Жадность до Знания

 

Над городом опустилась ночь, и мрак окутал залитые дождём улицы. Всё небо было захвачено густыми чёрными тучами, и столица Российской империи тонула в их бесчисленных слезах.

— Как прекрасен Петербург! На дворе июль, но жара и зной нас совершенно не беспокоят! – Ноктис сидел на закрытом балконе особняка графа Баренцева и любовался чарующим орнаментом водяных потоков, скользящих по окну.

— Как странно, а я всегда думал, что демоны обожают жару. – Послышался шутливый голос молодого графа. Вельможа работал внутри небольшого тускло освещённого помещения. Он неустанно блуждал по комнате, постоянно ища в кучах всевозможного хлама нужные ингредиенты.

— Вовсе нет, хозяин. – Меланхолично отозвался Ноктис. – На мой скромный взгляд, ни в одном мире нет ничего более прекрасного, чем дождь. Его прохлада, запах свежести – превосходно. – Демон усмехнулся. – Забавно, ведь чтобы принести удовольствие другим, небесная влага должна сорваться со своего возвышения и пасть к ногам смертных. Так нелепо…

— Неужели? – Граф на мгновение остановился и посмотрел в сторону дьявольского слуги. – Ты смеёшься над глупостью самопожертвования, однако сам вынужден прислуживать смертному.

— Это так. – Ноктис соскочил с балюстрады балкона и вошёл в алхимический зал, где работал его господин. – Согласно нашему договору – я ваш верный слуга, однако – он блеснул хищными глазами и оскалился – это не идёт ни в какое сравнение с той ценой, которую должны будете заплатить вы, повелитель.

Баренцев нахмурился и вернулся к работе, при этом лицо демона растянулось в зловещей ухмылке. Юный граф достал из кармана выпачканного камзола небольшой мелок и подошёл к громоздкому столу, около которого лежало серое бугристое изваяние. Он прислонил мелок к поверхности стола и начал предельно осторожно водить им по серой глади. Сначала он нарисовал круг, затем ещё один – внутри первого, после чего принялся украшать внутренности получившегося кольца алхимическими символами. Последней деталью рисунка стала пятиконечная звезда, которую Баренцев расположил в самом центре.

Демон жадно наблюдал за действиями господина, и подошёл ближе, когда круг преобразования был закончен. Граф осмотрел результат своих трудов и удовлетворённо кивнул.

Ноктис приподнял одну бровь и задумчиво произнёс:- Никогда не понимал стремления людей играть с силами, что лежат гораздо выше пределов вашего понимания, господин.

— Тише, демон. Алхимия – это не какая – то всевышняя сила, нет, это наука! – Баренцев сел на край стола и вытер вспотевший лоб. — Да, нам не всё известно о сути преобразования, но это лишь изъян времени, в котором мы живём. Да и знаний, которыми мы уже владеем, достаточно для великих преобразований. Ты только подумай, каких – то два века назад алхимики только – только постигали суть кристаллизации, а сейчас, в конце восемнадцатого века, даже такой любитель как я способен превратить эту каменистую груду в пусть и несуразного, но грозного слугу! – Граф с отеческой любовью посмотрел на серое тело у основания стола и вновь улыбнулся.

— Но, мой господин, какой же вы любитель? Я не первый век общаюсь с людьми, но вы на моей памяти первый, кому удалось побороть врождённый дефект смертных — старость. – Демон посмотрел на лежащее в углу лаборатории тело инквизитора, после чего хищно добавил: — И остаться при этом в живых.

— Льстивый фамильяр!

— Вы же знаете, граф, демоны никогда не лгут, да и льстить вам для меня нет никакого смысла.

— Ладно, достаточно пустой болтовни. – Граф соскочил со стола и указал на бугристое тело голема. — Не поможешь?

— Как прикажете, повелитель. – Ноктис был гораздо сильнее человека, но даже ему пришлось приложить немало усилий, дабы водрузить безголовую серую тушу на стол. По указке графа, он повернул её так, чтобы широкая каменная грудь находилась прямо над алхимическим кругом.

— Эх, не мало усилий ушло на воссоздания тела Егорки. Надеюсь, всё это было не зря. – Баренцев вздохнул и уселся возле серого великана. – Ты так и не рассказал мне, что же такого с вами приключилось, что от моего верного ученика осталась лишь ворчливая голова?

Фамильяр усмехнулся и направился в сторону балкона. – Быть может, когда он получит новое тело и перестанет ворчать, то сам вам об этом расскажет?

— Наглый демон… – Усмехнулся граф. – Помни — всё когда – нибудь меняется, и если будешь мне дерзить, то изменится и моё отношение к тебе, верный слуга! Смотри, не то отправлю тебя рисковать жизнью в одиночку

— Вы же знаете, — послышался спокойный голос с балкона – стоит вам только приказать, и я без лишних споров отправлюсь даже в сердце самой преисподней!

Граф ничего не ответил – работа поглотила его полностью, и из лаборатории теперь доносились лишь шипящие и свистящие звуки алхимических реакций. Ноктис вновь уставился на водяные оконные узоры и облизал заостренные клыки. – Стоит вам только приказать… — Он с упоением наблюдал, как прозрачные струйки стекают вниз, рисуя перед его взором новые и новые картины. – Всё меняется…

 

…Так, всего за неделю жизнь самого графа и его слуг изменилось кардинально. Всего семь дней назад граф медленно умирал в своём поместье, Ноктис был далеко от Санкт – Петербурга и не имел возможности наслаждаться слёзами небес, да и Егорка, обсидиановый слуга Баренцева, был цел и шагал тогда рядом с демоном – фамильяром по неприветливой бугрящейся пустыне. Шли они вместе – два причудливых силуэта – один, высокий и элегантный, одетый в изящный алый камзол, второй, огромный бугристый и чёрный, весь покрытый светящимися трещинами и исторгающий раскатистые волны жара. Единственной одеждой Егора был маленький кожаный ремешок да маленькая сумка — место хранения пары специальных алхимических мелков.

