Четверорукая статуя

Однообразный вид наконец-то начал меняться. Вместо пустынной местности, усеянной многочисленными кактусами разной формы, резко стала расти сочная зелень, радующая глаз. Даже воздух изменился: стал прохладным и свежим, не таким пыльным и удушливым, каким был. Высокий, широкоплечий мужчина тут же выпрямился в седле и скинул с головы алый капюшон. Пронзительный взгляд серых глаз устремился вперёд, туда, где стоял город. Светлые крыши уже были хорошо видны. Они выглядывали из-за высоких оборонительных стен. Мужчина поторопил лошадь, и та перешла с рыси в галоп.

Столь резкая смена климата в этом месте объяснялась работой магов. Поскольку город раскинулся в пустыне ещё в те времена, когда пустыни здесь и в помине не было, чародеи создали вокруг своей родины купол, охраняющий её от невыносимой погоды. Таким образом, они сохранили и оазис, благодаря которому город жив до сих пор.

Возле ворот не было никакой очереди, никакой толпы из путешественников или просто побитых судьбой людей, которые желали перебраться туда, где, как ходят слухи, живётся гораздо лучше. Оно и не удивительно. Не каждый согласится пересечь пустыню. Но наездник в алом капюшоне был не простым путешественником. Он приехал в такую даль с определённой целью. Ворота открыли сразу. Стражи даже удивились слегка, но увидев письмо, которое путник тут же показал им, пустили его без вопросов. Документы взяли только для того, чтобы записать информацию в свой журнал.

– Господин Лакрего предупреждал о вашем прибытии. Подождите немного, сейчас кто-нибудь придёт и проводит вас, – сказал один из стражников.

Загадочный наездник попросил, чтобы провожатый подошёл к стойлу, потому что ему нужно было оставить там лошадь. Желание гостя было исполнено. Буквально через десять минут к стойлу подошёл мужчина в возрасте, богатый вельможа. Он окинул приезжего несколько презрительным взглядом, с головы до ног, словно оценивая, насколько он мужлан, а затем попросил идти за ним. Невозмутимое, заросшее густой бородой лицо «мужлана» выразило лёгкое удивление, но лишь на секунду. Он пошёл за сопровождающим.

– А какую должность занимает господин Лакрего? – спросил он.

– Советник наместника, – последовал равнодушный ответ.

– Надо же, – мужчина почесал в затылке.

– Что вас так удивляет? – вельможа бросил на него короткий взгляд.

– Просто я знаю господина Лакрего очень давно. Вот и удивился, – усмехнулся мужчина.

Они шли по заполненным улицам. То всадники проедут по дороге, то карета пронесётся. А невозмутимые прохожие, привыкшие к такому бурному движению, уже ни на что не обращали внимания. Женщины здесь ходили в открытых нарядах, и трудно было оторвать взгляд от их прелестей. Впрочем, не мудрено: погода весьма жаркая, даже не смотря на старания магов. Вельможа со своим спутником прошли через рынок, оттуда вышли на главную площадь, в центре которой стояла огромная статуя. Мужчина в алом даже остановился, чтобы внимательнее разглядеть её. Она изображала высокую, тонкую фигуру с четырьмя каменными руками, а вместо головы – ромб, парящий в воздухе над шеей. При этом он медленно крутился. Первая пара рук была сложена на груди, а вторая разведена.

– Интересная статуя. Она создана для поддержания барьера, так? – спросил гость Лакрего.

– Да, – вельможа поглядел на него несколько удивлённо. – А как вы поняли?

– Опыт, – пожал плечами тот.

Но долго здесь задерживаться они не стали, а двинулись дальше.

Наконец, они дошли до бара. Мужчина хмыкнул собственным мыслям и спросил:

– Господин Лакрего здесь?

– Да, он ожидает вас, – кивнул вельможа.

Он явно не стремился заходить в это место.

– Спасибо, что сопроводили. Дальше я сам.

Мужчина зашёл внутрь, в помещение, пропахшее алкоголем и табаком. Вполне уместно для таких заведений. Он огляделся цепким взглядом и тут же столкнулся с зелёными озорными глазами. Лакрего, широко улыбнувшись, помахал ему рукой:

– О, Арбис, иди сюда! Дорогой мой друг!

Арбис улыбнулся в ответ, обнажая белые зубы, и поспешил к нему за дубовый столик.

– Давно не виделись, господин Лакрего, – шутливо поклонился он. – А ты, как вижу, поздоровел.

Друг захохотал, да так, что столик пошатнулся. Мужчина отрастил добротный живот, отпустил светлую бороду, а ещё стал наряжаться в шелка и атлас. Удивительное дело. Арбис помнил товарища худым, поджарым и очень ловким юношей, который прекрасно выполнял свою работу. Вот только потом что-то случилось между ним и верхушкой Гильдии, в которой они оба состояли, и Лакрего пустился путешествовать.

– Так как ты дошёл до такой жизни? – спросил Арбис, взяв наполненную чашу и выпивая содержимое залпом.

– Удачно женился. Теперь я второй человек в городе после наместника, – самодовольно сказал друг, но вдруг помрачнел: – Вот только жена моя умерла уже как два года назад.

