Джонни Псих

 

Вечер опускается на улицы Стронгхейма. Когда-то захолустный имперский городок после Изменения стал фронтиром, пустошь от него в нескольких часах пути.

Я иду по темнеющим улицам, раздраженно поглядывая на сиреневые тучи на горизонте. Над пустошью даже небо неправильное. После Изменения мир сделался зыбким, прохудился, изуродованный магией бездны. К сожалению, изменился не только мир, но и люди…

– Эй, уважаемый! – донеслось сзади. Я не обернулся.

– Эй, есть монетка? – послышалось снова. Продолжаю внешне спокойно идти, но внутренне закипаю.

– Эй, ты что глухой? – раздалось ближе.

Резко оборачиваюсь, рука окутывается тёмной дымкой.

– Да, глухой! – ору, бешено вытаращив глаза. – Я не подаю на улице, это вопрос принципа!

Мужик отпрянул, ловко спрятав дубинку за спину.

– Глухой так глухой, сразу бы сказал, – буркнул неудавшийся грабитель.

Он развернулся и потопал в переулок, проворчав под нос «драный урод». Что ж, в чём-то он прав, Изменение изуродовало меня. Раньше я не был таким нервным и таким злым.

Когда небо опрокинулось на землю, мир изменился навсегда. Хаос и ужас трансформаций выплеснулись в реальность, искажая всё на своём пути. Примерно треть территории Империи превратилась в пустошь. Там теперь всё иначе, нет ни людей, ни привычных животных с растениями. И городку, в котором я жил, не повезло оказаться в глубине искажённых земель.

Большинству людей посчастливилось остаться прежними. Но некоторые были изуродованы, либо обратились в безмозглых чудовищ. И ещё неизвестно, что хуже: жить монстром, или умереть человеком?

Я умереть человеком уже не смогу, потому что Изменение исказило меня. Оно дало мне силу, но отобрало всё, что имел. Теперь у меня ни дома, ни лавки, оставшейся в наследство от отца, ни невесты. Всё поглощено Изменением, все мои родные, друзья, все они погибли. Мне каким-то чудом удалось спастись, и теперь я бродяга без дома, от которого шарахаются как от чумы обычные люди. Чтобы выжить, приходится раз за разом возвращаться в пустошь, ведь нормальной работы мне никто не даёт. Ненавижу всё это!

Наконец я дошёл до таверны «Кабаний угол». Не так уж много мест, где спокойно принимают изменённых, но эта таверна одно из них. Причина проста – хозяину тоже «повезло».

Открыв скрипучую дверь, вхожу в зал. Тепло очага согревает помещение, из кухни доносится аромат похлёбки, а стойку как обычно подпирает массивным телом хозяин. На его кабаньем рыле довольное выражение, пятачок влажно поблёскивает.

Три года назад Фред был обычным трактирщиком средней руки. В день Изменения он по каким-то делам оказался в землях, которые теперь стали пустошью. Домой он тогда вернулся с кабаньей головой на плечах. Так что в своём трактире встречает таких же «везунчиков» как и он с распростёртыми объятиями. Тем более, что обычные люди захаживают сюда нечасто.

– Джонни Псих, ты ли это? – приветственно кричит хозяин таверны.

– От свиньи слышу!

– Я кабан.

– А я не псих, просто принципиальный.

Мы оба довольно улыбаемся, обменявшись традиционными любезностями. Подхожу к стойке и усаживаюсь. Фред без лишних вопросов наливает мне кружку тёмного.

Отхлебнув пива, негромко спрашиваю:

– Ну что, есть работа?

– Есть одна, – так же тихо отвечает свиноголовый. – Нужны жёлуди, десяток.

С трудом сдерживаю улыбку. Свинья просит принести желудей, ну надо же!

Желудями прозвали плоды деревьев, которые появились в пустоши после Изменения. Они действительно немного похожи на жёлуди дуба, но размером с яйцо, красного цвета, и концентрируют внутри ту самую силу, что и стала причиной Изменения. Уж не знаю, кому и зачем они нужны, возможно магам для каких-то экспериментов, но имперские законы велят сдавать властям все плоды. Так что по закону Империи я таскаю из пустоши контрабанду, а Фред мой подельник.