Вокруг на всём обозримом пространстве стелилась розовая пустошь. Земля выделялась не только причудливым цветом, но и тем, что была похожа на расплавленную резину. К слову, пахла она не лучше. Периодически на её поверхности появлялись округлые пузыри, которые продолжали увеличиваться в объёме вплоть до громкого хлопка, который сопровождал их разрыв. Солнца на небе видно не было, казалось, что светится абсолютно всё небо разом.

Егорке, по всей видимости, нравилась эта душная дыра, но вот фамильяр чувствовал себя ужасно.

— Тише – тише, малыш Нокти. – Басисто простонал Егор. – Мы же не в реальном мире, помнишь?

— Помню, мой скалистый соратник, помню. – Мрачно отозвался фамильяр. – Но от того мне не легче…

Впереди шло, а точнее ползло ещё одно существо. Маленькая, сгорбленная тварь с двумя длинными крысиными хвостами пробиралась по пустоши на четвереньках. Её маленькие вороватые глазки блуждали по округе в поисках того, что можно было бы с лёгкостью присвоить. На небольшом худом тельце слоился мятый и грязный костюм с неприлично большим числом карманов. К слову, многие из них давно пустовали, из – за чего существо сильно нервничало и начинало даже выходить из себя.

— Дорогой Алч, ты точно знаешь, куда нужно идти? – Вежливо улыбнувшись, спросил фамильяр.

— Не беспокойся, демон, доставлю вас куда нужно. – Пропищало существо.

— И не будешь ли так любезен ответить, сколько ещё нам блуждать по этой вязкой пустыне?

— Что ты с ним цацкаешься!? – Проревел Егор. – Слышишь, тварь, где та скала откровений, о которой ты нам рассказывал!?

Существо замерло и медленно повернуло курносую мордочку в сторону великана. Егорка погрозил ему кулаком, на что тварь лишь хищно зашипела.

— Господа, давайте сохранять спокойствие. – Фамильяр осторожно подошёл к существу и опустился на одно колено. – Алч, помнишь наш договор? Ты проводишь нас до места хранения Знания, а взамен получаешь это. – Ноктис достал из кармана позолоченный снаряд шрапнели, от чего хитрые глаза существа округлились от восхищения.

— Хочу! – Заорал Алч и потянулся к диковинной блестяшке. Однако демон резко одёрнул руку и поднялся, оставив существо умоляюще тянуться вслед за желанным снарядом.

— И ты его получишь, но только после того как отведёшь нас к ЗНАНИЮ. – Демон дружелюбно улыбнулся.

Алч недолго подумал. – Я сильно – сильно рискую, доверяя демону. Да, рискую!

— Мы заключили договор. – Серьёзно ответил Ноктис. – Я обещал, что если ты выполнишь свою часть сделки, то получишь свою награду. А демоны никогда не лгут.

— Я знаю. – Ехидно прошипел Алч. Он резко повернулся и уверенно зашагал по пустыне.

— Эх, Егор, твоя грубость когда – нибудь сослужит тебе дурную службу.

Обсидиановый великан фыркнул в ответ, поправил кожаный ремешок и отправился вслед за проводником.

— И проблема в том, что это может и мне выйти боком… — Вздохнул фамильяр.

 

Свет ни на секунду не покидал небесный купол, поэтому было совершенно не понятно – бродят ли они по пустыне несколько часов, а может и несколько дней. Ситуацию усугубляло и то, что неизменным оставался неприветливый пейзаж. Демон достал небольшой медальон и посмотрел на его внутреннюю сторону, где был изображён седой мужчина. Болезненная бледность пожирала лик старца, Ноктис нахмурился.

— Хочу! – Крикнул Алч, жадно уставившись на красивую побрякушку.

— Нет. – Сурово ответил демон, пряча медальон обратно. – У нас мало времени. – Сказал он Егору, и великан понимающе кивнул.

— Давай ползи, козявка! — Рявкнул исполин крысохвостому существу и замахнулся для нанесения тому ободряющего пинка. Фамильяр жестом руки остановил гнев титана. Демон погрозил великану пальцем, после чего с улыбкой повернулся к маленькому проводнику.

— Прошу простить моего соратника, он так устал, что уже не владеет собой.

Маленькая тварь, обидчиво хмыкнула, но после того, как фамильяр вновь показал ей шрапнель, добавила:

— Мы уже близко. – Алч развернулся, два раза прыгнул вперёд и вмиг исчез. Существо растворилось в пространстве и, похоже, возвращаться не планировало.

— Как странно. – Пробормотал Ноктис и в удивлении приподнял одну бровь. Егор же не смог сохранить такую же невозмутимость.

— Куда?.. Как?.. Крысёныш! – Прокричал он и ринулся по кипящим следам существа.

Он сделал пару огромных шагов и также пропал среди знойных воздушных масс.

— Серьёзно? – Вот теперь Ноктис изумился.

Он осторожно подошёл к концу оставленной дорожки из следов и замер в нерешительности. Протянув руку вперёд, он воочию узрел, как его ладонь растворяется в воздухе.

— Серьёзно… — Ноктис хотел было отдёрнуть руку, но что – то схватило его с другой стороны и с силой дёрнуло к себе. Фамильяр поддался чудовищной силе и провалился сквозь незримую преграду.

— Мог бы повежливей, верзила. – Прошипел демон, уткнувшись носом в мокрую густую траву. – Ты не мог бы?

