Задание короля

На привале

Человек наполнен снами, словно кошель богатого купца золотом и драгоценностями. Опусти туда руку, достань и посмотри на это богатство. Что останется в твоих руках? Драгоценный алмаз, которым ты будешь любоваться или грязный медяк, от которого постараешься побыстрее избавиться? Так, проводя четверть, а то и половину, своей жизни во сне, ты не знаешь, что он принесёт с собой: отдых или мучение.

Я отчаянно прогоняла от себя сон. Во-первых, сейчас моё время дежурства, а во-вторых, что-то отчаянно пробивалось в мои сны. Что-то тёмное, пугающее, и до боли знакомое. Его настойчивый шёпот с каждой ночью становился всё ближе, и я страшилась столкнуться с ним лицом к лицу.

Я посмотрела наверх и, на минуту, залюбовалась невероятной картиной. Полная луна, сиявшая в небе, налилась светом, отчего казалось, что на него пролили крынку разбавленного молока. Звёзды сияли неестественно ярко, словно горсть рассыпанных в ювелирной лавке перед покупателем, драгоценных камней. Такого никогда не увидишь в городе, там некогда смотреть вверх. Пока будешь глядеть на небо, кто-то стащит твой кошелёк.

Замерев, прислушалась к ночному лесу, но тот был спокоен. Не тих — лес всегда полон звуков, но эти звуки не были тревожными. Подул холодный ночной ветер и принёс со стороны форта запах гнили, заставив поморщиться. Я думала, что уже успела к нему привыкнуть, но нет. Лучше подбросить ещё немного дровишек, может, станет теплее. Вспыхнувший огонь осветил наш небольшой лагерь: палатку, котелок с едой, снаряжение.

Кто-то из спящих чихнул, потревоженный запахом. Наверное, Ринн, он постоянно жалуется на вонь, грязь и прочие неудобства. Я тихо усмехнулась про себя. Этот мальчишка-полуэльф сразу показался мне выскочкой и той ещё занозой. Первое что сделал – сообщил всем, что он не кто-то там, а сам герцог. Стараясь угодить всем и каждому, и постоянно напоминая о своём происхождении, он был абсолютно уверен, что именно он является главным в нашем маленьком отряде. Слабо верилось, что отпрыск знатного рода, даже рассорившись с родными, стал бы на такую скользкую дорожку. Хотя сладкая внешность, барские замашки и постоянное бахвальство вполне соответствовало тем, кто носит титул. Да только тонкие пальцы домушника, тёмная одежда, и лёгкое оружие говорило о нём больше, чем он сам болтал о себе.

Кто-то из моих спутников, что-то пробурчал во сне. Скорее всего – Майло. Он даже когда спит, продолжает рассказывать какие-то придуманные басни и небылицы.

Чем промышляет полурослик, было понятно с первого взгляда. Хитрые глазки шныряли во все стороны, тонко подмечая, где и что у тебя можно по-тихому спереть. Ловкие пальцы в любой удобный момент могли пошарить по твоим карманам. При этом он бы преданно смотрел тебе в глаза и травил очередную правдивую, по его словам, байку. Он не выделялся яркой внешностью, потому утром ты бы долго вспоминал, как выглядел этот тип, с которым ты пил всю прошлую ночь. И куда подевался твой кошель. Полурослик невероятным образом успевал везде сунуть свой нос и распространить хорошее настроение и запах алкоголя. Тем не менее, своим присутствием Майло легко разряжал любую напряжённую ситуацию.

Третий мой спутник Керис — спал молча. Он десять лет был солдатом-разведчиком, потом вольным наёмником. Я встретила его случайно, когда он влип в скверную заварушку, и спасла от орочьего ятагана в последний момент. В этом он увидел знамение и стал жрецом Ильматера. У него странное понятие о добре и зле, а жуткий шрам через всё лицо и скверный характер ставили под сомнение возможность находить новых послушников для своего бога. Когда я услышала, что в Кимбаре можно легко обогатиться, то он потащился со мной в эту авантюру, скорее всего от безделья. Да и идти ему, собственно, больше было некуда.

Мне же просто опротивел город и работа в таверне. От необходимости постоянно улыбаться и быть дружелюбной уже тошнило. Надо было дождаться выздоровления Кериса, да и светиться не хотелось. Кто-то мог опознать в миловидной и хрупкой темноволосой официантке – Эвисс, одну из глав теневой гильдии. Я много натворила в своём городе, потому шанс, что кто-то меня узнает, был слишком велик. Поэтому, подвернувшийся контракт был как нельзя кстати. Можно было убраться подальше от городских стен, и развеяться.

Ночь светла и тиха, хочется спать. Самое время предаться воспоминаниям.

Аудиенция у короля

Мне приходилось бывать в замках, особняках, имениях. Неофициально, правда. Так что я видела обстановку и побогаче. Керис же, при дворе никогда не был, потому крутил головой по сторонам, разглядывая убранство. Проходя по главному залу ратуши в Кимбаре, я рассматривала придворных дам, сновавших туда-сюда военных, напыщенных герцогов и прочих белоручек. Мой взгляд бродил по ним лениво и привычно, подмечая уязвимые места и дорогие украшения. В голове возникали глупые идеи, как бы незаметно позаимствовать красивенькую брошку или тугой кошелёк. Старые привычки неискоренимы.

Тихо переговариваясь, мы отошли в сторонку, ожидая приглашения. Там мне и попалась на глаза парочка: полуэльф и полурослик, околачивающиеся возле стены. Было видно, что они незнакомы друг с другом. Я удивилась, как это полурослик пробрался в ратушу и его до сих пор не арестовали. Блестящие глазки, шныряющие по помещению, выдавали его плутовской род деятельности. Полуэльф же стоял напыщенно и, похоже, изображал знатную особу. Ему бы это вполне удалось, но ловкие движения пальцев, внимательный взгляд и ещё некоторые детали выдавали в нём жулика, ничем не лучше полурослика. Они тоже заметили нас, полурослик расплылся в широкой улыбке, и от него повеяло запахом крепкого вина. Полуэльф брезгливо повёл носом и нахмурился. Это меня развеселило.

