдалённых мест. Спать на земле, завернувшись в старое вонючее одеяло, вместо того, чтобы лежать дома в кровати с женой. Мокнуть под ледяным дождём, закутавшись в плащ, и загибаться от простуды и отёков. А потом, когда выпустишь кишки какой-то очередной твари, понимаешь, что ничего в этом нет героического. Никто не рукоплещет тебе и не трубит в рога, возвещая твою великую победу. Только кровь, грязь и дерьмо. Всегда одно и то же. И ты измазанный этим с ног до головы понимаешь, что сегодня тебе повезло прожить ещё один день. Как тебе такой героизм?

Ловчий тяжело посмотрел на парня, но тот выдержал его взгляд.

- Кто-то ж должен это делать, - тихо сказал Айвин.

- Да, кто-то должен, - сухо произнёс ловчий. – Но также кто-то должен сеять зерно и собирать урожай, вместо того, чтобы сеять ненависть и пожинать смерть. Кто-то должен растить детей, а не выращивать собак, как я. Сейчас я думаю, что лучше б героем кто-то другой был.

Ларс замолчал, сгорбился в седле и потёр седоватые виски руками, затянутыми в черные перчатки.

- Растить детей! - с плохо скрываемой яростью в голосе вдруг крикнул Ян. – А в один из дней придёт какая-то тварь из Пустоши и перегрызёт твоему ребёнку горло, так?!

Псы подняли головы и, оскалив зубы, глухо зарычали.

- Фу! – коротко скомандовал им Ларс.

Животные тут же успокоились.

- Я понимаю тебя, парень, - покачал головой ловчий. – Ещё раз, мне очень жаль твою сестру, но кто-то умирает, а кто-то должен жить дальше. Мои девочки найдут эту тварь по запаху, и я её убью. Это моя работа.

- А если нет? – буркнул Ян, судорожно сжимая и разжимая здоровенные кулаки. Его ноздри широко раздувались.

- Если нет – то через несколько дней приедут трое ловчих с полудюжиной охотничьих псов, и закончат дело.

Он замолчал. Парни тоже помалкивали, мрачно переглядываясь.

Тем временем за поворотом показались тёмные дома деревни. В некоторых окнах горели масляные светильники. Где-то вдалеке залаяли собаки. Охотничьи псы настороженно подняли уши и вздыбили шерсть.

- Небольшая у вас деревня, - сказал Ларс, бегло осмотревшись. – Ян, покажешь дом отца?

Лохматый здоровяк кивнул.

- А зачем вам наш староста? – спросил Айвин.

- Договориться об оплате, - коротко ответил седоватый ловчий. – Собакам и людям нужна еда. То, что собирают по деревням уходит на содержание армии, а наместнику требуются деньги. Не по-геройски, правда? Получать деньги за то, что выпускаешь кому-то кишки. Деньги за кровь. Но это и есть правда нашей дерьмовой жизни.

Впереди показался большой дом с резными ставнями.

- Тут мы живём, - процедил Ян, не разжимая крепко сжатых челюстей. – Отец в доме.

- Благодарю!

Ларс спрыгнул с коня, привязал его возле забора и повернулся к ребятам:

– Возвращайтесь по домам! Помочь вы ничем не сможете, а вот навредить – да. Герои всегда хотят сделать как лучше, но получается только хуже. Намного хуже! Надеюсь, свидимся через пару часов, если повезёт…

- Сидеть! – скомандовал он псам, и те послушно уселись возле лошади. Ловчий подошёл к двери, громко постучал и, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом. Изнутри донеслись приглушённые голоса.

Парни отошли к дороге и переглянулись.

- Что будем делать? – спросил Айвин. – Как мы и ожидали, он нас с собой не возьмёт.

