Закхей

Большой пожар пожирал западные кварталы. Черный дым застилал голубое небо, скрывая яркое солнце. Толпы обезумевших от ужаса людей заполонили узкие улочки. Они бежали от порта и побережья. Их вопли заглушали шум разбушевавшегося огня. Горячий воздух обжигал легкие, а едкий дым забивал дыхание.

Крупный старик в синей рясе стоял на крепостной стене замка и смотрел на разрушающийся город. Гарь покрывала его загорелую лысину и перекошенное страданием лицо. Из башни вышли двое молодых мужчин в синих рясах. Редкие солнечные лучи блестели на гладко выбритых головах. У каждого на широком поясе висел короткий меч. Посмотрев на старика, они переглянулись.

— Если бы он не тянул, мы бы успели, — сказал мужчина с вытянутым лицом.

— Это уже не имеет значения, — ответил широкоплечий здоровяк.

— Все готово? – отозвался старик, не оборачиваясь.

— Да, господин, — подойдя ближе, ответил за двоих здоровяк.

— А библиотека?

— Она в безопасности, — сказал длиннолицый. – Но там нет книги Заклинаний.

— Я спрятал ее.

— Вы можете отправляться в путь, господин, — сказал здоровяк.

— Нет, Закхей, — старик резко повернулся. – Зеркало отвезешь ты.

— Но, господин! Зеркало подчиняется только вам.

— Зеркало утратило силу. Ты опустишь его в Черное озеро и займешь мое место. Артур пойдет с тобой.

Длиннолицый почтительно кивнул.

— Серые вас не пощадят, — сказал Закхей.

— Знаю, но мой час уже пробил. Теперь ты отвечаешь за Зеркало.

— Для меня это честь, господин, — сказал Закхей, поклонившись.

— Идите, — старик положил руки им на плечи – знак благословения и повернулся к полыхающему городу.

Перед тем как закрыть дверь, Закхей посмотрел на старика, застывшего словно памятник. Узкие ступеньки вывели их во двор замка. Там их ждала повозка, накрытая плотной тканью. Закхей занял место в повозке рядом с бородатым возницей. Артур сел на гнедую лошадь.

— Трогай, — кивнул Закхей.

Возница хлестнул кнутом двух белых кобыл. Повозка загрохотала по булыжникам и выехала на пыльную улицу Пантисфена. Ее сопровождали десять всадников в синих рясах. Процессия проехала несколько кварталов, пока не уперлась в затор из всякого хлама. Вокруг бегали напуганные люди. Возница вопросительно посмотрел на Закхея.

— Нам нужно на восток, — сказал тот. – Ищи другой путь.

Возница ударил поводьями. Лошади свернули налево и помчались сквозь толпу.

*

Двери с грохотом отлетели в сторону. Из башни вывалились десять вооруженных мечами монахов в серых рясах. На клинках подсыхала вязкая кровь. Длинные волосы и бороды развевались на ветру, словно боевые стяги. Последним на стене появился щуплый монах со шрамом через все лицо. Он не имел оружия. Его маленькие глазки светились дикой радостью.

— Все кончено, Леонид, — сказал щуплый монах. – Пантисфен наш.

Старик взял меч, прислоненный к стене и повернулся к серым лицом:

— Сколько тысяч людей ты готов убить ради власти, Ставр?

— Власть не имеет цены. Где Зеркало и книга?

— Они тебе не достанутся.

— Посмотрим, — Ставр кивнул своим людям.

Ширина стены позволяла атаковать только троим. Леонид увернулся от первого монаха, распорол брюхо второму и пробил рукоятью горло третьему. Он двигался будто бы ветер среди деревьев.

Новая тройка ринулась в бой. Пока Леонид разбирался с ними, первый монах оказался у него за спиной и нанес рубящий удар. Леонид успел отступить, но острое лезвие оставило глубокую рану на спине. Голова монаха слетела с плеч за край стены. Острый клинок проткнул Леонида насквозь. Он попытался ответить, но второй меч отбил слабый удар и вошел ему в грудь. Для верности, озлобленные серые монахи отрубили Леониду голову.

— Сбросьте его в низ, — сказал Ставр.

Тело Леонида упало у распахнутых ворот замка.

