Алый мир

Предисловие

Он вздохнул, и, закашлявшись, подошел к большой настенной карте.

- Нет, ну ты как хочешь, а я тебе своих мужиков не отдам – его сальное лицо прорезали траншеи морщин.

- Дмитрий Евгеньевич, ну, а что делать? Кому сейчас легко?

Молодой, в выглаженной ментовской форме парень улыбнулся

- Что делать! – издевательским голосом передразнил его Дмитрий Евгеньевич – Я не обязан спасать всех идиотов в мире!

- Ну, это вы зря, мой дорогой. Вот, скажем, к примеру, голод. Сначала вы им помогли с солдатами, а потом они вам с едой…

- Ну, это уж сказки! Они что, умирать от голода будут?

- А твари? Ладно, эти мародеры, Бог с ними, а твари? Как им, по-вашему, от тварей – то отбиваться?

- Игорь Александрович, и вы всерьез верите, что их деревню монстры из куба атакуют? Может, вы еще и в Деда Мороза верите? А в Бабу Ягу? Чушь! Нет никаких тварей! Не дурите мозги ни мне, ни себе. Никакой явной угрозы я не вижу.

 

 

Глава I

- Здравствуйте, Игорь Александрович!

- Здравствуй, Паша. Как самочувствие?

- Сказали, что жить пока буду. – Паша невесело усмехнулся.

- Нечего, поживем – увидим, – попытался пошутить Игорь Александрович, но получилось сконфуженно.

Они прошли по улице Ленина, и, выйдя к Аллее, остановились.

- А начальник ваш – жлоб… В «Миссии» паника, кругом бандиты и мародеры, а он, видите ли, помогать отказывается!

- Ну, жлоб – не жлоб, а за свою шкуру опасается – Паша хотел выгородить начальника деревни, ведь это он, начальник, в конце концов, помог всем справиться с преступностью, и совладать с собою, после того, как…

Его мысль оборвал чей – то истошный крик.

В мгновение ока Паша вынул из–за спины дедов обрез, и приготовился к бою. Но тревога оказалась ложной. Просто одна девушка увидела тролля.

Паша выругался сквозь зубы, и, под веселый смех товарища, убрал бандурину на место.

- Слушай, а ты мышь хотел застрелить, или бабу? – сквозь смех выдавил Игорь.

- Тебя, блин – тихо процедил Паша, надеясь, что его слова не были услышаны.

- Слушай, а ты не хочешь подзаработать?

- Что?

- То есть что значит «что»? Ну, в смысле, получить деньги за небольшую работенку. Чай, не дебил, сам понимаешь…

Что нужно сделать?

Веки тяжело поползли вверх, обнажая выцветшую радужку на желтом глазном яблоке. Сколько он тут? Неделю? Две?

Первым вспомнилось лицо Елены, затем боль, мешок, ругань, чей – то отчаянный крик, после холод, голод, темнота…

Этой части России повезло куда больше других. Здесь порталов било меньше. Тут еще жили люди. Тут еще сохранилось свечное пламя мертвой цивилизации. И , конечно, главной причиной переезда стало то, что тут, в Гор

оде, на улицах не стоял сладковато–едкий, удушливый запах миллиона разлагающихся трупов, а под ногами не хрустели полуистлевшие кости людей и животных.

Тут, и еще кое – где…

Имя этим «кое – где» - «Ковчег», «Миссия», «Оплот»…

 

 

Елена… Хрупкая, стройная девчонка, она казалась ему стеклянной, нет, фарфоровой…

Казалось, лишь коснешься, столкнешь с полки, и она разобьется…

Характер был у нее мягкий, нежный, как весенняя зорька, что теплым майским утром красит легкие перья редких облаков в нежно - розовый цвет, однако, воля ее была сильна, а рука крепка.

Он же был сильным, смелым, а порой – отчаянным. Однако, не смог ни постоять за себя, ни защитить ее, и эта мысль тянула его, словно жернов на его бычьей шее, все глубже и глубже, до самого дна океана праздных его мыслей и нелепых чувств…

Господи! Всего одна вылазка в Пустошь, и теперь он раб и пленник, жалкий, убогий, нищий. Нет, конечно, он не выполнил задание, но ведь не все он завалил! Его избили, взяли в рабство, Елену, наверное убили, или того хуже…

Все имущество забрали себе, а дом продали. И даже если его отсюда выпустят, что, конечно, было невозможно, то ему все равно будет некуда приткнутся. Кому нужен старый, голодный бобыль, не имеющий при себе даже документов, не говоря уже о деньгах, а вместо одежды носящий только лохмотья…

Оставался еще выбор стать бездомным, как дворовая шавка…

И если бы его все–таки выпустили бы, о чем он в тайне мечтал, и в тайне отрицал, то его ждала бы точно такая же учесть, что и того дворнягу, а, быть может и хуже…

В этом мире никто не любит бездомных.

Он это прекрасно понимал. И решил, что лучше в этой яме, в которой ведро для отходов было также ведром и для воды (той, что медленно лилась с дырявой крыши, капала из ржавых труб), и которую он собирал в свое грязное, зловонное ведро, и старался пить ее как можно реже. А кормили его, самое частое – раз в два дня, спуская к нему таз с помоями, а нередко – просто вываливая их на голову бедолаги…

Так тянулись дни за днями, недели за неделями, месяцы за месяцами…

Эта яма была его цитаделью, его жизнью, его смертью…

Его вечным, неизбежным проклятьем…

 

 

 

Он одобрительно, и, быть может, даже с острой перчинкой гордости, погладил черный ствол АК.

Эта модель была с длинным, тяжелым деревянным прикладом, большим лазерным прицелом, огромным, массивным подствольником, и еще примотанным изолентой фонарем.

Весил этот монстр так, как весила душа грешника…

Искоса взглянув на Пашу, он хотел увидеть в его глазах ту же гамму эмоций, тот же огонек гордости. Но Паша его чувства не разделял…

- Ты… вы… - хоть Игорь Александрович и был всего на два (а то и меньше) года старше Паши, но его звание не позволяло называть его на «ты», а только на «вы». И не просто «Игорек», а «Игорь Александрович». И так его называли все, начиная от Паши, кончая дряхлым стариком. Хотя в мыслях Паша называл его все – таки на «ты» - Игорь Александрович, не хотите ведь сказать, что я должен буду тащиться с этим агрегатом от наших постов, до самой «Миссии»?

- Как раз наоборот, именно к этому я и клоню! Ты пойдешь именно с этим, и именно туда! Все просто, туда три дня, там день, а потом обратно три дня. То бишь на весь поход тебе ровно неделя.

- Стойте, я пойду через «Город», а это, знаете, дней пять займет, и это только туда, а еще и обратно пять дней.

- Нет, друг…

- Что нет?

- Ты пойдешь не через город, а через «Чертову Гору».