- Мы же всё заранее обговорили, - с расстановкой ответил Ян. – Ты ж слышал, мерцающий волк на одиночек нападает. А если помирать сегодня придётся – ну значит судьба такая. Но лучше сделать хоть что-то, чем сидеть и бояться. Если в штаны наложил – скажи сразу, я сам пойду.

Айвин замотал головой.

- Я с тобой.

- Ладно, - кивнул Ян. – Тогда двигаем.

Парни двинулись к краю деревни, безошибочно выбирая короткий путь в темноте. Изъеденный диск луны, проглянувший сквозь тучи, заливал тусклым бледным светом молчаливые дома. Когда они молчаливо скользили возле дворов, за воротами разливались лаем сторожевые собаки. Все жители сидели по домам, соблюдая запрет. Не проронив ни слова, добрались до старого, покосившегося сарая, в котором когда-то хранились дрова. В нос ударил запах плесени и мокрого дерева.

- Я сейчас!

Айвин нырнул внутрь и вскоре появился из тёмного проёма, прижимая к груди небольшой мешочек.

- Только хорошо натирайся, чтоб псы нас не учуяли! – скомандовал Ян.

Ребята поскидывали с себя одежду, набрали в пригоршни что-то из мешка и с ожесточением размазывали по телу, рукам и лицу.

- Кхе… Ну и смердит, аж глаза слезятся! – закашлялся Айвин.

- Что ж ты хочешь, - стараясь лишний раз не вдыхать, прохрипел Ян. – Это ж дурная кислица! Зато её вонь хорошо скроет наши запахи. Думаю, хватит. Доставай одежду!

Айвин исчез в тёмном проёме и появился со здоровым мешком. Из него ребята достали и надели старые рубахи и штаны из мешковины, в которую были густо вплетены и привязаны нитками ветки с листьями.

- Теперь он нас вряд ли увидит в лесу, - пробормотал Айвин, - Только сапоги не надевай, чтоб не шуметь! - предупредил он Яна.

- Знаю, - буркнул сын старосты.

Когда они оделись, Айвин третий раз нырнул в сарай и появился оттуда, держа в обеих руках свёрток, и принялся его разворачивать.

- Это моё! – прогудел Ян и взял в правую руку массивную дубину, верхушка которой была густо истыкана вбитыми гвоздями.

Он несколько раз взмахнул своим оружием, с шумом рассекая воздух, и остался доволен звуком. Тем временем, Айвин застегнул на себе широкий пояс с пристёгнутыми ножнами и медленно вытащил слегка изогнутый охотничий нож с рукоятью из бересты. Острое лезвие тускло блеснуло в бледном лунном свете.

– Острый, как всегда! – довольно сказал темноволосый, пряча нож обратно.

Затем аккуратно вытащил из свёртка короткий потрёпанный лук, смастерённый, по всей видимости, из рогов какого-то животного и частей дерева. Ловкие пальцы крепкого паренька ласково пробегали по тетиве и изгибам лука. Затем он достал из свёртка старый колчан на перевязи с десятком стрел и закрепил его за спиной.

- Готов? – спросил Ян.

Айвин кивнул.

- Тогда прячемся и ждём ловчего!

Парни закинули оставшиеся вещи в сарай и бросились к лесу. Добежав до деревьев, залегли и принялись наблюдать за деревней. Вскоре на дороге показался мигающий огонь факела.

- Лошадь в деревне оставил, - прошептал Айвин. – Скоро возле нас будет. Надеюсь, цветы из кислицы не подведут и против его охотничьих псов.

- Скоро узнаем, - прошипел Ян. – Прижмись к земле!

Немного погодя послышались быстрые шаги. Под сапогами размерено хрустела сухая земля. До парней донеслось хриплое дыхание охотничьих псов.

- Что с тобой, Фрейя? – раздался вдруг резкий голос Ларса, и Айвин почувствовал, как похолодело у него в животе.

Послышался шорох, похоже, ловчий присел возле пса.

– Всё пройдёт как обычно, не волнуйся! – ласково произнёс мужчина. – Вперёд!

