Достойная плата

- Что-то шумно сегодня в городе. Не находишь?

Двое работяг отдыхали, спрятавшись в тенечке на окраине города, стараясь не попасться на глаза смотрителю строительной бригады.

- Так с утра на ушах же всех служивых поставили, - приглушив голос, прошептал тот, что повыше и постарше. - Слушок прошел, что у нашего высокочтимого командующего Гвардии, Картера, дите выкрали...

Работяга помладше, парень с куцыми усами и скупой бороденкой сокрушенно покачал головой, пытаясь сделать вид, что ему не плевать.

- Такие вот дела, - продолжил старший. Он вытащил из кармана драных штанов сухарь и принялся задумчиво грызть. - И выкуп уже затребовали, бог знает, какие суммы. Мы о таких и не слыхивали, наверное, никогда.

- Ммм, - так же без интереса протянул молодой. Его больше занимал сухарь в руках собеседника, чем слухи о пропаже какого-то там, не пойми какого ребенка. Он таращился на лакомство и уже не слышал ни единого слова из уст говорившего. Быстрые, тяжелые шаги вывели его из транса.

- Эй, вы там! Бездельники! Вам кнута прописать, или вы двинете работать? Вам не за это платят!

Работяги угрюмо вышли из укрытия и двинулись в сторону моста, что воздвигали неподалеку. В последний момент оглянувшись на спасительный тенечек, молодой парень, краем глаза уловил движение среди домов, но проморгавшись и, получив затрещину от смотрителя, счел за лучшее не обращать на такие вещи внимания. Он уже был рад и тому, что не будет слушать россказни своего приятеля.

 

***

 

Да, город действительно плодит слухи, словно чумных крыс. Из каждого угла не утихая, текли все новые и новые подробности громкого похищения. От старой кухарки до городовых, уже все знали, что произошло вчера ночью.

- Головку сыра, пожалуйста, и еще..., - человек в черных одеждах, кинул на стол торговцу пару монет и нетерпеливо сложил продукты в сумку. Закинул за плечо и поторопился покинуть людную базарную площадь. Вся эта шумихи его напрягала. Не сказать, чтобы слухи его удивили, но скорость их распространения, непременно должна была быть куда меньше теперешней. Во всяком случае, он на это надеялся.

Даже строители этого "бесконечного моста" и те в курсе произошедшего. "Стареешь, господин Альвионис, стареешь" - ворчал он себе под нос, быстро перебирая в уме все ли он купил. Ждать, возможно, придется немало и в таких условиях успех зависит от продуманности плана и возможных путей отхода. Цепные псы его величества вероятно взяли след и рыщут в округе в поисках преступника или преступников. Да бог с ними, они уже сто процентов знают, что злоумышленник был один. Он был готов поставить на это все свое состояние, жаль только, что единственный человек, который знал об этом не смог бы поучаствовать в этом пари.

Погода начала быстро портиться. Осень наступала семимильными шагами и дожди становились все холоднее и надоедливее. Но это мало заботило человека в черных одеждах. На удивление на улице несмотря на свой внешний вид он всегда казался неприметным. Этакая темная и неприглядная тень, на которую простой обыватель и внимания-то не обратит. Хотя стоило бы. Но это все лишь часть его любимого маскарада. Человек этот обожал вводить людей в заблуждение и играть с их воображением. Он часто пользовался своими недурственными магическими способностями в этих целях. Вполне вероятно, что многие горожане знавали его под совершенно разными именами и возможно даже обликами. Но все же темные одежды и мрачный неприметный вид были его излюбленным воплощением. При этом он был неимоверно высок и худощав. Но не настолько нескладен, как могло бы показаться на первый взгляд.

Альвионис быстрым шагом переходил от дома к дому. Пересек несколько улочек и грязных переулков и, уже было добрался до своей цели, как вдруг услышал гул веселья и шальных песен неподалеку. Окраины города славились своими питейными заведениями. Мимо одного из них он и имел несчастье пройти в этот день. Несвойственное ему чрезмерное любопытство взяло над ним верх, и он решил пропустить пару тройку стаканчиков, заодно послушав свежие сплетни. Обычно именно в таких местах слухи приобретали недюжинный размах и обрастали небылицами.

Неприглядного вида трактир встречал его облупившейся вывеской "Хмельный гном" и почерневшими от копоти окнами. Дом, притулившийся к крепостной стене, был частично утоплен в землю. Внутри было не очень людно. Весь шум создавала небольшая компания, вероятно отмотавшая смену на "мосту" и прожигавшая жалование. Они танцевали на столах, горланили песни и запивали их пивом. Все как всегда. То, что нужно, чтобы узнать, что незнакомцам знать не полагается. Чародей заказал себе выпить и уселся у очага поближе к хозяйской стойке. Здесь аппетитно пахло тушеными овощами, и было куда светлее, чем по углам, где сидели не менее подозрительные личности, чем он сам. От них точно ничего полезного не дождешься. Альвионис мельком еще раз огляделся, стараясь не выдавать свое любопытство. Рядом с ним, уткнувшись лицом в пустую миску храпел пузатый гном, чем полностью оправдывал название заведения. И храпел он так громко и басовито, что стол ходил ходуном, а сапоги уже наполовину сползли с его ног. Между столов, шаркая ногами, бродил трактирщик, собирая со столов посуду. Чародей был разочарован. Он надеялся застать здесь куда больше людей. Оставалось только прислушиваться к безудержному веселью мужиков. Но ничего, кроме похабных шуток и смеха с их стороны не прилетало.