— Прости. – Буркнул Егор и, дёрнув фамильяра за сдавленное запястье, поставил того на ноги.

— Замечательно… – Ноктис осмотрел сломанную руку и тяжело вздохнул.

— Да не боись, малыш Нокти, сейчас подлечим.

Фамильяр с трудом сдержал волну возмущение. Он отвёл взгляд и поймал им Алча. Проводник бегал вокруг и радостно набивал карманы травой и грязными камнями. Однако, заметив какое – то необычное движение в стороне своих попутчиков, быстро сменил вектор внимания и подбежал ближе.

Егор усадил фамиляра рядом с собой, смял траву и начал чертить на ней кривой круг преобразования. Демон с молчаливым негодованием смирился с предложением великана и стал терпеливо ждать начала лечащей процедуры. Художник из Егорки был никудышный, из – за чего обсидиановый титан несколько раз вырывал результаты своих усилий и принимался рисовать круг заново. Когда он с нескрываемой яростью вырвал траву с десят…надцатым кругом, фамильяр, горестно усмехнувшись, повернулся назад – туда, где, как он помнил, пару мгновений назад стелилась бескрайняя бурлящая пустошь. Однако позади себя Ноктис обнаружил лишь отвесный обрыв, тянущийся далеко вниз – в чёрную пропасть.

Фамильяр осторожно протянул целую конечность вперёд и с нескрываемым интересом наблюдал, как она растворяется в пространстве. Только в тот миг демон ощутил разницу этого перехода: его рука находилась в жаркой душной пустыне, в то время как остальное тело испытывало на себе благотворное влияние влажного прохладного воздуха. Ноктис осторожно вернул свою конечность к остальному себе и медленно огляделся. Он, Егор и Алч сидели на краю громадного кольца мускулистых скал, заросших густой зелёной травой. Замкнутый горный хребет обрамлял такую же зелёную долину – лоно огромного кратера, в центре которого виднелись некие белые точки. С внешней стороны «пояса» долины зияла чёрная бездна, внутри которой поблёскивали бесчисленные золотые и белые огоньки. С изумлением демон узнал в этой чёрном океане звёздное небо, он быстро задрал голову и улыбнулся от восхищения. Перед ним на многие мириады километров вдаль плелась ткань мироздания. Разноцветные изгибающиеся миры соприкасались в недосягаемой вышине, они сталкивались между собой и на их продолговатых гранях выступали бугры и фигурные возвышения. Плоскости различных земель соприкасались под всевозможными углами, проникали друг в друга и искажались. Это зрелище заворожило Ноктиса на долгое время, пока, наконец, радостный возглас Егора не вывел фамильяра из оцепенения.

— Получилось! – Крикнул гигант, и его бас растворился в окружающей вечности.

— Оо, алхимический круг! – Воскликнуло жадное существо. – Такой красивый!

— Ещё бы! – Гордо усмехнулся гигант.

— Хочу! – Существо протянуло руки к сияющему рисунку, но грозный вид Егора быстро поумерил его пыл.

— Так, подлатаем руку. – Великан схватил сломанную конечность демона и бесцеремонно дёрнул её по направлению к кругу. Ноктис вскрикнул от дикой боли и впился взглядом в обсидиановое изваяние.

— Ты, безмозглое каменное животные, если ты ещё раз.. Ааагхх!

— Тихо! – Скомандовал Егор. – Я должен сосредоточиться.

Демон с трудом заставил себя замолчать. Его неестественно изогнутая рука начала нервно подёргиваться на яркой пентаграмме, когда массивные каменные ладони накрыли её сверху. Егор начал концентрировать энергию над алхимическим кругом, и его широкое бугристое лицо исказила гримаса напряжённости.

— А почему сосредоточиться? – Взвизгнул Алч, и внезапно отвлечённый недоалхимик направил потоки не в том направлении.

Ноктис еле сдержался, чтобы не завопить. Он закусил пальцы второй руки, и осторожно перевёл взгляд на пострадавшую конечность. Это казалось просто невероятным, но Егору удалось не просто отрастить демону новый палец, но и завязать всю его руку в два аккуратных узла.

— Вот почему. – Буркнул гигант. Он почесал каменистый подбородок и начал говорить не своим голосом: – Помни, Егор, процесс преобразования требует концентрации. — Великан пытался выловить из памяти уроки своего наставника, но явно чересчур вжился в роль. – Важны две вещи. Первая – материал. Вещество не берётся из ниоткуда и не может уйти в никуда, понял? – Егор немного изменил голос и ответил сам себе. – Понял. – После чего продолжил имитировать речь Баренцева. – Я всё же поясню – чтобы создать что – то, необходимо использовать равное количество материала. То есть, если ты хочешь получить, скажем, подкову массой 35 грамм, то сколько металла ты должен взять? – Егор немного задумался, но увидев полный боли и ненависти взгляд Ноктиса стал вспоминать быстрее. – 35 грамм! Молодец, Егор, молодец. Вторая важная вещь – желание самого алхимика. Проводя преобразование, он должен четко представлять какого эффекта хочет добиться. Алхимический круг вещь опасная – в ненадёжных руках он может порождать воистину уродливые аберрации…

— Да, теперь я вижу насколько уродливые. – Простонал демон.

— Интересно. – Пропищал Алч. – Но стой – стой. То есть ты хотел, чтобы у демона вырос дополнительный палец?

— Но так же удобнее! – Оправдался Егор.

— Сделай как было, лавовопузый дурень! – Своим гневом Ноктис чуть было не прожёг дыру в крепком теле великана, и тот покорно склонил голову.

Он вновь положил свои руки на искалеченную часть демона и сосредоточился.

Спустя несколько секунд всё было готово, и Ноктис вздохнул с облегчением.