Что-то зашуршало, лязгнуло и скрип шагов начал отдаляться.

- Сработало! – тихо сказал Айвин, когда ловчий прилично отдалился.

- Он зашёл в лес, - отозвался Ян. – Теперь осталось только осторожно идти за ним, не теряя огонь из вида.

Ловчий шагал очень быстро. Несколько раз он резко останавливался и пристально оглядывался вокруг. Тогда ребята сразу же замирали. Удостоверившись, что никто за ним не идёт, мужчина перестал оборачиваться и целенаправленно углубился в мрачную черноту леса.

Через некоторое время, ловчий и его преследователи прилично отдалились от деревни.

- Странно, - прошептал Айвин, - Ларс сказал, что псы будут выслеживать волка, но он держится впереди них, будто знает куда идти.

- Да, странно, - отозвался Ян.

Тем временем седой ловчий вышел на небольшую поляну, воткнул факел в землю и уселся возле дерева.

- Похоже, он решил тут остановиться? – удивился Айвин.

- Надо подобраться поближе, - прошипел Ян. – Только очень осторожно. Быстрее, пока он спиной к нам!

Парни крадучись двинусь ближе к поляне, и залегли в кустах.

- Кажется, он что-то ждёт, - прошептал Айвин, присматриваясь.

- Или кого-то, - еле слышно буркнул Ян. – На охоту это что-то не похоже.

Ловчий положил арбалет на землю и принялся поглаживать псов, что-то им шепча. Псы внезапно начали кататься по земле. Ловчий поднялся и стал вытаптывать поляну, взрыхляя землю носками сапог. Затем подошёл к дальнему кусту и вытащил из-за него какой-то мешок. Порылся в нём, достал флягу и принялся разбрызгивать какую-то жидкость по всей поляне.

- Что он делает? – удивился Ян.

- Не понимаю, - тихо отозвался Айвин. – Подождём.

Ловчий осмотрел поляну и, видимо, остался доволен картиной. Затем подошёл к мешку и вытащил из него что-то большое, похожее на огромный кочан капусты, завёрнутое в ткань. Мужчина аккуратно её развернул и…

- Твою мать! – выругался Ян, стиснув в руке дубину так, что хрустнули пальцы.

Айвин почувствовал, как напряглось мощное тело здоровяка и вцепился ему в плечо.

- Тихо! – выдохнул он ему в ухо, но было уже поздно.

Раздалось гулкое рычание псов.

- Кто здесь? – резко крикнул Ларс.

Он бросил то, что держал в руках, подхватил арбалет и отступил в темноту.

– Выходите или спущу псов!

- Это мы! – крикнул дрогнувшим голосом Айвин, поднимаясь. Он никак не мог оторвать глаз от лежащей на земле, оскаленной головы серебристого волка. Отражённый огонь факела плясал в жёлтых выкаченных глазах, придавая отрубленной голове поистине демонический вид.

Ларс длинно выругался.

- Герои всё должны сделать по-своему, да? Всё испортить? - раздражённо сказал он, снова выходя на поляну. – Идите сюда.

- Сидеть! – приказал он псам. Те послушно уселись.

Парни медленно двинулись к нему.

- А я – то думаю, почему собаки себя так неспокойно ведут, - протянул ловчий, не опуская арбалет. – И что вам тут на хрен понадобилось?

Ян шагнул вперёд:

- Я сам хотел убить эту падаль, - кивнул он на отрубленную голову, - только не знал, как выследить, потому мы за вами увязались.

Ларс покачал головой.

- Я её уже убил, ещё до нашей встречи. И отрубил башку. Но, работа есть работа, мне надо было получить за него оплату.

- А как вы узнали о волке? – спросил Айвин, мы известие только два дня назад отправили. – Как вы могли так быстро приехать, найти волка и убить его?