В этот момент открылась дверь, вышел слуга и пригласил нас всех войти. Вот так просто мы попали на аудиенцию к местному правителю. Он был молод, статен и красив. Практически эталонный правитель, какими их рисуют в книжках. Уверенные движения выдавали опытного воина, а умные глаза – неглупого человека. Только слишком молодого. Такие обычно не доживают до того момента, когда их правительственный потенциал раскроется. Сразу в глаза бросилась красивая, добротная броня. Очень дорогая. Её можно было продать и год безбедно существовать в городе. На поясе короля блестел кинжал в драгоценных ножнах. Я глянула на полурослика и увидела в его глазах отражение блеска камней. Майло инстинктивно размял пальцы, и я ни на секунду не усомнилась, какие мыслишки крутятся в его кучерявой голове.

Его Величество был не один. Рядом с ним стоял явный вояка. Высокий, крепкий, собранный, как цепной пёс на страже дома. Очень опасный противник. Хорошо, что воевать с ним не придётся, по крайней мере, сейчас. Второй спутник короля понравился мне ещё меньше. От него несло древностью родов и презрением к простому люду, впитанному с молоком матери. Широкий лоб и цепкие глаза выдавали недюжинный ум. Чутьё подсказало мне, что, не смотря на то, что голова – его основное оружие, он знает, с какой стороны браться за меч. Две скалы за плечами короля. Одна опытная и сильная. Вторая опытная и умная. Смертельно опасное сочетание. От таких лучше держаться подальше.

Нас представили королю. Так я узнала, что полурослика зовут Майло, а полуэльфа – Ринн, который тут же рассыпался в комплиментах королю и рассказал, что он прекрасно понимает все сложности правления и готов помочь справится с любой из них, после того, как с триумфом вернётся с задания. «Кстати о задании, — прервал его излияния Керис, заслужив недовольный взгляд Ринна, — так что от нас надо?».

Рассказывал человек с умными глазами, назвавшийся Кроу. Из нас четверых формировали отряд, который должен расчистить старый заброшенный форт и сторожевые башни на границе с соседним государством. Отряд солдат, отправленный туда ранее, так и не вернулся назад. Вернее вернулся всего один человек. Только он сошёл с ума, постоянно что-то бессвязно бормотал и кричал. Чтоб не рисковать своими солдатами, решили эту задачу переложить на плечи наёмников, то есть нас. Взамен обещали обеспечить продовольствием, снаряжением и, по завершению, отсыпать по 400 золотых каждому. Не дурно, не дурно.

— И вот ещё что, – сказал Кроу напоследок, — всё, что вы найдёте в Форту, принадлежит короне, учтите это.

Керис хмыкнул, мы с Ринном переглянулись, а Майло кроме кинжала на поясе короля, казалось, ничего больше не интересовало.

Наконец, первый раз за встречу, рот открыл и сам король.

— У вас есть ещё вопросы? Если нет, то Эйл, – он кивнул на вояку, – представит вас фуражиру.

— Вопрос есть, — отозвался Керис, – мы можем поговорить с тем сумасшедшим?

Король нахмурился.

— Не знаю, чем это вам поможет, но как хотите. Эйл отдайте распоряжение.

Не особо дожидаясь наших поклонов, король вышел, унося с собой вожделенный кинжал Майло.

Мы повернулись и устремились за Эйлом, но я хорошо чувствовала на себе умный и острый взгляд Кроу. Тогда у меня появилось первое ощущение, что мы вляпались во что-то нехорошее.

Воспользовавшись минуткой, я продолжила разглядывать наших новых спутников. Ринн, поймавший мой любопытный взгляд и последовавшую за ним очаровательную улыбку, даже растаял немного и перестал смотреть букой. Потом видно вспомнил, что он не кто-то там, а герцог, и я ему не ровня, фыркнул и задрал нос. Это было очень забавно.

Я перевела взгляд на Майло, который расцвёл в ответной улыбке, тут же оказался рядом и начал рассказывать удивительную историю о том, как один из его соплеменников растаял на глазах у толпы и даже их сильнейшие маги не могли почувствовать его присутствие на этой земле. Но храбрый Майло не мог так просто этого оставить. Вооружившись, он отправился на поиски исчезнувшего. Как проходил его героический поход, а тем более, как закончился, мы не успели дослушать. Хотя и хотелось. Рассказывать Майло умел. Ему хватило полминуты, чтобы заинтересовать меня, и даже заносчивые уши Ринна повернулись в нашу сторону.

Эйл поспешил от нас избавиться, и представил нас фуражиру – Берри, невысокому и темноволосому человечку, уже начавшему потихоньку полнеть.

Майло прервал свой дивный рассказ и потрусил к Берри, почувствовал в нём родственную душу торговца и забулдыги.

— Добрый день господа и дамы, меня зовут Берри, с этого момента я ваш фуражир и отвечаю за то, чтобы вы ни в чём не нуждались, — весело подмигнул он мне. – Сейчас сходим на торговую площадь, докупим кое-какое снаряжение.

На торговой площади кипела жизнь. Вокруг раздавался смех и ругань. Кто-то торговался за яблоки, кто-то жаловался на подорожание. Война ещё не нагрянула сюда, люди не выглядели напуганными. Обычная городская суета, счастливое время, когда беда ещё не пришла в твой дом, а то, что происходит у дальнего соседа, тебя совсем не тревожит.

Майло грыз яблоко, которое незаметно перекочевало к нему с прилавка. Ринн в очередной раз закатил глаза. Бродя по рынку, я не теряла бдительности и выискивала нужных мне людей. На одной из лавок я заметила еле уловимый символ. За прилавком стоял продавец, по внешнему виду которого, можно было понять, что он и маму продаст, если мы с ним в цене сойдёмся.

— Уважаемый, а не могли бы вы мне помочь в одном деликатном деле? — вежливо улыбаясь, поинтересовалась я и сделала почти незаметный жест, который обычному человеку показался бы простым движением руки. Но, человек знающий сразу поймёт, кто я.

— Ну, давайте отойдём, поговорим. Асан, присмотри, — бросил он за спину.

За прилавком тут же вырос парень с хитрым прищуром, который принялся разглядывать меня с нескрываемым интересом. Показав ему язык, я двинулась за его начальником в переулок. По дороге мой спутник споткнулся, остановился на секунду и стал тереть ушибленную ногу. Ну-ну. Знаем мы эти хитрости.

Вот и переулок.

— Мне нужны некоторые ингредиенты, которые нельзя купить в обычной аптечной лавке.

— Я могу узнать, кому именно они понадобились? – раздался голос за спиной.