*

Каким-то невероятным образом, им удалось выбраться из города. Но ровный, как стрела, Имперский тракт заполонил поток повозок и людей. Чтобы расчистить путь, Закхей выслал вперед четверых всадников. Таким образом, процессия мчалась вперед, сбрасывая с дороги толпы беженцев и оставляя за собой столпы желтой пыли.

К заходу солнца они достигли распутья. Все беженцы выбирали дорогу, ведущую на север. Но Закхей приказал повернуть на право. Колеса повозки застучали об остатки какой-то древней дороги, которую прятала густая трава. Вокруг шумел лиственный лес. В непроходимых чащах, сумерки наступали очень быстро. Возница с опаской оглядывался вокруг.

— Гиблое место, — пробурчал он. – О нем ходит дурная слава.

— Лучше следи за дорогой, — сказал Закхей. Но у самого, на душе скребли кошки.

— Быстро темнеет, — сказал Артур, поравнявшись с повозкой. – Нужно остановиться на ночлег.

Закхею не терпелось побыстрее закончить начатое. Но он понимал, что в темноте они далеко не уедут. Лагерь разбили прямо на дороге. Пока разводили костер и готовили не хитрый ужин, Закхей прошелся немного вперед, всматриваясь в темноту.

В лесу бурлила жизнь. Но кроме обычного лесного шума, прохладный воздух приносил и другие, странные звуки. Закхей даже не мог их точно описать или сравнить с чем-то. Время от времени в чаще появлялись желтые, красные или зеленые огоньки чьих-то глаз.

— Возница прав, гиблое место, – сказал Артур.

Закхей едва не вздрогнул от неожиданности:

— Легенды говорят, что здесь стоял город великанов. Гиганты прогневили богов и те их уничтожили. Лес поглотил город, став жилищем для духов поверженных великанов.

— Красивая сказка. Но кто бы здесь не жил, лучше убраться отсюда поскорей.

Они вернулись к остальным. Возница разложил на скатерти хлеб и куски вяленой говядины. Путешественники молча взялись за еду.

— У мяса странный вкус, — сказал Закхей. – Ты не чувствуешь?

— Нет. Обычное мясо, — ответил Артур.

— Наверное, это из-за приправы моей жены, господин, — отозвался возница. – Она любит смешивать разные травы. Вам не понравилось?

— Просто аппетита нет, — вздохнул Закхей, откладывая недоеденный кусок.

В отличие от него, другие монахи с удовольствием расправились с ужином. Двое часовых остались возле костра. Остальные улеглись спать. Закхей устроился на месте возницы. Хоть место для ночлега и было неудобным, но он хотел находиться как можно ближе к Зеркалу.

Из-за лавины лесных звуков сон подступал медленно. Закхей перебирал в памяти события минувшего дня, пока не провалился в объятия Морфея. Во сне он несколько раз от кого-то убегал, но его каждый раз настигали. Перед тем как, наконец, увидеть лицо преследователя, Закхей проснулся.

В лесу расплывались утренние сумерки. Закхей поднялся и почувствовал, как голова пошла кругом. Тошнота подступила неожиданно. Он едва успел перегнуться через борт повозки. На землю упали непереваренные в желудке кусочки говядины. Судороги несколько раз пронзили тело.

Отдышавшись, он услышал шум в лагере. В полумраке метались фигуры. Закхей стал на землю не твердыми ногами. Перед глазами висела пелена. Тишину разорвал крик. Закхей узнал голос монаха из сопровождения. Он попытался схватить меч, но вспомнил, что оставил его в повозке.

— Закхей?! – позвал Артур.

Он не отвечал, шаря рукой в повозке, в поисках меча. Тошнота вновь подступала к горлу.

— Зря ты не съел мясо, — говорил Артур, приближаясь. – Теперь мне придется тебя убить.

Закхей схватился за рукоять. Меч показался необычно тяжелым. Обливаясь холодным потом, он едва вытащил его из ножен. Поддавшись рвотному рефлексу, Закхей согнулся пополам. Над головой просвистел меч. Не задумываясь, он ударил в ответ. Острие легко вошло в плоть. Вопль ужаса и боли ударил по ушам. Закхей с трудом оттолкнул убитого в серой рясе.

Он остановил, своим мечем, следующий удар. Руки дрожали от напряжения, желудок сдавливали спазмы. Противник прижимал его к повозке. Отбив меч, Закхей выбросил левый кулак. Костяшки наткнулись на бородатую челюсть. Удар хоть и получился слабым, но отвлек серого монаха. Закхей успел проколоть его насквозь.