- Слышали, что наш простофиля Бертью опять учудил?

- Давай, рассказывай уже! - подначивали рассказчика собутыльники

- Не торопите, салаги! Дело, было вечером. Давеча забрал он деньги у бригадира за смену и ну всем, кто на мосту еще оставался трезвонить, что пропьет за один присест все золото, да еще и в заклад готов поставить сумму не меньше.

- Ага, ищи дураков с ним спорить. Он и дракона бы перепил, если б они в таверну помещались!

На мгновение часть истории потонула в смехе и бряцании кружек

- ...ну и он как давай буянить, что налетела стража и взашей его вытолкала. И как-то так неловко он выталкивался, что взял да и уронил свои деньги. Да и не куда-то, а прямехонько в море....

Тут все ахнули, а Альвионис невольно вздрогнул.

- Все считай, сгинули денежки навсегда. Никто тебе в наше море не сунется, ни за какие деньги.

- Понятное дело, - с неподдельным сопереживанием вздохнули собутыльники.

Но они быстро переключились на другие темы и уже снова шутили или опрокидывали кружки за здоровье всех присутствующих.

Так бы чародей и продолжил попивать пиво, слизывая с губ пену, если б вдруг его взгляд не наткнулся на блеск глаз в одном из темных углов трактира. Странно, но чародей, как будто бы не замечал этого человека до этого момента. Мужчина, облик которого был скрыт тенью, немигающим взором смотрел на чародея.

Альвионис сделал вид что чихнул и прокашлялся, мысленно проклиная себя всеми возможными способами. Он опрометчиво не наложил дополнительных чар на себя и только сейчас понял, что оплошал. Воистину попойки не доводят до добра, как и чрезмерная самоуверенность. Чародей быстро перебирал в уме варианты возможных событий. Скорее всего, он попался на глаза одной из ищеек, с другой стороны это мог быть просто чересчур любопытный тип из числа тех, кто любит пялиться на посторонних без стыда и совести. Кто бы это ни был нельзя давать дополнительного повода для подозрений. Да и что его могло выдать? Излишняя мрачность одежд, слишком прямая осанка для здешних завсегдатаев или быть может благородная бледность кожи? Гадать можно было вечно, но пиво уже заканчивалось.

Храпящий рядом гном вдруг хрюкнул и с блаженной улыбкой на лице затянул песню, булькая и глотая звуки прямо в тарелку. Для пьяного в стельку гнома, он производил приятное впечатление своим вокалом, чем немало обрадовал веселящуюся компанию, которая тут же подхватила мотив и, звеня бокалами, загорланила на весь трактир "Боже храни короля и все королевство...!"

Альвионис понял, что это его шанс и, кинув пару монет на стол, поспешил под шумок убраться из заведения как можно скорее. Выскочив на улицу, он пулей метнулся в ближайший проулок. Сзади звякнула дверь. Значит все-таки ищейки. Но как они узнали?! Но думать было уже поздно, необходимо было уносить ноги и заметать следы. Возможно, уходить вот так резко, было опрометчивым поступком. Но и сидеть там неизвестно, сколько по собственной глупости тоже был так себе вариант.

Под ногами хлюпало. Моросил мелкий дождь, превращая дорожки на окраинах города в грязевое месиво. Чародей нырял из одного проулка в другой, ловко уворачиваясь от содержимого ночных горшков, что то и дело выбрасывали из окон горожане. Он специально выбрал такой маршрут, чтобы максимально удалившись от своего убежища и оторвавшись от преследования, обходными путями затем вернуться назад. Слишком велик был риск подвергнуть опасности всю затею, которая с самого начала показалась ему сомнительной. Но разве деньги пахнут? Для опытного наемника такие мысли были просто помехой. Сейчас это заботило его меньше всего. А вот мелькающие позади преследователи были той еще занозой в известном месте. Усталость начала давать о себе знать. Сапоги прохудились и набрали воды, а капюшон уже насквозь промок, ровно, как и все остальное.

Решив сделать последний и отчаянный рывок, он резко свернул и врезался плечами в ближайшую дверь. На счастье замок со скрежетом поддался, позволив себя вырвать с потрохами. Альвионис быстрым движением закрыл дверь и парой простых магических знаков пальцами, восстановил его. По счастью подобные чары занимали от силы 2-3 секунды и не требовали дополнительных проводников. На что-то более солидное просто не было времени. Чародей оглядел большое пахнущее сыростью помещение. Его занесло на склад, хорошие времена которого явно давно прошли. Прятаться здесь было негде. Запустение здесь стояло такое, что шаром покати, лишь только в углах шуршали вечные спутники опустошения - крысы или мыши, в темноте было не разобрать. Человек в черных одеждах затаился.

 

***

Шаги быстро удалялись. Судя по звукам, два или три человека спешно покидали улицу. Чародей перевел дух. Наконец-то у него появилось немного времени, чтобы добавить немного маскировки к своему внешнему виду. Капюшон сменила широкополая шляпа с порванными краями, а цвет его одежды сменился на светло-коричневый. Удовлетворившись, он выскользнул через окно с противоположной от входа стороны и нос к носу столкнулся с патрульными, не на шутку перепугавшимся внезапному появлению незнакомца.

- А ну стоять, ворюга! - прошипел стражник, наставляя копье на Альвиониса.