– Соберёшь тогда мне сухарей, сыра и вяленого мяса с собой?

– Само собой, Джонни. Запишу в счёт твоей доли.

– Фред, тебе никогда не говорили, что ты жадный как свинья?

– Постоянно говорят, – довольно хрюкнул тавернщик.

К полуночи я напился в дым. Кажется, опять плакал и в десятый раз рассказывал Фреду о прошлой жизни. Ночью снилась лавка, что я обслуживаю покупателей, а вечером собираюсь с визитом к своей невесте Марте. Проснулся разбитым, и с привычной ненавистью к Изменению и своей паршивой жизни.

Без аппетита проглотив завтрак, я направился прочь из города. До пустоши топать полдня, что удручает.

Граница изменённых земель видна чётко, словно процарапанная огромной иглой. Зелёная трава обращается в пепельно-серую, стволы деревьев в пустоши чёрные, словно обугленные, листья серые, как и трава. Пустошь принадлежит изменённым существам, людям здесь не место. Если обычный человек сюда забредёт, на него обязательно нападёт какая-нибудь тварь. Но я не обычный человек, к сожалению.

Окутываю тело тёмной дымкой и шагаю на изменённые земли. Теперь местные твари примут меня за своего, и я смогу передвигаться здесь безопасно. Изменение пыталось сожрать меня, как и остальных в том городе, но получилось это лишь частично. Вот теперь я и хожу полупереваренным куском – не изменённая тварь, но уже и не человек. Как же я ненавижу своё состояние! Но без этих способностей здесь не обойтись. Дымка не только маскирует, но и защищает не хуже латного доспеха.

Дальше в пустоши и стала появляться местная живность. Стайки каких-то мелких зеленоватых тварей, размером с зайцев, бегали в траве, нечто змееподобное извивалось на стволе дерева справа. У существа не было видно ни глаз, ни пасти. Гадость какая, скорее бы найти жёлуди и двинуться обратно.

Я углубился в заросли деревьев. Стали попадаться более крупные твари, размером со свиней и оленей. Особо их не рассматривал, не обращают на меня внимания и ладно.

Раздвинув очередные чёрные ветви, вижу искомое дерево с красными плодами на ветвях. Наконец-то! Успеваю сорвать три плода, и получаю удар в бок такой силы, что улетаю на несколько шагов, больно ударившись о землю.

Развернувшись, увидел коренастую массивную тварь размером с телёнка. Красные глаза злобно взирали с тупой морды, на голове было что-то вроде утыканной шипами грибной шляпки, которой она меня похоже и боднула. Видимо тварь считала это дерево своим. Можно было отправиться искать плоды где-то ещё, но отступать не в моих принципах.

– Ах ты тварь, скотина! Ты меня боднула? Да я сам тебя бодну! А ну иди сюда, кусок дерьма!

Я превратил дымку на своих пальцах в когти и прыгнул на тварь. Она отскочила вбок, заставив меня промахнуться. Я лишь разъярился ещё больше, подскочил к ней вплотную и принялся рвать когтями изменённую плоть. Тварь пыталась отбиваться, но без возможности взять разбег была обречена.

Остановился только тогда, когда понял, что кромсаю давно безжизненную тушу. Мерзкая скотина! Хорошо хоть её лиловая кровь не прилипает ко мне, пока я окутан дымкой.

Сорвав плоды, я отправился обратно. Скорей бы выбраться с этих проклятых земель, вернуться в таверну и залить воспоминания крепким пойлом. Устал я во время драки прилично, поддерживать оболочку вокруг тела всё сложнее.

Ввалившись в «Кабаний угол», я немного удивился. Как-то слишком людно сегодня, да и народ странноватый. С десяток крупных типов, укутанных в тёмные плащи, хотя в зале таверны тепло. Да и хозяин за стойкой стоит ровно, без обычной расхлябанности.

Я подошёл к стойке, и приветствовал тавернщика:

– Привет, Фрэнк. Чего такой серьёзный?

– Здорово, Джонни Псих, – громко, так что слышно было на весь зал, ответил он. Двое типов тут же загородили собой вход, под плащом одного сверкнули латы.

– Именем Империи, ты арестован! – выкрикнул один из них.

