Дорога свободы

Индис спрятался в какой-то канаве, дрожа от холода, голода и мучительного пятичасового бега. Парню удалось совершить невероятное: он еще пять с половиной часов назад находился в темнице для колдунов, и вот теперь он на свободе. Только вот надолго ли?

Мысли беглеца спутались, невероятная усталость взяла свое, и он тревожно заснул, но страхи продолжали преследовать его даже во сне. То, как его посадили в темницу, хотя Индис верил в то, что он обычный человек, до сих пор не укладывалось в голове. Этот высокий человек из отряда Белых Магов только лишь взглянул на него, и Индиса сразу схватили, накинув на него какую-то сеть.

Сам Индис знал, что после восстания колдунов где-то на севере, всех, кто владел колдовской магией отлавливали и сажали в темницы, которые были специально созданы таким образом, что даже самый сильный колдун не мог оттуда улизнуть.

Как он сам умудрился сбежать. Индис до сих пор не верил в случившееся. Он ведь не то что не был никаким колдуном, он даже ни разу в жизни не видел ни колдуна, ни колдовства.

Мысли продолжали свою бешеную пляску, зато дыхание стало ровнее, сердце немного успокоилось. Индису казалось, что все это происходит не с ним, будто это не он лежит в канаве, и не его разыскивают повсюду.

-Пять лет, я пять лет был там, - от осознания, что все закончилось, Индис зарыдал, как рыдает взрослый мужчина - беззвучно, больно, без свидетелей. Просто лежа в канаве, в сырой канаве, в которой пахло лягушками, тиной и еще чем-то, тем, чем всегда пахнет в канавах.

После того, как Белые Маги заключили союз с людьми, колдунов стали преследовать по всему миру. Хотя Индис до сих пор не понимал разницы между Белым Магом и колдуном. Как-то раз ему довелось подслушать один разговор кузнеца с подмастерьем:

…Ты еще мал и глуп, чтобы об этом говорить. Кто тебе сказал, что колдуны злые? Ты знаешь хоть одного? Что ты башкой своей машешь, не знаешь? А зачем тогда говоришь всякую чушь. Иди, заткнись, и работай, не лезь в эти дела… - дальше тогда юному Индису не дала дослушать собака кузнеца, которая обнаружила его и долго лаяла, пока Индис не убежал достаточно далеко.

Чувство голода тоже давало знать о себе. Индис вспомнил, как во время голода, охватившего город людей с началом войны, его мама весь день работала, чтобы заполучить немного зерна. Потом она поджаривала зерно на огне, младший братишка Индиса хныкал, говорил что невкусно, а Индис молча съедал, говорил маме “спасибо”, и ложился спать. И ночью, слыша как мама тихонько плачет от безысходности, от страха в один прекрасный день не накормить своих детей, шестилетний Индис клялся себе, что повзрослеет и будет богатым, и мама и братишка будут кушать самые вкусные блюда и будут хорошо одеты.

Дети ведь многое понимают, гораздо больше, чем принято думать, и зачастую их рассуждения более правильны, поскольку невинны, а детская невинность и есть проявление бога на земле. Очерствение, алчность, гордость и спесь приходят с возрастом, как и чувство собственной исключительности. На пути каждого ребенка стоят эти искушения, и очень многие поддаются соблазнам, и вот уже подростка одолевают амбиции, он перестает жалеть котенка, попавшего в беду, да что там котенка, он уже никого не жалеет, и себя не жалеет. А потом жалуется на жестокий мир, злых людей, несправедливые законы. А кто сделал этот мир жестоким? Сами люди, и ни причем здесь ни маги, не колдуны. Вот поэтому и все так неоднозначно, зыбко и несправедливо.

Пока Индис, снедаемый страхом и чувством голода, прятался от преследователей, самый главный его преследователь Белый Маг Олз, Первый из Белых Магов, рвал и метал, срывая злость на своих подчиненных. Когда Олзу доложили, что юноша сбежал, он пришел в бешенство. Юноша, Олз даже не знал его имени, не был никаким колдуном. Просто, город, в котором он жил, не очень усердно платил налоги. Тогда Олз отправил туда двоих Белых Магов, задачей которых стала имитация колдовского нападения для того, чтобы население испугалось и усерднее платило магам. После зверств, учиненных его посланниками, к Олзу явилась целая делегация испуганных и дрожащих людей, с просьбой защитить их от неведомого колдуна. Пользуясь ситуацией, Олз взвинтил размер податей в разы и направился со своим отрядом в город. Ситуацию осложняло то, что колдуна-то никакого и не было, но мага это не смутило: первого попавшегося на глаза паренька Олз объявил тем самым злым колдуном, его люди схватили юношу и заточили в темницу. В результате, жители города были очень довольны, Олз стал получать больше налогов, а судьба юноши его мало волновала, он вообще о нем забыл. Ровно до сегодняшнего дня.