Я медленно с улыбкой повернулась к человеку, заступившему дорогу. Чуть дальше в тени, стоял ещё один. Изящная фигура выдавала в нём эльфа, но лица рассмотреть я не могла. Краем глаза я заметила, что в переулке нарисовались ещё двое обычных громил.

— Меня зовут Эвисс, возможно вы слышали это имя. — я сделала рукой короткий воровской знак «свои». — Не беспокойтесь, в Кимбаре я проездом, нужно просто пополнить запасы.

— Ингредиенты будут, — подал голос эльф из полутьмы, — но в обмен на услугу.

— Наверно поспрашиваю в другом месте, — дружелюбно сказала я. – Высоковаты здесь цены, как погляжу.

— В таком случае, надеюсь, вы надолго не задержитесь в Кимбаре. Сейчас осень, можно простыть.

Вежливые слова и неприкрытая угроза.

— Завтра утром уезжаю, только тёплые вещи куплю – и в путь!

Он хмыкнул, так и не выйдя из тени, и отвернулся.

— Если передумаешь, знаешь, как нас найти.

Эльф махнул рукой и его подручные расступились. Фуф, можно перевести дух. Я стала отступать, на всякий случай, ловя каждое движение их рук. Но всё прошло тихо.

Наша разношёрстная компания уже всем закупилась и ждала только меня. Берри любезно согласился провести нас до здания больницы. Здесь находили последний приют старики, окончательно теряли конечности солдаты после боя и жили те, кто мог навредить себе и окружающим. Те, кто не мог для своего лечения оплатить помощь мага. Мрачное здание вызвало у меня неприятные ощущения. Тут пахло кровью, свечами и страхом. Все немного приуныли, даже Майло, который не затыкался ни на минуту и развлекал нас забавными историями. Мы спустились вниз, где, словно звери в клетках, доживали свой век те, кого покинул свет разума. Керис тихо пробормотал молитву Ильматеру. Даже взгляд Ринна изменился, из него ушла высокомерность, и появилось сочувствие. Мы с Майло просто молчали, думая о чём-то своём. Нужный нам солдат оказался в самой крайней камере. Он был прикован к стене.

— Не перебор ли это? — зло бросил Кер солдату, сопровождавшему нас

— Это ради вашей же безопасности. Он нападает на всех, словно люди – самая страшная угроза.

— Иногда так и есть, — тихо пробормотала я.

Мы вошли в клетку. Мне надо было отвлечь это несчастное существо, которое вдруг стало никому не нужной помехой.

— Привет, как ты?

Я старалась, чтобы мой голос звучал как можно мягче, вызывал доверие, успокаивал. Я умела это делать и часто это использовала. Мне действительно было жаль бедолагу. Он дёрнулся в мою сторону и сердито зашипел. В его глазах блестел страх.

— Не бойся меня, тебе ничего не угрожает, я ничего не сделаю, просто хочу помочь, понять, что случилось.

Я тянула время, сосредотачивая его внимание на себе, давая Керу возможность осмотреть его.

— Бесполезно, — тихо произнёс Керис, — он ничего тебе не скажет. Он измождён, но на теле нет следов, которые говорили бы о пытках. С ума он сошёл не от этого. Кажется, произошло что-то, что его разум не смог принять. Может быть, сильный магический эффект, хотя я не вижу ауры магии.

— Прости, — обратилась я к узнику, — нам нечем тебе помочь.

Я повернулась к нему спиной, собираясь выйти вслед за Керисом.

— Туман…не входи, не слушай…не верь! – вдруг резко произнёс голос сзади.

Я обернулась на слабый голос. Воин смотрел прямо на меня, но вместо его, ничего не выражающих глаз, меня пронзил холодный жёлтый взгляд. Закружилась голова и я, пошатнувшись, схватилась за решётку.

— Что? – рядом возник Керис.

— Не знаю. Его глаза. Они были другими.

Но вновь посмотрев на узника, я не увидела ничего нового. Потухший взгляд, безвольная поза.

Свежий воздух подействовал на меня ободряюще, приводя мысли в порядок. Я была уверенна в том, что видела, и это дело стало нравиться мне ещё меньше. Мы вляпывались во что-то, намного серьезнее обычной зачистки форта. Что за туман? Какие-то ядовитые газы? Испарения? Чего-чего, а ядов я не боялась, это была моя специализация.

— Кроу рассказал нам об этом форте намного меньше, чем знает, – сказал вдруг Керис.

— Пожалуй, схожу-ка я в таверну с нашим добрым другом Берри, — отозвался Майло. – Расскажу ему пару интересных историй, может, и он что расскажет.

— Я тоже пойду, — тут же буркнул Ринн.

Они отделились от нас, а мы с Керисом поплелись к казармам.

— Меня Ринн беспокоит. Странный он, на герцога не похож, скорее воришка. Что думаешь?

— Присмотрю за ним, там видно будет. А Майло?

— С этим всё просто. Отличный жулик. Играть с ним не садись и за карманами следи. Ну и из-за угла, думаю, пырнуть может без проблем.

Вот так переговариваясь, мы добрались до казарм.

Спала я плохо, ночью мне снились те, кого уже не было в живых. Они звали меня, что-то говорили, что-то пытались донести. А за ними стоял кто-то с холодными жёлтыми глазами.

Рассказ о дядюшке Куке

Проснулась я уставшей и измотанной. Настроение было хуже некуда. Радовало только одно, что Керу ничего не надо объяснять, Ринн выглядел ещё хуже, чем я. И только Майло был как малоизвестный заморский овощ – огурец. То есть свеж.

Берри командовал солдатами, которые должны нас сопровождать. Было видно, что опыт у него в этом есть. В голосе звучал металл, команды отдавались чётко, а люди слушались безоговорочно. Отлично, смогу подремать на телеге.

Провожать нас никто не вышел. Разве что при выезде из ворот я заметила знакомую личность с рынка. Похоже, решили проконтролировать, покинула ли я город. Я помахала ему рукой.

Телега медленно ползла вдоль бескрайних полей. Было жарко и тихо. В передней телеге ехали Ринн и Майло. Его постоянные шутки прерывались громкими вспышками хохота.