— Прошу меня простить, господа. – Демон поклонился. Он с упоением осмотрел целую конечность и улыбнулся. – Боль на мгновение лишила меня рассудка, и я совершенно забыл о манерах.

— Ничего страшного, малыш Нокти! – Усмехнулся довольный собой Егор.

Фамильяр тяжело вздохнул и проглотил остатки гневных замечаний.

— Куда теперь, Алч? – Спросил он, осторожно поднимаясь.

— О, друг демон, нам туда! – Существо указало маленьким когтистым пальцем на относительно небольшой свёрток пространства бежевого цвета, что рос из самого центра переплетения тканей миров.

— И как нам туда залезть? – Великан в растерянности почесал затылок.

— Сначала пойдём туда. – Алч кивнул в сторону белых пятен в центре долины и резво поскакал к краю горного кольца.

 

Спуститься вниз оказалось не так уж сложно. Однако фамильяру и голему приходилось постоянно окликать маленького проводника, ведь тот, порой, совершенно забывал о своих попутчиках и уползал за каким – нибудь красивым камнем. В итоге всё закончилось тем, что Егор схватил существо за один извивающийся хвост и метнул бедолагу вниз. На счастье Алча, поверхность долины была мягче перины самой знатной особы Петербурга. Почва была похожа на сверхупругое желе, и вся её поверхность была покрыта шелестящими травами.

По долине гулял неясно откуда взявшийся ветер, но демона это совершенно не беспокоило. Он вновь достал медальон и посмотрел на болезненный лик старика. Под глазами мужчины появились зелёные пузыри, а кожа сильно обвисла. Фамильяр нахмурился.

— А где ж остальные обитатели этого мира? — Поинтересовался Егор.

— Я не отвечаю тому, кто скидывает проводников с горы! – Обижено произнёс Алч. – Но, если б меня спросил кто – то другой, то я бы сказал, что это мой хитрый план!

— Неужели? – Сардонически спросил Ноктис.

— Да – да, хитрый план! Я веду вас в обход опасных зон. Если нам повезёт – мы вообще ни с кем не столкнёмся!

— Так не годиться. — Резко оборвал его демон. – Боюсь, у нас слишком мало времени, чтобы следовать безопасным путём. Веди нас напрямик.

— Нет — нет, если вы умрёте, ох, а если я умру, то…

— Веди нас напрямик, иначе не получишь свой приз.

— Демон не может так поступить! У нас договор! – Завизжал проводник.

— Очень жаль, но он прав. – Тихо пробормотал Ноктис.

— Тогда, если не покажешь нам прямой путь, то я переломаю тебе все кости! – Чересчур радостно отозвался Егор.

Алч задумался. Думал он долго и даже на время забыл пополнять свои карманы найденными на дороге вещами.

— Я решил – поведу вас напрямик! – Пропищал он и, встав на две конечности, резво побежал вперёд.

 

Вскоре они добрались до центра долины. Там, на берегу тихой реки, располагалась столь же тихая деревушка. Десяток – другой яйцеподобных домиков из гладкого белого камня, извилистая сеть тропинок, бирюзовая гладь воды и ни единой души в обозримом пространстве.

— А где все, Алч? – Поинтересовался фамильяр, обходя пустые лачуги.

— Давно ушли. – Донёсся писклявый ответ из ближайшего окна. — Мы на окраине мира – никому не нужная дыра. Но не для Алча. – Проводник жадно захихикал, и внутри дома раздалась серия раскатистых громыханий.

— У нас нет времени на обыск заброшенных домов… — Фамильяр нахмурился.

— А вы куда – то спешите? – Раздалось за его спиной.

Демон повернулся и увидел существо, ростом не большее Алча. Вот только вширь этот некто был настолько велик, что белый камень, на котором он сидел, потрескался от невероятного давления.

— Ты ещё кто? – Рявкнул Егор.

— Прошу простить моего коллегу. – Демон дружелюбно улыбнулся и поклонился новому знакомому. – Мы не хотели вас тревожить.

— Демон, поверить не могу, настоящий демон! – Упитанный запрыгал от восторга, и купол дома под ним провалился. Существо с диким грохотом рухнуло внутрь постройки, после чего выкатилось наружу, до сих пор поглощённое радостным смехом.

— Ещё и жирного нам не хватало. – Возмутился Егор, и их собеседник внезапно остановился. Он медленно перекатил своё тело так, чтобы маленькие ножки оказались внизу, а его злобные глазки были направлены на чёрного великана.

— Это кто тут жирный!? – Завопил пухлощёкий.

— Эх, вот кто ж тебя за язык тянул? – Выдохнул фамильяр.

— Кто тут жирный, а? Отвечай! – Не унималось существо. Его щекастая физиономия залилась краской, а маленькие конечности гневно затряслись.

— Что вы тут шумите? – Алч осторожно вышел из ограбленного жилища, пытаясь не уронить башню из всевозможного хлама, который не уместился в карманах.

— Алч, и ты здесь!? – Воскликнул пухлощёкий. Проводник замер на месте, а затем быстро метнулся обратно в белое жилище, обронив всю присвоенную утварь.

— Нет, не я! – Запищал он из — под подоконника.

— Алч, выходи!

— Нет, не выйду.

— Алч, сейчас же!

— Нет.

— Да что здесь происходит!!? – Егор тряс головой, переводя взгляд от окна на толстого, а затем от толстого на окно.

— Алчность, немедленно выходи! – Завизжал пухлощёкий, и жадный проводник подчинился.

— Ну что тебе, Чревоугодье?

— Ты что, привёл сюда чужаков? – Толстый скривил недовольную мину и упёрся руками в пухлые бока.

