Древние тайны Карагала

Кайл наслаждался живописными лучами заката в Южном море, которые причудливыми бликами отражались на морской глади.

Но на душе у Кайла было грустно, он тосковал по дому и друзьям: уже десять дней прошло с тех пор, как они с профессором отправились на маленькой яхте в сторону загадочного архипелага Карагал, чтобы разгадать тайну могущественного народа, что жил там когда-то.

Некогда Карагал был великой морской империей, обложившей тяжелой данью большую часть стран материка Роа. Но сто тридцать лет назад немыслимых размеров волна обрушилась на архипелаг, уничтожив эту гордую цивилизацию завоевателей.

Среди карагальцев были могучие псионики, Ментальные Воители, способные повелевать энергией мира, метать крупные предметы и сеять хаос в стане противника. Профессор не верил, что такое грозное наследие могло бесследно сгинуть в пучине, и теперь был поистине одержим идеей отыскать на заброшенных островах какие-либо остатки псионного искусства карагальцев.

— Завораживающее зрелище, не правда ли? — профессор появился неожиданно – Кайл не услышал, как тот поднялся из каюты на палубу их суденышка. — Красоту таких мелочей начинаешь ценить, когда остаешься вдалеке от привычного уюта, который окружал тебя с детства.

Профессор был высокий седой человек в потертом сюртуке, с большой лысиной на голове, разменявший уже восьмой десяток, однако по-прежнему сохранявший повседневную энергичность и позитивный настрой.

— Вы знаете, сэр, мне хотелось бы знать больше о том месте, куда мы направляемся, — заявил вдруг Кайл, решив сразу показать, что не слишком настроен на мечтательный лад.

— Нуу... о карагальцах известно очень мало, мой мальчик, — пожал плечами старик. — Ты сам знаешь – они крайне редко контактировали с жителями материка.

— И тем не менее, — стоял на своем Кайл, — хоть что-то вам должно быть известно? Недаром же вы увлекаетесь этой тематикой чуть ли не всю свою жизнь... Вы ведь долгое время жили в Сиппуре, не так ли?

— Так, — с улыбкой отвечал профессор. — Вот только сиппурийцы очень ревностно оберегают свои знания – это настоящая беда...

— Но я ни за что не поверю, что такой человек как вы не смог найти способ что-либо разузнать! — лукаво ввернул Кайл.

— Гм... ну что ж... — казалось, на пару мгновений профессор смутился, — я действительно в свое время предпринял попытку исследования, касающегося такого объекта, как кволидий. Тебе что-то известно об этом материале?

— Название где-то слышал, — рассеянно отозвался Кайл. — Это какое-то зелье или... снадобье?

— Не совсем. Кволидий – это особое вещество, которое можно было найти только на карагальских островах. Ментальные Воители использовали его для развития своих псионных способностей, однако происхождение кволидия неизвестно. Я разузнал, что незадолго до падения Карагала Сиппур посещал наследник карагальского трона принц Кламильфонт ди Вайо, который был известен как книгочей и вообще юноша весьма просвещенный. Я предположил, что Сиппур он посещал наверняка не с пустыми руками...

Однажды ночью я тайно пробрался в закрытый отдел акфоттской библиотеки, где хранились книги, написанные еще до гибели Карагала. Там я нашел несколько книг, подаренных Кламильфонтом сиппурийцам во время его визита на материк. На них значилась подпись самого наследника карагальского трона, а также имя тогдашнего сиппурийского короля, которому книги и были предназначены в дар.

Одна из этих книг представляла собой сборник древних легенд Карагала, причем дополненный и улучшенный лично Кламильфонтом. Наибольший интерес у меня вызвала легенда о древней войне, после которой Карагал стал единым государством под властью одного монарха. Перескажу ее тебе вкратце... Надеюсь, будет любопытно.