Повозка с Зеркалом медленно тронулась.

— Убейте его, наконец! – крикнул Артур, сидя на повозке, рядом с возницей.

Закхей попытался догнать повозку, но его окружили серые тени. Верхом на лошади, мимо проехал Ставр. Его сопровождали семеро стражников. Он бросил на Закхея лишь мимолетный взгляд презрения. Процессия скрылась в предрассветной мгле.

Закхей опустил руки от беспомощности. Он провалил миссию, Зеркало оказалось в руках врага и предателя. Закхей опустился на колени, и его вырвало, в очередной раз. Серые монахи оттягивали неизбежное. Они смеялись над беспомощным и униженным врагом.

Закхей посмотрел на их размытые лица. Ну, уж нет. Так просто сдаваться нельзя. Он медленно поднялся. Монахи сразу же умолкли. Шатаясь словно мачта, он кружился на месте, стараясь угадать первого нападающего. Монахи выставили вперед клинки обагренные кровью его братьев.

Боковым зрением, Закхей заметил движения. Он повернулся в тот момент, когда стрела сразила монаха на полпути к нему. На мгновение все замерли в изумлении. Закхей слышал шорох летящих стрел. Они вылетали из мглы и убивали монахов. Их тела падали как скошенные колосья.

Потом наступила пугающая тишина. Закхей даже не пытался угадать нового врага. Он стоял, пошатываясь, полный решимости дорого отдать свою жизнь. Из тумана вышли двуногие существа, около десяти. Их тела скрывали одежды из шкур. Каждый имел лук или копье. Закхей не мог разглядеть очертания лиц. Существа остановились в нескольких шагах от него. Один из них что-то сказал. Голос принадлежал мужчине, но Закхей не понял ни единого слова.

— Др-у-г, — медленно выговорил незнакомец, прикладывая ладонь к груди. – Бренто, друг.

— Закхей, друг, — повторил синий монах.

Силы покинули его. Он рухнул на сырую землю. Краем сознание Закхей ощутил, как незнакомцы перевернули его на спину. Они что-то говорили, но их голоса тонули в бездне.

— Яд, смерть, — выдавил из себя Закхей.

Незнакомцы засуетились. Они влили ему в рот вонючей дряни, а потом долго несли. По пути, Закхей несколько раз терял сознание. Очнувшись в очередной раз, он увидел над собой красивую женщину с темными длинными волосами. Часть ее лица освещал огонь очага. Они находились в тесном помещении, пропитанном запахами трав.

— Где я?

— Друг, — женщина приложила руку к груди. – Альмавита, друг.

— Закхей.

Альмавита поднесла к его губам глинянную чашку с горячим отваром. Она кивнула, призывая выпить. Закхей пригубил и вздрогнул от обжигающего напитка. Альмавита заставила его сделать еще несколько глотков. Во рту все онемело. Приятная волна прокатилась по организму. Лицо Альмавиты растворилось, словно утренний туман. Может это сон? – пролетела последняя мысль.

*

Закхей сидел возле хижины, напоминающую большой муравейник. Утреннее солнце заливало широкую поляну, утыканную такими же хижинами. Почти из каждой струился сизый дым.

Присмотревшись, Закхей отметил, что селение состояло из четырех частей, разделенных двумя прямыми улицами, на пересечении которых располагалась небольшая круглая площадь, с идолом в центре. Уродливое лицо идола было высечено на верху огромного ствола дерева.

Вокруг идола носились смуглые дети, поднимая тучи пыли. Взрослые передвигались по своим делам, переговариваясь на дивном наречии. В Пантисфене их называли конейтос или лесные люди. Жители Пантисфена и конейтос встречались только в диких лесах вокруг города или на поле боя. Но еще никому не удавалось побывать в племени лесных людей.

Поляну с селением окружал непроходимый частокол из гигантских деревьев, с огромными шапками листьев и ветками, по которым мог безопасно пройти один человек. Закхей никогда не видел такие деревья, но читал о них в древних книгах.

Из хижины появилась Альмавита с чашкой в руках. Прошло три дня с того момента, когда он окончательно пришел в себя. А сколько пролетело всего времени, Закхей не знал. Все эти дни, Альмавита лечила и терпеливо ухаживала за ним. Он понял, что молодая женщина была знахаркой среди этих дикарей. Жила она вместе с сыном, лет десяти. Он пытался спросить, где ее муж, но из-за незнания языка, так ничего и не добился.