- Я не получал известий, - покачал головой Ларс. - Просто недалеко от вашего леса проезжал и мои девочки случайно эту тварь унюхали.

- А что это вы тут разбрызгивали? – продолжал допытываться Айвин.

- Это кровь, - быстро ответил Ларс. – У ловчих есть традиция, после убийства твари из Серой Пустоши разбрызгать его кровь. Может и странная традиция, но считается, что помогает выжить в следующем бою. Может, хватит расспросов?

- Вы убили эту тварь! – гулко протянул Ян, всё ещё рассматривая лежащую голову. – Отомстили за мою сестру. Благодарю!

- Тогда суй эту башку в мешок, и пойдём отсюда, может хоть сегодня, наконец, высплюсь под крышей.

Ян медленно подошёл к голове и внезапно, взревев, во всей силы врезал по ней дубиной.

- Нет! – крикнул ловчий.

- Ян, остановись! – Айвин бросился к другу.

Тот застыл, затем присел на корточки возле головы и что-то поднял. Айвин посмотрел на откатившуюся голову и увидел, что та всё ещё целая за исключением глаза. Но что-то было не так, что-то…

- Что это? – удивлённо спросил Ян, непонимающе вертя в пальцах что-то большое и жёлтое, напоминающее кусок янтаря.

Он посмотрел на ловчего.

- Ты не должен был этого делать, - сухо сказал тот.

Взгляд Айвина метался между ними, затем случайно зацепился за вещь, лежащую в открытом мешке, и осознание страшной правды обрушилось давящей тяжестью. Живот мгновенно заледенел.

Айвин рывком выхватил стрелу из колчана, вскинул лук и прицелился в ловчего.

- Что ты делаешь? – Ян удивлённо переводил взгляд с одного на другого. Он ещё ничего не понял.

- Мы уходим! – с трудом проглотив застрявший комок в горле, просипел Айвин. – Ян, мы уходим, быстро!

- Дерьмо, - выругался Ларс. – Эйдел всемогущий, ну почему именно мне не повезло встретить настоящих героев.

- Что это значит? – Ян встал, крепко сжав в руках своё оружие.

Он всё ещё не понимал.

- Это он убил Мию! – резко сказал Айвин, словно с разбега нырнул в холодную воду. – Точнее не он сам, а один из его псов. В мешке лежит кисточка с засохшей серебряной краской, а это, – поддел ногой он голову, - подделка. Если б ты не выбил ей глаз – никто б не догадался, что она ненастоящая.

Ян застыл, покачиваясь, побелевшими руками вцепившись в дубину. От лица отлила вся кровь, и оно неестественно побелело.

- Зачем? – глухо спросил он, уставившись в глаза Ларсу.

- Деньги, мать их так! – отозвался тот. – Наместнику нужны деньги, а твари из Серой Пустоши забредают сейчас намного реже. Потому он приказал ловчим потрясти селян. Поверь, Ян, мне жаль твою сестру…

Эта фраза всё и решила. Дальше всё происходило очень быстро.

- Убью суку! – взревел Ян, и кинулся на Ларса.

Тот отшатнулся, арбалетный болт, тренькнув, сорвался с паза, и глубоко вонзился парню в живот.

Айвин дико закричал вместе с Яном, руки дрогнули и стрела вместо шеи ударила седого ловчего в плечо.

- Взять их! – рявкнул мужчина громким, искажённым голосом и псы, сорвавшись с места, кинулись на ближайшего к ним Яна.

Тот взмахнул своей чудовищной дубиной и со стоном обрушил её на ближайшее животное, сбив его в полёте. Что-то громко хрустнуло, словно проломился лёд на реке, и собака жутко завизжала. Вторая прыгнула и всем весом врезалась в здоровяка, вцепившись ему в руку. Тот покачнулся, ноги его подогнулись, и он грузно опрокинулся на спину.

- Ян! Ян! – кричал Айвин, чувствуя, что его сейчас стошнит, пытаясь достать застрявшую в колчане стрелу.