Лицо Игоря Александровича, точно блин на сковородке, растеклось в кривой, ехидной, и, что было явно заметно, в ироничной улыбке, а в черных глазах сверкнул адский огонек…

Лицо же Паши наоборот, стало мрачным, глаза стали матовыми, и, как он к своему стыду заметил, щеки побелели…

«Чертова Гора» слыла местом мрачным и загадочным.

На самом деле это была не гора, а холм, большей своей частью стоявший в болоте…

До того как… это было жилое место. И стояло на этом холме три деревушки, а у зеленого, плавного подножья холма было озеро…

Было оно в своем центре под три метра глубиной, и, точно хрустальным…

Вода в нем была достаточно теплая, чтобы в знойный летний день, когда солнце стоит в своем зените, а люди ходят в шляпах, рыбки весело плещутся в прозрачной воде, а звери идут на водопой, дети могли покупаться, поиграть в воде.

Причиной тому были теплые родники, бившие в самом центре райского водоема. Даже зимой, в лютые январские морозы, оно не промерзало полностью, оставляя окошко для раненых, слишком маленьких, или просто не улетевших диких уток…

А из зеленого холма, который, словно кит из сказки, вмещавший на своей исполинской голове целый город, текли родники.

Это стало его проклятием…

Дело в том, что под холмом был водный пласт. Это был способ, как не напрягаться, и, вырыв неглубокий колодец, обеспечить водой все три деревни.

Но однажды пласт земли поехал, и, образовав оползень, утянув за собой две деревни, убивая людей и скот, рухнул в озеро...

Точнее будет сказать – пласт просел в озеро, так как все дома только лишь ушли в воду, в грязь, но не были засыпаны землей…

Третей деревне пришлось лучше, она не ушла под воду окончательно, но, тем не менее, время сделало свое дело…

На том месте, где некогда стояли дружные, работящие, и, поистине братские деревни, теперь было мертвое болото, кислотная жижа, и мертвая топь…

А в центре – оборванный холм, с расчлененной, растерзанной деревней на плешивой макушке…

У всех выживших, будь то «Оплот», «Город», или «Миссия», ходили дурные слухи об этой деревне…

Кто болтает про мутантов, кто кроет про жуков, размером с медведя, кто кудахчет о призраках, или о живших там людях, которые стали оборотнями…

Хотя самой распространенной была легенда про то, как там, в центре топи, где возвышается ржавый купол церкви со сломанным крестом, у подножья холма… воют черти!!!

И всякий, кто смел пройти через ту топь, слышал этот загробный вой, стон и плач…

Кто говорил – это мертвые плачут, кто – черти воют, а правды никто не знал… в конце концов, пришли к выводу, что черти, а холм так и назвали: «Чертова Гора»…

Пусть это и выглядит, словно байка, но, (Бог знает почему), всякий выживший, хоть маленькая девчонка, хоть коренастый богатырь – сталкер, верил в эту сказку, как в научный факт, и всякий боялся даже взглянуть на тропинку, ведущую к тем топям…

Паша исключением не был…

Глава II

Цоканье кованных армейских сапог звонко било, отражалось от серых стен спящих домов «Города», улетало высоко в багровое ночное небо. Редкий фонарь, попадавшийся на ее ровном, пути, ронял на мокрый, серый асфальт слабый желтый свет, неясный, словно ее цель, словно ее жизнь…

За ее спиной висел АК с откидным прикладом, а в черной кожаной кобуре – крупный пистолет…

 

 

 

Кем она была до того, как грянула великая трагедия, не столь важно. Ведь тогда ей было не больше четырнадцати лет, а может и меньше…

Сейчас, в ее двадцать с небольшим она была орлицей. Ее белые, под каре волосы, и задранный к верху носик, защитного цвета китель, черные, всегда начищенные солдатские сапоги и зеленый берет давали понять – эта девушка – охотник…

 

 

 

Наконец, впереди замаячил фонарь, освещающий старое шоссе, она свернула за угол, спустилась в подвал…

Ее там уже ждали около получаса, но услышав правильный стук - пароль в железную дверь, без всяких упреков пустили внутрь…

 

 

 

Так тянулась его куцая, искалеченная, скучная, чересчур монотонная, жалкая бытность (ибо жизнью это назвать нельзя).

На Бога надежд уже не было, в чудеса он не верил, а письма Деду Морозу писать он не мог, ведь у него не было даже обрывка газетной бумаги, а ручки уж подавно…

В своем заточении он, как человек, пусть его и пытались всеми силами сделать животным, стремился к творчеству.

В жалком углу своего тесного дома, куда не долетели ни брызги, ни ошметки помоев, он старательно чертил, то костью, то палкой, а порой и пальцем, буквы, строя из них слова. Из слов – предложения, из предложений – строки, а из несуразных, неграмотных его строк – короткие стишки или сказки…

Когда угол был весь исписан его каракулями, он начал писать на глиняных стенах…

Порой он рисовал себе «окна»…

Когда хотелось спать, он ложился на подстилку и смотрел на свои произведения. На смешных, несуразных и непропорциональных человечков, на жалкие подобия яблок и ваз, на самодельное окно, ведущее и смотрящие в землю, в пустоту, в никуда…

 

 

 

Я лишь хочу показать, что у этого несчастного человека не было никакой надежды на спасение, даже тогда, когда к нему спустилась лестница, а человек сверху гаркнул: «Эй, мразь! Вылезай отсюда, у хозяина к тебе дело есть!»

 

 

 

- Слушайте, а как я один пойду? Там и втроем не ходят, а вы меня одного отпускаете?

- Ну почему! Я соберу тебе отряд, подготовлю еду, оружие…

- Уже подготовили… - пробурчал Паша невнятно (специально, чтобы Игорь Александрович не расслышал), и искоса взглянул на огромный автомат.

- Что? Прости, Паша, не расслышал…

- Нет – нет, ничего! Просто прикидываю маршрут. – соврал ему Павел.

Игорь Александрович лишь пожал плечами, и продолжил свой рассказ о том, как по его ложному представлению должен был пройти поход. Но Паша его больше не слушал, полностью погруженный в свои, более правдоподобные мысли, касательно предстоящих дней пути.

Если все пойдет как надо, то на обратном пути он даже сможет пройти по территории «Города», миновав болото и «Чертову гору». Лучше лезть в огонь единожды, чем дважды!

- А теперь иди домой, ложись спать, утром рано вставать. – потягиваясь и широко зевая сказал Игорь Александрович, и вышел из местного сарайчика, которому в деревне дали гордое название «Бар»…

 

 

 

Он безразлично взглянул на лестницу, и машинально, равнодушно полез вверх.

Перед ним предстал мужчина в респираторе, с пистолетом в грубой руке.

- Ну, ты и воняешь! Иди за мной! – он повернулся лицом к одному из проходов, и, брезгливо поморщившись, ткнул зверообразного человека дулом своего оружия в грязную спину.

Тот нехотя, зная, что просто спит, но, все равно, не желая разозлить, пусть даже и снившемуся ему охранника, пошел в указанном направлении.