— Пить, — сказала Альмавита второе выученное слово на его языке.

Закхей вздохнул и взял чашку. Ему уже до боли надоел терпкий отвар, но Альмавита молча настаивала, а он безропотно подчинялся. Тем более отвар действительно помогал. Пока он пил, прибежал сын Альмавиты, худощавый, черноволосый парнишка, с пытливым взглядом. Он, как всегда, без смущения разглядывал незнакомца со щетиной на голове вместо волос. Закхей слабо улыбнулся в ответ. Такой ритуал повторялся изо дня в день.

— Фамбо, — обратилась Альмавита к сыну и быстро затараторила диковинные слова.

Фамбо пытался, что-то доказать, но, как успел убедиться Закхей, спорить с Альмавитой было бесполезно. Их перепалку прекратило появление Бренто. Он поприветствовал хозяйку дома и жестом остановил попытку Закхея подняться. Альмавита и Фамбо исчезли в хижине. Бренто устроился на гладком полене напротив Закхея.

Пока он раскуривал длинную тонкую трубку, Закхей успел разглядеть его крупные черты лица, седую бороду и длинные волосы, спадающие на могучие плечи. У него на лбу чернело уродливое клеймо раба. Альмавита вынесла им по кружке с напитком, напоминающий хлебный квас.

— Ты синий? – спросил Бренто, протягивая трубку.

Закхей кивнул, затягиваясь терпким дымом. Они молчали некоторое время.

— Бренто быть рабом у синих. Бренто бежать. Очень давно.

— Ты мог меня убить.

— Бренто теперь свободен, — пожал плечами бывший раб, — а ты храбрый.

Возникла длинная пауза. Они по очереди курили трубку.

— Куда вы ехать?

— Черное озеро.

— Те другие, — Бренто тщательно подбирал слова. – Они там быть. Наши люди видеть. Они опускать в озеро, — он описал круг в воздухе.

— Зеркало! – воскликнул Закхей. – Что было после?

— Яркий свет. Нельзя смотреть. Наши люди убежать. Очень страшно.

— Ты проводишь меня в Пантисфен? – после долгого раздумья, спросил Закхей.

Бренто позвал Альмавиту и что-то сказал. Женщина категорически запротестовала.

— Альмавита сказать ты, слаб. Нельзя идти.

— Когда можно?

Альмавита неуверенно сказала несколько слов.

— Солнце взойти семь раз, — перевел Бренто.

— Значит через неделю, — кинул Закхей. – Так ты проведешь меня, Бренто?

Тот кивнул. Альмавита спросила о чем то Закхея. В ее взгляде он увидел гнев и беспокойство.

— Альмавита спрашивать: ты хотеть себя убить?

— Нет. Я хочу убить предателя.

Услышав перевод, Альмавита раздраженно вздохнула и нырнула в хижину. Бренто многозначительно улыбался, пуская ровные кольца дыма.

*

Весь город пропитался гарью. Ближайшие к заливу кварталы выгорели полностью. Кое-где в дождливое небо поднимались тонкие струи дыма. По улицам бесцельно бродили люди, оставшиеся без крова. Кто-то пытался искать уцелевшие вещи на пепелищах.

Закхей шел в южную часть Пантисфена. Вместо синей рясы, Альмавита дала ему вылинявшую рубаху, широкие кожаные штаны и пояс, на котором висел меч. Она достала их из дальнего угла своей хижины, за день до его ухода. По запаху, Закхей понял, что одеждой давно не пользовались.

— Это твоего мужа? – спросил он.

Женщина не поняла вопроса, она лишь грустно вздохнула, отдавая ему одежду. Огонь очага отражался в ее карих глазах. Закхей выпустил одежду из рук и нежно обнял Альмавиту. Он чувствовал теплое дыхание на своем лице. Их губы сомкнулись в поцелуе. Внезапно женщина отстранила его. Закхей в недоумении смотрел, как она выставляет за порог перевернутое вверх дном ведро и плотно закрывает дверь.

— Фамбо, — сказала Альмавита, прикрывая ладонями глаза.

Закхей все понял.