– Соболезную. Но ты сидишь в таких местах? Разве пристало вашей особе сидеть в таком гадюшнике? Уж простите за выражение.

– Ты это брось, Арбис. Старый добрый Лакрего никуда не делся.

Арбис молчаливо улыбнулся.

– Так по какому делу ты меня позвал? Не просто же так? – наконец, спросил он.

– Это верно. Дело серьёзное, – озорные огоньки в глазах Лакрего погасли. Он стрельнул взглядом в стороны, а затем сказал абсолютно сухим, деловым тоном: – Идём ко мне домой, там всё обсудим.

Советник наместника оставил две серебряные монеты на столе, по-свойски кивнул трактирщику, стоящему за барной стойкой, и двое посетителей вышли на суетную улицу. Перебрасываясь парой слов на нейтральные темы, они вновь прошли мимо необычной статуи, затем миновали рынок, а дальше, в один момент свернув вправо, оказались на цветочном рынке. Арбису тут понравилось: цветы благоухали, самые прекрасные ароматы смешивались между собой, и это ничуть не портило запах. Арбис с наслаждением вдыхал воздух полной грудью, а разнообразие красок вокруг доставляло эстетическое удовольствие. Но они миновали рынок и вновь оказались на улице. К сожалению, дурманящих ароматов здесь не было. Скорее отрезвляющие. В ноздри ударил запах навоза, слабый рыбный запашок, и Арбис поморщился. Но тут же привык. Дом Лакрего находился на углу этой улицы: жалкая лачуга, дом скорее для бедняка, чем для советника наместника. Арбис выгнул одну бровь в удивлении:

– А я-то думал, что у тебя тут царские хоромы!

– Да какой там! – махнул рукой Лакрего, отпирая хлипкую деревянную дверь. – Я, в общем-то, и не хотел расставаться с этой берлогой. Не для меня все эти светские штучки. После смерти жены я вернулся в свою берлогу.

– Понимаю, – кивнул друг, оглядываясь.

Действительно берлога. Повсюду разбросаны вещи, полы до ужаса скрипучие. Мебель весьма старая и потрёпанная. Особенно диван. Судя по всему, Лакрего часто здесь проводит своё время. Животом вниз. Арбис хмыкнул, подходя к заставленному книгами книжному шкафу.

– С каких пор ты увлекаешься чтением? – спросил он, изучая корешки. Не пыльные, в отличие от остальных вещей.

– От жены остались, – Лакрего рухнул на диван. – Ну, садись.

Арбис сел в кресло напротив. Друг подался вперёд:

– Заметил ту статую на главной площади?

– Конечно. Такую глыбу трудно не заметить.

– Я не об этом.

– Магия? Да, я почувствовал. Поддерживает барьер.

– Именно. И знаешь, что будет, если эту статую уничтожить?

– Город превратится в пустыню.

– Да. Люди вымрут.

– Люди смогут уехать отсюда, разве нет? Найти новый дом, где не так жарко.

– Если бы! – тяжело вздохнул Лакрего. – Этот барьер вбирает в себя энергию солнца. Чтобы снять его, нужны маги. Подготовка нужна. Если статуя будет разрушена, то всем конец. Будет взрыв, который разом сотрёт весь город. И да, здесь будет пустыня.

– Не понимаю, почему ты так разволновался. Появился кто-то, кто хочет уничтожить статую?

– Да, – помрачнел советник наместника. – Чародейка, Ярмодис бы её побрал!

– Она знает о последствиях? – нахмурился Арбис.

– Конечно знает. Она хочет уничтожить весь город!

– Но зачем ей это?

– Да кто её знает? Наместник в ужасе. Поэтому я послал за тобой. Разберись с этой ведьмой, Арбис, – глаза Лакрего блеснули очень зло. – Убей, если понадобиться. Наместнику всё равно. Оплата будет очень хорошая.

– Где искать эту девицу?

– Иди на главную площадь ночью. Она что-то готовит там, но пока неясно, что. Люди наместника пытались за ней проследить, но она постоянно исчезает.

– Иллюзия?

– Скорее всего.

– Самые опасные маги, – задумался Арбис. – Мне нужно подготовиться.

– Ларьки с травами есть на рынке. Если что, говори, что ты от меня, – кивнул Лакрего.

– Спасибо, – охотник на магических существ встал. – Почему ты сам не взялся за работу?

– Я уже не в той форме, – покачал головой друг, похлопав себя по животу. – Не угонюсь за ней. Она слишком резвая.

Арбис ничего не ответил. Пожав ему руку, он вышел из дома и побрёл по улочкам города. Прежде чем идти на рынок за травами, нужно максимально изучить здесь всё, чтобы спокойно ориентироваться в случае погони.