Он шагнул в коридор, увидел железную дверь, и, получив команду, зашел внутрь…

Эта была душевая комната. На ржавых крючках весели серые полотенца, по обтрескавшимся стенам симметрично располагались души, а под ними – искореженные краны. Он подошел к одному из них, что был с красной меткой, и повернул. На его грязную, плешивую голову, полилась вода. Сначала прохладная, а после – теплая. Конвоир гавкнул ему мыться, чтобы «прекратил вонять на всю хату, упырь», и по кафельному полу потека серая мыльная пена. Впервые за долгие месяцы, а, быть может и годы, он снова почувствовал запах мыла, снова встал под душ, и, наконец, впервые за все время его заточения – стал чистым…

После он подошел к умывальнику, взглянул в зеркало, взял бритву и зубную щетку, стоявшую в стаканчике на полу, сбрил густую грязную бороду, почистил черные зубы, выбрил наголо череп.

Его конвоир, наконец, снял маску респиратора, принюхался.

- Не ожидал тебя таким увидеть… - после удивленного молчания выдавил он – Даже не думал, что ты можешь быть чистым и не пахнуть… ну, ладно. Начальник ждет… - он в шоковом состоянии выдал ему тоже некогда белую рубашку, плавки, привел в казарму и нацепил на него солдатскую форму и сапоги.

Жалко, что лишь сон…

 

Глава III

- Опаздываете, Павел…

- Простите, Игорь Александрович… - пискнул залившийся краской Паша.

- Ну, парни, вот и ваш командир… - показал Игорь Александрович на раскрасневшегося Пашу, и горестно оглядел отряд, который Паша должен был вести к «Миссии…

И вот, отряд уже вышел из милой сердцу деревни под названием «Ковчег», и боязливо, нестройно, двинулся по дороге к «Чертовой Горе»…

Но не успели они пройти и половину до зоны отчуждения, как из – за к…

 

 

 

То, что это не сон, он понял сразу, как только вышел из школы.

Было непривычно ощущать себя вне глиняных стен вонючей ямы. На полумертвой улице бегали, играли сказочные тролли.

Ирган развернулся и, помня о том, что если он вновь провалит миссию, его ждет яма, поплелся в сторону леса… в сторону «Отчуждения»… в сторону «Чертовой Горы»…

 

 

 

- Сзади! – закричал кто – то, тщетно пытаясь вытащить АК.

- Огонь! – скомандовал Паша, ели двигая неподъемным автоматом.

Времени было в обрез, но никто не успевал справиться со слоновьими орудием. Это был конец Павла. Перед ним, будто из – под земли, вырос коренастый, смуглый мужичина с огромным клинком в руке и татуировкой «23Z_◙» на бычьей шее… Голова Паши распрощалась с телом…

 

 

 

А зря…

Тревога оказалась ложной. Человек вовсе не хотел причинить им вреда. Голова командира группы, в которой с самого бредового утра вздувался иглобрюх, осталась на шее.

- Прошу, не надо стрелять! Я не хочу крови. Умоляю, дайте поесть…

Группа остановилась на привал, разложила скатерку, поставила термос с чаем, открыла пару банок тушенки, и села есть.

«Коренастый» назвался Ирганом, и, получив разрешение от Паши, примостился к солдатам.

Паша, хоть и был командиром группы, но не сел есть со всеми, а взял свой автомат, и (поскольку убедился, что при ЧП быстро начать бой будет просто невозможно) начал «небольшую» реконструкцию…

Первым делом, Паша отмотал изоленту, и снял тяжелый фонарь. После отцепил, и убрал в рюкзак богатырский прицел и массивный подствольник…

Напоследок Паша отпилил дубовый приклад. Теперь, из неповоротливого монстра, автомат превратился в легкое, компактное оружие, в любой момент готовое к кровавой, последней перестрелке…

Да и насколько же было теперь легче и быстрее идти!

 

 

 

Наконец, привал был окончен, и группа двинулась дальше…

Вдруг Пашу потянул за рукав тот самый парень, которого они приняли за налетчика…

- Простите, вы не в «Миссию» ли идете?

- Вам – то какое дело? – толи удивился, толи огрызнулся Паша.

- Можно с вами? Нам по пути!

Паша задумался. С одной стороны, то, что они должны передать в «Миссии» некоему «Варягу», было так, или иначе, секретной спецоперацией, но с другой… Нет! Его щенячьи глаза не могли врать! Он – не бандит, не враг им… скорее друг…

- Да… можно… - неловко и неуверенно промямлил Паша.

- О, благодарю Вас! Вы, можно сказать, спасаете меня…

- Ты… Я не на «Вы», а на «ты». Мы ведь – товарищи.

- Да, точно! Хорошо.

Они разговорились, и, едва познакомившись, стали почти друзьями…

 

- Зона…

 

 

 

Глава IV

Она буркнула караульному пароль, и, огрызнувшись, вышла на улицу.

Нет, какое хамло, этот Куцев! Как только он посмел ляпнуть ей такое!

- Мразь! Негодяй! Урод! – гавкала она, сокрушая кулаком каркас «Жигули», забытого и брошенного, представляя, с каким упоением и радостью она вмажет Куцему по наглой харе…

- Да чтоб он сдох ! – цедила она скелету за рулем авто.

Наконец, она успокоилась. Нет! Ее миссия, какой бы глупой и бессмысленной не являлась, должна быть выполнена!

Она слишком хорошо знала, какую участь готовит Куцев тем, кто подводит его…

Она прошла по сонным улицам «Города», поднялась на нужный этаж приземистого здания, звякнула ключами, щелкнула замком, и зашла к себе.

Хазан, было, залаял, но узнав в человеке Лену, затих, сел на пол и завилял хвостом.

Ее квартира была ровесницей Лениной бабушки, но, тем не менее, стояла, не рушилась, не шаталась…

 

 

 

Впереди замаячила зеленая кромка воды. Лишь только вступив на тропу через болота, все, кроме Иргана, не сговариваясь, перекрестились, а те, кто умел молиться – достали четки и судорожно зашептали…

Тропа была скользкой и неровной…

 

 

 

- Ты куда их отправил, урод?! Мне ведь Куцев из – за тебя башку оттяпает!

- Да ладно тебе! Все с ними хорошо будет!

- Я тебе, болван ты безграмотный, сказал, что никакой «Миссии» мы помогать – не будем.

- Да я тебя…

- Опять «тебя»?

- Вас… Дмитрий Евгеньевич, уверяю, что с вашими парнями ничего плохого не случится.

- А ежели их в «Городе» группировка чья – нибудь сцапает? Кто за них выкуп будет платить? Ты что ли, Игорь Александрович?