Мы всё так же ехали, поля колосились, и, казалось, этой дороге не будет конца. Керис что-то тихо бубнил про себя и раскидывал гадальные кости. Надо будет потом его спросить, что хотел узнать. Точить оружие на виду у всех не хотелось, это для меня личный процесс. Было до одури скучно. Я уже решила подремать, как услышала с соседней телеги: «Пойду, проверю всё ли в порядке». На нашу телегу проворно забрался Майло.

— Представляешь, я им о своих великих приключениях, а они ржут, думают я сочиняю…

— Негодяи, однозначно, — поддержала я полурослика.

Тот недоверчиво на меня покосился, но на моём лице не было ни тени ехидной улыбки.

— Расскажи лучше, что вчера узнал, есть, что интересное о форте?

— Странный он этот форт. Возник, как из воздуха.

— Типа построили недавно?

— Да нет, построен он давно. Стоял, стоял, никому не нужен был. А тут понадобился и прям срочно. Ребят послали туда опытных. Не простых солдат, а с разными умениями. Что осталось, мы видели.

Его голос упал до шепота. Со стороны казалось, что мы с ним просто валяемся на тюках и грызём травинки от безделья. Кер не подавал признаков, но я была уверенна, что он отлично слышит.

— И про Энни нам ничего не сказали, – задумчиво произнёс полурослик.

— Что за Энни?

— Эльфийка из отряда. Говорят, сумасшедший этот бормотал про то, что она смогла, устояла.

— Перед чем?

— Никто не знает. Странное место нас ожидает. Но это даже хорошо. Мне нужны новые подвиги, а то эти, мне не верят.

— Негодяи, — вновь подтвердила я.

Очень интересно. Специализированный отряд зачистки пропал. Один солдат сошёл с ума, а о единственной выжившей эльфийке нам ничего не сказали. Что же такого важного в этом форту?

— А что говорят кости, — спросила я тихо у Кериса.

— Непонятно, — ответил он. – Шанс, правда, смерть, забвение, надежда.

Дальше мы ехали в молчании. Майло сопел, я дремала, Кер обдумывал всю информацию. Эта привычка у него ещё с того времени, как был разведчиком. Он многое подмечает, способен это проанализировать и сделать правильные выводы. Сначала думай, потом делай, а не вечное моё «эгегей» — и пырнуть кинжалом.

Постепенно наступил вечер и Берри скомандовал привал. Кто-то ставил палатки, кто-то разводил костёр, кто-то поил лошадей. Солдаты действовали слажено, нашей помощи даже не требовалось. Я сидела под деревом, наблюдая за суетой, Керис привычно изучал лагерь, Майло носился везде. Ринна видать так и не попустило, потому что он собрался было оставить нашу компанию и побродить в лесу в одиночестве.

— Я бы тебе не советовал, друг мой, — самым очаровательным голосом бросил ему в спину Майло. — Знаю я одну легенду о здешних местах…

— А что за легенда? – сейчас я готова была слушать любые сказки об этих краях.

— О, вам обязательно понравится. Но её надо рассказывать ночью, у горящего костра. Так атмосфернее получится! — Майло зловеще ухмыльнулся.

Ринн почему-то передумал идти в лес. «Трусло» — подумала я.

Ужин был съеден, часовые расставлены, на лес опустилась ночь. Все, кроме часовых, собрались у костра послушать страшную сказку. Майло достал трубку, я заметила, что полуэльф тоже курит.

Так вот, — начал Майло, сделав страшное выражение лица, — говорят, тут водится жуткое существо. Зовут его – дядюшка Кук. Оно закутано в плотный плащ с капюшоном и никто не видел его лица. Появляется это существо только когда путник один. Оно указывает на тебя пальцем и говорит, что ты ему должен отдать. Это может быть вещь, например, рубашка. А может быть часть тела – ухо, глаз, рука. Что угодно. Если ты добровольно отдаёшь – оно забирает и уходит. Если нет — убивает со страшной жестокостью, потрошит, и развешивает части тела на кустах. Или начинает ещё живого свежевать – сдирает кожу. Говорят, из этой кожи оно шьёт себе новое лицо. И надевает её, так как своей нет. Как не пытались поймать эту тварь, никому не удавалось. Она очень хитра и осторожна. Селяне часто находили распотрошённые и освежёванные тела в здешних лесах.

— А выжившие были? – подала я голос. Кажется, он был немного тоньше, чем обычно.

— Ну, были, конечно, — закивал полурослик. – Двое или трое, отдавшие то, что потребовало существо. Один себе палец отрубил. Другой рубашки шёлковой лишился. Третий – ухо отрезал. Они и рассказали, как это существо себя называет. Только вот, кажется, все они слегка того стали, с придурью. Смеяться и плакать начинали невпопад.

По спине пробежал холодок. Ну его этого болтуна полурослика с его дурацкими сказками.

— Это потому твои солдаты и ты сам, Берри, только по – двое в лес ходите, отливать? – внезапно спросил Керис.

И когда он успел это заметить?

— По инструкции так положено, — пробормотал Берри.

Керис хмыкнул.

Мы тихо разбрелись по палаткам. Лишь Майло остался с караульными, довольный произведённым эффектом. Засыпая я подумала, что хорошо, что в моём лесу не было таких дядюшек, когда я пробиралась прочь от разрушенной орками деревни, спасаясь от охоты, которую те на меня открыли.

Сон был тревожным. Снова голоса, только теперь я разобрала слова: «Туман, близко, скоро, ты всё поймёшь, если выдержишь». Из холодной темноты на меня смотрели жёлтые глаза.

 

 

Дозорная башня

Утро было солнечным и ярким. У меня было ощущение жуткого похмела, такими темпами эти сны меня доконают ещё до нашего прибытия в форт. Надо будет у Кера спросить о полезных травках, может, есть что пожевать, чтобы спалось крепче и без сновидений.

Лагерь быстро сворачивался и после лёгкого завтрака наши телеги покатили по дороге. Люди ещё не добрались сюда со своими пашнями, и здесь царствовал лес. Отличное место для засады. Что-то я сейчас крайне подозрительна.

И ещё один долгий день неторопливого путешествия. Первую дозорную башню мы увидели ближе к вечеру. Она стояла прямо возле дороги и, по словам Берри, давно не использовалась по назначению. Однако, на втором этаже за закрытыми ставнями, мелькал отблеск огня.

Берри скомандовал остановку. Расстояние до башни было приличным.

— Ваши? — спросил Керис.

— Точно нет. Нас бы предупредили.