Давным-давно, примерно сто тысяч лет назад, карагальцы не были единым народом. На архипелаге жило несколько независимых племен, которые сосуществовали весьма мирно, занимаясь рыбной ловлей, охотой на морского зверя и выращиванием прекрасных сочных фруктов на своих островах. Это были «баловни богов», рослые, крепкие, выносливые мужчины и женщины, век которых был гораздо более долог, чем даже у современных Кламильфонту карагальцев. Они не строили военного флота и никогда не имели контактов с людьми за пределами их островов. Но однажды их страну постигла беда: во время страшной бури морские волны исторгли на карагальский берег орду неведомых существ, чей облик был невыразимо жутким и оскверняющим само человеческое естество. В карагальском языке для обозначения этих чудищ существует необычайно длинное слово, которое, впрочем, не принято произносить вслух. В самой же легенде они почти везде именуются просто как «Твари-из-Глубин».

Так вот, незваные Твари-из-Глубин явились на карагальскую землю, возжелав захватить ее и уничтожить карагальский народ. Началась страшная, кровопролитная война, полная отчаяния, ужаса, страданий и смертей. Карагальцы хоть и были сильны и крепки духом, но война была для них чуждым делом, и сплотиться перед внезапно явившимся врагом было для них очень непросто. Тогда племена собрали общий совет и решили выбрать военного вождя, который смог бы командовать объединенной армией всего архипелага. Им стал уважаемый народом старец Зикмо, который был известен как могущественный жрец и заклинатель.

Твари-Из-Глубин не носили доспехов и погибали от копий, стрел и прочего людского оружия. Однако их полчища, казалось, лишь прибывали и прибывали, в то время как уже немало отчаянных воинов Карагала пало в боях с ними. Пленных людей Твари подвергали невообразимым пыткам, и вопли несчастных зачастую долго были слышны в ночи, сводя на нет боевой дух защитников осажденных крепостей.

В какой-то момент этой тяжелой войны казалось, что карагальцы близки к победе, однако коварные Твари-из-Глубин, пользуясь неискушенностью своих противников в военном деле, часто заманивали их в свои ловушки и предавали ужасной смерти.

Тем временем число храбрых сынов Карагала все таяло, и вскоре все они оказались осаждены в нескольких крепостях, почти безо всякой надежды на освобождение. Отчаявшиеся, почти лишенные всякой надежды, люди воззвали к Зикмо, со слезами на глазах умоляя мудрого старца спасти их от неминуемой гибели. Угрюмо было чело этого великовозрастного вождя, однако выслушав людей, он заявил, что может попытать последнее средство для спасения карагальского народа, но предостерег, что цена за избавление может оказаться слишком высокой. И тут люди кинулись в ноги к Зикмо, заклиная его сделать все, что он может, лишь бы только спасти их, их жен и детей от лютой погибели в лапах омерзительных Тварей.

«Быть по-вашему», — тяжко вздыхая, молвил Зикмо, после чего повелел не тревожить его и удалился в свои покои.

Восемь дней и ночей он сидел в своих комнатах без пищи и воды. Лишь приглушенное бормотание слышали те, кто подходил к его затворенной двери. Наконец, все решили, что старец лишь молится перед смертью, уверовав в неотвратимость погибельного рока.

Но то были не молитвы. То были отвратительные заклинания, противные любому честному мужу, но к которым Зикмо прибег как к последнему оружию. На восьмую ночь багряный огонь озарил небо, и тогда измученные защитники крепости увидели, что явился... ОН. В результате своих нечестивых песнопений Зикмо призвал из недр Великого Черного Кратера исполинского тысяченогого скорпиона-полубога по имени Гум-Троньяр, который одним своим ужасающим видом поверг в бегство осаждавшие крепость полчища Тварей-из-Глубин.

Тогда призвавший его маг вышел из крепости и молвил громко и властно:

«Уничтожь их всех! Спаси наш народ!»

Жутко рассмеялся Гум-Троньяр, потрясая всеми своими бесчисленными лапами, ибо знал, какую страшную сделку теперь заключил с ним Зикмо.

Изведя почти весь лес на острове, освобожденные люди построили для скорпиона гигантский плот для того, чтобы тот мог перемещаться с одного острова на другой. После этого Гум-Троньяр освободил одну за другой остальные крепости карагальцев, после чего начал безжалостно истреблять оставшихся на островах Тварей-из-Глубин. Бессчетное множество их пало жертвой его огромных острых клешней, и наконец, жалкие остатки их воинства были вынуждены бежать с архипелага обратно в морские пучины. Карагал был спасен.