Наступила ночь. Арбис, покрыв голову алым капюшоном, поправил кинжал, висящий в ножнах на боку. На другом боку – небольшая сумка с многочисленными отделениями, в которых надёжно стояли маленькие склянки из разноцветного стекла. А ещё здесь были тонкие наручники. Охотник не торопясь двинулся в сторону городской площади. На улицах ни души. Удивительное дело. Город, залитый лунным светом, разительно отличался от города, сверкавшего в солнечном свете. Но Арбису нравилось такое время. Всё словно замирает и становится поразительно кристальным. Воздух чист, в нём не витает пыль, поднимаемая лошадьми, транспортом и людскими ботинками. Звуки, даже самые тихие, становятся громче и отчётливее. Для них нет больше преград. Поэтому Арбис ещё издали услышал мерный стук каблуков о мостовую. Надо спешить. Охотник ступал совсем тихо. Он не мог позволить, чтобы цель услышала его и сбежала. Нужно схватить её до того, как она сделает своё дело. Арбис заметил фигуру в чёрном плаще, плывущую в сторону статуи, и перешёл на бег. Девушка услышала его. Она лишь слегка повернула голову, но густая тень от капюшона не дала рассмотреть её лицо. Сделав странное движение пальцами, она вдруг… исчезла. Арбис не растерялся. Он моментально вытащил из набедренной сумки склянку из тёмно-фиолетового стекла и бросил её в то место, где только что была чародейка. Звук разбившегося вдребезги стекла был сопровождён столбом золотистой пыли, ярко сверкавшей в лунном свете. Зрелище красивое, волшебное, вот только охотнику сейчас было не до этого. Он напрягся, судорожно вглядываясь в пространство. Будто искал что-то, но не находил.

– Что за трюки? – послышался голос за спиной.

Часто чародейки заколдовывали свой голос, чтобы очаровывать мужчин. Это действовало безотказно, поэтому каждый охотник учился противостоять этому заклинанию «Серены». Но голос этой чародейки был самым обычным. Средний – не высокий, но и не низкий, без каких-то ярких особенностей. Арбис резко обернулся, рука метнулась к кинжалу, но девушка произнесла жёстко:

– А вот этого делать не советую.

Её лицо по-прежнему не разглядеть, но теперь мужчина заметил, что она маленького роста. Метр шестьдесят, если не ниже. Это инстинктивно расслабило его, но охотник тут же напомнил себе: «Врага нельзя недооценивать».

– Так и будешь молчать? – недовольно спросила незнакомка.

– А что уж говорить? – пожал плечами Арбис, делая вид, что не подозревает никакой опасности. – Вообще у меня к тебе всего лишь три простых вопроса. Ответишь? Будешь так добра?

– Добра? – хмыкнула чародейка. – Ну, задавай свои вопросы. Оцени мою доброту.

– Первый: кто ты? Второй: зачем хочешь уничтожить статую? И третий: как ты успела так быстро уйти от удара моей пыльцы?

– Знаешь, тут одно обстоятельство… я совсем не люблю отвечать на вопросы. Советую тебе убраться с моего пути. С магами шутки опасны, если ты не знал. Даже охотнику несдобровать.

– Мне ли этого не знать? Но я, в отличие от многих моих собратьев, хочу с тобой поговорить. А ты ведёшь себя так грубо! – протянул Арбис своим низким голосом. – Что же, придётся тебя убить.

Чародейка захохотала, и в смехе этом мужчина услышал вызов. Он, словно алая молния, сорвался с места. В какой-то миг в руках его оказался кинжал, который просвистел перед самым носом девушки. Реакция у той была отменная: она присела на корточки и, откинувшись на спину, ударила противника ногой в живот. Каблук бы, наверное, вонзился в живот, если бы не широкий кожаный ремень, защищающий брюшную полость. Арбис схватил чародейку за ногу. Рука нырнула всё в ту же набедренную сумку, но вдруг… действие повторилось. Охотник опешил. Он же уже делал это? Когда он успел вынуть руку и почему снова пытается достать антимагические наручники? Растерявшись, он упустил чародейку. Она ловко вырвала ногу из ослабшей хватки и, вскочив, второй ногой ударила Арбису точно между ног. Мужчина, стараясь сдержать крик, даже покраснел от натуги. Упав на колени, он в какой-то момент попытался встать, но не смог. А девушка, низко рассмеявшись, обошла его со спины и бросила:

– Скажи спасибо, что не убила. В следующий раз милости не жди. Я не всегда проявляю такое великодушие.

Когда Арбис обернулся, паршивки уже не было.

Лакрего хохотал в голос и вот уже как десять минут не мог остановиться. Арбис смотрел на него мрачно, с холодным спокойствием ожидая, когда советник наместника изволит успокоиться. Наконец, смахнув с глаз слёзы, он спросил:

– Что, хватку теряешь, дружище?

– Как смешно, Лакрего, – ответил охотник. – У нас большая проблема, если ты не заметил.

– Всё я заметил. Просто как она тебя уделала!

– Только не начинай хохотать по второму кругу, а то я тебе врежу.

Лакрего поднял руки, мол, не горячись. Отсмеявшись ещё немного, он сказал:

– Я вот думаю, что это за магия у неё была. Ты уверен, что это не иллюзия?

– Абсолютно. Порошок не подействовал на неё. Она просто появилась сзади.

– Телепортация?