— Может, сходите, спросите, кто там огонь развёл? — поинтересовалась я, разминая руки и пальцы.

— Э нет, — бросил Берри. – Это вас наняли башни зачищать, вот и займитесь.

— А как же подвиги, приключения и всё такое, — я посмотрела на солдата из сопровождения, который весь день жужжал мне на ухо, какой он храбрый парень. Тот потупил взгляд.

— Инструкция не велит рисковать солдатами Его Величества без особой необходимости, — сказал Берри.

Всё понятно. Придётся размяться. Я пристроила арбалет за спину и проверила крепление мечей.

— Вы готовы? — Керис посмотрел на Майло и Ринна и перебросил щит со спины в руку. Голос из-под шлема звучал глухо.

— Я же не могу бросить даму одну разбираться с опасностями, — начал Майло. — Вдруг там призраки, а у меня как-раз есть опыт общения. Вот помню я однажды…

— Отлично, — прервал его Керис. – Ринн?

Полуэльф нам ничего не ответил, поправил лук и гордо прошествовал мимо.

Двинулись мы на удивление тихо. Доспехи Кера чуть поскрипывали. Все молчали. Темнело.

Кто бы ни находился в башне, он чувствовал себя там спокойно. Никаких дозорных. В небольшой пристройке навалена копна сена и пофыркивают лошади, рядом стоит телега.

Я повернулась к Керису, слегка мотнула головой в сторону второго этажа и медленно, лишь губами проговорила: «Я наверх». Тот кивнул, что понял. Его умение читать по губам было крайне полезно.

Я присмотрела наиболее тёмный участок, пара вдохов, чтобы успокоить застучавшее, словно набат, сердце. «Помни, — повторила я про себя слова, того, кто научил меня всему, — ты тень. Нет никого родней и ближе темноты, она всегда спрячет, укроет и защитит. Доверяй ей».

Мимо меня прошмыгнул куст на ножках. Я порадовалась беспечности здешних обитателей. Похоже, маскировка, была не самым сильным талантом Майло.

Повезло, что башня была старой, из неотполированных камней. Есть куда ставить ноги и за что цепляться. Прижавшись к стене, я начала подъём. Ещё немножко, и я поравнялась с окном. Ставни закрыты, но щели между створками очень велики, видно дерево давно рассохлось под дождями. А это ещё что? Я с удивлением отметила, что Майло, достаточно тихо и проворно карабкается мимо окна на третий этаж. Ничего себе, не только языком трепать горазд! Только я его мысленно похвалила, как рука полурослика соскользнула, и он стремительно полетел вниз.

Помочь ему я ничем не могла. Рухнуть с такой высоты было не смертельно, но пару костей точно себе поломает, ещё и шума наделает. Что ж делать? Пока эти мысли пролетали в моей голове, Майло, в свободном падении, вдруг оттолкнулся ногой от стены, сгруппировался, мягко приземлился на землю и тут же бесшумно перекатился. Вскоре он уже прилип к стене, с другой стороны окна.

Так, теперь аккуратно заглянем внутрь. Я надеялась, что никому не придёт в голову подышать свежим воздухом в этот тёплый вечер. Большой стол по центру. На нём набросаны какие-то ткани, по центру расстелена карта, над которой склонилось трое. Оружие на поясах. Арбалеты прислонены к стене. На полу валяется ещё один человек — связанный одноногий. Кажется без сознания. Похоже это не мирные торговцы или селяне. И точно не солдаты. Значит, скорее всего, или мутные наёмники – мародёры, или просто разбойники. Впрочем, они могут совмещать и то и другое.

Смущало меня только то, что мы не согласовали действия. Раз никакого сигнала снизу нет, значит надо действовать по обстоятельствам. Потому будем ждать. На нашей стороне внезапность и, как минимум, я с Кером. Надеяться на остальную часть команды я не могла. Жаль не знаю, что в комнате на третьем. Ползти туда слишком рискованно.

Через пару минут, хотя мне казалось, что прошла вечность, внизу громыхнул громкий голос Кериса.

— Именем короля, сложите оружие! Вы окружены!

Склонившиеся над столом ребята переглянулись, один выхватил меч и бросился к лестнице вниз. На площадке ноги его вдруг взлетели вверх, и с грохотом и ругательствами он кубарем покатился вниз. Что-то коротко тренькнуло, затем раздался жуткий хруст и ругательства оборвались. Значит никаких длительных переговоров, это определённо разбойники. Можно особо не церемониться.

Одновременно с этим, второй, схватив арбалет, побежал к окну и распахнул ставни. Мой выход. Я подтянулась чуть выше, оказавшись над окном, оперлась одной ногой о ставень, хорошо, что тот выдержал вес, и скользнула внутрь, балансируя на носках. Кажется, столь внезапное появление очень удивило моего оппонента. Его бородатое лицо перекосилось, он попытался вскинуть арбалет, но слишком медленно. Я присела, одновременно выхватывая нож, и по рукоятку вогнала его в шею, прямо под бороду. Быстрое движение из стороны в сторону, человек хрипит, я толкаю его ногой, и он, хрипя, сползает на пол, обеими руками держась за распоротое горло.

Я спрыгнула в комнату и вытащила из-за спины короткий меч. Остался один противник, очень высокий и здоровый. «Не дать ему добежать до арбалета!» — бухало в голове.

— Какого лешего?! – бешено заорал он. – Чего вам здесь надо?!

Взгляд его метался от арбалета у стены к истекающему кровью товарищу. Затем он схватился за меч. На лестнице снизу загрохотали тяжёлые шаги. Перепрыгивая сразу через две ступеньки, со щитом и молотом в руках, поднимался Керис. На молоте кровавый след. Теперь лучше не мешать. Сзади из окна раздалось пыхтение, и в комнату вкатился Майло. Мгновенно оценив ситуацию, он сбросил лук и наложил стрелу.

— Брось оружие, немедленно! – прогудел Керис из-под шлема, обращаясь к разбойнику. – Именем короля!

— Твою мать, с чего это королю… — начал тот, спохватился и замолк.

