Час кота

В эту тихую безлунную ночь он был котом, сидящим на крыше высокого дома и глядящим на спящий город. Кем он родился и кем был на самом деле, он уже не помнил, так это было давно. И в данный момент это не имело для него абсолютно никакого значения. Сейчас он – кот, а потому может позволить себе такую легкомысленность свойственную всем котам в этом мире.

Он лег и подогнул под себя передние лапки, став похожим на статуэтку маленького черного сфинкса с рыжим ухом. Сверкающие в темноте зеленые глаза медленно, словно нехотя закрылись от удовольствия. Он наслаждался спокойствием теплой летней ночи. А после глубокого вздоха из глубины груди полилось приглушенное мерное мурлыканье. Мысли его были пусты и безмятежны, как черное небо над головой, где далекие воспоминания полузабытых жизней, которые он когда-то прожил и которые еще только ждали его в будущем, были всего лишь тусклым светом гаснущих и загорающихся звезд в чернеющей бездне небес. Безмятежность окутала его сладкой дремотой.

За это он и любил котов, чаще всего принимая облик именно этих животных. Коты как никто другой знали толк в жизни. Коты знали цену своего существования, но она их не волновала. Коты были воплощением свободы и независимости в этом мире. Он любил их и за это. А еще он любил быть котом, потому что мог отдыхать от других своих занятий, ненадолго позабыв о них в этом обличии, словно брал выходной. Не то чтобы он считал жизнь котов беззаботной, нет. Просто они легче относились к тяготам своей жизни, предпочитая больше внимания уделять маленьким радостям, чем попусту печалиться о невзгодах, больших или малых.

В эту ночь у этого кота был выходной.

Вдруг тишину ночи острой спицей пронзил женский вскрик, а затем послышался тихий, детский плачь. Но едва ли их кто-то услышал, кроме черного кота с рыжим ухом, дремлющего на крыше ближайшего дома. Люди спали, ни в одном окне не горел свет. А те, кто не спал, едва ли обратили на этот шум внимание, так уж тут было принято.

Рыжее ухо тут же повернулось на эти звуки, как на хорошо смазанном шарнире, и несколько мгновений спустя черный кот, сидя на карнизе дома, уже с отстраненной заинтересованностью рассматривал переулок внизу.

Он увидел женщину в тряпье, которое некогда было платьем, лежащую прямо на вымощенной гранитными брусками мостовой. «Она, наверно, была в нем очень красивой», - почему-то подумал кот. Однако сейчас она таковой не была. Похоже, она поскользнулась на гладком сыром камне при попытке пересечь улицу, и упала, сильно ударившись головой.

Женщина лежала на животе, босые истертые ноги, покрытые пылью и ссадинами, лежали на дороге, а руки раскинуты в стороны уже по тротуару. Волосы, грязные и скатавшиеся, словно стыдясь своей хозяйки, скрывали ее лицо, уткнувшееся в холодную брусчатку. Из-под них лениво текла между гранитными брусками кровь, слабо поблескивающая в свете звезд и от того казавшаяся черной, словно разогретая смола. Вместе с ней из женщины вытекала ее жизнь.

Рядом с ней, прижавшись спиной к стене ближайшего дома, сидел худенький мальчик лет пяти. Он обхватил колени руками и, уткнувшись в них лицом, тихонько плакал, изредка всхлипывая. На нем была лишь большая для такого малыша рубаха без левого рукава, испещренная небольшими прорехами и дырами. В коротких неровно постриженных волосах застряли кусочки грязи. Но коту даже с высоты десяти этажей было видно, что у мальчика русые волосы. Он в своей скудной одежде был похож на маленькое пугало, хоть сейчас влезай на шест и пугай ворон.