Бренто пришел до рассвета, держа в руках накидку от дождя неопределенного цвета.

— Сегодня будет дождь, — сообщил он, передавая ее Закхею.

Альмавита сложила в дорожную сумку еду на несколько дней. Закхей приложил руку к груди и кивнул:

— Спасибо, Альмавита.

— Спасибо, — повторила она.

Закхею показалось, будто бы Альмавита хотела сказать, что-то еще. Они стояли друг перед другом в нерешительности, пока Бренто его не позвал.

Возле хижины их ждали десять воинов с копьями. Бренто молча повел всех за собой. Идя по спящему селению, Закхей постоянно оглядывался, ища взглядом женскую фигуру в освещенном дверном проеме.

— Где муж Альмавиты? – спросил Закхей, когда они вступили на узкую тропинку под темными сводами лесных гигантов.

— Когда быть война, его убить соседнее племя. Три зимы назад, — ответил Бренто. – Он быть смелый воин. Если не умереть, стать вождем вместо меня.

Они безмолвно продолжали свой путь. С рассветом хлынул мелкий дождь.

— Когда вернуться, можешь взять Альмавиту как жена, — вдруг сказал Бренто, не оглядываясь.

— Я не вернусь, — сказал Закхей.

Южные кварталы почти не пострадали. Потому что здесь жили нищие и разного рода преступники, на которых всем было плевать. Закхей остановился возле маленького домика, наполовину утонувшего в земле. Крошечные окна едва поднимались над песчаным грунтом. Дворик был завален сломанной мебелью и другим хламом.

Из землянки выскочил старик с грязной бородой:

— Чего надо?

Закхей убрал капюшон. Узнав его, старик заискивающе склонился:

— Простите, господин. Я вас не узнал.

— Не шуми, Грум. Веди в дом.

В доме было не чище чем во дворе. К тому же пахло грязной одеждой и не мытым человеческим телом. В полутемной комнате ютилась печка, кровать и стол. Грум усадил Закхея на длинную лавку возле стола, а сам сел на кривой табурет.

— Какие новости? — спросил Закхей.

— Серые восстановили Зеркало, — глаза Грума беспокойно бегали по сторонам. – Они вылавливают всех синих. На площади казнят двух или трех каждый день.

— Ты видел Артура?

— Он правая рука Ставра и руководит библиотекой. Я слышал, что серые ищут какую-то книгу о Зеркале.

— Книга Заклинаний, — кивнул Закхей. – Пусть ищут. В библиотеке ее нет.

— Где же она?

— Не важно. Сколько синих осталось в городе?

— Я знаю пятерых.

— Пусть придут сегодня в полночь в Узкую бухту.

— Хорошо, господин.

Закхей с радостью покинул провонявшую хижину. Ее запах еще долго преследовал его.

*

Небо затянулось рваным покрывалом из темных туч. Воздух стал настолько горячим, что становилось трудно дышать. Закхей свернул на грязную улочку и остановился возле двухэтажного серого дома. Открыв скрипящую дверь, он оказался в просторной таверне. Полуголые девицы развлекали немногочисленных посетителей. Среди них, Закхей увидел двух серых.

— Приветствую вас, господин! – воскликнул худой и высокий мужчина с тонкими усами. – Давненько вы не заходили в мое скромное заведение.

— Агнесса свободна?

— Да, господин.

Закхей бросил хозяину борделя монету и поднялся на второй этаж. Не постучав, он открыл нужную дверь. Рыжая девушка бросила раздраженный взгляд на посетителя, собираясь высказать все, что она думает. Но увидев его, она расслабилась:

— Закхей?! Я думала, ты сбежал или умер.

— Ты сохранила мои вещи? – спросил он, поворачивая ключ.

Агнесса достала из-под кровати сундучок, открыла его и вытащила сверток материи. Закхей лихорадочно развернул его. Тусклый свет отразился на золотом тиснении кожаной обложки книги без названия. Кожаный ремешок стягивал толстый фолиант.

— Ты хранил у меня книгу? – удивилась Агнесса.

— Это не просто книга, — сказал Закхей, пряча ее в сумку. – Держи.

Агнесса ловко спрятала в складках платья несколько монет.

— Не думала, что увижу тебя с волосами, — сказала она, обнимая его. – Может, останешься?