Олз не боялся, что юноша сможет что-то сделать, он боялся нежелательной огласки. Все знали, что с колдовской темницы невозможно сбежать ни одному колдуну, какой бы силой тот не обладал. А теперь, в глазах простого обывателя, юноша станет либо очень великим колдуном, либо просто человеком. И в том и в другом случае парень мог создать серьезные проблемы действующему режиму Олза. Поэтому побег хранился в жесточайшей тайне. Белые Маги обыскивали окрестности, но пока безрезультатно, потому-что юноша не пользовался магией. Следы магии может отыскать даже начинающий маг, а вот без ее применения поиски превращались в обычные поиски, так как ищут люди. Поэтому у парня были все шансы остаться на свободе, если ему хватит ума скрываться.

-Какой там ум, откуда у людей ум, - зло подумал Олз. Он с презрением относился к умственным способностям людей, после того как ему удалось навязать боязнь колдунов, да и вообще, разделение магов на Белых Магов и колдунов. По сути, и те и другие были магами, но Белыми Магами Олз назвал всех своих последователей, а тех магов, кто не был согласен с его политикой, Олз объявил Темными Колдунами. Обычные люди легко проглотили этот обоснованный пропагандой бред, и Олз стал бескомпромиссно истреблять всех тех, кто не разделял его политику.

Все Белые Маги, кто хоть немного соображал своей головой, понимали, что колдуны те же маги. Но никто не хотел идти против системы, потому что видели, что случалось с такими. Трусость, алчность, тщеславие – основные причины того, что Белые Маги беспрекословно подчинялись Олзу, который с годами становился все напыщенней и уверенней в собственной безнаказанности. И теперь, какой-то сопливый мальчишка, даже не маг, поставил всю идеологию под угрозу, нарушив планы Олза, который всерьез подумывал поставить себе несколько памятников, и навязать людям поклонение самому себе. Из-за юнца планы Первого Белого Мага посыпались прахом, поэтому он бросил все текущие дела, и вплотную занялся розысками беглеца.

Индис и не подозревал о том, какую опасность он стал представлять для действующей власти. Его мать и братишка по-прежнему жили в городе, а Индис, когда был на свободе, изменил свою фамилию, чтобы в случае чего не подставить семью. В то время хаос процветал и среди людей, многих заточали в темницы за любое неосторожное слово, а потом принимались за его семью. Поэтому Индис и подстраховался, и теперь он был благодарен самому себе за это решение. По крайней мере, его родные были в безопасности, побег никак не мог повлиять на них, потому-что никто не знал о их связи.

Когда человек попадает в экстремальные ситуации, к нему приходит осознание. Осознание того, что большая часть жизни потрачена на пустяки, на мелочи, которые не заслуживают того, чтобы тратить на них отпущенный богом срок. К Индису тоже пришло такое понимание. Он вдруг понял, что все эти законы, границы между странами – все служит лишь определенной цели группы людей или магов, находящихся у власти. Он понял, что свобода – нечто большее, нежели просто жить законопослушным гражданином и работать, исправно выплачивая налоги. Это лишь кажущаяся свобода, так заточенному узнику позволяют делать некоторые вещи, которые до этого запрещали, и вот, узник уже счастлив. Но он остается узником, несмотря ни на какие послабления. Это все мираж, человек полностью свободен лишь в своих мыслях, и в смерти тоже приходит свобода.

Индис вылез из канавы. Любой, кто бы его сейчас увидел, сразу бы заметил произошедшие изменения. До этого в канаве лежал насмерть перепуганный юноша, не представляющий что делать дальше. Теперь же это был мужчина: худой, изможденный, грязный, но с горящими синими глазами, в которых читалась боль и понимание, которого теперь уже нельзя было сломить духовно, который был готов умереть за свободу, и не только за свою, но и за свободу каждого, достойного этой свободы. Несправедливость власти, несправедливость закона создали из простого юноши-работяги настоящего воина, не останавливающегося ни перед чем.

Он отряхнулся, и побрел глубже в лес. Теперь, когда Индис понял за что следует жить, и за что можно умереть, он уже не боялся, что его схватят. Теперь он двигался с определенной целью, и эта цель наполняла его силой. Высоко в небе сияла луна, луна которая тысячи лет наблюдала за тем, как рождались и умирали, встречались и расставались. И теперь эта мудрая луна освещала его путь, и он шел по залитому лунным светом лесу навстречу своей мечте, навстречу свободе.

Олз покосился на окно, за которым ярко и как-то по особенному сияла луна. На миг старому магу стало неуютно, словно что-то мимолетное вдруг потревожило душу. Первый Белый Маг повел плечами и открыл древнюю книгу заклинаний, чтобы найти заклятие, способное помочь с поисками определенного человека. Он почему-то чувствовал, что это важно. Очень важно.

 

читателей   237   сегодня 2
237 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,83 из 5)
Загрузка...