Задумчиво склонив голову на бок, кот смотрел на них с самого края карниза. Впереди у них маячило отнюдь не светлое будущее, как говаривали в стародавние времена. Женщина скоро умрет, так и не приходя в себя. А мальчик, вероятно, будет скитаться, и ему повезет, если он умрет от какой-нибудь болезни ближайшей же зимой. Есть, конечно, вариант, что его приютит какой-нибудь добрый человек, но в городе почти не осталось людей способных на такие поступки. И немудрено: в суровые времена место суровым людям, иначе не выжить. Ну а в самом худшем случае мальчика найдут плохие люди, и он, вероятно, пожалеет, что не умер еще при рождении. Ведь, как бы кот не любил людей, среди них всегда находятся те, которых любить становится чрезвычайно сложно, настолько они противоестественны этому чувству в любых его проявлениях. По тем или иным причинам в их крохотных душах попросту не остается места для человечности. Попади мальчик в их руки и, если выживет, он неминуемо станет одним из них. Душа его сожмется до размеров булавочной головки.

Коту стало грустно. Хоть в данный момент он и был лишь котом, человеческие чувства не были чужды для него в любом обличии. Наоборот, он стремился к ним, не отдавая себе в том отчета. Он считал их идеальными в своем несовершенстве, прекрасными в своих недостатках и заслуживающими шанса на иную судьбу, чем уготовила им жизнь. Возможно, поэтому он и ценил людей – за их противоречивость.

«Интересно», - подумал тот, кто был котом, - «как все изменится, если помочь этому мальчику? Как изменится мир вокруг него, если подарить совсем юному, одинокому и несчастному ребенку силу, способную на такие изменения? Захочет ли он уничтожить его или же попытается сделать его лучше?»

Тот, кто был котом, к своему собственному изумлению понял, что не знает ответов на эти вопросы. И это не смотря на то, что будущее обычно не было тайной для него. В этой и во множестве других вселенных для него существовало совсем мало секретов. Потому он ценил неопределенность за вызываемое ею редкое для него чувство неизвестности и любопытства. Обычное человеческое чувство, с которым порой невозможно бороться. Тот, кто был котом, не стал вступать в эту борьбу, так как для принятия решения ему было достаточно знать будущее мальчика, если оставить его одного и уйти. Он решил вмешаться, чего не делал уже очень и очень давно.

Кот ловко спрыгнул с карниза, на котором сидел, крохотной тенью скользнув вниз. Он бесшумно пролетел десять этажей и мягко приземлился на лапы недалеко от умирающей женщины. Выпрямившись на лапках и буднично взмахнув после приземления хвостом, он подошел к распростертому на мостовой телу, понюхал волосы. В его ноздри влетел запах крови и смерти, потому что жизнь покинула женщину секундой раньше, а еще алкоголя. Усы кота дернулись – он никогда не любил, как пахнет смерть, да еще вперемешку с кровью и алкоголем. Для нее он уже ничего мог сделать, даже если бы захотел.

Тогда кот двинулся к мальчику. Он сел напротив него, аккуратно обвив хвостом лапы. Мальчик не сразу почувствовал, что сидит уже не один – кот двигался практически бесшумно, а сам он от бессилия опустил голову на колени и не видел незваного гостя. Он успел всхлипнуть еще несколько раз, прежде чем почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд.

Мальчик медленно поднял голову, одновременно вжимая ее в плечи, словно ожидая очередную оплеуху, к которым не успел привыкнуть. Взгляд его встретился с немигающим взором тёмно-зелёных глаз кота, поблескивающих в полутьме улицы двумя тлеющими угольками. От неожиданности мальчик замер, даже дышать перестал, с любопытством пытаясь рассмотреть своего гостя. В ответ кот беспристрастно разглядывал лицо мальчика, ожидая его дальнейшей реакции.

Глаза ребенка были необычайного изумрудного цвета. Лицо покрыто грязными потеками от еще текущих слез. Губа разбита, не иначе как от чьего-то тумака, а над правой бровью заживал глубокий порез, обещавший в будущем стать довольно приметным шрамом. Но эти приметы не шли ни в какое сравнение с выражением его глаз. Оно было такое обреченное, какое бывает у смертника, не потерявшего последней надежды на помилование. Но ему уже сообщили скорую дату казни без права обжалования, и он, не в силах осмыслить неизбежное, отрицает его. Несмотря на юный возраст, мальчик, похоже, увидел уже достаточно, чтобы понимать, что ждет его в будущем без матери.

Наконец мальчишка шумно выдохнул, не в силах дальше сдерживать дыхание. Надрывный выдох прозвучал жалко, со всхлипыванием. Он поморщился от этого звука.