И когда благодарные карагальцы встали вокруг своего кошмарного спасителя, вперед вышел старец Зикмо и прокричал: «Народ Карагала благодарен тебе, о могучий Гум-Троньяр! И мы, и потомки наши вовек не забудем твоего имени и твоего славного подвига, что ты совершил для нас. А теперь смилостивись, оставь наши острова и дай нам в покое оплакать павших и снова наладить здесь мирную благодатную жизнь!»

И вновь зашелся страшным хохотом Гум-Троньяр, после чего пророкотал: «Раскрой свои глаза, неразумный смертный! Неужто не ясно тебе, что вокруг – безбрежный океан, сулящий мне, сухопутному, лишь верную погибель? Уж не на этом ли ветхом плоту, что вы соорудили, я должен пуститься в опрометчивое плавание? О нет! За спасение ваше я требую иную плату: желаю теперь сделаться властителем карагальским, и чтобы вы, гордецы, почитали меня как своего бога и отца!»

«Не бывать этому! — возопил Зикмо. — Никогда не будет иноземное чудище править славным Карагалом. Я призвал тебя сюда, и я же тебя изгоню!»

И тогда в третий раз расхохотался Гум-Троньяр, еще громче и дольше прежнего, после чего поднял свое грозное жало и прыснул в несчастного старика смертоносным ядом, после чего тот истлел, и не осталось даже праха его. Устрашенные, карагальцы пали ниц и признали скорпиона-полубога своим господином.

Так началось владычество Гум-Троньяра в Карагале, длившееся три долгих позорных века. Скорпион показал себя как жестокий и алчный правитель, полностью презиравший народ, волею судьбы оказавшийся в его власти. На прокорм исполинского монстра уходило великое множество еды, так что сами карагальцы зачастую голодали, однако не желали вызвать гнев тирана. Гум-Троньяр же был очень скор на расправу, и без раздумий убивал всякого, кто осмеливался ему прекословить. Он любил человеческие страдания и страх, часто устраивая охоту на одиноких путников и заставляя неугодных ему людей насмерть сражаться на арене.

Между тем скорпион был умен и опаслив, зная, что люди Карагала ненавидят и втайне мечтают уничтожить его. Поэтому Гум-Троньяр часто напоминал карагальцам о том благодеянии, что он совершил для них в прошлом, устраивая пышные праздники для своих подданных, во время которых те должны были петь ему хвалебные гимны и всячески превозносить его как героя.

У Гум-Троньяра также появилась группа его верных приспешников, назвавших себя дхем-свамкури, «верные скорпиону», которые искренне, не из страха, чтили его как благодетеля, укоряя прочих карагальцев в том, что они забыли, от какой ужасной участи исполин спас их. Тех, кто осмеливался в открытую роптать против Гум-Троньяра, дхем-свамкури либо сами умерщвляли, либо отдавали на страшный суд своему повелителю.

Однако, власть любого тирана не вечна. Мысль о свержении чудовища все время жила в народе, и наконец, нашлись те, кто решился вступить в рисковую борьбу. Воитель по имени Улумтахар вместе со своими товарищами решил во что бы то ни стало сжить со свету ненавистного скорпиона.

Народным заступникам было известно, что Гум-Троньяр устроил свое логово на острове Гойзо, и никто, кроме него, там не обитает. Улумтахар задумал сделать так, чтобы монстр никогда более не выбрался с этого острова и сгинул там голодной смертью. Для этого он с товарищами пробрался туда и попытался затопить плот, на котором Гум-Троньяр передвигался от одного карагальского острова к другому. Но дхем-свамкури, по-видимому, благодаря сообщению предателя, устроили на их отряд засаду, многие борцы за свободу Карагала были убиты, и сам Улумтахар едва спас свою жизнь.