Все произошло так быстро, что чародей даже не успел сообразить, что к чему, настолько неожиданно эти двое появились. Пара секунд промедления после успешного прыжка из окна и в грудь уже уперлась острая сталь копья.

- Что ты забыл здесь?! Ты кто такой? - не ощущая сопротивления, закованный в броню страж чуть расслабился, и ткнул в бок второго, давая понять, чтобы он следил в оба.

- Я..., - начал было Альвионис, покорно поднимая руки, но сказать, что бы то ни было, он не успел.

- Этот фрукт наш, - произнес спокойный, чуть гнусноватый голос за спиной у Альвиониса.

Только этого не хватало, чертыхнулся про себя он. За плечами тут же возникло пара человек в черных плащах до самой земли, и придержали его за плечи. Пока что они не проявляли агрессии, но чародей отлично знал, кто эти люди и на что они способны. Третий, тот, что говорил, подошел к стражникам, рассеяно хлопающим глазами. Видок у него был под стать голосу. Абсолютно лысый, без единого волоса на голове. Брови, борода и даже ресницы видимо давно попрощались с ним. И все украшал жутко раскуроченный нос со шрамом посередине.

- Вы свободны! Корона благодарит вас за службу, - сказал лысый.

- Но...

- Никаких но, солдат. Продолжай патрулирование и не создавай проблем королевской гвардии его величества!

Стражники переглянулись и в спешке покинули двор. Лысый тут же переключился на чародея, рассматривая его с головы до ног.

- Молчание вас никак не спасет, - сухо прогнусавил он.

Альвионис мысленно согласился и решил действовать осторожно.

- Могу я поинтересоваться, за что ко мне столь пристальное внимание?

Лысый улыбнулся.

- Безусловно, за излишнюю подозрительность. Не буду повторять, что произошло несколько минут назад. Все мы прекрасно это знаем, - он стряхнул с лысины капли дождя и недовольно поморщился. Пришлось переместиться под крышу того самого склада.

- Здесь нас никто не побеспокоит, - удовлетворенно произнес гвардеец, оглядывая помещение. Его помощники заблаговременно перекрыли пути отхода. - Ты ведь не попытаешься сбежать, пока мы беседуем ведь так? Не превратишься в крысу или таракана? Или в кого вы там превращаетесь?

- Не вижу повода для паники и бегства. Мне до сих пор не предъявили обвинения.

Гвардеец кривовато улыбнулся. Достал трубку, набил ее и, раскурив, смачно затянулся. Да, этот парень явно никуда не торопился.

- Какие могут быть обвинения, если мы даже не знаем вашего имени. Кто вы такой, вот вопрос. А уж там будем строить разговор дальше.

- Бен Фост мое имя и будь мы на тысячу миль южнее, вы бы точно знали кто я такой, - не моргнув глазом, соврал Альвионис. Легенда была заготовлена заранее. И была недалека от истины. Под этим именем его действительно знавали многие люди, как искусного фокусника иллюзиониста.

- Ты ведь знаешь, что ищейками нас не просто так называют. И собачьи головы на плащах наших не для красоты пошиты. Мы знаем кто-то ты такой. И будь уверен, узнаем и все остальное. И давай без глупостей. Мы знаем, как вашу братию угомонить, пискнуть не успеешь.

Ребята были серьезные. Да ищейки его величества, самые матерые гвардейцы из числа личной охраны короля. И судя по всему, перед чародеем был никто иной, как сам Кратц. Бессменный капитан "Ищеек". Местные боятся его не меньше черта или проказы. Почти не ограниченные полномочия, иммунитет и слава отъявленного королевского фанатика, это все, что нужно было знать об этом лысом человеке. Но все же Альвионис был немало удивлен. Он воспользовался магией лишь раз. Неужели это как-то его выдало?

Кратц выдохнул струйку дыма и, ткнув трубкой в грудь Альвионису, спокойно вынес свой вердикт.

- От тебя веет магией на пол квартала. И тебе друг мой, лучше бы трижды подумать, прежде чем отвечать мне. Ибо если ответ мне не понравиться, то мы тебя быстро научим любить родину и короля. Есть ли у тебя бумаги о прохождении контроля?

Чародей нехотя достал смятый клочок бумаги с покореженной печатью королевской канцелярии и сунул его в руки гвардейцу. Кратц небрежно развернул бумагу. Его крохотные глаза метались по тексту словно заведенные.

- Вижу, что бумага подлинная. Возможно, мы ошибались на твой счет, Бен Фост из южных земель, но проверить стоило, - гвардеец вернул бумагу и снова прильнул к трубке. - Леди Адда была похищена прошлой ночью из своих покоев. И тот, кто это сделал, очень скоро поплатится. Это я обещаю!

На этом все закончилось. Гвардейцы спешно покинули помещение, оставив чародея со своими мыслями наедине. И только в этот момент он осознал, как ему повезло. Еще бы пара лишних вопросов и разговор мог пойти совершенно по другому сценарию. Ситуация и до этого была напряженная, теперь осложнилась максимально возможным образом. Они не оставят его в покое, раз заприметили чародея. В этом городе чародеев не жаловали. По крайней мере, тех, кто не работал на его величество. Слишком свежа была рана, от событий десятилетней давности.

Но других вариантов не было. Отступать было не куда. Альвионис выскользнул через дверь, словно тень. На город опустились сумерки, и дождь зарядил пуще прежнего. Редкие прохожие суетились, укрывая добро, чем придется и не обращали внимания ни на что вокруг. Темнота была лучшим союзником чародея на этот момент. Окольными путями он шел в сторону своего убежища.