За окном начался ливень. Неуловимым движением Агнесса сняла платье. От белоснежного тела девушки, Закхея словно ударила молния. Он схватил ее и положил на кровать. Тихое хихиканье Агнессы заглушил топот в коридоре. Дверь затрещала под ударами. Агнесса перепугано взглянула на Закхея.

— Я тебя не предавала. Наверное, это хозяин.

Перебросив сумку через голову, Закхей выбил окно. В комнату ворвался ветер и дождь. Дверь рухнула под натиском. Двое серых монахов и хозяин борделя увидели, как Закхей исчезает в темном проеме окна.

От столкновения с землей, остановилось дыхание. Боль в правой ноге пронзила тело. Закхей громко хватал ртом воздух. Бежать, бежать как можно быстрее. Он заставил себя встать, но боль в ноге позволяла лишь медленно ковылять. Закхей нырнул в лабиринт узких переулков Пантисфена.

*

Ливень не прекращался. Со стороны залива дул порывистый ветер. Закхей стоял возле старой сосны, всматриваясь в темноту. Он радовался, несмотря на мокрую одежду и поврежденную ногу. Книга Заклинаний у него и это главное. Теперь есть шанс вернуть власть и наказать бунтовщиков.

Позади слышались шаги. Кто-то месил ногами промокший песчаный грунт. Закхей обернулся.

— Это я, господин, — тихий голос Грума утонул в шуме дождя.

Закхей пошел ему навстречу.

— Вы ранены, господин.

— Они пришли?

— Да.

— Веди.

Грум предложил свою помощь. Закхей молча положил руку на острое плече информатора. Они шли на восток в сторону залива. Высоченные сосны громко скрипели от порывов ветра над их головами. Этот путь, Закхею показался длиннее вечности. Наконец, впереди появилось бесформенное черное пятно.

— Почти пришли, — сказал Грум.

Черным пятном оказался заброшенный бревенчатый дом. Грум открыл хлипкую дверь. В нос ударил острый запах пыли и мышей. Они быстро спрятались под крышу. Кто-то зажег свечу.

— Здравствуй, Закхей, — сказал Артур улыбаясь. Короткая бородка удлиняла и без того вытянутое лицо.

Несколько крепких рук схватили его, разоружили, забрали сумку и усадили на стул. Зажглось еще несколько свечей. Закхей увидел Ставра и пять связанных мужчин с очень короткими стрижками.

— Книги нет, — сказал серый монах, вывернув сумку Закхея.

Ставр и Артур удивленно переглянулись.

— Ты видел книгу? – спросил Артур у Грума. – Куда он ее спрятал?

— Я не знаю, господин, — тот испугано замахал головой.

— Где книга, Закхей? – спросил Ставр.

— Вам она не достанется.

— То же самое Леонид говорил о Зеркале. Теперь оно у нас.

— Поблагодари за это свою ручную крысу.

Артур хлестко ударил Закхея по лицу. Из носа потекла теплая кровь.

— Успокойся. Он же тебя дразнит, — сказал Ставр и подал знак серому монаху.

Тот приволок пленного с грязным кляпом во рту. Худощавый мальчишка с ужасом смотрел на окружающих. Ручейки слез текли по испачканному лицу. Ставр положил руку ему на голову. Парень заплакал еще сильнее.

Несколько мгновений ничего не происходило. Потом шея и лицо пленного начали покрываться черно-желтыми пятнами, похожими на горящие угли. В комнате запахло горелым мясом. Даже кляп не заглушал вопли несчастного. Ставр быстро убрал руку. Голова парня вспыхнула ярким и коротким пламенем. Обезглавленное тело рухнуло к ногам ошеломленного Закхея. Кусочки пепла медленно оседали в воздухе, словно черные снежинки.

— Где книга? – повторил вопрос Ставр, как ни в чем не бывало.

Закхей молчал, бессильно скрипя зубами. По приказу Ставра притянули второго обезумевшего от страха пленного. Когда Ставр положил руку ему на голову, на улице раздался протяжный вой. Он повторился несколько раз.

— Что это? – спросил Ставр, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Похоже, волки, — ответил Артур.

— В окрестностях Пантисфена нет волков. Проверьте.