Но, увы, и Куцев, и Игорь Александрович знали о пагубной склонности Димитрия выпить, и Игорь Александрович не побрезговал этим воспользоваться…

Уже на выходе из дома, с гордым названием «Кабинет Верховного Начальника Деревни» ( который жители шутливо звали «КВН»), Игорь Александрович, надеясь, что «Верховный Начальник Деревни» не услышит, ляпнул:

- Они пошли через «Гору»

К несчастью, Димитрий его все - таки услышал…

- Что!!? – взревел он, поднявшись места, сверкая налитыми кровью глазами…

 

 

 

- Помню, было тут озеро… - мечтательно прищурив глаза, промурлыкал солдат, с позывным «Перо». Очень уж он любил писать заметки в газету «Вести «Ковчега», и рассказывать о былой жизни, события в которой он частенько перевирал, преувеличивал, а, порой, и выдумывал. Но, тем не менее, стоит подчеркнуть его талант рассказывать даже самую скучную историю захватывающе и интересно, а уж байку выдумать – первый мастер…

- Мы, еще до катастрофы были тут. Да, а как? У меня тут школьный друг жил. Вот я с братком (тоже одноклассником), и решил его навестить…

Они уже прошли половину пути. Хотя давно и собирались устроить привал, но забыли о нем. Ведь как только Перо начал свои рассказы, так все слушавшие, полностью забыв обо всем другом, шли за ним, пока «говорилка» не закончит историю, или не остановится…

- Ну, положили нас, значится, хозяева в хате, а сами на чердак пошли, значится, спать…

Ну, значится, сплю я, сплю, как вдруг проснулся. И чувствую, гложет меня, значится, что – то…

Выхожу во двор, и вдруг смотрю… - все замедлили ход, напряглись. Все ждали того ужаса, который смел лицезреть Перо…

Но Перо все никак не хотел продолжать, и ехидно смотрел в глаза слушающих, видя в них только ужас, ожидание и нетерпение..

- Ну, чтоб тебя, писатель хренов, ко всем чертям, не томи душу! – выразил общие чувства голос из толпы. Его поддержали еще несколько голосов.

- Так вот, выхожу, значится, во двор, и вижу… кабинку туалетную!!! – на серьезных лицах появилась улыбка облегчения – тут я и понимаю, что меня гложет! По маленькому хочу я, значится!

В строю захихикали.

- Ну, сделал я, значится, дело, выхожу из кабинки, смотрю на озеро… а оно алое. Кровавое, значится. А в воздухе чую запах крови… А в центре, значится, озера, в темной, густой крови… черти играются… Плюхаются там, резвятся, баб, значится, из деревни притолкли! Ну, я, значится, баб то жалею – зачем невинным погибать? Решил, значится, погеройствовать… Подхожу я к озеру, в кусты, значится, спрятался (что б черти не видали), начинаю раздеваться, значится, чтобы их на берег вытащить, как вижу… - лица слушавших вновь приобрели испуганный, слушающий и, во истину, серьезный вид - … не бабы это! Ей Богу, не бабы!.. Ведьмы…

Ну я, значится, скорее к дому. Поднял братюню, сам взял топор, ему оставил винтовку, а пока он в себя приходит, я – вперед пойду…

Вылетаю во двор, а там… - лица тупо уставились на него в ожидание – а там и нету никого, значится… Ей Богу! Ни чертей, ни ведьм. А вместо крови в озере – вода…

А в самой средине – алое пятнышко расходится… И тишина…

- Слышь, Перо, а ты мне про «Рай» обещал поведать…

- Нет! Знаем мы про «Рай» ваш! Чай, не один Перо у нас сказки – прибаутки сочиняет! Про вурдалаков давай!

- Точно! Про вурдалаков! У меня друг после этой байки свет ночью не гасит!

- Вурдалаки! Вурдалаки!

- Ну, коль не гасит, значит – хорошая притча!

- Валяй!

- Ну, хорошо. Слушайте. Сказывал мне один знакомый, что … – его голос прервался, и он взволновано уставился в пустоту, на болото.

 

 

 

Впереди замаячила зеленая кромка воды. Лишь только вступив на тропу через болота, все, кроме Иргана, не сговариваясь, перекрестились, а те, кто умел молиться – достали четки и судорожно зашептали…

Тропа была скользкой и неровной. Они шли уже довольно долго. По болоту было очень сложно пробираться. Наконец, из отряда стали доносится предложения устроить привал. Ирган, только закончивший разговор с Пашей, предложил паре из двух человек сходить на разведку. Группа выбрала одного из добровольцев, и самого Иргана. Логика была простой: если сгинут – ничего страшного . Доброволец был маленьким, одутловатым туберкулезником, совершенно бесполезным для всего отряда, похода, и самого «Ковчега»; а Ирган – никому не знакомым, свалившимся им на головы сорокалетним мужиком, при потере которого с них в деревне ничего не спросят. Ну, а коль вернутся – ничего не изменится. А если и вернутся, и место для привала отыщут – просто замечательно!

Ирган с туберкулезником юркнули на тропику, отходящую аппендиксом, от основной «кишки». Тропинка эта была зыбкой, нередко попадались скелеты, трупы, топи. Порой приходилось перепрыгивать с кочки на кочку. Пройдя к концу тупика, и ничего не обнаружив, они решили вернуться в отряд. И вдруг толстячок заметил, что в мутной жиже, на кочке… что – то лежит.

Оно блестело, манило. Толстяк не раздумывая сунул предмет в карман.

Вдруг впереди послышался вопль, полный ужаса и бешеная стрельба. Спустя секунду этот крик подхватили еще несколько глоток… Ужас…

- Нет времени – Ирган насупился – бежим!

 

Глава V

- Мама? Папа? – его глаза набухли.

- Что ты несешь? – одернул его Паша.

- Да, все прекрасно – Перо смотрел на болото, в туман, в никуда. Вы разве не умерли? А я думал…

- Перо?

- Да, хорошо, я иду к вам!!!

- Эй, ты чего?

Перо поднял ногу, и, не видя трясины, шагнул вперед.

Послышался громкий всплеск, и Перо моментально канул в бездну. Все в недоумении пялились на цепь пузырьков, будоражившую зеленую гладь болота.

Внезапно послышался крик, приведший в себя парней.

- Сзади! – завопил кто – то, и затрещал автоматом.

Паша оглянулся, но не увидел никого… только руины перекошенных домов, редкие скелеты, черные маковки рогоза.

- Влад! Берегись! О, Боже! Оно убило Влада! Оно убило его! Кто нибудь, помогите мне! – заливался криком стреляющий.

Группа встревожено осматривалась по сторонам, но никого видно не было. Влад, крепкий молодой парень, испугался, было. Но после слов «оно убило Влада», найдя себя полностью целым, невредимым, и, тем более – живым, понял, что у кричавшего не все дома.

Влада от мыслей оторвало прекрасное зрелище: вместо трупов на кочках цвели цветы, руины и развалины преобразились в прекрасные дворцы, вокруг ходили люди. Как женщины, так и мужчины. Все они были в белых одеяниях и в золотых венцах. Вдруг, одна из женщин повернулась к Владу, и он увидел в ее глазах такую ненависть и злобу, что его тело пронизал ужас, а душа ушла в пятки. Синхронно, не сговариваясь, люди стали поворачиваться к нему лицом, и во всех них он только и видели беспричинную злобу и ярость.

