Где-то в далекой, далекой галактике…

ЭПИЗОД 1

Небольшое помещение, стол, два стула, на стульях друг напротив друга сидят два человека средних лет, один в сером костюме, голубая рубашка и синий галстук дополняют общее впечатление. На втором нечто напоминающее тюремную робу. В углу под самым потолком видна работающая видеокамера, мерцают датчики противопожарной системы.

- Добрый день. Вы не против, если мы начнем?

(Едва заметный кивок головой в знак согласия).

- Расскажите нам о себе. Кто вы?

- А как думаете вы?

- Не знаю. Это мне бы хотелось услышать от вас, но основываясь на наших прошлых беседах я бы сказал, что вы – Ангел.

- (С улыбкой. После некоторого раздумья) Я назвал бы себя охотником, а именно, охотником на чудовищ.

- Да? Почему? Что заставляет вас так думать?

- Ничего. Просто это наиболее близко описывает то, чем я занимаюсь.

- И на каких чудовищ вы охотитесь?

- На тех, что прикрываются людьми как масками. Я ловлю их на живца и заставляю сбросить эти маски, продемонстрировать, так сказать, истинную сущность. При этом мне, естественно, нужно быть сильнее, быстрее и сообразительней не только каждого из них в отдельности, но и всех вместе. Иначе не выжить. Могу отметить, что таких охотников как я в этом мире совсем не много, поэтому у меня всегда есть работа.

- Кто поручил вам эту работу.

- Отец.

- Чей?

- Мой, естественно.

- Насколько нам известно, ваши родители расстались еще до вашего рождения и со своим биологическим отцом вы ни разу не виделись.

- Так и есть. С человеком, благодаря которому это тело появилось на свет, я не знаком.

- Тогда о каком отце идет речь?

- О создателе энергетической субстанции, которую принято называть душой, я полагаю.

- Вы думаете, это удачная шутка?

- А вас что-то смущает?

- Почему именно здесь?

- Слишком уж много их расплодилось. Нарушение баланса экосистемы, как всякого баланса, может привести к самым печальным последствиям.

- И вы с этим боретесь.

- Пытаюсь.

- Тем, что раскрываете их истинную сущность?

- Да.

- У каждого охотника должно быть оружие. Расскажите о вашем.

- Мое оружие - слово.

- Слово?

- Именно так.

- И все? Так просто?

- А разве нужно что-то еще? Моему отцу вполне хватило, чтобы создать этот мир, а старшему брату, чтобы перевернуть его с ног на голову, две тысячи лет назад. Я полагаю, тот факт, что люди не живут в некоей единой для всех объективной реальности, но в собственных фантазиях, сотканных из слов, образов, звуков и тому подобного, вы оспаривать не станете. У каждого своя «объективная» реальность. Все только и занимаются тем, что грызутся между собой, пытаясь выяснить, чья реальность объективнее.

- Так вы утверждаете, что Иисус Христос ваш брат?

- Старший.

- И вы с ним общаетесь?

- Да, бывает. Когда навещаю его в верхнем городе.

- Что это за место?

- У вас это называется рай. Там в общем неплохо, но немного скучно. К тому же вибрации души с которой нам предназначено соединиться еще не достигли того уровня, который позволил бы ей туда войти. Поэтому сейчас это невероятно красивое и ужасно одинокое место, хотя в качестве убежища между миссиями вполне подходит.

- Значит вы ловите свою добычу на живца, при этом ваше оружие – слово. Не могли бы вы рассказать, как именно это происходит?

- Извольте. (деланно равнодушно) Те, кого мне нужно вывести на чистую воду, хоть и прикидываются людьми, но обладают ярко выраженными инстинктами хищников. Они довольно умны и расчетливы, но только до тех пор, пока не почувствуют запах крови и не просто крови, а крови определенного качества. Они похожи на пираний, которые от одной капли, попавшей в воду, теряют контроль и впиваются в жертву, стремясь уничтожить ее полностью. Наша с братом кровь на них действует как наркотик, они просто теряют голову. Поэтому нам и приходится жертвовать собой, из века в век, в порядке живой очереди, так сказать, другого способа их выманить нет. Обычно они носят маски благопристойной респектабельности, доброты, сострадания, милосердия. Пытаются имитировать дружбу, сочувствие и даже любовь. Но все это слетает с них в один миг, стоит им учуять аромат нашей крови. Забавно даже. Проблема в том, что раны должны быть настоящие и боль тоже. Одним словом, неприятно это все, крайне… (пауза) Хочу заметить, что зря вы посадили меня в этот каменный мешок. Все это чревато серьезными последствиями. Для вас же в первую очередь.