И тут с лестницы, ведущей на третий этаж, раздался злобный рык и какой-то шипящий свист. Сверху на нас, казалось, понёсся смерч. Тварь, которую в этих землях звали драконорожденным. Помесь человека и ящера. Очень сильная, умелая и невероятно жестокая. Существо было одето в чешуйчатые доспехи и вооружено тяжёлым боевым топором. Стрела Майло, тренькнув, застряла в доспехе. Я закинула меч в ножны и сорвала со спины арбалет. Но драконорожденный уже налетел на Кериса, осыпая его могучими ударами. Гулко загремела сталь, жрец упёрся ногами в пол и закрылся щитом, но каждый мощнейший удар сотрясал его и сдвигал назад. Верзила, получив подкрепление, крутнул меч, и внезапно бросился не на нас, а вниз по лестнице.

— Ринн, Эвисс, задержите его! – задыхаясь, закричал Керис, пошатываясь под ударами.

Я навела арбалет в спину убегающему. Секунда на размышление, кто опаснее: верзила или ящер. Драконорожденный мощными ударами крушил защиту Кериса. С громким щелчком сработал спусковой механизм, и болт по самое оперение вонзился в плечо ящеро-твари, пробив доспех. Тот яростно заревел от боли.

Секундного промедления было достаточно, чтобы молот жреца с хрустом ударил его в грудь. Драконорожденный зашатался. За его спиной возник Майло, и глубоко вонзил стилет в тело существа, прямо между сочленениями доспеха. Ноги ящера стали подгибаться, и Керис врезался в него плечом. Существо с грохотом рухнуло на пол. Топор со звоном отлетел в угол. Жрец отбросил щит и молот и всем весом обрушился на упавшего сверху. Затем с размаху впечатал шлем в голову существа. Рядом возник полурослик, проворно набросил верёвку на запястья поверженного противника и стянул хитрым узлом.

Снизу раздался гулкий удар, сопровождаемый отборными ругательствами. Громко хлопнула дверь. Похоже, Ринн не справился.

Арбалет снова взведён. Я метнулась ко второму окну, распахнула ставни. Так и есть, верзила мчал что есть духу в лес. Так, прицелиться, задержать дыхание, давай! Звонкий щелчок, и болт воткнулся в дерево, рядом с беглецом.

Всё, уже не попасть, слишком далеко.

— В сторону! – вдруг раздался над ухом голос Ринна. Меня невежливо оттолкнули от окна. Губа полуэльфа разбита, тонкой струйкой сочится кровь. Он одним движением скинул лук, поднял его высоко вверх, натянул тетиву до самого уха, на мгновение замер и на выдохе отпустил тетиву. Откуда-то из лесу раздался короткий то ли вскрик, то ли всхлип и тут же смолк.

— Будешь знать, визгун писклявый! — совсем не аристократично выразился эльф и вытер кровь. Затем пробормотал ещё пару слов.

Я внимательно посмотрела на этого мнимого герцога. Интуиция меня не подвела. Сленг теневой гильдии. Но на профессионального убийцу полуэльф не похож. Значит вор, который умеет хорошо стрелять. Очень интересная компания собралась. Потом подумаю, решила я. Бой длился всего ничего, хотя казалось, что прошла целая вечность.

— Ящер отключился? – спросила я Кериса. Жрец поднялся, скинул шлем и утвердительно кивнул.

— Сходить за солдатами?

— Сначала расспросим одноногого, что тут за совет был. Не притворяйся, — обратился он к узнику. – Я вижу, что ты в сознании.

Пока Керис склонился над связанным, наши два товарища, неторопливо, со знанием дела, обследовали комнату.

Одноногий тут же распахнул глаза.

— Я простой купец, проезжал мимо, схватили, хотели убить, спасибо, вы мои спасители!

— Не ври, – устало бросил Керис. – Твои подельники?

— Не понимаю о чём вы, я простой торговец…

Я оценивающе на него посмотрела. Всех нужных инструментов, конечно, нет, придётся действовать быстро и больно.

— Думаю, сейчас он всё расскажет, — я улыбнулась и потянулась к поясной сумке.

Майло вдруг расплылся в хищной ухмылке, которая искривила его рот.

— Всегда интересовало строение некоторых мышц, но никогда не удавалось хорошо их рассмотреть…

Связанный бедолага сдался даже без уговоров. Жаль.

— Я всё расскажу, но вы вмешались в дела тех, кого лучше не трогать!

Около пяти минут мы внимательно слушали всё, о чем трещал одноногий.

Керис хмурился, Майло чесал затылок, Ринн помалкивал.

— Да уж, ввязались мы в историю, — тихо пробормотала я и выругалась.

— Эй, вы там живы? – раздался снизу голос Берри.

— Поднимайся, — крикнул Кер.

— Ух ты ж ёжики! — выдал Берри, увидев одноногого и драконорожденного без сознания. – Ну, вы тут и накровили. Это ещё кто такие?

— Подарок для Эйла. Даже два. Придётся одну телегу отправить обратно в город с пленниками. Кстати, принимай первую башню. Видишь, ещё не доехали, а уже вовсю работаем.

— Ага, работы мне добавляете. А кто теперь тут убирать будет?

Я не могла не влезть в разговор.

— А это уже ваши проблемы, мы башню зачистили, и очень притомились. Сейчас самое время твоим геройским бойцам показать себя.

Берри, задохнулся от возмущения, услышав от меня такую наглость, а потом махнул рукой.

— Кто это выстрелил так метко, по бегущему? – спросил он.

Ринн не был бы собой, если бы и тут не начал хватиться.

— Какой глупый вопрос. Кто же может ещё, кроме меня, так метко стрелять?

Задавака!

Мы потопали вниз. На верхней площадке лестницы было разбросано несколько металлических шариков. Остальные уже скатились вниз. Явно работа полуэльфа, потому первый разбойник и покатился вниз. А вот и он. Когда упал, стрела прибила его к полу, а молот жреца разбил черепушку. Ещё один, рыжебородый лежал внизу на топчане. Видимо рука полуэльфа заботливо перерезала ему горло, пока спал.

Мы вышли на улицу. Уже сильно стемнело, подул холодный ветерок.

— Так как будем выбираться из этой дерьмовой истории, — подал голос полуэльф.

— Отправляемся в форт, а там, на месте, уже определимся, — отозвался Керис.

Мы с Майло промолчали.

К вечеру следующего дня мы прибыли в форт.