Влад закричал, упал на кочку, и чудом не соскользнул в топь.

Паша хотел было ему помочь, но увидел, что Влад давно мертв, его глаза вытекли, одежда истлела, кожа сгнила, а в остатках кишок копошатся черви. Он отдернул руку, и в ужасе оглядел отряд… Они все, до единого… были мертвы… И вот Паша уже видит, как из маленького дома выходит молоденький Перо, и идет к туалету. Заходит в него по пояс и становится Пашей. А из туалета выходит Перо, и стреляет в пашу из ружья, а у Паши сносит голову, и Паша слышит голос от другого Паши: «Я - это ты». А из болота на Пашу выползают щупальца, и Паша теряет сознание…

Пашу привел в себя суровый удар по щеке.

- Паша. Ты как? Пульс есть, значит живой! Давай, труп ты смердящий! Вставай!

Паша медленно открыл глаза, и увидел перед собой Иргана.

- Где я…

- К твоему счастью – на этом свете.

- А где трупы?

- Какие «трупы»?

- Которых я на болоте оставил.

- Вот этого я не знаю. Все трупы в трясине. Я про тех двух, которые утонули.

- А где остальные… ну, те кто не утонул? – к Паше медленно возвращался рассудок.

- Рядом с тобой лежат. Ну, вы и даете! Вам никто не говорил, что по этим болотам, нужно проходить быстро, и в противогазах. А вы, идиоты, что? Вы через портал пройти не смогли! Чуть не погибли! А если бы я вас не встретил?

- Да мы, это… не знали, ведь… - Паша хотел оправдаться. Как теперь он ответит за двух солдат?

- Ну, ладно. Давай, помогай нам. Мы уже у подножья «Чертовой горы». Через портал мы прошли, теперь не так опасно будет. Вы с Владом берите эти носилки, толстый с Алексеем – те носилки, а я этого вот понесу…

Так или иначе, с горем пополам, они достигли вершины холма. Паша знал, что за территорией их деревни начинается тайга. Но ему всегда казалось, что Миссия, запрятанная в глубине леса, будет так близко.

- Сейчас можете развести костер, и перекусить чего-нибудь. Я отправлюсь на разведку. Мало ли, кто может прятаться в бесхозных домах.

 

 

 

Наконец, когда в животе перестало урчать, группа улеглась спать. Лишь только дежурные остались на стрёме у тщедушного костерка. Ночь прошла тихо и мирно. Наконец, на рассвете, группа пустилась в путь.

- В тайге будьте очень аккуратны. Там эти водятся.

- Кто «эти»? – удивился Паша.

- Увидите. – С этими словами Ирган перекинул через плечо аналогичный Пашиному АК, который Ирган забрал из рюкзака утонувшего бойца и позже модернизировал. Хорошо, что тот самый боец рюкзак перед купанием скинул.

Они шли долго. Привалов не устраивали (потому, что хотели поскорее дойти, а еще Ирган не разрешал, ссылаясь на «этих»).

Внезапно Ирган остановился, и дал знак сделать то же. Паша давно уже подметил, что между кустов кто – то мелькает. Паша был не один, кто это видел. Но Ирган, хотя и замечал тени, не останавливал отряд. Пока…

Пока «эти» не начали атаковать. Ирган быстро и беззвучно стянул с плеча АК, и быстро дал очередь вперед. Кто – то взвыл, упал, и атака «этих» была сломлена.

- Бежим!!! – коротко взревел Ирган, и весь отряд рванул что есть силы вперед.

Но твари не отступали. Они были голодны, и жаждали крови человека. Погоня была долгой, и была она, покуда одна из мразей не выскочила на дорогу. О, Господи! Что это была за тварь! На бородавчатом теле были черные, зловонные язвы, сочившиеся густым, желтым гноем. Нижние конечности были мощными, трехпалыми когтистыми лапами, а верхние – кривые, изуродованные, лапы, с острыми как бритва когтями. В них мразь держала по примитивной, уродливой дубине. Голова была лысой, глаза были мелкими и сочились красными слезами. И оно жаждало плоти.

Оно больше походило на медведя. Но не на человека. Хотя, на самом деле было …орком.

С ревом оно метнулось к отряду, но было скошено короткой очередью.

Нападение собрата подтолкнуло серую четырехрукую массу к атаке. Двигая своими лапами - ногами, орки помчались на несчастных, ожидая кровавый пир…

Но получили свинец. Пока другие ели двигали пудовыми автоматами, Паша и Ирган косили тварей одну за другой. Не останавливаясь тратили рожок за рожком. Наконец, первая волна упырей отхлынула, и парни бросились вперед.

Но, увы, вторая волна оставила всего по рожку на каждого солдата. Смерть…

Это был конец. Третью волну им уже не отбить. Слишком мало патронов, и слишком много орков. Они шли из… «Куба» - портала в другие миры.

Спустя несколько минут бешенной стрельбы, в отряде, один за другим зазвучали страшные слова: «Я пуст».

 

Внезапно, ряды тварей, находившихся спиной к «Миссии», стали испускать дикие, исполненные ужаса и боли крики. И, что изумительно, падать замертво. Но выстрелов слышно не было… Наконец, до Паши дошло – стреляют из оружия с глушителем.

 

 

 

- Ребята! Вы не из «Ковчега», часом?

- Из него! Подмогу вам несем!

- Семеныч, проводи братков к… А вы, собственно, к кому?

- К Варягу.

- К Варягову. Скажи – помощь от «Ковчега». Парл… Пра… Палрамитерны.

- Парламентёры, Павел Иванович?

- Во – во! Они самые!

 

Глава VI

- Попрошу вас сдать оружие. Так, ну и кто пойдет? Хорошо. Как зовут? Павел… записал. Ага. Как зовут? Ирган. Правильно? Ну, все тогда. А, еще один. Имя? Владислав. Проходите.

Они зашли в дом. Видимо, раньше это был кирпичный гараж, но его переоборудовали в кабинет. Кем же был Варягов? Быть может, начальником деревни? Или его заместителем? Так или иначе, важной шишкой.

- Нам сообщили о вашем пришествии. У вас есть для меня что – то? Мне сказали, вы привезете мне чемодан с тем, что мне нужно.

- Да. Вот он. – Паша протянул Варягову чемодан, который он и нес в «Миссию» - мне сказали, что код от замка у вас.

- Верно, верно. У меня.

Варягов гавкнул, позвав солдата, и отдал команду привести к нему заключенного – смертника. Солдатик ушел, а Варягов остался, погруженный в ожидания.

Прошло несколько минут тишины, прежде чем Варяг задал вопрос.

- Ну, как? Познакомились с орками?

- Да… Скажите, а почему эти мрази ни к вам в деревню не лезут, ни на холм?