Теперь герою пришлось скрываться, и несколько лет о нем ничего не было слышно. Но вот храбрый Улумтахар собрал уцелевших соратников и разработал новый план. Вскоре Гум-Троньяр должен был прибыть в один крупный город для празднования трехсотлетия своего правления Карагалом. Отважные воины решили, что до города чудовище не должно добраться.

Осторожно выследив врага, Улумтахар со товарищи приготовились осуществить нападение. Гум-Троньяр странствовал один, не доверяя никому, даже дхем-свамкури, и на сей раз остановился на ночлег посреди поля, и тут герои перешли к действиям. Товарищи осторожно опутали клешни чудовища крепкими путами, и по команде начали тянуть в разные стороны. Внезапно пробудившись, скорпион не сразу понял, что происходит с ним, но стоило ему приподнять свое брюхо, как поджидавший Улумтахар нанес ему несколько глубоких ран своей острой секирой.

Друзья не смогли долго удерживать огромные клешни Гум-Троньяра, но Улумтахар уже успел скрыться, ловко увернувшись от смертоносного хвоста с жалом.

Гум-Троньяр оглушительно заверещал и начал биться в агонии, взрывая землю и сметая деревья. Долго еще отзвук его леденящего кровь предсмертного воя был слышен во всей округе.

Когда, наконец, чудовище затихло и испустило дух, Улумтахар подошел к его телу и радостно начал кромсать его на куски. Вырвав омерзительное сердце, он сжал кусок его в своей ладони и выпил скорпионову кровь, прокричав: «Сила врага моего, перейди в меня!»

Товарищи Улумтахара ужаснулись увиденному, прямо сказав своему предводителю о том, что недобрый ритуал совершил он, приняв в себя кровь столь могущественной и демонической сущности. Но лишь усмехнулся над ними Улумтахар, ибо возгордился в тот миг и решил, что после такого великого деяния ему теперь нет равных среди смертных.

Народ Карагала же чествовал своего избавителя, и Улумтахар был избран правителем всего архипелага. Останки Гум-Троньяра были вывезены на остров Гойзо и сожжены. Однако кровь убитого исполина была собрана в сосуды и отправлена по приказу владыки в подземелья замка Карамайнис, который Улумтахар сделал своею вотчиной.

На дхем-свамкури обрушились жестокие гонения, некоторые из них сами наложили на себя руки, узнав о гибели своего повелителя, многих казнили как изменников, но малая часть все же уцелела, продолжая втайне отправлять отвратительные ритуалы в честь павшего полубога.

Некоторые племена, воспользовавшись смутой, которая возникла из-за охоты на дхем-свамкури, решили отвергнуть власть Улумтахара, и продолжить жить независимо, как это было до вторжения Тварей-из-Глубин и воцарения Гум-Троньяра. Тогда властителю Карамайниса пришлось отправляться в походы на непокорных, вновь подчиняя их своей воле. Так Улумтахар стал первым императором Карагала. Он был поистине велик в своих деяниях, щедр и милосерден к людям, а правил он своей островной державой без малого пять сотен лет.

Мало кто знал о склянках со скорпионьей кровью, спрятанных Улумтахаром в недрах своего замка, впрочем, и сам император до конца своей жизни так более не притрагивался к ним, постоянно терзаясь мыслью о том, какое применение можно им найти. В последние же свои годы властитель Карагала был молчалив, мрачен и плохо спал по ночам. На смертном ложе он признался своему сыну и наследнику, Мертукару, что уже много лет его навещает призрак убиенного старца Зикмо, укоряя за то святотатство, что Улумтахар совершил, пригубив крови мертвого монстра. Зикмо предрек ему, что если страну окончательно не очистить от скверны Гум-Троньяра, уничтожив сосуды с его кровью, то Карагал будет проклят. Перед смертью Улумтахар наказал своему сыну затопить скорпионью кровь посреди океана, и Мертукар поклялся, что исполнит волю отца во имя будущего своего народа.

Однако, став императором, Мертукар этого не сделал. Слишком велик был соблазн прикоснуться к мрачному наследию ужасающего Гум-Троньяра и найти средство применить его кровь для усиления своего могущества. Мертукар, так же как его отец, опасался принимать внутрь себя зловещее вещество, и поэтому пожелал добыть знания, которые могут помочь ему правильно использовать это необычное сокровище. Для этого император вознамерился разыскать последних уцелевших дхем-свамкури, ведь именно представители этой секты были теми, кто мог еще хранить древние знания о заклинательстве и совершении могущественных ритуалов.