- Какими? Можете сказать что-нибудь конкретное?

- Разными. При дисбалансе системы все идет в разнос.

- А вы тот единственный элемент, который эту систему поддерживает?

- Получается, что так (пауза). Какой сегодня день?

- 15 июля.

- Год?

- Две тысячи восемнадцатый.

- Могу вас обрадовать. Если вы не выпустите меня до 21 июля 2018 года, то больше можете уже ни о чем не беспокоиться.

- Причина?

- Просто будет поздно.

- Объясните. Почему поздно или для чего?

- Для всего (усмехается, но как-то не весело). Просто в этот день будет утвержден новый управляющий, т.к. прежний не в состоянии исполнять свои прямые обязанности по причине того, что вынужден находиться в этом отвратительном месте. (раздраженно)

- Чем оно так ужасно?

- Все, что ограничивает свободу ужасно, плюс ко всему еще и слежка двадцать четыре часа в сутки. Это омерзительно. (лицо искажает гримаса отвращения).

- Давайте поговорим об управляющем. Когда вы говорите так, вы подразумеваете Правителя Мира?

- С чего вы взяли? (усмехается)

- Просто я заметил, что вы намеренно избегаете громких слов. Вас интересует функция. Функция прежде всего. Это так?

- Если вы это поняли, то давайте перейдем к делу, а именно к тому, когда вы наконец меня выпустите отсюда. Ведь я не совершил ничего противозаконного.

- Почему вас так беспокоит вопрос смены управляющего? Дело в уязвленной гордости, или в карьерных амбициях?

- (смеется). Вы серьезно? (смех). Дело в том, что на моих плечах лежит очень ответственная задача, успешное завершение которой является результатом труда многих сотен талантливейших людей разных поколений, терпевших лишения, страдавших, умиравших страшной, порой мучительной смертью и работавших, не жалея себя ради того, чтобы в один действительно прекрасный день все изменилось… Это то, что у вас известно, как «великий энергетический переход».

- Понимаю. А мы вам не даем его совершить. Верно?

- Вы себе не даете его совершить, своим детям и всем, кто населяет эту несчастную, почти мертвую планету.

- Допустим. Вы правы. Чем нам может грозить смена, так сказать, управляющего? Почему мы должны переживать и волноваться по этому поводу? Ведь Иисус любит нас, не так ли?

- Когда Он придет, вам уже не о чем будет переживать. Это будет другой мой старший брат, только управляет Он не верхним, а нижним миром, тем, что вы называете адом. Если это произойдет, скучать вам больше не придется.

- Вы говорите про охоту, кровь и раны, но на вас ни царапины. Спаситель был распят на кресте и умер за нас в муках. У вас же ничего подобного не наблюдается.

- Удивительно, с каким самодовольством вы это говорите. Вас прямо распирает от гордости от того, что за вас умерли, да не просто так, а в муках.

- Пожалуй, на сегодня достаточно.

- Уведите нашего гостя. (обращается к охране)

Гость встает, звеня кандалами идет к выходу, там его ждут два охранника в кевларовых бронежилетах, вооруженные помимо табельных пистолетов дубинками-электрошокерами.

 

ЭПИЗОД 2

Та же комната, двое сидят напротив друг друга, Гость одет как в прошлый раз, выглядит немного уставшим и безразличным. Его собеседник в синем костюме, светлой рубашке и голубом галстуке. Он бодр, сосредоточен и нарочито бесстрастен.

- Итак, это наша с вами шестая встреча. Продолжим. Мы остановились на распятии и конце света, а также на том, почему у вас нет ран.