- Цитадель у них там… - хрипло сказал Варягов – вы через портал проходили?

Паша уже слышал про портал от Иргана, но так и не удосужился спросить, что такое портал.

- Что такое портал?

- Не знаешь разве? Ну, это грань, между нашим и их миром...

Прошло еще несколько минут тяжелой тишины, прежде чем появился солдатик.

- Вот, товарищ генерал. Доставил!

- Ну, пойдемте!

Солдат, заключенный, Варяг и троица парней пошли на место, называвшееся «полигон».

- Иди. Стой! – скомандовал Варягов зеку – так, парни! Из – за щита не высовываться! Пришел? Теперь вводи пароль! 593. Ввел? Теперь открывай! Что там!?... За щит всем, быстро!

Округу оглушили взрывы нескольких гранат. Наконец, спустя пять минут, группа вернулась в «офис».

- Ну, ребята, спасибо вам за чемодан с гранатами, и за покушение на мою драгоценную жизнь. Увести уродов. И тех, что с ними. Быстро!

 

 

 

- Слушай, а зачем ты за нами увязался? – спросил Паша Иргана.

- Мне нужно в «Миссию» попасть. Там парня одного найти. Ну и…

- Ладно, можешь не продолжать, это уже не важно… завтра нас с тобой к стенке поставят. Ну, зато ты почти добрался до «Миссии». Во всяком случае, ты близко к ней.

 

 

 

- Хочешь уйти? – Ирган ехидно усмехнулся.

- Нет, конечно! Кто же хочет из тюрьмы сбежать? Всем ведь нравится в неволе! – язвил Паша.

- Ну, ты как хочешь, а я пошел!

С этими словами Ирган подпрыгнул, и куда – то исчез.

- Эй, Ирган, ты где? – Паша в недоумении смотрел по сторонам, но Иргана не видел.

Вдруг снаружи послышался стон, хруст, лязганье ключей, и дверь в «камеру» открылась.

- Как ты?.. – Паша был в недоумении.

- Магия! – улыбнулся Ирган, и вытащил Пашу наружу.

- Паша, слушай, забирай у солдата оружие, а я пока наших подниму.

Паша забрал у трупа автомат Калашникова (короткий, удобный, с легким, откидным прикладом и глушителем), боевой нож, фонарь и пачку сигарет (валюта того времени).

Наконец, появился и Ирган, а за ним – «дружина» Паши.

Они легко проникли в оружейную комнату, убив по пути пятерых – шестерых военных (глушитель делал бой бесшумным, а ночь скрывала их от глаз), и, взяв оружие, подорвали казарму со всеми солдатами, и сожгли дом, где спал Варяг.

На вопрос Паши «не слишком ли это жестоко», Ирган ответил, что Паша все равно нес чемодан, с гранатами, который должен был открыть Варяг. По сути – Паша выполнил свою миссию.

- Ну, брат, я тебе помог выполнить миссию, а теперь ступай, я свою могу и сам выполнить.

Но…

 

 

 

- Паш, ты своих ребят оставь, где нибудь, и сам лучше там же останься.

С этими словами он нацепил на себя вязаную шапочку с прорезями для глаз, достал из своего рюкзака снайперскую винтовку, и скрылся за поворотом.

 

 

 

Наконец, она его увидела. Он шел по улице, в оцеплении личной охраны. Да, в «Ковчеге» начальник деревни так не ходил. Она незаметно укрылась в тени, и резко набросилась на охрану. Увы, охрана была в замешательстве. Едва заметив заварушку, он прицелился начальнику в голову, и нажал на курок…

Глушитель скрыл хлопок, и голова начальника была беззвучно разорвана и размазана по стене соседнего дома.

Он спрыгнул, чтобы помочь справится с охраной, но она уже это сделала. Их взгляды встретились…

- Лена. Ты?!

 

Глава VII

Надо это сообщить Паше. Он должен будет согласиться!

Хорошо. Если Паша – надежный человек.

Ирган отошел, а Лена пока обыскивала трупы.

Ирган, что ты раньше молчал!

Клянусь, я сам только что узнал.

Где там твоя… ну… как ее…

Лена.

Во – во!

 

Куцев… это ведь Игорь Александрович! Быть не может.

- Веди, Лена… в бункер. Паша, ты пойдешь?

Разумеется!

 

В отряде зрела паника. Командир группы ушел и больше не возвращался. На самом деле, никто не знал и не видел, когда ушел командир. Да и ушел ли он? Этого сказать никто не мог.

 

 

 

Они уже миновали кордоны «Миссии», и теперь подходили к «Городу».

 

 

 

И вот, они вышли из города.

- Кто там?! – крикнул Паша тени в кустах.

- Прошу, не стреляйте! Я хороший!

- Все про себя так думают! Ну, вылезай! И руки вверх держи! – паша смачно щелкнул затвором.

Из кустов вышел человек.

- Ирган, я знаю, я вам всем нужен. У меня…

Невдалеке послышался вой.

- Оборотни! – Ирган нахмурился – не дай Бог, наткнемся. Бегом к бункеру! Там их территория заканчивается. И этого, - он кивнул на туберкулезника, – с собой возьмите.

 

 

 

Наконец, они достигли бункера.

- Ну, чахоточный, что ты нам хотел показать? – Ирган недовольно уставился на проводника.

- Вот это! Я это на болоте нашел. Помнишь?

Ирган изумленно уставился на маленький блестящий предмет, который толстенький держал в руках…

Это был ключ – карта… от бункера…

 

 

 

 

 

Глава VIII

- Ирган, давай открывай уже! Я так понимаю, нас оборотни преследуют? Лично я на монстров натыкаться не хочу.

- Да, правда, Ирган, мы… - Паша осекся, видя, что бесшумно вылезает из – за кустов…

Ирган, перехватив взгляд Паши, тоже решил посмотреть…

- Господи, помилуй!… оборотень… мы влипли…

Это было создание под два метра ростом. В отличии от тех тварей в лесу, это было человекоподобное создание. На мощных его лапах торчали длинные, и как нож острые когти. По шесть штук на каждой руке. Ноги были толстыми, тугими и сильными. Тело было гибким, покрытым густой, грубой шерстью, жира не было. А морда… о, что это была за морда! Набитая до отказу зубами, пасть была всегда полуоткрыта, из – за чего можно было разглядеть застрявшие в клыках ошметки чей-то плоти. Глаза были черными, мелкими, с вечной искрой ненависти и гнева…

- Лови пулю, мразь! – выкрикнула Елена, и, прежде чем кто – либо смог ее остановить, выпустила пулю из тяжелого пистолета, который она всегда носила с собой…

Голова оборотня разлетелась вдребезги. Из оборванной шеи обильно полилась густая, темно – алая кровь…

- Елена! Что ты… нет!..

- Ирган, ты хотел, чтобы он тебя разорвал?