Заброшенный форт

Массивные старые глыбы камней, поросшие травой и кустарником. Форт встретил нас угрюмой тишиной и отвратительным смрадом сгнившего мяса. Высокая каменная стена, кое-где разрушенная, змеёй опоясывала громаду замка, не давая с дороги рассмотреть, что там внутри. Он громоздился на скале, и был со всех сторон окружён лесом. Основной тракт, петляя, проходил возле сломанных ворот и терялся в темноте за большими, тёмными деревьями. Вместе с порывами ветра накатывала тошнотворная вонь и какой-то пронизывающий холод.

— Ну, вот мы и на месте, — жизнерадостно провозгласил Берри и начал скидывать наши вещи с телеги. – Лагерь предыдущего отряда находится глубже в лесу.

Он махнул рукой куда-то в сторону.

— Через четыре дня я привезу провиант, воду и расходники. Желаю вам удачи! Надеюсь, вы разберётесь, что тут твориться.

Он помахал нам рукой, развернул телегу и она, дребезжа и подпрыгивая на ухабах, покатила обратно и скрылась в темноте.

Мы подобрали вещи.

— Ну и вонища здесь, — пожаловался Ринн. – Будто на скотобойне.

— Побрызгайся духами, – буркнул Керис. По темноте бродить не стоит, ставим палатку прямо тут. Утром займёмся исследованием.

Он отошёл в сторону и принялся что-то бормотать и творить какие-то знаки руками. Затем сплюнул и выругался.

— Да тут просто отовсюду прёт некротической энергией. Похоже этот форт – гигантский могильник. А источник этого дерьма – где-то внизу, под землёй. Сюда должны были прислать жрецов Килемвора.

Хм, а вместо них отправили трёх воров. Значит, те, кто нам поручили это задание, знали что делали.

— Думаю, они рассчитывают, что мы пролезем туда, куда жрецам дорога заказана, — задумчиво сказала я. – А хороший вор не только проникает в запертые места, но и выносит оттуда ценные вещи. Так что их план прост: мы идём туда, находим какой-то артефакт, выносим наружу и тут нас убьют. Двойная польза – мы никому не расскажем о том, что нашли, и деньги за работу платить не надо.

— Мы можем по-тихому смыться прямо сейчас, — подал голос Майло. – На пару месяцев залечь на дно. Авось пронесёт.

Я покачала головой.

— Не знаю как вы, а мне очень любопытно пошарить тут и понять что к чему. К тому же, мы понимаем, что нам грозит, а они пока не догадываются, что мы знаем часть их планов.

— Я – за, — обрадовался полурослик. Как обычно, если разговор о том, чтобы бухнуть или поживиться чужим добром, Майло всегда «за».

— А я просто чую, что тут пахнет серьёзными деньгами, — прогнусавил Ринн.

Как раз в этот момент ветер окатил нас волной вони.

— Тут пахнет дерьмом и мертвечиной, но раз решили – будем привыкать, — подытожил Керис. – Я первый дежурю.

Всю ночь мне снился мой старый дом в сожжённой деревне, я бежала к нему и тянула руку к двери, но никак не могла дотянуться. Затем дверь распахнулась, внутри царила кромешная тьма и в ней светились жёлтые пульсирующие глаза.

— Наконец ты пришла! – произнёс нечеловеческий голос. Из тьмы хлынула давящая ледяная жуть. Я проснулась в холодном поту и несколько долгих минут не могла успокоиться.

Утром мы исследовали окрестности леса, нашли старый лагерь отряда. Палатки были разорваны, все припасы и снаряжение отсутствовали. Земля вокруг была изрыта, обгоревшие остатки костра разбросаны по сторонам.

— Тут не было драки, — покачал головой Керис. – Это следы животных. Скорее всего, в лагерь никто не вернулся и, когда костёр погас, сюда наведались животные за едой. Значит, весь отряд остался там, в форту.

— Не весь, — раздался из-за деревьев голос Ринна. Я зашёл поглубже в лес и наткнулся на эльфийский схрон: запас стрел и пайков. Вокруг свежие следы женских сапог.

— Ты бы не бродил сам по лесу, — буркнул Майло. – А то можешь и ушей лишиться, а то и кожи.

Полуэльф пожал плечами.

— Встречу твоего Кука – нашпигую стрелами, как ежа.

До полудня мы переносили палатки на новое место, собирали дрова и расчищали мусор. Получилось очень даже сносно. После обеда двинулись в форт.

Старая, кое-где осыпавшаяся стена, была покрыты диким плющом. Природа потихоньку возвращала себе то, что отнял у неё человек.

— Я наверх, — подал голос Ринн.

Я последовала за ним. Керис и Майло пошли к обваленному участку. Подниматься по плющу было легко, но я старалась шуметь, как можно меньше. Выбравшись на стену, мы распластались на ней.

Огромный двор, над ним нависает тёмная громада замка. Возле замка примостилось какое-то святилище, дверь намертво забита свежими досками и красной краской нарисован какой-то символ. Сбоку трёхэтажное большое квадратное здание, вроде гостиницы. И множество одноэтажных сооружений, разбросанных по территории двора. Это всё я отметила, походя, автоматически. В первую очередь в глаза бросались тёмные, медленные фигуры, тяжело передвигающиеся в тени замка и зданий. Осеннее солнце едва светило, но ни одна из фигур не выходила на открытое пространство. Некоторые просто стояли, слегка пошатываясь, некоторые привалились к стене. Ещё часть просто лежала без движения. Может хоть эти были приличными покойниками и не бродили после смерти. От невыносимого смрада начали слезиться глаза.

— Мертвяки, — прошептал Ринн. – Твою мать, сколько же их здесь?

— Кажется, полурослик решил их пересчитать, — тихо ответила я, кивком головы указывая на возникшего возле стены одного из зданий Майло.

Он сноровисто и тихо пробирался вглубь двора, стараясь держаться в тени. Прямо на его пути лежало мертвое тело. Он замер, и где-то полминуты не шевелился, затем продолжил свой путь, аккуратно переступая через руки мертвеца. В этот момент всё и произошло.

Застывшие руки, похожие на ветки деревьев, вдруг резко дёрнулись и вцепились в ногу полурослика. Над землёй приподнялась голова с оскаленными зубами и тут же глубоко вгрызлась в живую плоть. Майло высоко заверещал, с силой рванул ногу и отчаянно захромал обратно, оставляя за собой кровавый след.

По двору словно прошла волна. Вся эта мешанина тел начала подниматься на ноги, отодвигаться от стен и двигаться на крик. Вот же срань! Наперерез Майло ковылял десяток неживых тел. Ему не успеть обратно к пролому. Похоже, он и сам это понял, остановился на месте и отчаянно закрутил головой.