Ларс с перекошенным лицом вытащил меч и шагнул к Яну. Тёмная кровь из плеча заливала пробитый доспех.

- Нет!! – то ли вскрикнул, то ли всхлипнул Айвин и, отбросив лук, бросился наперерез ловчему. Тот замахнулся мечом и парень врезался в него плечом, сшибив с ног. Меч с шелестом улетел куда-то в темноту.

Совсем рядом жутко заскулил пёс, Айвин оглянулся и увидел как Ян, схватив раненую собаку одной рукой, обрушивал ей на голову свой огромный кулак. Собака дико визжала, пытаясь вырваться, пока её череп, гулко треснув, не раскололся.

Вторая вцепилась Яну в руку и, глухо урча, дёргала головой. Айвин с размаху впечатал ногу ей в бок, вложив в удар все свои силы, и пёс с визгом отлетел в сторону. Рядом, с тяжёлым вздохом поднимался на ноги Ларс, Айвин налетел на него и они сцепившись покатились по земле. Ловчий схватил его голову и ударил лбом в переносицу. В глазах полыхнуло белым пламенем, нос хрустнул, и струя крови брызнула Ларсу прямо в глаза. Айвин схватился за обломок стрелы, застрявший в плече мужчины, и принялся его выворачивать из стороны в сторону. Ловчий дико взвыл. Его тяжёлый кулак врезался парню в ухо, раздался звон, что-то лопнуло и с левой стороны исчезли все звуки. Айвин упёрся лбом в переносицу Ларса, слыша его тяжёлое дыхание, левой рукой прижал руку ловчего к земле, а правой слепо пытался вытащить нож из ножен. Внезапно ногу обожгло огнём, но пальцы уже нащупали рукоять, парень выхватил клинок и вонзил его мужчине в шею. Потом ещё раз и ещё. Казалось, рука живёт своей собственной жизнью и потому он бил снова и снова, в шею и голову, не обращая внимания на боль в ноге, заливающую рот кровь и хрипы ловчего.

Внезапно руки его ослабели, Айвин выронил нож, привстал, и его стошнило желчью, когда он увидел кровавое месиво, в которое превратилось лицо ловчего.

Сзади кто-то захрипел. Айвин обернулся и увидел, как Ян грузно, всем своим весом, навалился на второго пса, глубоко погрузил пальцы ей под челюсти и медленно выворачивал голову с оскаленной пастью, а та хрипела, рвала когтями живот и грудь Яна, так что во все стороны летели ошмётки кожи. Что-то сухо треснуло, будто сломалось сухое дерево, и собака застыла огромным комом искорёженной плоти.

Ян взглянул на друга и Айвин с ужасом увидел, что на месте его правого глаза зияет пустая глазница, а на руке не хватает нескольких пальцев. Уголки губ залитого кровью лохматого здоровяка дёрнулись, казалось, что он пытается улыбнуться, а затем с тяжёлым вздохом закрыл свой единственный глаз и замер.

- Нет, Ян, нет! – всхлипнул Айвин. Он подполз к другу, и понял, что тот не дышит. Всё тело наливалось тяжестью, Айвин увидел глубокую рану от меча на своей ноге и вяло удивился. Наверно, ловчий всё же успел его рубануть. Но всё это не имело сейчас никакого значения. Надо было встать и идти в деревню за помощью, но сил на это просто не осталось.

Айвин, уткнувшись лицом в залитую кровью, лохматую шевелюру друга, раскачивался и выл. Из глаз текли горячие злые слезы, заливающие рот и смешивающиеся с кровью. Теперь он понимал, что имел в виду ловчий, говоря о том, что всегда одно и то же: кровь, грязь и дерьмо.

В голове стучала только одна мысль: «Я больше не хочу быть героем! Никогда...»

 

читателей   110   сегодня 1
110 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...