– Возможно. Но знаешь… мне кажется, что я всё-таки знаю, что у неё за магия. Магия времени.

– Что?

– Только предположение.

– Их не было видно последние лет триста, если не ошибаюсь?

– Да. Но Ярмодис знает этих магов!

Охотник погрузился в мысли. Теперь чародейка будет предусмотрительнее. Её нужно как-то выманить, но как? Для этого, несомненно, нужно понять, в чём именно её цель. Ведь за разрушением города что-то стоит? Какой-то мотив? Пока мужчины думали и обсуждали этот вопрос, раздался торопливый стук в дверь. Лакрего пошёл открывать, сделав другу знак, чтобы он сидел на месте.

– Господин Лакрего, мы схватили чародейку! – раздался мальчишеский голос. – Она пролезла в дворец наместника, там и попалась!

Арбис вскочил на ноги.

– В дворец наместника! – повторил Лакрего со страхом. – Как наместник? Цел?

– Да, слава Богу!

– Я должен пойти к нему. Ступай, ты очень помог. Чародейку держат там или в церкви?

– Во дворце. Велели послать за вами.

– Отлично! Я лично с ней разберусь!

– Не горячись, – к нему подошёл Арбис. – Я иду с тобой. Тоже побеседую с этой чародейкой.

– Как скажешь. Заодно поможешь осушить её? Я уж и забыл как это делается, – пожал плечами бывший охотник, когда мальчишка-посланник убежал.

Друг кивнул, и вместе они, поймав карету, рванули в замок наместника.

Замок был не очень-то богатым. Не таким его представлял себе Арбис. Всё, что он увидел: три башни, кладка из камня. Это место вызывало неприятные ощущения. Даже мороз по коже пробегал, не смотря на тёплую погоду. Любой другой человек мог бы подумать, что всё это обстановка, но Арбис знал, что дело в магии. Вот только какова причина? И что это за магия?

– Здесь и маги живут? – поинтересовался он, выглядывая из окошка.

– Да, – кивнул Лакрего. – Отсюда им легче контролировать энергию, выпускаемую статуей. Ну же, быстрее! – рявкнул он на прислугу.

Арбис ещё раз глянул на замок, отмечая про себя, что здесь нужно быть осторожнее.

Советник пошёл к своему наместнику, а охотника проводили в темницу. Здесь было совсем мрачно и сыро. Арбис огляделся: обшарпанные стены, решётки заржавели. Заключённых совсем мало. Видимо, сразу отправляют в городскую темницу. Наконец, Арбис и его провожатый дошли до нужной камеры, посреди которой стояла девушка в единственном луче света. На голову был наброшен капюшон, подбородок опущен к груди. Она слышала шаги, но не спешила приветствовать посетителей.

– Она стоит так уже несколько часов, – полушёпотом сказал надсмотрщик.

Охотник кивнул и попросил его оставить их наедине. Когда металлические шаги, эхом отскакивающие от стен, затихли, он произнёс:

– Что, птичка, попалась?

Чародейка приподняла голову, и мужчина увидел хитрую ухмылку на её тонковатых губах.

– Как чувствуешь себя после ночи? Ходить можешь? – уколола она его.

– Как видишь, – отозвался Арбис. – Ну, теперь уж тебе туго придётся. Советую рассказать, зачем тебе всё это было нужно. Разрушать статую, барьер. Ты же знаешь о последствиях?

– Конечно. Я-то знаю. А вот ты – слепец. Ничего не видишь.

– Чего это я не вижу?

– Я буду говорить, а ты не комментируй. Просто молчи, ясно? От этого многое зависит. Наши с тобой жизни.

– О чём ты…

– Я расскажу. А ты молчи. Ты стоишь в тени, это опасно.

Арбис удивлённо вскинул брови, но кивнул, как бы говоря, что готов слушать. Чародейка глубоко вздохнула и, откинув капюшон, посмотрела на мужчину яркими зелёными глазами.

– Я перейду сразу к делу. Все эти люди уже давно мертвецы. Под их лицами скрываются совсем другие сущности, которые перенастраивают барьер. Отсюда. И я даже знаю, кто это делает. Ты можешь удивляться, зачем я говорю это тебе. Всё просто. Я прошу помощи. Ты не местный. Ты нормальный человек. После нашей встречи я проследила за тобой. Узнала, что ты живёшь у Лакрего. Затем пролезла на сторожевой пост и увидела твои данные в журнале. Новенький. Я уже поняла, что не справлюсь одна. Помоги мне. Можешь отвечать. Односложно.

Арбис молчал.

– Есть вопросы? – поняла девушка. Он кивнул. – Задавай. Только не упоминая сути. Эти существа слышат всё, что происходит в темноте.

– Кто?

– Кошмары. На языке магов их народ звучит иначе, но в простонародье просто «кошмары».

– Зачем?

– Им нужны людские страхи. Это ненасытные существа. За это они и были изгнаны. Вот только Кошмары не хотят отступать. Они хотят мести, власти. Поэтому, завладев всеми этими людьми, они хотят разнести страх, как заразу. Для этого им нужно перенастроить барьер. Сделать его своим передатчиком. То есть, по их задумке, щит будет распространять специальные магические волны на множество километров отсюда. Я узнала, что все приготовления должны быть закончены через три дня.