— Нет, что ты, они сами… — Начал оправдываться Алч, но постепенно растаял под суровым взглядом Чревоугодья. – Сами сюда пришли.

— А ты не подумал, что случиться, если кто — нибудь об этом узнает?

— Но ведь никто не узнает, ведь так?

По лицу толстого расползлась мерзкая ухмылка. – Вот ты и попался, Алч! Я всё расскажу Сове!

Алчность хотел было возразить, но Чревоугодье резко подпрыгнул на упругой почве и, отброшенный созданным импульсом, взлетел высоко верх, где благополучно растворился во тьме космоса. По всей долине расползлись громадные волны, деревня была вмиг разрушена.

 

— Не хочешь ли объяснить, что это было? – Снисходительно спросил Ноктис, когда Егор достал проводника из кучи обломков.

— Не, не обращайте внимание. Он давно дуется за то, что я якобы воровал у него угощения.

— Неужели? Вот оно как. – Демон приподнял бровь

— Да и вы вроде спешили, ведь так? – Затараторил Алчность. – Проход в следующую грань вон там, а оттуда всего один переход до горы откровений!

Демон и голем переглянулись, и Егор выпусти из рук хвосты проводника. Демон наклонился к шлёпнувшемуся существу и дружелюбно улыбнулся.

— Чтож, Алч, веди нас.

 

Второй переход был столь же внезапным, как и первый. Зелёные прохладные луга и свежесть атмосферы сменились потрескавшимся жёлтым камнем под сухим оранжевым воздухом. Ноктис поднял голову. Он не увидел поражающих воображение сплетений, лишь чёрное смоляное небо и далёкие бледные звёзды.

— Эй, малыш Нокти, погляди! – Егор указал вперёд – туда, где в ночной тьме высилась одинокая гора. Под ней, насколько мог оценить глаз демона, располагались целые орды высоких поджарых людей, вооружённые длинными копьями.

— Это защитники горы познаний. – Прошептал Алчность. – Мы на жёлтом мосту испытаний. Это самый прямой путь к Знанию, который только можно найти.

— Значит, мы пойдём по нему. – Прогремел Егор и тяжёлой поступью зашагал в сторону войска.

— Значит, пойдём по мосту. – Согласился фамильяр и отправился вслед за каменным великаном.

— Стойте, не – неужели не ясно? – Умоляющим тоном проскулил Алч. – Стражи не пропустят вас. Если мы подойдём к горе – нас скинут вниз!

Демон ненадолго остановился и заглянул за край старинного моста. В клубах рыжего как ржавчина тумана, что клубился под жёлтым переходом, не было видно ничего.

— Да, не хотелось бы там оказаться. – Отметил Ноктис.

— В таком случае будет лучше, если мы сами скинем этих «стражей» вниз! – Усмехнулся великан. – Но для этого нужно оружие! – Егор опустился на одно колено и стал аккуратно вырисовывать привычный узор.

— Позволь заметить, проводник, — улыбнулся демон – ты стал чересчур нервным после встречи с Чревоугодьем. Ты даже не пытаешься отобрать у Егорки его мел.

— Прекрасный, изумительный мел! – Чуть ли не пропел Алчность, но затем, опомнившись, замотал головой. – Нет – нет, всё это плохо кончится.

— Это из – за угрозы твоего пухлого друга? – Поинтересовался Ноктис. – И, к слову, что это за Сова?

— Не важно. – Тихо буркнул Алч и замолк, свернувшись калачиком.

— Неужели? – Фамильяр оглядел проводника и почувствовал дикий страх, терзавший маленькое существо. – Нет, так не годится. Куда же мы сможем добраться с таким проводником?

— Работай, чёртов круг! – Раздался гневный возглас Егора. Великан в бешенстве колотил по светящемуся рисунку и продолжал выкрикивать яростные ругательства.

— Твой друг зря старается. – Пропищал Алч. – Он не сможет создать оружие из моста.

— ?

— Этот мир нереален.

— Алхимия не действует на его материи… — Закончил мысль фамильяр достаточно громко, чтобы Егор смог его услышать.

— А раньше сказать не могли!? – Завопил великан. Трещины на его теле вспыхнули алым, а изо рта полилась раскалённая магма.

— Не расплавь мел! – Усмехнулся демон. И тихо добавил: — Придурок.

Как ни странно, но это сильно рассмешило Алчность, и страх оставил маленькое существо.

— А ты, демон, забавный! Но я не понимаю.

— М?

— Зачем ты здесь? Знание, которое ты ищешь, для тебя бесполезно.

— Однако оно необходимо моему господину. Договор связал меня с ним обязательствами, и теперь я вынужден выполнять любой его приказ.

— А что ты попросил взамен? – Жадно оскалился Алч.

— А это, дорогой проводник, известно лишь мне и моему господину.

— Хочу узнать!

— О, видимо ты, Алчность, также алчен до знаний. Забавно. Но, боюсь, этого тебе не узнать никогда.

— Хочу, хочу! – Завопил Алч. Он склонился и начал биться головой о жёлтый камень, пытаясь выбить навязчивое желание.

— Как мило. – Демон саркастично улыбнулся.

— Я нашёл оружие. – Грубо рявкнул Егор, и фамильяр расслышал нотку печали в его голосе. – А чем занят козявка? – Спросил великан, глядя на то, как Алчность выбивает дурь из своей головы.

— Он? Не обращай внимание. Так, говоришь, нашёл оружи… — Ноктис повернулся и оглядел своего напарника.

У Егора пропала левая рука и часть каменной кожи с живота, однако целая правая рука сжимала увесистый обсидиановый топор.

— Очень изобретательно. – Фамильяр еле сдержал сардонический смешок.