- А вы уверены, что у меня их нет? Благодаря вам я постоянно испытываю мучения, разве этого недостаточно?

- Вы хотите сказать, что ваши нравственные муки – это аналог распятия, если я вас правильно понял.

- Сложно объяснить что-то тому, кто не в состоянии понять, либо не хочет сделать даже малейшего усилия. Энергетическое тело, так называемая душа, также вполне может болеть, страдать и истекать кровью. Вы не видите этого, но можете почувствовать.

- Ваша цель предотвратить катастрофу?

- В какой-то степени. Главное - это помочь совершить качественный переход к новой реальности. Когда мир с одной стороны вроде бы остается прежним, а с другой меняется безвозвратно. Это некий узловой этап, развилка, нужно помочь выбрать правильную дорогу, а идти вам все равно придется самим.

- Почему мы никогда о вас ничего не слышали. Кто вы?

- Снова вы задаете этот вопрос. Возможно, даже слышали, но сейчас это не важно. Кичиться прошлыми жизнями все равно, что хвастаться родословной и знаменитыми предками, так же жалко и глупо.

- Но ведь вы, по сути, утверждаете, что вся ваша семья имеет божественное происхождение.

- Прежде всего, это семья, а потом уже все остальное. Я любил бы их не меньше, будь они самыми обычными людьми, и они это знают, но мы те, кто мы есть, это данность.

- А как насчет матери? Она у вас есть?

- А у вас?

- Разумеется.

- И у меня.

- Она - непорочная дева?

- На физическом уровне самая обычная женщина, на энергетическом - органичная часть души отца. По принципу – двое да едины будут. Или вы всерьез полагаете, что все те души, которые населяют этот еще сотни сотен других миров мог произвести один родитель?

- Поэтому вы так стремитесь встретиться с вашей родственной душой?

- Конечно. Подготовительный этап давно закончен, дальше идет развитие непосредственно в осязаемой реальности. Времени мало, его всегда не хватает, а успеть нужно очень многое.

- Так вы здесь ради спасения рода человеческого?

- Только если он сам захочет себя спасти, но я не настаиваю. (усмехается) Меня уговорили прийти в этот практически безнадежный мир, клятвенно пообещав возможность встречи с Ней.

- Почему он безнадежен и почему именно Вас?

- На первый вопрос вы и сами можете ответить. Что касается второго, то тут все не так просто. Да, были другие и их было много, но добиться чего-либо существенного они не смогли, если не верите – посмотрите сами на то, где вы живете. Я действительно не выношу пафоса и громких слов, меня интересует результат, профессионализм – основа моей работы, я не пророк, не проповедник и не миссия. У меня есть ряд взаимосвязанных задач, которые необходимо выполнить – на этом все.

- Вы действительно не похожи ни на одного из них.

- А вы их встречали?

- Я говорю о людях, которые считают себя избранными. С ними мне приходилось сталкиваться. (выглядит немного растерянным, но быстро берет себя в руки). Так значит вы - особенный…

- Не мне судить об этом, грех гордыни еще никто не отменял. Просто обычно меня отправляют в миры, которые находятся на грани гибели по вине тех, кто их населяет. Если у меня не получится развернуть их в другую сторону, значит, не сможет никто и, доказавшую несостоятельность цивилизацию можно уничтожить.

- Что будет с планетой? Астероид или комета?

- С планетой будет все в порядке, она нужна для развития других цивилизаций, а вот вы – нет, если не проявите благоразумие.

- И как же вы спасете нас?

- Через любовь. Бог есть любовь. Забыли?

- Любовь к вашей родственной сущности?

- Подлинная взаимная любовь – как раз то, что нужно этому миру, который только грезит ею, но никогда по-настоящему не испытывал. Он страдает от одиночества так сильно, что в агонии творит совершенно немыслимое.

- Вы встретитесь с ней и все будет хорошо? Конец света не случится?

- Отец придумал замечательный сценарий на этот счет. Лично я надеюсь, что все получится.

- Так вы общаетесь с отцом? Он говорит вам что-то?

- Голосов я не слышу, не переживайте. Это непосредственное знание, другими словами, я просто знаю и все, а еще то, что называется интуицией. Она помогает понять, следую я Его воле или отклоняюсь в сторону.