 

***

Громко скрипнула железная решетка. «Надо бы смазать!», тут же пронеслось в голове у чародея. Но на это сейчас нет времени. Альвионис быстро шел по длинному, низкому коридору. Он почти задевал шляпой потолок, весь покрытый испариной и зеленоватыми наростами грибов. Темноту разрезал лишь огонек вдали, мерцающий указующим перстом словно маяк. Повсюду капало. Сквозь трубы было слышно, как в соседнем коллекторе шумит поток. Какое счастье, что он не соединен напрямую.

Добравшись до конца тоннеля, Альвионис закрыл за собой хлипкую деревянную дверь и опустил самодельную решетку. Все было собрано наспех, но это лучше чем ничего. Он забрал со стола напротив двери масленую лампу и прошел в соседнее помещение. Каменная крошка хрустела под сапогами.

- Отпустите меня!

Донесся всхлип и заполнил собой все пространство круглой комнаты. Если ее можно было так назвать.

Чародей вздрогнул, но сдержался. Поставил лампу на стол и принялся зажигать свечи, что затухли со времен его ухода отсюда. Всхлипывания продолжались все время, до самой последней свечи. Теперь было достаточно светло. Неровные стены тут же заиграли в театр теней. Под самым потолком по всему периметру помещения торчали законопаченные трубы. Словом место было под стать наемнику.

Пленница сидела на соломенном тюфяке прикованная цепью к стальной решетке. Она смотрела сердитыми, заплаканными глазами на человека и шмыгала носом.

- Отпустите меня немедленно!

- Так, цыц! - шикнул Альвионис, глубоко вздыхая и скидывая мокрую верхнюю одежду, - Или мне придется вновь тебя обездвижить. Знаешь, так "ЩЕЛК" пальцами, и ты только глазами вертишь. Не весело же, правда? Будь паинькой и сиди смирно.

Девочка снова тихо захныкала. Чародей был скуп на эмоции. Ему не было дело до того, с чем или кем он имеет дело. Он просто делал свою работу в меру своих возможностей и опыта. Да, чертовски грязную работу, но все же работу. Мир вокруг по-другому жить не мог, да и не умел. И всем волей неволей приходилось подстраиваться или сопротивляться, кто на что горазд.

- Ничего девочка, я не причиню тебе зла. Скоро уже будешь сидеть у папки на плечах. Как только мне заплатят.

Чародей принялся выгребать из сумки припасы, купленные на базаре. Маленький, деревянный стол быстро заполнился всякой всячиной. Прелый запах сырости тут же отошел на второй план. Запахло травами, свежим хлебом и сыром. Девочка замолчала и украдкой посматривала на еду большими карими глазами. На вид ей было лет 12. Мелкая и щуплая с заправленной под ночную рубашку черной густой косой. Да, он выкрал ее прямо из кровати, хвастаться тут не чем. Банально, зато чисто и без единого следа и писка. Пара чародейских фишек и никакого мошенничества. Правда пришлось раздобыть шерстенное одеяло, чтобы пленница не околела раньше времени и выкрасть по пути пару детских шмоток.

- Держи, поешь, - он сунул ей под нос тарелку.

Ему показалось или на ее лице мелькнуло подобие улыбки? Пока девочка уплетала еду, он мог спокойно сосредоточиться на приготовлениях. Ингредиенты для бомб и зелий, требовали немедленного употребления, в противном случае, они могли прийти в негодность. Альвионис погрузился в раздумья. Он и не заметил, как девочка отложила миску и, свернувшись калачиком, заснула. Странные эти дети, но взрослые еще более странные. И на кой ляд, кому-то понадобилось красть ребенка? Хотя это прекрасный рычаг давление на шишку вроде Картера, рассудил чародей. Он так и представлял усатое и покрасневшее от гнева лицо командующего Гвардии. Велико его влияние на короля, раз за дело взялись ищейки. Ведь все знают, что это личные "псы" его величества без подчинения Картеру. Но здесь, в этих коллекторах даже им его не найти. Он ухмыльнулся и принялся рассовывать по трубам и щелям пахучие мешочки. Никто, даже эти чертовы мутанты сюда не сунутся, пропади они пропадом.

Песочные часы оповестили, что на поверхности наступила полночь. Альвионис перевернул их и поставил на место, вглядываясь в вихрь падающих песчинок. Он и не заметил, как прошло столько времени. Здесь внизу оно двигалось по каким-то неизвестным природе законам. За спиной вновь послышалось шуршание. Из-под одеяла высунулась растрепанная голова и уставилась на чародея.

- Где мы? - поинтересовалась девочка.

Любопытная. Чародей решил развеять скуку и поговорить. Он поощрял подобное слепое любопытство.

- Больно ты любопытная для девочки.

- Мне все так говорят, - деловито покачала головой Адда.

- Мы в старых королевских катакомбах.

Глаза девчонки загорелись неподдельным интересом.

- Это те, по которым, во время столетней войны, придворные бежали из города? Те самые, что описаны в старых сказках? Мне тетка читала...

- Ты много знаешь, для избалованной девочки

- И вовсе я не избалованная, - обиженно пролепетала она. Странно, но страха в ее глазах будто и не было вовсе.