– Откуда знаешь?

– Я не дура, – фыркнула чародейка. – Ещё вопросы?

– Зачем тебе всё это? – скрестил руки на груди Арбис.

– Это… личное.

– Говори.

Чародейка внимательно посмотрела на него. Хоть лицо и выражало решительность, но во взгляде читалось колебание. Глубоко вздохнув, девушка прикрыла глаза и ответила:

– Хочу заткнуть Кошмары за пояс. Достаточно я сказала для того, чтобы ты мне доверился?

– Не могу.

– Просто подумай над моими словами.

– Не боишься, что времени у тебя уже нет? Твоя судьба почти решена.

– Время всегда в моих руках, – усмехнулась чародейка.

– Так ты действительно… – начал было он, но она нервно мотнула головой, как бы приказывая ему молчать.

Звякнули тонкие браслеты на её запястьях. Особые. Эти браслеты блокировали магическую силу. На что девчонка рассчитывает? Такая самоуверенная. Арбис окинул её внимательным взглядом и, не сказав больше ни слова, пошёл на верхние этажи.

Он думал о том, что сказала ему чародейка. Долго, пытливо. Думал даже тогда, когда Лакрего говорил, что с наместником всё в порядке, а ведьму нужно сослать в церковь. «Уж там о ней позаботятся! Устроят ей тёплый приём, так сказать» – хохотнул советник, но Арбис не откликнулся на шутку. Он приглядывался к нему. Пытался заметить что-то, что укрывалось от него раньше. Не замечал. Лакрего всегда был вот таким. Может, только, шутки у него были не такие чёрные, но жизнь меняет людей. Они не виделись слишком много лет.

– По сути, твоя помощь особо и не понадобилась, как выяснилось, – сказал Лакрего, как только отдал указания по поводу чародейки надзирателям. – Но наместник благодарен тебе. Благодарен и я. Спасибо, что сорвался и примчался сюда. Вот сумма, которую я тебе обещал.

Советник отдал Арбису увесистый кошель. Охотник взвесил его в руке и довольно убрал в набедренную сумку.

– Когда планируешь уезжать?

– Дня через… четыре, – пожал плечами мужчина.

Краем глаза он следил за реакцией друга, но внешне был весьма расслаблен. Лакрего широко и, кажется, даже счастливо улыбнулся. Он хлопнул друга по спине и сказал:

– У нас столько всего есть, что я могу тебе показать! Мой дом – твой дом. Но сейчас, дружище, мне нужно сходить кое-куда по делам. Потом встретимся.

Охотник кивнул и, не дожидаясь друга, покинул замок.

Арбис никак не мог уснуть. Он всё думал о словах этой девушки о том, что все жители этого города подменены. Даже Лакрего. «Но ведь это мой друг! Не вижу никаких изменений» – недоумевал мужчина. Чародейку должны были сжечь на рассвете. На принятие окончательного решения охотнику отводилось пять часов. Есть ли у неё план? Или она рассчитывает на помощь незнакомца, который пытался её схватить? Мужчина лежал, глядя в потолок, как вдруг услышал тихий стон петель. Арбис тут же закрыл глаза, прислушиваясь. Раздались шаги. Кто это? Охотник, держащий руку под одеялом, крепче сжал короткий нож. Он всегда держал его на такой случай. Когда неизвестный подошёл совсем близко, Арбис распахнул глаза и как раз вовремя – на него резко опустилась подушка. Охотник вскинул руку с ножом и тут же почувствовал, как мягко лезвие вошло в плоть. Крик. Давление на подушку ослабло. Арбис оттолкнул тяжёлую тушу и тут же вскочил на ноги. Лакрего, морщась от боли, прижимал руку к ране и тяжело кряхтел, сидя на полу. Охотник наклонился к нему и, приставив нож к горлу, посмотрел в блестящие от злобы глаза. Да, чародейка была права. Это не его друг.

– Что ты такое? – грозно спросил Арбис.

– Высшая сущность. Уж лучше бы ты, жалкий смертный, бежал. Мы дали тебе такую возможность! – зрачки Лакрего стаи расширяться. Залезли на радужную оболочку, затем захватили весь белок. Охотник собрал всю волю в кулак, чтобы не отскочить от этого… существа. Сжав челюсти так, что заходили желваки, он надавил на нож. Тонкая струйка крови побежала вниз по шее.

– Мы? Сколько вас?

– Много. Мы повсюду. Прямо сейчас. Здесь. Ты чувствуешь взгляды? Чувствуешь, как мороз бежит по коже? Ты помнишь Лидию?

Арбис вздрогнул. Сердце забухало в груди.

– Откуда ты…

– Сможешь ли ты взглянуть ей в глаза?