Однако отыскать дхем-свамкури было непросто. Многие в народе и вовсе считали, что никого из них уже не осталось в живых. Но после многих лет упорных поисков шпионам Мертукара все же удалось выследить последних трех лидеров дхем-свамкури, и вскоре они были схвачены и доставлены в замок Карамайнис.

К изумлению скорпионопоклонников, они не были ни казнены, ни подвергнуты мучительным пыткам. Вместо этого император пригласил их в свои покои и извинился за тот грубый способ, которым они были доставлены в его владения. Затем Мертукар объяснил своим пленникам, что он хочет от них и посулил власть и богатство, если те помогут ему.

Дхем-свамкури поначалу не желали выдавать свои древние секреты сыну убийцы их повелителя, но один из них убедил своих собратьев, что провести всю жизнь в заточении – не лучшая участь. С другой стороны, Мертукар совсем не похож на отца, и помогать ему вовсе не зазорно. Тогда дхем-свамкури поведали карагальскому властителю, что кровь полубога Гум-Троньяра – суть могущественная эссенция, способная наделить человека силой, подобной божественной. Но чернокнижники предостерегли, что если дух человека слаб – то столь мощное вещество может убить его. Кроме того, они заметили, что потреблять его нужно очень умеренно, а в какой-то момент следует и вовсе от него отказаться.

После этого в легенде сообщается, что император Мертукар и три предводителя дхем-свамкури основали некий таинственный Орден, задачи которого напрямую не указываются, однако можно предположить, что именно там впервые начали тренироваться карагальские псионики, а кровь Гум-Троньяра – не что иное, как кволидий, способствовавший развитию их способностей.

— Спорное допущение, — скептически отозвался Кайл. — В особенности, мне непонятно как им удалось не истратить запасы этого вещества на протяжении стольких тысячелетий.

— Нам неизвестно, как часто и в каких объемах карагальцы употребляли кволидий, — ответил профессор. — Также как нам неизвестно и то, научились ли они синтезировать эту эссенцию. Возвращаясь к легенде, особо хочу отметить, что внимательно изучив текст и сопоставив его с комментариями Кламильфонта, я понял, что ее можно разделить на две части: общепризнанную (которую знали все карагальцы) и ту, которую обычно рассказывали вполголоса, не желая привлечь внимание лишних ушей. Первая заканчивалась тем, что Улумтахар объединил Карагал под своей властью, вторая же включала в себя также рассказ о клятвопреступлении Мертукара и его сотрудничестве с дхем-свамкури.

— Не стоит забывать, что это лишь легенда, — заметил Кайл с недоверием. — Весьма сомнительно, что все эти события действительно происходили когда-либо...

— Мой мальчик... — профессор снисходительно заулыбался. — Легенды и мифы не возникают на пустом месте. Все они имеют под собой реальное основание – иначе для людей просто не было бы смысла передавать их из уст в уста, из поколения в поколение. Конечно, многое могло быть искажено, но все же нам есть от чего отталкиваться. По прибытии на карагальские острова нам первым делом следует заняться поиском артефактов и сведений, которые могут иметь отношение к дхем-свамкури. А дальше мы уже сможем отследить связь между ними и карагальскими псиониками, державшими в страхе весь континент каких-то сто тридцать лет назад!

«Что за неуемная жажда познания заключена в этом человеке! — подумал с восхищением Кайл. — Он не остановится ни перед чем! Может, и правда наша экспедиция увенчается успехом? Может, нам удастся приоткрыть завесу тайн и мы добудем знания, которые уже давно считались утерянными? Эхх... Очень скоро это станет ясно!»

Свежий морской ветер дул прямо в лицо, паруса вздувались и маленькая яхта продвигалась вперед – навстречу тайнам и приключениям.

читателей   100   сегодня 1
100 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,67 из 5)
Загрузка...