- Когда-то эти тоннели использовали и довольно часто. Для тайных встреч и курьерских пересылок, которые должны были пройти мимо любопытных глаз,- продолжил Альвионис увлеченный воспоминаниями. Он уселся рядом с пленницей на пол и оперся спиной о стену. - Но потом все затопило, часть ходов обвалилось, часть обвалили специально. Много времени утекло с тех времен. Потом была построена знаменитая королевская канализация, но ее уже закладывали ближе к поверхности. Свежа еще была память о том, что случилось с тоннелями. Эти же ходы очень глубоки и как можешь видеть вода давно ушла отсюда, оставив место затхлому воздуху и людям вроде меня. И чем меньше ушей знают об этом, тем лучше.

Девочка внимательно слушала.

- Интересненько!

Чародей удивленно посмотрел на нее. Все что угодно ожидал он услышать от своей пленницы, но уж точно, не это. Он никогда не ладил с детьми.

- Кричать и звать на помощь тут бесполезно. Тебя никто не услышит. Разве что крысы в соседних залах.

В ее больших глазах блестели отсветы свечей. Она задумчиво смотрела на огоньки.

- Вы не посмеете причинить мне вред. Я это точно знаю. Тетка приносила много разных книг, и я прочла их всех. И знаете, даже ужасные колдуны и колдуньи не причиняют в них вред детям, да-да!

- Как мало ты знаешь о злых колдунах и колдуньях, деточка, - усмехнулся Альвионис, закрывая глаза и погружаясь в воспоминания. Повисло долгое молчание. Чародей задремал и даже начал видеть образы легких сновидений навеянных разговором.

Из липких объятий сна его вырвал, разорвавший тишину гулкий скрип отдавшийся эхом в тоннелях. Кто-то проник в катакомбы.

 

***

Альвионис вскочил на ноги как ошпаренный и кинулся к двери. Этот скрип нельзя было ни с чем спутать. Удача или его беспечность, сыграла ему на руку. Мысленно он поблагодарил всех богов, что не смазал петли. Он выглянул коридор. Вдалеке маячили огоньки факелов. Как не печально было осознавать, но нужно было уходить. Покинуть прекрасное и уединенное место прямо посреди города. Проклятьям в сторону своей глупости не было предела. Но чародей не собирался отступать без боя, хотя он предпочитал обходиться без жертв, но на войне все средства хороши. Благо план был заготовлен заранее. Он перерезал пару еле заметных веревок, уходивших в отверстия над дверным проемом. Несколько секунд ничего не происходило, затем раздался грохот и дикие вопли возвестили, что первая линия защиты успешно справилась со своей задачей. Это замедлит их ненадолго. Альвионис быстро задвинул широкую стальную щеколду и потратил немного времени на то, чтобы опрокинуть толстенный шкафчик, забаррикадировав дверь.

Девочка смотрела на все это с остекленевшими от ужаса глазами и лишь разевала рот в порывах что-нибудь сказать. Чародею некогда было с ней церемонится. Он швырнул сумку на пол и прошептал пару магических формул. Нужные вещи, словно магнитом начали притягиваться к ней и скакать по полкам, столу и полу. Альвионис не теряя времени, отцепил Адду от цепочки, схватил ее в охапку вместе с покрывалом, подобрал набитую добром сумку и ринулся к другому выходу. Немного подумав, и охватив взглядом полным горечи свое убежище, он подошел к одной из труб, торчащих из стены и, что есть сил шибанул по ней ногой. Гнилое железо поддалось после нескольких ударов, и заслонка со скрежетом отлетела, звякнув об пол. Из трубы тут же фонтаном забила темная и зловонная жидкость, лишь отдаленно напоминающая нормальную воду. Никогда еще от виселицы его не спасало настолько откровенное дерьмо. Альвионис улыбнулся и кинулся прочь. Девочка брыкалась, но скоро выбилась из сил и обмякла, что-то тихо мыча через покрывало.

Чародей позабыл взять с собой лампу, а возвращаться за ней было глупо и бессмысленно. Хоть он и знал эти тоннели как свои пять пальцев, но все же передвижения в кромешной тьме с девчонкой на плечах и тяжелой сумкой значительно замедлило их. Он то и дело останавливался, прислушивался и шумно втягивал носом затхлый воздух. Отличной новостью служило то, что они успешно оторвались от преследователей. Плохой же новостью стало осознание того, что они должны были выйти с западной стороны города минут как десять назад. Сомнения начали закрадываться в голову после второй незнакомой развилки. Он ощупывал стены и пытался поймать на слух знакомые звуки, но безуспешно. Вскоре он сдался. Усадил девочку на землю и позволил себе отдышаться.

- Мне страшно! - пискнула она. Ее дрожь была так заметна, что не нужно было иметь зрение, чтобы почувствовать это.

- Не ныть! - проворчал чародей. - Я не маньяк и не дам тебе умереть такой дурацкой смертью. Дай мне минутку!

Ситуация была неприятная. На хвосте болтались ищейки. Не было сомнений, что в итоге они снова возьмут след. Вдобавок ко всему он еще и заблудился. Но и это еще не все! Теперь, он окончательно потерял счет времени. Альвионис присел рядом с девочкой и зажег освободившейся рукой небольшой огненный шар. Свет выхватил значительный кусок коридора и затерялся во мраке за ближайшим поворотом. Вокруг все те же темные стены покрытые плесенью и прочей дрянью. Обдумав свое положение, он решил все же не возвращаться, ведь сложно было понять, сколько пролетов он пропустил в спешке. Вероятно, он забрел в северную или южную часть тоннелей, которые к его сожалению он знал меньше всего. Естественно карта осталась благополучно висеть на стене, где он ее и оставил. Чтобы немного отвлечься, он пару раз просмотрел письмо, которое стало причиной всего произошедшего. Чародей пытался вспомнить лицо незнакомца передавшего ему сверток, но тот был настолько зауряден, что совершенно не отпечатался в памяти. Да и он как будто бы смутно помнил этого человека и даже видел его несколько раз в одной из таверн. Нет, он не был похож на заказчика. Скорее всего, он даже не подозревал что в свертке. Ну, ничего, ломать голову долго не придется. В письме заказчик довольно прозрачно дал понять, что лично заберет девчонку на условленном месте с первыми лучами солнца. Оставалось только успеть или плакали его денежки!