- Что уставился? – Прошептал он тонким голоском и раздраженно махнул на кота рукой, чтобы прогнать незваного гостя.

Кот лишь невозмутимо повел рыжим ухом, не сдвинувшись с места.

- Хочу помочь, - ответил он тихим бесцветным голосом, не раскрывая пасти.

Глаза мальчика расширились от удивления и испуга, а челюсть поползла вниз. Он вновь обхватил себя руками, словно хотел защититься от происходящего, не в силах поверить своим ушам.

Тот, кто был котом, терпеливо ждал пока пройдет первая реакция. Именно по этой причине он крайне редко общался с людьми, приняв форму животного. Потому что люди не хотели воспринимать то, что выходило за скромные рамки их ограниченного сознания. Однако с детьми все было гораздо проще, они легче переносят изменения своей реальности, им проще поверить в невозможное. Гибкое детское сознание может воспринимать все, что угодно. И мальчик, сидящий перед ним, не был исключением.

- Ты говоришь. – Вскоре заявил он, часто моргая.

- Да, - подтвердил кот.

Мальчик, вновь услышав его голос, задумался, с новым интересом разглядывая кота. Неоспоримое подтверждение невозможного теперь вызывало не шок, а интерес. Который, в свою очередь, порождал так любимое котом любопытство, перед которым дети беззащитны, как улитки без раковины.

- Кто ты?

- Сейчас я кот, - ответил кот.

Мальчик снова задумался. Было заметно, как он тщательно подбирает слова, чтобы не спугнуть своего собеседника или не разозлить его, на случай если тот окажется не таким безобидным каким кажется на первый взгляд.

- Зачем ты пришел? Что ты от меня хочешь? – Выпалил он с опаской.

- Мне ничего от тебя не нужно, - ответил кот. – Я хочу тебе помочь.

- Но чем ты сможешь мне помочь? У тебя же ничего нет. Ты просто кот.

На этот раз ответа не последовало. Мальчик смотрел на кота, и тот увидел, как он засомневался в своих только что сказанных словах. Оно и верно: просто коты не разговаривают.

- Кто ты? – Вновь спросил мальчик. – На самом деле?

- У меня много имен, - ответил кот. – Но тебе они пока неизвестны. Могу лишь сказать, что я тот, кто может помочь тебе изменить свое будущее и, возможно, будущее других людей.

- Как, - спросил мальчик, обдумав его слова.

Кот встал, подошел вплотную к мальчику и снова сел возле его ног, так же аккуратно поджав к лапкам хвост и склонив мордочку вправо.

- Просто протяни ко мне руку, - сказал он все так же беспристрастно. – И вытащи мой левый глаз.

Услышав это предложение, мальчик зажмурился от страха и прижал кулачки к груди, отрицательно замотав головой из стороны в сторону.

- Нет, - в ужасе прошептал он.

- Не бойся, мне не будет больно, - успокоил его кот. – Я вообще ничего не почувствую, уверяю тебя.

Мальчик посмотрел на кота с нескрываемой опаской и явным недоверием.

- Но как же ты будешь без глаза? Когда отчим в прошлом году ударил меня по лицу, оно так сильно распухло, что я две недели не видел правым глазом. Я много плакал, и было больно и неудобно смотреть одним.

Кот только дернул усами.

- У меня будет новый, - заверил он мальчика.

Тот с сомнением смотрел в зеленые глаза кота, точнее в левый глаз, который необходимо было вынуть. Кот, не шевелясь, выжидательно смотрел на него. Мальчик с опаской глядел на кота, боясь подвоха, но спокойствие и необыкновенная невозмутимость животного вселяли уверенность. И страх сам собой испарился. Перед ним точно сидел не кот, это было нечто иное, нечто неизвестное. Однако причинять вред кот не хотел. Мальчик ощущал это на необъяснимом подсознательном уровне, который с возрастом становился недосягаем для человека. Но чего он не ощущал, так это опасности, что смрадным запахом пота порой следовала за людьми.