— Молчи, демон. – Гигант резко развернулся. – Вставай, пора выдвигаться.

— Давно пора. – Ноктис поднялся и, легонько ткнув Алча носком ботинка, жестом пригласил того продолжить путь.

 

— А тебе оружие? – Тихо спросил проводник у фамильяра, и Ноктис хищно облизнулся.

— Главное оружие демона – его язык. – Спокойно ответил он.

— И что, малыш Нокти, заболтаешь их до смерти? – Гигант затрясся от басистого хохота.

— Смейся, голем, смейся. Однако сам же будешь мне благодарен, когда мы пройдём мимо стражи, не прилив ни капли крови.

— Этого то, как раз, я не боюсь. – Егор с гордостью положил топор на плечо и широко улыбнулся. — Я в силах пролить лишь чужую кровь.

— А мне оружие? – Прощебетал Алчность.

— Пфф, буду я тратить свою плоть на такую малявку!

— Да и к тому же, – дружески произнёс фамильяр – вероятно сражаться нам не придётся. – Ноктис с упоением подметил, что один крепкий воин, покинув строй, выдвинулся им навстречу. – Ведь, по всей видимости, они также жаждут…

Чего по мнению демона жаждали стражи, его спутники так и не узнали. Вышедший из строя страж остановился и с размаху метнул копьё в сторону путников. Дерево и сталь просвистели в воздухе и вонзились в землю прямо перед ошарашенным фамильяром.

— Ха, значит, будет по – моему! — Усмехнулся гигант.

— Эх, давай только поскорей. – Тяжело выдохнул демон.

Егор кивнул и неуклюже сорвался с места. Другие воины также вышли вперёд – полностью скрытые за бархатными доспехами рыжего цвета – они казались неодушевлёнными статуями. Двигались они ровно и однообразно, ни одного лишнего движения – весь строй был одним организмом. Стражи остановились около первого вышедшего и, как и он, размахнулись для броска.

Туча из сотен копий обрушилась на гиганта сверху, но ни один удар не стал для Егора смертельным – орудия врагов оставили на его бугристом теле лишь волны алых царапин.

Великан завопил от гнева и ускорился, на что стражи ответили своим боевым кличем, который больше походил на смесь дикого воя и свиста. Рыжие воины обнажили мечи и ровным строем встретили обсидианового голема.

Один удар – и первый десяток стражей распался на маленькие глиняные черепки, второй – и новая волна рассыпалась у ног Егора.

— И это всё!? — Завопил гигант от негодования.

Глядя на то, как его коллега расправляется с войском глиняных солдат, демон издал сдавленный смешок.

— Идём, Алч. С таким защитником, нам боятся нечего.

Голем быстро продвигался сквозь ряды никчёмной армии, оставляя за собой лишь след из кучи осколков.

— Хочу! – Завопил Алчность, бросаясь подбирать рыжие останки.

Демон шагал следом. Он достал медальон и вгляделся в стекленеющие глаза старика.

— Егор, нам нужно двигаться быстрее! – Крикнул он, и великан, шипя от восхищения, ускорил неуклюжий шаг.

Алч на мгновение оказался позади. Ему удалось найти практически целый головной доспех воина, и он с упоением всматривался в густые линии забрала. Внезапно что – то потянуло шлем назад, доспех вылетел из рук Алчности и полетел к образовавшемуся позади круговороту глины. Алч завопил от страха и резво пробежал мимо фамильяра, бормоча всевозможные проклятия.

Демон обернулся и на миг замер – все осколки поверженных воинов собирались в один глиняный комок, создавая что – то гигантское и очень злобное.

Тем временем Егор добрался до последнего ряда тысячной армии и разбил его очередным резким ударом.

— Вот и всё! – Разочарованно воскликнул он.

— Скорее, великан, уходим! – Послышался крик демона, и вскоре они вместе с жадным проводником пробежали мимо.

Прямо за ними, грозно воя, шагал глиняный гигант, что мог считаться великаном даже по меркам Егора. Рыжее изваяние запечатлело форму воина, сразившего целую армию, и воссоздала его в большем объёме.

— Вот эта битва по мне! — Проголосил Егор.

— Нет времени, уходим! – Демон подбежал к восхищённому голему и дёрнул того за каменный отросток. Егор жалобно посмотрел на него, но встретив непреклонный взгляд, тяжело выругался.

Благо, изваяние из глины повторила не только грозный вид Егора, но и его неуклюжесть, из – за чего убежать от монстра не было такой уж непосильной задачей.

 

Мост тянулся ещё несколько сотен метров, он выходил из оранжевых облаков и вонзался в бок титанической бежевой горы. Фамильяр подметил, что к слонам ведут и многие другие мосты, выбегающие из многих других цветных облаков. Ещё он подметил, что все эти ходы вели в тупик. Оранжевый проход в гору застилала стена из текущей откуда – то сверху глины.

— Оно догоняет! – Завопил Алч, указывая на громадный тёмный силуэт в скоплениях яркого дыма.

Егор попытался пройти сквозь текучую завесу, но быстро увяз и остановился.

— Дурень, это же глина! – Воскликнул фамильяр. Великан понимающе кивнул и сосредоточился.

— Ты не дал мне сразиться с монстром, ты обозвал меня дурнем, ты… — Начал он методично перечислять проступки элегантного попутчика, с каждым словом всё больше свирепея. Трещины на его теле стали ярче, волны жара, испускаемые големом, стали более обильными, из обрубка руки начала просачиваться кипящая магма.

Столкнувшись с внезапным ростом температуры, глине ничего не оставалось, как просто застыть и обрушиться под давлением Егора. Ноктис и Алч вошли в образовавшийся проход вслед за великаном, и все трое скрылись в чреве Горы познаний.