Девочка перестала дрожать. Она заворожено глазела на мягко парящий над раскрытой ладонью желто-оранжевый шарик. Он был похож на маленькое солнце и источал приятное тепло.

- Почему вы этим занимаетесь? - серьезно спросила она. Чародей немного удивился.

- Чем? - не нашелся сразу Альвионис

- Вы можете колдовать, а тетка говорила, что те, кто умеет колдовать люди умные и уважаемые. Что выучиться этому сложному делу, может не каждый... и еще....

Чародей вздохнул и улыбнулся.

- Ты же вроде читала книжки про злых волшебников?

- Я запоминала только хороших, - насупилась девочка и уткнулась взглядом в пол.

- Ну да я не похож на старика в огромной шляпе и с бородой до колен. Да и посоха у меня нет и не говорю я чудными словами. Но я и не лысый злобный хрыч. И смеяться по-злодейски я не умею. Тебе уже пора бы знать, как устроен этот мир. Еще немного и тебе подыщут жениха, а ты все веришь, в сказки и добро со злом. Прими совет от падшего человека. Не будь наивной!

Девочка все еще молчала. Альвионис тоже. Ему подумалось, что он наговорил лишнего и ненужного. Никогда он больше не возьмет подобный заказ. Он уже чувствовал, как в голову закрадываются совершенно чуждые ему мысли. Он потряс головой, выдохнул и встал.

- Поднимайся, давай, дальше пойдешь сама.

Она покорно встала, подобрала одеяло, чтобы оно не волочилось по полу, и потрусила рядом. Интересно, попытается ли она сбежать. Нет, подумал чародей, она вроде достаточно умна, чтобы сбегать глубоко под землей.

Шли долго и не останавливались. Девочка изредка комментировала происходящее. Чародей молчал и удивлялся все больше ее детской непосредственности. Свет заползал в чернеющие проемы, которые обычно заканчивались тупиками или завалами. Несколько раз дорогу им перебегали стайки крыс, которые тут же пускались наутек, завидев ненавистный им свет огня. Только сейчас Альвионис начал осознавать масштаб построек времен столетней войны.

Спасенье пришло, как это водится, откуда его совсем не ждали. Шум, который он поначалу принял за поток воды за стенами, оказался ничем иным, как чьей-то бурной руганью, судя по всему не прекращавшейся ни на секунду. И действительно. Голоса доносились сверху, хотя казалось, что гул был повсюду. Вероятно, они незаметно, поднялись ближе к поверхности. И действительно, вскоре они ощутили приятное дуновение сквозняка. Ветер задувал сквозь ржавую решетку водостока. Отверстие было небольшое, но с трудом пролезть было можно. Чародей отстранил от себя девочку, огненный шар в его руке раскалился, добела ослепляя неистовым светом. Яркая вспышка на мгновение осветила каждую щелочку тоннеля и от решетки остались только оплавленные прутья.

 

***

Снаружи уже брезжил рассвет, разрывая ночное небо первыми лучами. Они выбрались аккурат под восточной городской стеной, на пустынный берег. Море лениво облизывало камни. Редко такое случалось, чтобы оно молчало и было столь спокойно. Альвионис отдышался и вдруг осознал, что девочки рядом нет. У раскуроченной взрывом трубы валялась лишь шерстяная накидка. Проклятая пигалица все же улизнула! Не стоило ее жалеть. Чародей уже собирался рвать и метать все на своем пути, но она просто сидела за ближайшим валуном и смотрела на море. Казалось, будто она никогда в жизни его не видела. В ее глазах застыло столько изумления и неподкупного любопытства, что Альвионис просто остолбенел, не решаясь разбить это мгновение. Море шептало, а они слушали, каждый наедине со своими мыслями. Чародей пришел в себя, когда солнце начало больно жечь глаза.

- Не заставляй тебя обездвиживать девочка, - мрачно произнес он - если поторопимся, то возможно успеем...

Адда съежилась и привычно уткнулась взглядом в землю.

- Можно я вам кое-что скажу? Только обещайте не калечить меня!

Чародей напрягся. Все что могло пойти не так, уже шло в эту сторону. Он взъерошил волосы и утвердительно кивнул, бросая встревоженные взгляды на высокие стены города.

- Я...я... не знаю, как сказать, - мялась она. - Я... в общем, я думаю... нет, я знаю, что никто не придет к вам на встречу! - она съежилась еще сильнее, обхватив себя руками и закрыв лицо.

Альвионис ничего не понял и присел за камень рядом с девочкой, надеясь, что их еще не заметили

- На игры нет времени. Либо ты идешь по-хорошему, либо...

- Это я написала вам письмо! - воскликнула она

Ослышался ли он или эта мелюзга действительно сказала это. Кажется с ушами, да и с головой было все в порядке.