Мальчик неуверенно протянул дрожащую руку к мордочке кота, и его тонкие пальчики коснулись его левого глаза. Он был холодным и твердым, как камешек. Мальчик зажмурился, чтобы не видеть, как глаз выходит из глазницы, ухватился за него и потянул на себя. Кот даже не пошевелился. Глаз с легкостью выскользнул из глазницы, упав на ладонь тут же сжавшуюся в кулак.

Кот лениво моргнул, и тут же вместо дыры в опустошенной глазнице вновь появился светящийся зеленый глаз, неотличимый от прежнего.

- Видишь, - сказал кот. – Ничего страшного. Это мой подарок тебе. Со временем ты научишься пользоваться им, если захочешь, конечно. Он сам подскажет тебе, как. И ты можешь делать с ним все, что пожелаешь.

- Спасибо, - ответил мальчик, осторожно разжимая кулак, чтобы посмотреть на необычный подарок. Он был совсем как драгоценные камни, которые часто встречались на дорогих украшениях богачей. Но этот камень источал слабое зеленоватое свечение, и от него шло приятное тепло.

Кот поднялся и двинулся прочь.

- Прощай, мальчик, - бросил он, не оборачиваясь назад.

- Прощай…

Мальчик с неохотой оторвал взгляд от камня и поднял голову, чтобы сказать что-то еще, но не успел – кот уже скрылся в переулке.

Он снова сжал камень в кулаке и ощутил, как тепло разливается по его телу. Сперва медленно, но потом все быстрей и быстрей оно потекло из ладони в пальцы, от пальцев устремилось к локтю и далее – в плечо, в грудь, в живот, заполняя все тело.

С теплом в камне было кое-что еще, что так же наполняло его тело. То, чего у него прежде никогда не было – Сила. Сила изменить свое будущее, придать ему иное, лучшее направление. Мальчик чувствовал, что эта Сила изменит не только его жизнь, но и чужие жизни тоже. И он решил, что непременно воспользуется ею, поделится теплом этого камня с другими нуждающимися.

А кот тем временем ушел не оглядываясь. Ему оставалось только ждать и смотреть, что произойдет дальше, но терпения ему было не занимать. Пока же смотреть было не на что, поэтому он решил вернуться обратно на крышу, чтобы продолжить наслаждаться нарушенной безмятежностью этой ночи, чтобы испить ее, словно чашу теплого парного молока – небольшими глотками и обязательно до дна.

Зайдя за угол, он посмотрел вверх в поисках крыши повыше. Но ему было лень подниматься туда подобно обычным котам в этом мире. Поэтому, выбрав подходящую крышу, он расправил свои крылья. Похожие по форме на крылья птиц, они были покрыты черной кошачьей шерстью и просто выросли из его спины за несколько секунд.

Взмах, и тот, кто был котом, уже поднимался к намеченному карнизу. Он медленно летел в теплом ночном воздухе, легкий, словно пушинка, и без сожаления думал о своем решении помочь мальчику. О том, почему недооценивают помощь большинство разумных существ в большинстве известных ему миров. Ведь это же так приятно – помогать другим. И он думал о безразличии, которое так часто наполняет сердца людей.

А еще кот думал о детях. О детях, которые порой бывают предоставлены сами себе, которых частенько корыстно используют другие люди. О тех детях, которых никто не видит, как тот мальчик, что по воле случая остался сиротой всего несколькими минутами ранее, одинокий и никому не нужный.

Но эти невеселые мысли недолго блуждали в его голове. Ведь котам не пристало задумываться о таких вещах как человеческие проблемы или заботы. У них самих полно забот. Например, слушать тихий свист ветра во время медленного полета на высокую крышу или перебирать задними лапками, чтобы ровно лететь к своей цели. К тому же на ней потом понадобится найти место, на котором можно будет устроиться поудобней и подремать, слушая тишину и слабые ночные звуки вроде далекого писка мышей, ведь эта ночь такая тихая и такая теплая. В такую ночь просто не может произойти ничего интересного, по крайней мере, для кота.

Кот бесшумно летел, изредка взмахивая покрытыми мехом крыльями, и его никто не видел. Он был похож на большую тень в звездном небе, на кусочек ночной темноты с рыжим ухом, который бесшумно опустился на крышу спящего дома.

 

читателей   103   сегодня 1
103 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...