 

— Как странно, внутри она даже больше, чем снаружи. – Демон оглядел открывшиеся просторы. Вся внутренняя поверхность горы была усеяна разноцветной паутиной городов. В каждом из них мельтешили тысячи и тысячи жителей, которые ходили по пологому склону, беспринципно нарушая гравитационный закон. В самом центре полых внутренностей горы парил белый диск.

— Знание там. – Алчность указал пальцем на недосягаемое даже для простого понимания возвышение и хитрой улыбкой ответил на изумление попутчиков. – Проход туда лежит через глубинный лес сомнений. – Алчность провёл рукой сверху вниз и указал на тёмный лес, поросший на дне горы.

— И кто придумывает такие названия? – Фамиляр вздохнул и быстро направился к извилистому спуску.

 

Глубинный лес сомнений состоял, преимущественно, из чёрных и тёмно – синих деревьев, которые качались на незримых потоках ветра и неустанно стонали. То тут, то там из серой земли вырывались чёрные потоки едкой слизи, которые заполняли кривые неестественные резервуары. Иногда на чёрной глади таких небольших озёр появлялись бледные лица, чей рот был открыт, а в глазах застыл немой ужас.

— Жертвы инквизиции. – Пробормотал демон. – Как забавно!

— В этом нет ничего забавного, демон. – Строго произнёс кто – то со стороны ближайшего дерева.

— Со – сова. – Испуганно проронил проводник.

— Я же говорил тебе, Алчность, говорил!? – Пухлощёкий тоже был здесь.

— И как мы раньше не заметили толстяка? – Буркнул Егор.

— Ты кого толстяком назвал, ты..!

— Тихо, Чревоугодье! – Голос таинственной Совы вмиг заткнул пухлощёкого.

В тени чёрного дерева раскрылась пара крыльев, и птица, висевшая до этого момента вниз головой, вылетела на тусклый свет. Как ни странно, но Сова была совой – огромной совой.

— Алчность, зачем ты привёл сюда этих чужаков? – строго спросила она.

— Госпожа Сов – Совесть, у меня и в мыслях не было…

— Гнусный предатель! Они явно его подкупили! – Завопил пухлощёкий.

— Тихо! – Сова повернула голову на 180 градусов и вцепилась в толстое тело укорительным взглядом.

— Слушаюсь, Совесть. – Чревоугодье послушно опустил глаза.

— Как иронично видеть вас здесь, в лесу сомнений. – Язвительно произнёс Ноктис.

— Не смей насмехаться, гнусный демон! Именно из – за таких, как ты, мне и приходится возиться с этими двумя и подобными им!

— Неужели? – Фамильяр ухмыльнулся. – Но ведь не я создал их, и не я поселил их здесь.

— Возможно, но ты с радостью сделал бы это, будь у тебя такая возможность. Ты склонил Алчность к предательству и поощряешь его порок!

— Спокойней, миледи. Говорите так, будто бы вы МОЯ совесть. – Демон повернулся к изумлённому каменному гиганту и холодно произнёс. – У нас нет на это времени, не мог бы ты..?

— С удовольствием. – Голем поднял свой топор и с недвусмысленным намерением направился в сторону Совы.

— Я здесь не для того, чтобы сражаться с вами. – Совесть развела крыльями и повернулась к проводнику. – Алчность, прислушайся к голосу разума! Подумай, помогая этим пришельцем ты идёшь против всего нашего мира!

— Егор? – Произнёс демон, еле сдерживая злость.

Великан размахнулся и нанёс резкий удар, но Сова легко увернулась. Птица взмахнула крыльями и отлетела в сторону.

— Хорошо, по всей видимости, не в моей власти противостоять вам. Знайте же, что знание, которое вы ищите, выкрасть вам не удастся, ибо смертоносный страж неустанно стережёт его.

— Мы таких стражей положили уже целую тонну! – Воскликнул Егор. – И ничего страшного не произошло.

Сова проигнорировала слова чёрного голема и вновь обратилась к Алчности. – Ты сам волен выбирать свой путь, Алч, но дорога, который ты идёшь, может привести тебя лишь в пропасть. – С этими словами огромная птица вспорхнула ввысь и, подхватив заодно и Чревоугодье, улетела прочь.

— И как им только удалось нас найти!? – Проводник стёр холодный пот со лба и бледный от волнения сел на землю.

— Некогда рассиживаться, крыс! – Рявкнул Егор.

— Он прав, время не ждёт. Где, ты говоришь, находиться тот проход?

 

Ещё один скачёк в пространстве – и все трое вмиг оказались на белом диске. С такой высоты огромный по площади лес сомнений легко просматривался полностью, но Ноктис уже не любовался открывающимися видами. Он заглянул в медальон и нахмурился – оттуда на него глядело скелетоподобное существо, лишь слегка напоминающее того старца, что был изображён там изначально.

В центре белого диска расположился небольшой столик, а на нём стояла стеклянная бутылка.

— Вот оно – Знание! – Завопил Алч.

— А где страж, о котором талдычила старуха? – Егор огляделся. – Чтож, видимо отошёл. – Черный великан смело направился к узорчатому столику, а за ним, пусть и более осторожно, последовали и Ноктис с Алчностью.

Великан подошёл к причудливой мебели и заглянул в бутылку.

— Ха, тут какая – то записка! – Он воткнул топор остриём в гладь диска и протянул руку вперёд – за стеклянным предметом, однако раздался дикий грохот, и сильная звуковая волна отбросила Егора назад.

 

— Что это было? – Недоумённо пробормотал он.

Фамильяр пристально уставился в то место, где появилась странная волна. За ней последовали и другие, и в мгновение ока возле стола образовался аморфный силуэт из звуковых волн.