- На сегодня вполне достаточно. Я думаю, нам всем нужен небольшой отдых.

- Проводите нашего Гостя (обращается к охране).

 

ЭПИЗОД 3

Действующие лица те же. Гость выглядит заметно уставшим и несколько изможденным. Его собеседник свеж и бодр. Одет по-другому.

- Итак, как вы себя чувствуете? Сегодня наша седьмая встреча. Возможно, последняя.

- Вы решили отпустить меня?

- Не совсем. Это не в моей компетенции, но мы перевезем Вас в другое место с более комфортными условиями. В комнате будут окна. Вы сможете выключать свет на ночь и даже, возможно, вам разрешат читать книги и писать что-нибудь для себя. Пользоваться интернетом, телефоном, смотреть телевизор и общаться с кем-либо вы, конечно, не сможете, но и эти послабления достаточно существенны.

- Сколько я буду там находиться?

- Я не могу ответить на этот вопрос. Столько сколько сочтут нужным.

- Кто? Кто это решает?

- Это все настолько серьезно, что я не могу сказать Вам.

- Неужели это настолько секретно, что я даже не могу узнать кто они? И все это из-за нескольких десятков комментариев на новостных сайтах и репостов картинок, посвященных личностному росту… Вы вообще в своем уме?

- Вы знаете, что дело не в этом.

- А в чем?

- Вы представляете угрозу…

- Какую и для кого? В интернете сотни тысяч если не миллионы людей делают то же, что делал я и никто их за это никуда не садит. Почему все это вообще происходит? Я не нарушил никаких законов, не оскорбил ничьих чувств…

- Я понимаю, Вы расстроены, что Ваша встреча 21 июля не состоится, но она может случиться несколько позже. Мы полагаем, ничего страшного не произойдет.

- Это вы полагаете. Хотелось бы узнать, вы готовы принять на себя всю ответственность за последствия, или для вас это просто игра?

- Мы считаем, что никаких последствий не будет. Я понимаю, Вы очень скучаете и хотите встретиться со своей родственной душой. Потерпите немного, может быть через год Вы сможете это сделать.

- Через год? Вы гарантируете?

- Здесь сложно говорить о чем-то определенном. Все зависит от Вас и от общей ситуации.

- Я так понимаю, вы решили похоронить меня заживо. Почему тогда просто не убить?

- Вы слишком неординарны для этого. К тому же нам интересно, как долго Вы сможете переносить подобные условия и с каким результатом.

- Сойду ли я с ума, покончу с собой или просто тихо умру от старости и маразма? Вам это интересно?

- А Вы прозорливы, от Вас ничего не утаишь, впрочем, как и всегда. (пауза) Вы выглядите на удивление спокойным, это неожиданно. Надо признать.

- Мне не о чем переживать. Это вы нарушаете Его волю, а не я. Бог есть любовь. Все верно. Но Бог есть не только любовь и пусть поостережется всякий идущий против Его воли.

- Он настолько кровожаден?

- Не стоит мерить Его по себе. Когда было сказано Аврааму убить сына, Бог не жаждал крови, а только послушания и уважения. Это была проверка и Авраам с честью прошел ее. Чего не скажешь о современных лицемерах. Они строят храмы, ходят в церковь, ставят свечи, дарят иконы монастырям. Когда же доходит до выполнения воли того, в чьи храмы они ходят, то тут же идут на попятную и творят нечто совершенно противоположное. Вера – это не только послушание и смирение, но и доверие. А эти поражены грехом гордыни до такой степени, что берут на себя смелость решать, когда и что нужно делать, якобы, чтобы исполнить Его волю.

- Мне жаль, но я не могу ничего поделать.

- Сомневаюсь, что сделали бы хоть что-то, будь у вас такая возможность.

- Я, искренне, желаю Вам мужества выдержать все, что предстоит Вам.

- Не беспокойтесь обо мне. Я вверяю себя воле Отца моего, как и всегда.

- Что же теперь будет?

- Увидите.

 

читателей   87   сегодня 1
87 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,60 из 5)
Загрузка...