Охотник стал вспоминать. Против воли. И весь этот страшный поток невозможно остановить. Мужчина зажмурился, затряс головой как испуганный котёнок. Он отшатнулся от «Лакрего», открыл глаза, и они расширились от ужаса. Схватив нож, он метнулся к окну и с размаху разбил стекло. Он уже не слышал дьявольский хохот друга, Арбис был сосредоточен исключительно на леденящем душу шёпоте в своей голове. «Нужно убираться отсюда! Как можно дальше!» – чётко понял Арбис. Охотник выпрыгнул из окна, со второго этажа. Успешно приземлившись на ноги, он рванул к церкви. «Что за чертовщина?» – только и мог думать он. – «Мне нужна эта чародейка! Нужно выпустить её!». Тени шевелились, перешёптывались. Они тянули к мужчине свои тонкие лапы. Арбису стоило большого труда сохранять спокойствие. «Это нереально. Не может быть реально. Не может» – твердил он себе и мысли, казалось, помогли замедлить бешеный ритм сердца. Главное не сбиваться с пути.

Церковь была нелюдима в этот час, зато соседнее её здание охраняли очень неплохо. Здание инквизиции, а где-то там, в подвалах, тюрьма. Арбис остановился, чтобы оценить обстановку. Убить их всех он не сможет. Значит, нужно попасть незаметно. Мужчина зашёл в кусты.

Чародейка сидела в одиночной камере. Она дрожала всем телом от холода, уже устала отгонять от себя надоедливых, наглых крыс. Волосы, бывшие недавно аккуратно уложенными, спутались. На теле виднелось множество ожогов, синяков и кровоточащих порезов. Девушка лежала на старой соломе и, казалось, спала. Но так только казалось. Как только в коридоре раздались гулкие шаги, она вздрогнула. Открыла глаза и стала тревожно вглядываться в пустоту. Лучи света, отбрасываемые зажжённым факелом, медленно отвоёвывали всё больше территорий у темноты. Пришлось прикрыть глаза рукой, когда один из её мучителей подошёл к решётке и стал отпирать замок. Чародейка встала на ноги. Вся фигура напружинилась. Не успел мужчина даже подойти к ней вплотную, как девушка, словно дикая кошка, бросилась на него. Одной рукой дала затрещину, а второй впилась в факел. Но надзиратель не выпустил его. Он прижал арестантку к стене и прислонился к самому её уху, зашептав раздражённо: «Это я, Ярмодис тебя дери!». Чародейка узнала голос и расслабилась. Выдохнула.

– Убираемся отсюда, – сказал Арбис.

Девушка кивнула и побежала за ним.

– Как тебя хоть зовут?

– Разве сейчас есть время знакомиться?

– Почему нет?

Чародейка вздохнула.

– Ума.

– Арбис.

Дальнейший путь они провели в молчании, потому как нужно было либо нестись, сломя голову, либо сражаться. У одного из инквизиторов они нашли ключ от антимагических браслетов. Как только Ума освободилась от них, лицо её исказила недобрая улыбка. Она щёлкнула пальцами, и их охватило яркое пламя.

– Заставим это место полыхать? – спросила она, когда они почти добрались до выхода.

– Нет смысла, – Арбис тащил её к выходу.

– Есть! – девушка вырвалась и, направив руку на ближайшую занавеску, выпустила из ладони мощный поток пламени. – Я не прощаю таких, как они!

Занавеска вспыхнула. Огонь стал стремительно распространяться на все ближайшие вещи. Арбис вновь схватил Уму, но на этот раз крепче, и потащил к выходу. Когда они оказались на улице, он захотел остановиться, но чародейка не дала. Теперь она тащила его в темноту.

– Куда мы? – спросил он.

– К наместнику.

– Что? Без оружия?

– У нас есть выбор?

Арбис остановился.

– Слушай, – Ума повернулась к нему, – куда бы мы ни пошли, Кошмары будут преследовать нас. Нужно действовать быстро. Единственное, чем я могу нам помочь, это поставить на твоё сознание барьер. Они не залезут в твою голову. А потом – бежим туда.

Мужчина слегка вздрогнул от недавних воспоминаний. Согласно кивнул.

На них нападали все, кому не лень. Ума сыпала искрами, обжигала всех огнём. Арбис схватил меч у одного из трупов и орудовал им. Так они пробились на один этаж, затем на второй и на третий. Туго пришлось с магами. Но Ума пообещала разобраться с ними, тем самым отправляя Арбиса вперёд.

– С ума сошла? Тебе нужна помощь! – упирался мужчина.

– Мне нужно, чтобы ты пошёл к наместнику и не путался под ногами! – нервно отрезала девушка. – Иди уже!

Делать было нечего, охотник рванул дальше по коридору. Он пообещал себе, что быстро расправится с наместником и вернётся к Уме. Лишь бы она продержалась, пока его не будет. Всё также прорубая себе путь мечом, мужчина здорово устал. Оставалось преодолеть один коридор, чтобы попасть в нужную комнату.