Ринн рывком выпрямился во весь рост. Одной рукой перебросил лук со спины, затем, продолжая движение, рука выхватила стрелу, наложила на тетиву и тут же отправила в цель. Я, наконец, увидела, что значит виртуозно стрелять из лука. Едва одна стрела срывалась с тетивы, он тут же выхватывал из колчана следующую и посылал её вдогонку. Я сбросила арбалет, привстала на колено, выбрала цель и тоже выстрелила.

Град стрел осыпал движущиеся трупы. Стрелы, словно иглы, застревали в глазницах и шеях, насквозь пробивали сгнившие тела. Только вот они этого даже не замечали, неумолимо и беззвучно приближаясь к хромавшему полурослику. Один из арбалетных болтов перебил ногу мертвецу, он рухнул на землю и рывками продолжил ползти, цепляясь пальцами за траву.

Пролом уже совсем рядом, но Майло чуть-чуть не успевал их опередить. Тут прямо навстречу мертвецам шагнул Керис. Никакого оружия в руках, только щит. Жрец что-то громко выкрикнул гортанным голосом, и вдруг символ Ильматера, на его шее ярко сверкнул.

Мертвяки словно налетели на невидимую преграду, остановились, замерли. Скрюченные пальцы едва не касаются лица Кериса. А затем, как отступившая от берега волна, бросились от него прочь.

Жрец сделал пас рукой, выкрикнул «Сакрум фламма!» и ползущего мертвеца охватило слепящее пламя. Он жутко захрипел, дернулся и замер. Кажется теперь навсегда.

Майло рывком проскочил в пролом, следом исчез Керис. Я вытерла со лба холодный пот. Невероятно, но в этот раз нам повезло. Не помню, как я слетела со стены, но это было очень быстро.

Полурослик валялся на спине, держась за ногу, стонал и сквернословил. Из ноги был вырван приличный кусок плоти. Траву заливала кровь.

Жрец закинул щит на спину, провёл в воздухе рукой, особым образом сложил пальцы.

— Вулнус курацио!

Рука озарилась мягким светом, он коснулся ей страшной раны, и прямо на наших глазах она стала зарастать мясом и кожей.

Майло перестал стонать.

— Долбанные зомби, чтоб они сами себя там перетрахали! — выругался Майло. – Ух ты, почти не болит! Ну и гадское место!

Керис пожал плечами.

— Оно даже ещё гаже, чем ты думаешь. В том большом трёхэтажном здании кто-то постоянно плачет, а затем начинает подхихикивать.

Мы переглянулись.

— Надо напиться прямо сейчас! – заявил Майло. — Спасибо вам, друзья! Спасли мою задницу!

Ринн пристально глянул на нас с Кером и произнёс:

— А вы двое не такие уж и бесполезные засранцы, как я думал в начале, — протянул он задумчиво.

Мне захотелось отвесить ему подзатыльник.

— Место самого бесполезного засранца в группе уже занято тобой! – огрызнулась я.

Майло и Керис засмеялись, и даже по губам полуэльфа скользнула улыбка.

До вечера они втроём выпили все запасы вина Майло. Кажется, мы начали становиться одним отрядом. Я вызвалась дежурить. Из них сейчас никакие дозорные, и заметят опасность, только когда она уже укусит за жопу.

Ночь приняла нас в свои объятья. Мертвенно бледный свет луны заливал наш лагерь и лес вокруг. Третий час ночи. Я внезапно очнулась от воспоминаний, ощутив на себе чей-то холодный цепкий взгляд.

Из проломов в стене форта к нам бесшумно надвигалась стена тумана.

— Тревога!! – закричала я, и в этот момент меня захлестнула белая пелена. Весь мир исчез.

Рыскающий в тумане

Я шёл за ними, с тех пор как они вошли в мой лес. О да, это мой лес, мой дом и здесь нет никого равного мне! Мне уже давно скучно. Глупые людишки не хотят играть со мной. Я люблю играть с тем, кто мне нравится. Я жду, когда он будет один, чтобы никто не мог помешать нашей игре. Я выхожу и предлагаю устроить обмен. Я предлагаю честные условия, но они их всегда пугают. Люди так сладко пахнут страхом. Я забираю у них красивые, славные вещи: их глаза, их одежду, их жизнь. Невежественные создания, мне нужна их кожа, чтобы моя любимая Лили не увидела моего уродства! Она так любит всё красивое.

Я бы с удовольствием примерил кожу девушки, она должна быть мягкой и нежной. Но я чувствую на ней чей-то тяжёлый взгляд. Кто-то очень старый неустанно следит за ней. Мои чудные игрушки только для меня! Лицо одного уродует шрам, а на маленьком существе очень мало кожи, жаль, но они не подходят. Придётся поиграть с милым эльфиком. Что он сделает, чтобы сохранить свою жизнь? От предвкушения я осторожно потираю руки. Как бы не испортить свою последнюю работу, кожа так легко рвётся.

Я смотрел на них из-за деревьев и любовался. Затем почувствовал, как тот иной, древний, выполз из своего логова. Он тихо скользил, припадая к земле. Ещё немного и он заберётся в лагерь. Наверно игрушка тоже почувствовала его присутствие, так как громко закричала «Тревога!».

Я захихикал и смотрел как они, ослепнув, метались по поляне. Пытались ускользнуть из цепких пальцев существа. Я уже видел подобную картину полную луну назад. Тогда людей было больше. Они забавно кричали, вцеплялись себе в глаза и бежали. Так скучно играть с пустыми оболочками из страха.

Чужая игрушка замерла, затем уверенно побежала в форт. Я слышал шёпот древнего, он звал её к себе. Уродливый побежал за ней, по его телу пробегали мерзкие светящиеся искры. Маленькое существо полезло на дерево и замерло там, качаясь на ветке. А мой будущий трофей, зажав уши руками, что-то бормотал себе под нос.

Это было очень смешно. Я подошёл к нему и осторожно коснулся своим длинным острым когтем. Теперь он носит мою метку, и нигде от меня не спрячется.

Давясь от беззвучного смеха, я отступил за дерево. Надо подготовить алтарь. Ты будешь довольна подарками, моя дорогая Лили!

читателей   322   сегодня 2
322 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...