Я прищурился недобро:

– Ага, сдал меня, морда свиная!

Не дожидаясь ответа Фрэнка, окутываю тело дымкой и прыгаю за барную стойку. Здесь есть люк в подвал, где хозяин хранит запасы вина и закусок. Спрыгиваю вниз, пытаясь отдышаться и унять бешено колотящееся сердце. Чёртов ублюдок сдал меня властям, чтобы свою шкуру спасти, не иначе.

– Джонни, не дури, сдайся, – послышалось сверху.

– Я не сдаюсь, это вопрос принципа.

– Старина, мы же оба понимаем, что ты выдумываешь свои принципы на ходу, по ситуации.

– У меня они хоть какие-то есть, в отличие от тебя, беспринципная ты свинья!

Что же делать? Скопом не возьмут уже, тут слишком тесно, выцарапывать меня будет неудобно. Ещё повоюю!

– Ну что, кто первый? Полезайте вниз, ребятки, я вас выпотрошу всех до одного!

Ответом мне стал огненный шар, который прилетел сверху и взорвался от удара о пол. Пламя расплескалось вокруг, попав и на меня. Тёмная дымка доспеха выдержала, но истончилась. Ещё пара таких шариков и меня поджарят, отсидеться точно не выйдет.

Обшариваю взглядом полки и каменные стены вокруг, тщетно ища выход, и вспоминаю про жёлуди. Концентрированная сила Изменения, а вдруг?..

Достаю один плод, сжимаю в руке и тянусь к силе, заключённой в нём. Неожиданно легко впитываю её без остатка. Тёмная дымка вокруг меня уплотняется, и следующий огненный шар я почти не замечаю.

Эх, ну сейчас я им устрою! Впитываю все имеющиеся плоды, отращиваю когти и выпрыгиваю из погреба, как пробка из бутылки с перебродившим вином. Сила переполняет!

Ещё в полёте распрямляю руки и отбрасываю двоих, стоящих возле люка. Один с лязгом доспехов впечатывается в барную стойку и падает на пол с неестественно вывернутой головой. Второй улетает в угол, фонтанируя кровью из разорванного моими когтями горла.

Впереди двое стражников прикрывают мага, который уже наводит на меня светящийся жезл, ещё трое у двери и двое у лестницы на второй этаж.

Прыгаю к стене, отталкиваюсь от неё всеми конечностями и влетаю в охраняющих мага стражников. Сбиваю с ног всех троих, резкими ударами разрываю глотки лежащим противникам.

Не вставая, хватаю лавку и швыряю её в тех, что у двери, а сам бросаюсь на двоих у лестницы. Перекатом ухожу от взмаха меча первого, второму подрубаю ногу, обратным движением вгоняю когти глубоко в подмышку первому. Всё, эти двое не опасны.

Троица у двери верно оценила свои шансы. Толкая друг друга, они рванулись к выходу, но сбежать за подмогой я им не дал. Настигнув их одним длинным прыжком, врубился в неприкрытые спины.

Зал таверны превратился в бойню. Кругом окровавленные тела, красные брызги на стенах. Хозяину тоже досталось, кто-то из стражников вспорол ему бок, и тот хрипел на полу у стойки.

Оглядывая поле битвы, я задался вопросом, что же делать дальше. И неожиданно ответ пришёл изнутри.

Впитав силу из желудей, я наконец обрёл целостность и понимание. Это была вовсе не катастрофа, порча или магическая чума. То, что люди прозвали Изменением – лишь очередной этап развития мира, переход в другое состояние. Подобные метаморфозы уже случались, именно так появилась магия. Это новый виток совершенствования мира, в котором я теперь смогу найти себе место.

А может я свихнулся? Жёлуди свели меня с ума, и я просто брежу, принимая желаемое за реальное? Впрочем, даже если и так… Я перебил десяток имперских стражников, и рано или поздно меня схватят, так что тоскливое существование последних лет окончено.

Те, кто остался в моём родном городе вовсе не погибли, они изменились, стали качественно иными, я верю в это.

Открыв дверь, я шагнул на улицу. Я возвращаюсь в пустошь. Я возвращаюсь домой.

 

читателей   142   сегодня 1
142 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 3,75 из 5)
Загрузка...