- Слушай, я до сих пор с тобой возился, но терпению моему приходит конец...

- Я не вру вам! - девочка всплеснула руками. Глаза ее не врали, дети не умеют врать. Во всяком случае, не так, как это делают взрослые. - Это я передала вам деньги, которые с большим трудом стащила у отца. Страшно было, даже страшнее чем в подземелье!

- Но...

- Многое можно узнать, если якшаешься, как выражается отец, с бездомными мальчишками. Вы были моей последней надеждой...

Чародей был в замешательстве. Такое в его жизни происходило впервые, и он не сразу сообразил что происходит. Но все же ему хватило ума прикинуть, в какой ситуации он оказался.

- И как скоро ты собиралась мне об этом сказать?

Девочка замялась. Она сидела и смотрела на восходящее солнце.

- Вы не волнуйтесь, - она, словно не обратила внимания на его вопрос. - Вторую часть денег для меня спрятали в надежном месте. Доставьте меня туда, пожалуйста, и они будут ваши, честное слово!

"Твою-то мать, вот влип!" - промелькнуло в голове у чародея. Видимо это отразилось на его лице, отчего девочка еще больше сжалась. Казалось, она хочет провалиться сквозь землю.

- Только не оставляйте меня здесь! Вы не представляете, как отец обращается со мной! - из глаз ее текли слезы, зубы застучали, будто ее вынули из ледяного проруби. - П-после смерти мамы он совсем стал другим. Он... он...

Она зарыдала и больше не сказала ни слова. Лишь слезы капали на песок, превращаясь в темные шарики.

Солнце плыло над горизонтом. Редкие облака розовели и уносились прочь, заглядывая за высоченные стены города и наблюдая за просыпающимися жителями. Город пробуждался и наводнялся народом, и лишь пустынный берег оставался наедине с двумя не прошеными гостями. В тихом солидарном молчании, позволяя каждому из них обдумать то, что творилось у них в головах.

 

***

Деньги правят миром. Что уж тут говорить если даже двенадцатилетняя девчонка смогла найти возможность сделать, то, что она хочет. Обманы, хитрости, чудеса смекалки и прочие прелести, сколько человеческой крови и слез было пролито ради чужих эгоистичных чаяний и представить трудно. Есть ли до этого дело наемнику с трудным прошлым? Совершенно нет, но все же размышлять об этом интересно. Просто забрать деньги и свалить из этого места пока не стало слишком горячо? Или остаться и показать этому городу настоящий мастер класс чар и иллюзий?

Чародей шел, то и дело, посматривая по сторонам. Рядом с ним тащилась скорбного вида женщина в забрызганном грязью темном платье. Она хлюпала носом и смотрела под ноги. Девочка хорошо играла свою роль. Была бы она его учеником, вероятно, он бы мог ею гордиться. На ищеек такой трюк вряд ли сработает, но стражников обвести вокруг пальцев как раз плюнуть. Жаль только, что пришлось извести на это остатки ценного порошка. Ингредиенты для подобных заклинаний искать становилось все труднее.

- Долго еще идти? - детским голосом спросила женщина и тут же умолкла.

- Цыц! - шикнул Альвионис. - За этим холмом, если мне не изменяет память. Надейся, чтоб твоя тетка ничего не напутала!

Город остался позади, серо-белой кляксой выделяясь на стыке зеленого моря лугов и бескрайнего синего океана. Холмистая местность впереди не позволяла разглядеть, что же там за ней. Но по рассказам чародея, который часть дороги от скуки болтал о своих странствиях, за холмами лежит озерный край с густыми лесами и плодородными пастбищами. Девочка слушала, развесив уши, ее глаза горели, толи от предвкушения толи еще от чего. Дорога была людной. Мимо постоянно проезжали повозки, шел по своим делам в город сельский люд, шастали подозрительные личности в обносках. Словом все как обычно, город притягивал всех. Несколько раз мимо навстречу попадался патруль, но вояки либо молчали, либо бранились друг с другом. Обратить внимание на старика со старухой им было невдомек.

Вскоре они добрались до подножья холма. Дорога вывела их на вершину, и наконец-то стало видно всю округу. Они задержались здесь немного. Девочка не могла сдержать восторга и, зажав рот руками, сдавленно ахнула. Впереди, куда не посмотри, сменяли друг друга холмы, перемежаясь с клочками лесистой местности. Кое-где в низинах серебрились ручьи и озера, а вдали, где горизонт терялся в тенистой дымке, мерцали верхушки далеких гор. Они были еле заметны, и увидеть их можно было лишь в ясный солнечный день.

- О дивный новый мир!- завопила она, вскидывая руки к солнцу. Проходивший мима крестьянин отшатнулся от нее и проворчал что-то вроде " вот же сумасшедшая старуха..."

Чародей хлопнул ей по плечу и хмуро посмотрел девочке в глаза. Она поняла его без слов и быстро засеменила вперед все время посматривая вдаль. Внизу под холмом расположилась рощица низкорослых деревьев. Дорога нырнула прямо в нее. Запахло яблоками и меж деревьев проглянули очертания широкого приземистого дома огороженного невысоким дощатым забором. Постоялый двор выглядел пустынно. Пара лошадей стояло в стойле и ковырялось в сене. Где-то за домом кудахтали куры, и шумела прочая живность. Они подошли к крыльцу. За темной дубовой дверью кто-то громко разговаривал.

Альвионис глубоко вздохнул, кинул взгляд на свою пленницу и вошел внутрь. Голоса тут же смолкли.