- Они очень хорошие охотники. Слух у них тоже очень хороший. Сейчас они нас накроют! Нельзя медлить! Скорее в бункер! Они близко…

О, Боже! Ржавую железяку заклинило! Глушители скрывали беспрестанные звуки выстрелов. Монстры все шли и шли, и Паше с Ирганом приходилось туго…

Но, увы. Никакие глушители не могли скрыть жуткий вой раненых и умирающих тварей…

Наконец, после сотой попытки открыть «чертову заслонку», дверь с трудом, но поддалась…

 

Дверь тяжело захлопнулась.

- Паш, я видел, что у тебя есть фонарик. Посвети, будь другом.

- Да, так… теперь сюда… так. Вот. И раз!

Светильники под потолком сверкнули, и свет озарил их путь…

- А почему этот бункер заброшен?.

- Ученые знали про порталы, и их пришлось забрать…

- А кто их забрал?

- ОН.

- Кто такой «ОН»?

- Узнаешь…

Он немного помолчал, и добавил:

- Хотя, лучше тебе не знать…

Наконец, лестница кончилась, и они вошли в залу. Перед ними были два входа. Хотя оба они вели в один коридор.

- Ирган, а нам сейчас вообще куда? – Паша устал и хотел спать.

- Располагайтесь в номерах. Тут вроде казарма. В столовой, посмотрите, есть ли консервы. В душ сходите. В лабораторию и кабинеты пока не лезем. Во всяком случае, без меня.

 

Счастью Игоря Александровича не было предела!

Паша не только выполнил задание, но и перевыполнил его! Если от Паши следовало, как минимум подорвать «конкурента на престол», то он еще и обеспечил Куцеву свободный проход через кордон. А Ирган? Он выполнил свое задание на пять с плюсом! И чего уж там говорить о Елене!

О, как долго Игорь Куцев ждал этого дня! Правда, ему могут помешать эти идиоты Паша и Ирган со спутницей, но Куцев все равно их достанет. Хотя, если эта троица отправилась в бункер, то они сами себя уничтожат. Ирган - то знает… но если узнает Паша…

Знай, Ирган! Тебе недолго осталось!

 

 

Глава IX

Они разошлись по бункеру. Ирган был прав. Тут действительно была казарма. Четыре двухъярусных кроватей. Павел и туберкулезник отправились раскладывать вещи, готовить кровати ко сну. Елена оставила свой рюкзак на кровати, а сама безошибочно нашла кухню, и принялась стряпать. Повезло, что ни консервы, ни вяленое мясо долго не портятся.

Но никто из них не заходил в кабинеты и канцелярию. Никто… кроме Иргана…

Он развел огонь в каком – то несгораемом сейфе, и стал активно сжигать все бумаги с какой – то там маркировкой.

Наконец, Паша закончил суетиться, и, выйдя из «спальни», стал бессмысленно шататься по бункеру. Нет, он не видел, что делает Ирган за закрытой дверью канцелярии, но он слышал тяжелый топот сапог, шорох бумаг, треск деревяшек в «мангале», запах гари…

И вот по бункеру раздалось долгожданное «мальчики, кушать!», и Пашин живот зашелся в бурлящем песнопении…

- А где Ирган? – Лена вопросительно посмотрела на Пашу.

- Он там аннигиляцией бумажек занимается.

Паша замолчал, а потом добавил:

- И чем это они ему угрожают?..

- Порезаться о лист боюсь.

Паша вздрогнул. Слишком уж неожиданным было появление Иргана, и слишком уж раздраженным был его голос…

Неужели Паша был таким недогадливым? Нет… совсем нет… И Павел прекрасно понимал, что секрет находится среди документов. Нет, скорее, секретом были все бумаги, с какой–то особой маркировкой, от которых так спешил избавиться Ирган.

У Паши созрел план…

Ночь. Паша дождался, пока толстый, Лена и Ирган заснут, и тихо вышел из казармы, оставив на постели рюкзак и накрыв его одеялом. Теперь было непонятно, что Паша куда – то ушел. Дело осталось за малым. Он тщетно пытался открыть хоть один кабинет, хоть одно хранилище. Но, увы… Ирган, по видимому, запер кабинеты…

Паша двинулся назад, в казарму. Свет включить он не мог, по понятным причинам, и довольствовался фонариком. Потому-то он и увидел свет, пробивавшийся из под железной двери канцелярии…

Там был Ирган. Путь назад был отрезан. Удачно, что Паша помнил о том, что из коридора было два выхода.

Он пошел в противоположную сторону, в надежде выйти… Дверь не заклинило… Выхода не было. Нужно было идти сдаваться Иргану…

Паша тяжело вздохнул, и в изнеможении оперся на стену…

 

 

 

Стена подалась назад, и Паша удивленно и испуганно пискнув, упал на пол какого – то помещения…

Это была… потайная комната. Паша встал и огляделся. В метре от него стоял большой письменный стол. За ним восседал скелет в белом халате. В руках скелет держал шприц. На столе лежала ручка, и дневник для записей. На стенах не было ничего, кроме схемы бункера. Паша внимательно вгляделся. На схеме комнаты не было. Павел подошел к столу, и словно боясь потревожить давно мертвого ученого, аккуратно взял дневник.

… 21.03.

…Зря! Я пытался их отговорить! Разве меня кто – нибудь слушает? Нахожу поддержку у миссионеров. Устроили митинг. Я не участвовал. Всех их положили. Повезло. Эксперимент 23Z провалился. Хорошо! Боюсь ОН хочет этого. Но пока нас поддерживают.

 

… 04.03.

…Сегодня вновь повторяли 23Z. Неужели все получилось? Не верю!

 

… 07.03.

…Сегодня весь день звучала сирена. Неужели началось? Прилетели? ……… Зверь!!! Вот кто! Это он! Не могу достучаться до Президента. Вернуть бы…!

14. 04.

…В чем причина конца света? Пришествие ЗВЕРЯ! Именно все виды эксперимента 23Z (более 35 шт.), могут открывать порталы. Это Армагеддон. Причина: ЗВЕРЬ; 23Z…

 

… 20. 05.

За мной пришли. От Него. Тот кто это читает, знай, вход в «рай» находится по координата: IC/XH/05u.5. Надеюсь, расшифруешь. Вкалываю себе яд. Прощайте!

Паша с трудом оторвал взгляд от бумаги. Теперь ему все было понятно! Вот что скрывал Ирган! Но почему? Догадка была поразительной, но вполне реальной… он – эксперимент 23Z! Это подтверждала… татуировка на шее Иргана: 23Z_◙. Также, Паша заметил, что на всех документах этой комнаты стоял символ: ◙…

Видимо именно их и сжигал Ирган… потому, что… они рассказывают об… 23Z.

Пашу ударила по спине пудовая плеть чьего – то взгляда…

Холодея от догадки, кто на него смотрит, он резко, испуганно обернулся… на пороге стоял… Ирган…

 

Глава X

- Я не ожидал, Павел, что ваше любопытство может достигнуть таких высот. Ты нашел то, что не могли найти ни я, ни Его агенты. Надеюсь, мы с тобой так и останемся друзьями?