Арбис попытался выбить огромную дверь плечом. Затем ногой. Но скорее дверь его повредила, чем он её. Выругавшись, охотник стал налегать мечом. Только тогда дверь жалобно заскрипела, но всё же поддалась. Мужчина ввалился внутрь, готовый нападать, но вовремя остановился. На троне с высокой позолоченной спинкой и мягким сидением, обитым красным бархатом, сидела девочка восьми лет. Всё её тело оплетали странные чёрные щупальца. Девочка сидела неподвижно с широко открытыми глазами, глядя чётко перед собой и не моргая. Лишь немного погодя Арбис заметил, что тонкие щупальца входят в уши и… один Ярмодис знает, что они там делают. Позади трона, в темноте, что-то было. Что-то… живое. Лунный свет падал лишь на девочку, делая всю её хрупкую угловатую фигурку полупрозрачной и искусственной.

– Эй, что ты такое? – спросил Арбис, держа меч наготове.

Рычание в ответ. Охотник стал медленно приближаться. Вдруг он услышал шаги. Кто-то бежал сюда. Новые враги? Но в комнату влетела взъерошенная Ума. Она моментально оценила обстановку и бросилась на Арбиса. Он совсем не ожидал, что его толкнут. Но ещё больше не ожидал, что к нему тут же рванут противные чёрные щупальца.

– Ума! – закричал мужчина.

– Прости! – ответила она, побежав в правый дальний угол.

Однако Арбис был уверен, что ей совсем не жаль. Он боролся с щупальцами, которые пытались подтащить его к трону, но краем глаза замечал яркие огненные вспышки. Что творит эта странная женщина? Вдруг послышался громкий рёв. Такой оглушающий, что даже уши заложило. Более того, скоро ушам стало невыносимо больно, из-за чего Арбис вскрикнул и лишь усилием воли заставил себя сражаться со склизкими щупальцами.

– Арбис! Арбис! – послышался визг.

Мужчина глянул в правый угол, к которому так целенаправленно бежала Ума, и увидел, как щупальца тянут её за трон. Они связали её по рукам и ногам, но девушка всё равно отчаянно дёргалась и вырывалась. Рядом с ней лежал светло-фиолетовый шар, весьма большой, поблёскивающий в лунном свете. Если бы у Арбиса было больше времени, он смог бы заметить, как внутри сферы клубится дымок, который маскировал нечто ещё. Что-то, что слегка пульсировало и издавало бледное свечение. Однако охотник хотел помочь Уме, но – вот беда! – он сам не мог избавиться от навязчивого врага.

– Разбей сферу! Быстрее! – сквозь оглушающий гомон прокричала Ума.

Дотянуться не получалось, сфера слишком далеко. Тогда Арбис, собрав все силы, бросил в неё меч. Когда загадочная вещица разбилась, в голове словно что-то взорвалось. Раздалась целая какофония звуков, которая выворачивала всё наизнанку, вырывала каждую неосторожную мысль. Охотник, не выдержав такой боли, потерял сознание.

Арбис очнулся первый. Взгляд долго не мог сфокусироваться и тупо блуждал по потолку, в то время как сознание старалось понять, что вообще происходит. Когда воспоминания частично вернулись, мужчина приподнялся на локтях и огляделся. Утро. Он лежал в тени, но солнечные лучи заливали всю комнату, стирая ужас прошедшей ночи. Восьмилетняя девочка сидела на троне не шевелясь. Голова лежала на груди. Жива она или нет? Да и была ли жива вообще? Ума лежала в углу, упёршись лбом в пол. Арбис в первую очередь подошёл к ней. Перевернул на спину, легонько побил по щекам. Девушка пришла в себя не сразу. Она с трудом открыла глаза и подслеповато сощурилась.

– Арбис? – спросила она тихо и неуверенно.

Он кивнул. Она вяло заёрзала, явно намереваясь сесть. Охотник помог ей, прислонил к стене.

– Хэппи… – Ума вдруг разволновалась. Глаза резко расширились и устремились к трону. Девушка словно забыла о слабости и резво вскочила на ноги. – Хэппи!

Она бросилась к девочке, аккуратно приподняла её голову и стала прощупывать пульс. Напряжённо замерла, но лишь на секунду – она услышала сердцебиение. Прижав к себе девочку, облегчённо выдохнула.

– Нужно проверить её рассудок. Но это уже когда она очнётся, – сказала колдунья.

Арбис понял, что эти слова ему не адресованы, но всё-таки спросил:

– Твоя дочка?

– Нет, – усмехнулась Ума.

– Так, ладно. Сейчас лучше подумать, что делать дальше. И та штука ночью…

– Долгая история. Ты прав, нужно решить, что делать дальше. Впрочем, у меня уже давно был готов план. Я спасаю Хэппи и взрываю здесь всё к Яромдису!

– Так чего мы ждём? Пошли.

Арбис подхватил девочку на руки и бодро зашагал к выходу.

Он наблюдал, как на воздух взлетел целый город издалека, с высокого холма. Это было невероятно: земля под ногами задрожала, мощная волна достигла его. Но она была слишком слаба, чтобы повалить его с ног. А вид-то какой! Это было бы прекрасно, если бы не было так страшно. Долго охотник ждал чародейку. Он бы мог подумать, что она убежала не попрощавшись, но знал, что это не так, ведь она оставила с ним Хэппи. Девочка так и не очнулась. Наконец, Ума подъехала к ним на гнедом коне. Не стала объяснять, почему задержалась. Лишь резко отмахнулась, когда Арбис спросил об этом, и, соскочив с седла, подошла к девочке. Погладила её по блондинистой головке и тяжело вздохнула. Арбис заметил, как в её взгляде промелькнули тревога, страх, нерешительность. Это было странно, вспоминая, с какой уверенностью чародейка действовала в городе. Даже когда её жизнь висела на волоске.