Трое серых монахов с неохотой покинули хижину. Все замерли в ожидании. Тревожную тишину нарушал лишь проливной дождь. Вой прозвучал неожиданно, заставив всех вздрогнуть. Вслед за ним временные обитатели хижины услышали вопль. Кто-то приближался. Скрипнула дверь и на пороге появился серый монах. Его лицо превратилось в месиво, вместо правой руки торчал окровавленный обрубок. Он сделал шаг, как будто споткнулся, и упал. В его спине торчала стрела.

Порыв ветра погасил почти все свечи. Размытые фигуры ворвались в дом. Ветхие стены задребезжали от криков, топота и ударов. Закхей почувствовал как холодная сталь разрезала веревки на руках. Кто-то дал ему меч.

Человеческая фигура вспыхнула словно соломенное чучело. Несчастный завопил от боли и заметался по тесной комнате, поджигая все на свем пути. Закхей заметил как Ставр и Артур бросились к выходу. Увернувшись от полыхающего человека, Закхей прыгнул им наперерез, но из-за боли в ноге, он упал и лишь успел схватить Артура за рясу. Тот растянулся на пороге, уткнувшись лицом в грязь. Не успел Закхей ничего сообразить, как чьи-то сильные руки выволокли его на улицу.

Заброшенный дом полыхал ярким пламенем. Люди Бренто окружили пожарище, не давая серым уйти. Ставр взмахнул рукой, и невидимая сила раскидала конейтос. Закхей сбил его с ног. Они качались в грязи, пытаясь задушить друг друга. Ставр крепко сжал горло Закхея. Кроме удушия, он ощущал невыносимое жжение на шее и лице.

Закхей почувствовал, как Ставр вздрогнул несколько раз и закричал. В его плече торчали две стрелы. Отпустив Закхея, он убегал в темноту. За ним спешили Артур и Грум. Бренто остановил Артура, попав стрелой в ногу. Двое лесных людей притащили его к Закхею.

— Я понять ты хотеть его убить? – сказал Бренто, подавая меч.

Закхей молча взял оружие и посмотрел на Артура дышащего бессильной злобой. Закхей воткнул меч выше ключицы. Он медленно погружал его в плоть, наблюдая как, по капле уходит жизнь предателя. Закхей ожидал ощутить облегчение, но после того как тело Артура упало в песчаную жижу, стало еще хуже.

Вокруг столпились лесные люди, и четверо синих.

— Надо уходить, пока серые не вернуться, — сказал Бренто.

*

Альмавита обрабатывала ожоги оставленные Ставром. Поврежденную ногу затянули в деревянные колодки, и как понял Закхей, через пару недель он сможет нормально ходить. Но ему было безразлично. Зачем ему жить? Для чего? Вся его жизнь принадлежала Синему ордену и Зеркалу. Теперь нет ни того ни другого. Все потеряло смысл.

Альмавита грустно посмотрела на него и вышла. Закхей достал книгу Заклинаний, спрятанную возле его ложа. Тогда, перед встречей с Грумом, он передал книгу Бренто, даже не задумываясь о том, что будет делать дальше. Вся мощь Зеркала Заключена в книге, но и книга Заклинаний без Зеркала, напоминает сборник дешевых фокусов.

— Ты взять то, что хотеть?

Закхей не услышал как Альмавита вошла в дом. Только сейчас он заметил, насколько она преуспела в изучении языка Пантисфена. Бренто, хитрец.

— Нет. Я хотел другого.

— Чего же ты хотеть?

— Я надеялся вернуть свою прошлую жизнь, — после долгого раздумья ответил Закхей.

Альмавита села перед ним на колени и взяла за руку:

— Я не мочь вернуть мой муж. Но я мочь любить Фамбо. Я мочь любить… тебя.

У Закхея перехватило дыхание. Никто и никогда не говорил ему таких слов. Да и он никого не любил. До этого момента. Закхей прижал ее к себе, вдыхая пьянящий аромат ее волос. Они наслаждались объятиями, пока Альмавита легонько не отстранила его:

— К тебе прийти.

Она открыла дверь и впустила в дом Бренто и синих монахов. Гости сели на небольшие полена накрытые шкурами.

— Господин, — начал один из синих монахов, -в нашем ордене, вы остались самым старшим. Скажите, что нам делать дальше?

Закхей взял книгу и посмотрел в лицо каждому:

— Синий орден разбит. Его больше не вернуть. Вместе с лесными людьми мы создадим новый народ, отвоюем Зеркало и Пантисфен.

читателей   264   сегодня 2
264 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...