- Ах… ты… ублюдок!!! Ты все это время знал про «Рай», и молчал?

- Пойми, «Рай», это не то, о чем ты думаешь! Это – другое!

- Киборг! Жалкий бот! Чтоб ты сдох! Ненавижу тебя! Это все из – за тебя! Ты нас от мира прячешь! Пусть я буду не один! Пусть знает и… Лена!!!

- Нет! Не смей! Она не… стой!!!

И ловко увернувшись от Иргана, Паша побежал в казарму, и запер двери…

 

Лена не верила… Все это время Ирган был… «Рай»… вот, что скрывал Ирган!

- Паша… можешь открыть дверь. Хочу с… ходячим экспериментом поговорить.

Паша передернул затвор, и открыл дверь…

Ирган не успел ничего сказать, и был сражен кулаком в лицо. Елена ничего не хотела говорить, и просто назвав Иргана не самым пристойным словом, быстро и четко вышла из бункера. Паша последовал за ней, а туберкулезник за Пашей. Ирган остался наедине с тяжелыми мыслями в голове.

На улице их пути расходились. Елена отправилась в «Город», Павел проводил ее до границы, а после вместе с туберкулезником отправился в «Ковчег»…

 

- Это… наш «Ковчег»?

- Вроде бы… да…

- Почему так безлюдно? Может быть, все умерли?..

- Не знаю… А! Вот, смотри, в доме начальника горит свет!..

 

 

Дверь в «КВНД» оказалась не заперта. Паша постучался… но никто не ответил… Паша постучался еще раз. Результат был тот – же… Тогда Паша толкнул дверь, и зашел внутрь…

 

 

- Игорь… Александрович?.. А где Дмитрий Евгеньевич?

- Увы… сейчас он находится в тесном ящике глубоко под землей. Даже не знаю, что случилось! Пришел ко мне в гости, а на следующий день его нашли мертвым. Как думаешь, кто его мог отравить? – Куцев ехидно усмехнулся.

- Это… ты? – Паша бегал глазами по все так же неизменно выглаженному Игорю.

- Но как, как вы могли это раскрыть!? – Куцев залился смехом.

- А почему тебя не...

- А кому меня арестовать, Паш?

- Что вы с остальными сделали!? – подал голос чахоточный.

- О, ничего… Слышал что – нибудь про зомби? – Игорь смотрел в глаза толстому – А, Леха? А ты, Паша? Ничего не слышали?..

- Ну что – же ты, мразь? Давай, и нас тоже в зомби преврати! Ну, что стоишь?

- Нет, нет, нет… ОН не давал такого приказа! ОН сказал, что я могу сделать с тобой что угодно по моему усмотрению. А я не хочу превращать тебя в зомби, и как друга, не заставлю мучится, а просто… по-дружески… при-стре-лю!

Это слово он выговорил по слогам, медленно, с улыбкой вытаскивая из-за пояса револьвер.

- А тебя, Алексей – за компанию. Просто так! Я бы даже сказал, абсолютно «безвозмездно»!!! – он рассмеялся.

Дуло уставилось в лицо Паше. Но выстрел прозвучал раньше, чем Игорь нажал курок…

Куцев медленно опустил пистолет, и также медленно обернулся. Второй выстрел разнес ему голову…

Позади Куцева, из окна выглядывал мощный черный пистолет. Это было оружие… Иргана.

 

 

- Извини, Паша… Ты был прав. Мне надо было сразу привести вас к «Раю». Просто… мне в «Рай» нельзя… Мне ОН не разрешает. Понимаешь, мне уже давно пора умереть. Мне только голову простреливали раз двадцать! А я жив! Но я не один такой. Нас много. И Куцев – один из нас. Мы были избраны ЗВЕРЕМ! Им я был создан, чтобы распространять его власть. Я могу с помощью Его силы открывать порталы, а сам в них входить не могу… умру… Извини. Сейчас дойду до «Города», за Еленой. После, если согласится – пойдем к «Раю». «Рай» - такой же портал, из которого все эти твари лезут. способный переносить тебя в мир заветных фантазий. Только в отличии от других, этот портал отправляет тебя внутрь твоей души. Там ты воплощаешь в реальность все свои мечты. Туда так просто не пройти... нужен проводник… Я – проводник…

 

 

 

«Города» они достигли уже к рассвету, и сразу отправились к Елене…

 

И вот, они пришли к «Холму мертвых».

- Осторожней. Здесь обитает… Змей.

 

 

 

Глава XI

 

- Кто это, Змей?..

- Знаешь кто такие драконы? Тут их портал.

Холм начинался с могил, и ими – же заканчивался. По периметру его был взведен забор. Паша открыл калитку, и шагнул на кладбище.

Прошло пять минут, с того момента, как они вступили на эту территорию, и Паша уже начал замечать, что между надгробиями мелькает что – то серое…

- Как думаешь, это Змей? – спросил у Паши Леша.

- Я думаю…

- Стреляйте! – оборвал мысли крик Иргана.

 

 

О, Господи! Что это была за мерзость!..

Белая, лоснящаяся кожа, кривые крылья. Большие красные глаза сверкали огнем, а рот был полон клыков… Плевался Змей кислотой.

Беспрестанная очередь разорвала Змея надвое. И, Боже! Каждый из кусков остался живым! Их стало двое…

 

- Паша, держись, мы уже близко! Только бы донести!

Идти Паша не мог. Ирган нес его на руках. Что было с Пашей? Живот был разорван, а вместо руки свисала растерзанная культя…

Последнее, что Паша запомнил, это то, что Ирган подошел к какому – то камню, и перед Пашиным взором возник… Портал?

Огромный, крутящийся куб, прозрачный, и непрозрачный одновременно. Он манил. Ирган крепко обнял Пашу, не обращая внимания на кровь, и помог Паше пройти в этот куб…

 

 

Паша пропал, растворился, распался в этом кубе. За ним последовал Леха и Елена...

 

 

 

 

Послесловие

Паша открыл глаза, и осмотрел себя. Он был в полном порядке. Вместо окровавленной формы на нем были белые одежды. Тело был чисто, невесомо. Ни культи, ни швов не было. Все было лучше идеального.

Паша оторвал взгляд от себя, и посмотрел вперед. Он стоял посреди поля и чувствовал легкий, теплый ветерок, траву, на которой он стоял босыми ногами…

А там, у подножия холма стоял маленький, уютный домик с красной крышей, а на пороге… его семья… настоящая, живая, реальная и любящая. Все они были живы…

Неужели все вернулось назад?..

 

 

Это – душа. Вечная, великая, любящая душа… Куб позволил Паше… попасть внутрь своей души…

 

 

 

Паша плакал. Неужели все снова так?

Все живы, и мир не умер!!!

Какое счастье!

Это ли не рай?

 

читателей   102   сегодня 1
102 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...