– Я удивлён, что те твари нас не убили, пока мы были без сознания, – сказал охотник, чтобы нарушить затянувшееся молчание.

– Они слишком ослабли после падения Королевы. Потеряли друг с другом связь. Нам повезло, что Королева нас не поглотила. Спасибо, Арбис, – вдруг сказала Ума.

Мужчина удивился, но улыбнулся в ответ.

– С Хэппи всё будет хорошо? – спросил он, глядя в маленькое личико с острым подбородком.

– Я надеюсь. Королева использовала её для питания. И не только. У Хэппи есть кое-какие особенности. Впрочем, это неважно, – девушка тряхнула тёмными волосами. – Я должна спрятать её.

– Чем ты занимаешься, Ума? И твоя магия… Она такая редкая! Я никогда не встречал магов времени, хотя живу уже не мало.

Чародейка самодовольно улыбнулась, но ответила весьма холодно:

– Не твоё дело, чем я занимаюсь. Я благодарна, что ты помог мне в этом деле, но дальше наши пути расходятся.

– Ты так в этом уверена?

– Что ты имеешь ввиду?

– Сам не знаю.

– Странный ты.

Охотник пожал плечами.

– И всё же, – вновь заговорил Арбис, – кто для тебя эта девочка?

– Она… моя сестра.

– Ах, вот оно что. Вы совсем не…

– Младшая.

– Я понял, но…

– Нет, не понял. Ей девятнадцать лет.

Молчание. Арбис непонимающе смотрел то на Уму, то на Хэппи. В конце концов, его взгляд открыто сказал: «Тебя Королева сильно щупальцем ударила по голове?». Девушка отчаянно возвела глаза к небу.

– Ясно, забудь, – сказала она.

– Нет уж, подожди. Я не понимаю… Как этой девочке может быть девятнадцать лет?!

– Это всё Королева! Я же сказала, что она питалась ей! Я боялась, что не успею спасти её. Отец не простил бы мне этого…

Арбис молчал. Он просто не знал, что сказать. Ума тем временем сообщила, что собирается уезжать. Мужчина помог ей усадить Хэппи, а затем вдруг сказал:

– Как её украли?

– Она жила со мной. И вот так случилось.

– Ты не углядела за ней?

Ума вскинула голову от возмущения. Однако сказать было нечего, поэтому она просто прожгла его злобным взглядом, на что Арбис не обратил никакого внимания.

– Куда ты денешь её теперь? – спросил он, как ни в чём не бывало.

– Спрячу. Где-нибудь, где безопасно.

– Почему не отвезёшь к отцу?

– С какой стати ты меня допрашиваешь?

– Ответь. Я уже вмешан в это дело. Не хочу, чтобы ребёнок страдал.

– Она не будет страдать.

– Говорит та, по чьей вине девятнадцатилетняя девушка стала восьмилетней? Не смотри на меня так, не поможет.

– Ты такой… такой…

– Не уходи от темы.

Ума бы наверняка сожгла этого охотника своей магией, но тот факт, что рядом Хэппи, останавливал её. И Арбис этим прекрасно пользовался. Скрежетнув зубами, она ответила:

– Всё будет в порядке.

– Знаешь, где ей будет безопаснее всего?

– Где?

– В Академии Охотников.

– Ты шутишь?

– Я серьёзно.

– Нет! Это исключено.

– Чем так плоха Академия? Там лучшая охрана. И мы никогда не отказываем в помощи. Даже таким, как ты.

– Что ты сказал? – Ума гневно вскинула бровь.

– Хэппи станет охотницей, а взамен мы дадим ей безопасность.

– Бред.

– Она сама сможет себя защищать.

– Она чародейка! Она умеет себя защищать!

– Это не помогло ей, когда её украли!

Ума закусила губу. Она взглянула на Хэппи, затем вновь посмотрела на Арбиса. В душе её явно велась ожесточённая борьба.

– Ты защитишь её? – наконец спросила она.

– Да.

– Обещаешь?

– Клянусь.

– Поедем в вашу Академию вместе! – чародейка запрыгнула в седло. – Я хочу быть с Хэппи, когда она очнётся.

– Как скажешь, – улыбнулся мужчина.

Когда они тронулись в путь, он вдруг посерьёзнел и спросил возмущённым тоном:

– А какого Ярмодиса ты толкнула меня к трону тогда? Когда вбежала в зал!

– Ой, ну… Ты хорошо отвлёк внимание, – без зазрения совести ответила Ума. – Я смогла добежать до сферы.

– Ума!

– Ну что?

Так они вступили в нелёгкий и долгий путь, в Академию Охотников.

 

читателей   144   сегодня 2
144 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 4,60 из 5)
Загрузка...