- Чего надобно? - добродушно поинтересовался трактирщик, когда увидел старика со старухой. Он нависал над столешницей и улыбался им сквозь чернющие усы.

- Мы тут проездом, - проговорил Альвионис, пытаясь подражать старческому скрипучему голосу. - Нам бы еды в дорогу и узнать, не оставляла ли госпожа Пиффия из Каменного ручья весточку, своей племяннице.

Трактирщик на секунду задумался.

- Отчего ж не оставляла? Оставляла, конечно! - заулыбался он. - А, вы кем будете? Извольте представиться. Хоть лица у вас и хорошие, но осторожность не помешает в наши дни.

- Идем наниматься в дом господина, командующего гвардии Картера, милый человек, - без заминки соврал чародей. - По представлению упомянутой госпожи. И по пути велено было, забрать кое-что для ее любимой племяшки. Дело то простое, да и как хозяйке откажешь? Скажи ведь, правда? Ненаглядная моя?

Старуха уверенно закивала в ответ и спряталась за спину Альвионису, по-детски прижавшись нему сзади.

- Вот, - трактирщик вытащил из-за прилавка толстый бумажный сверток и положил перед Альвионисом. – Ох, и разговорчива ваша госпожа. Вроде не простолюдинка, а так шпарит языком, что даже меня удивила. А я меж тем за свою жизнь много кого наслушался.

Альвионис выдохнул с облегчением и потянулся к свертку.

- Да, - продолжал трактирщик ухмыляясь. - Разговорчива чертовка! А передать просила всего одно слово, «развейся»!

С этими словами он ловко прижал руку чародея к столешнице. Кисть обожгло словно углями. Он вырвался, но было слишком поздно. Заклинание сработало, и иллюзия развеялась, слетая с чародея словно дым. Ярость заполнила его до предела. Он сунул руку в карман, и швырнул пригоршню черного порошка в сторону трактирщика, одновременно произнеся коротенькую формулу. Громкий хлопок и усач полетел в стену, снося собой тарелки и бутылки со всем содержимым. Альвионис сгреб кричащую Адду в охапку и двинулся к выходу.

- Кончай свои фокусы! - из тени вышел лысый человек со сломанным носом. - Ты уже понял, что это конец? Отпусти девчонку, и никто не пострадает!

Чародей тяжело дышал. В руке у него повис огненный шар, освещая темное пространство дома. Стало ясно, что его окружили со всех сторон. Все кто был в трактире, оказались чертовыми ищейками и стояли, обнажив клинки в нескольких шагах от него. Он покрепче прижал к себе девчонку. Иллюзия ее тоже рассеялась из-за слишком длительного контакта с другим человеком.

- Давайте без шуток господа, я не в настроении, - проворчал Альвионис. - Я намерен выйти отсюда, дайте пройти или я превращу всех в радиусе двадцать шагов в пыль!

Альвионис медленно отступал, назад уводя себя от полного окружения. Но он и правда был в патовом положении. У стены он ногой нащупал тело трактирщика и отступил на несколько шагов от него.

- Отпусти девочку, идиот. Все мы знаем, что ты дорожишь своей шкурой не меньше остальных. Тянешь время? Зачем? Иногда стоит признать поражение, чтобы спастись, - Кратц гнусаво усмехнулся. Он уже праздновал победу. Рано обрадовался! Было у чародея еще пара тузов в рукаве!

- Мы обещаем, что сохраним тебе жизнь, если ты не будешь создавать проблем.

- И гнить в тюрьме остаток дней? - рассмеялся Альвионис. - Вы еще узнаете кто я такой королевские псы!

Сейчас или никогда, подумал чародей, взвешивая свои шансы. Он шепнул девчонке, чтобы та зажмурилась и не открывала глаза без команды. Смена заклинания другим, вносила разлад в магическую формулу и вызывала коллапс в виде ослепительной вспышки. Была вероятность остаться без руки, но он готов был идти до конца. Альвионис вдохнул в легкие побольше воздуха. Необходимо было сделать это быстро, иначе ищейки смекнут, что к чему. Но его вдруг подкосило. Быстрая словно молния, дикая боль разорвала его на кусочки. Он еле удержался на ногах и с удивлением повернулся. В руках у Адды дрожал нож. Капли крови падали с его лезвия на пол. Казалось, что мир вокруг остановился.

- Простите, - ее голос звучал приглушенно.

Он пытался зажать рану рукой, но сквозь пальцы продолжала сочиться кровь. Чародей не сказал ни слова. Повалился спиной на стену, и медленно сполз, все еще удивленно смотря на девочку с ножом в руке. Ее тут же обступили со всех сторон. “ Я не должна была! “, рыдала она. «Ты все сделала правильно, Адда», - успокаивал ее Кратц. «Мы поймали его только благодаря тебе! Твой отец будет гордиться тобой! Ты смелая девочка!”, гвардеец выводил ее на улицу. Она рыдала. С порога донесся ее отчаянный вопль, “ Простите меня!”

Огненный шар в руках чародея растворился, так и не сработав. Конечно же, он ее услышал. Так странно было ощущать свои мысли, словно перекатывающиеся медленные волны в голове. Сознание отключалось, оставляя за собой полоску помещения с надвигающимися на него ищейками. «Обожаю детей», подумал Альвионис перед тем как его глаза закрылись.

 

читателей   269   сегодня 1
269 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 32. Оценка: 5,00 из 5)
Загрузка...