— Существо, состоящее из звука? Это ваш великий страж!? – Демон звонко расхохотался. Он встал и быстро метнулся в сторону бутылки, стараясь обойти неясные волны. Однако нереальная сущность с недосягаемой для демона скоростью оказалась возле него. Ужасные сотрясающие волны громкого свиста нахлынули на Ноктиса и прошли через всё его тело. Последняя волна ударила наиболее ощутимо и отбросила фамильяра в сторону.

К раненому демону подбежал Алч и затряс того маленькими лапками. Губы его шевелились, но Ноктис слышал только режущий звон. Он повернулся и увидел стоявшего у края диска Чревоугодье. Пухлое существо что – то радостно кричало и показывало на него пальцем. Сова как стервятник парила над диском, и от её пристального взгляда в жилах демона закипала кровь.

— Ну всё,             невидимый крикун, я разозлился!- Егор поднялся и, подготовив кулак для удара, побежал в сторону громкого стража.

Зубодробительные волны какофонии пронзили всё его тело, трещины расширились, часть обсидиана сползла вниз, а из оставшегося покрасневшего тела брызнули раскалённые потоки.

К Ноктису вернулась способность слышать, и он смог различить писклявый крик Алчности.

— Он состоит из звука, вам его не ударить! Бежим, бежим!

Фамильяр посмотрел на силуэт стража.

— Нет. – Твёрдо ответил он. Демон поднялся и, не спуская глаз с еле заметного врага, подошёл к разваливающемуся Егору.

— Осторожно, малыш Нокти, эта тварь может напасть сзади!

— Вряд ли. – Спокойно ответил демон и осмотрел тело своего товарища. – Оно не пытается нас убить, оно просто охраняет Знание.

— И что нам делать? – Егор закашлялся, и с трудом извлёк из горла раскалённый камень.

— Если б я только знал… — Фамильяр задумался.

— Лишите его возможности распространяться! – Воскликнул Алч, поразив пришельцев точностью и осмысленностью своей реплики.

— Не слушайте его! – Послышался голос Чревоугодья.

— Чтобы звук существовал, ему нужна среда. – Продолжил проводник. – Лишите его среды, и он исчезнет.

— А ты действительно алчен до знаний. – Улыбнулся демон. – Но как нам это сделать?

— Вакуум. – Пробасил Егор. – Господин рассказывал, что вакуум – это ничего. Если мы сможем создать вакуум и сунем стража в него, то он точно сгинет! – Гигант осторожно достал уцелевший мелок и принялся чертить круг преобразования.

— Но ты сам говорил, что чтобы что – то создать, нужно отдать нечто равноценное взамен.

— Господин — господин так говорил.

— И что нужно отдать, чтобы получить ничего?

Великан задумался. Но тут Алчность вновь пришёл на помощь.

— В алхимии важны две вещи.

— Верно. – Кивнул Егор. – Первая – материал, а вторая замысел алхимика.

— Демон, я хочу заключить новую сделку! – Алч встал и гордо поднял подбородок.

— Самое время…

— Тише, Егор. Да, малыш, какую на сей раз? – Демон облизнул заострённые клыки.

— За это.. – Алч с грустью и болью в глазах достал из карманов нарванную в долине траву. – Вы возьмёте меня с собой в реальность. Из неё можно сделать сеть, и наполнить её вакуумом.

— Идёт. – Резко ответил фамильяр.

Алч кивнул и осторожно положил траву в центр круга. Он подержал на ней руки некоторое время, после чего глубоко вздохнул, и оставил свои богатства на попечительство Егора.

Гигант положил свою руку сверху и вновь воззвал ко всем своим возможностям. Спустя пару секунд сеть была готова и внутри неё не было ничего.

— И воздух не проникнет внутрь? – Поинтересовался Ноктис, разглядывая ловушку.

— Главное – воля алхимика. – Улыбнулся великан. – Да и этот мир нереален, помнишь?

Фамильяр понимающе кивнул и схватил сеть. Он вновь резко метнулся в сторону стола, и когда звуковые волны приблизились, попытался поймать стража в капкан.

 

Очнулся демон на краю диска, из ушей его текла кровь. Он осторожно поднялся, подобрал сеть, и направился к столу – медленно. Звуковые волны плавно подплыли к нему и загородили проход. Тогда фамильяр раскрыл нутро сетей и осторожно накинул ловушку на бездумного стража. Вакуум поглотил звуковые волны, и радостный фамильяр схватил бутылку с заветным Знанием.

— Одумайся! – Крикнула Сова, но демон её не слышал. Тогда старуха издала душераздирающий крик и с силой ударила по белому диску. По всей его глади расползлись глубокие трещины, и платформа начала обваливаться с краёв.

— Сколько можно!? – Прошипел демон и метнулся к своим соратникам. Пол рушился под его ногами, где – то вдалеке послышался крик устремившегося вниз пухлощёкого, но фамильяру до этого не было никакого дела. Он подбежал к Егору и Алчу и дотронулся до них. Глаза демона ярко вспыхнули и все трое растворились в воздухе.

 

Тем же вечером усадьба престарелого графа была атакована потоками ливня. В стенах небольшой алхимической лаборатории взволнованный дворецкий мерил шагами пол, часто посматривая в сторону тела молодого инквизитора, спящего в углу.

Яркая вспышка вырвалась изо лба охотника за паранормальным и в комнате появились ещё три существа.

Ноктис неуверенно поднялся и оглядел лабораторию, после чего посмотрел на бутылку, что крепко сжимал в руке

— Что так долго? Вы достали?! – Воскликнул дворецкий.

— Сам бы побродил по разуму этого психа! – Пробурчала каменная голова в руках маленького каменного существа.

— А это кто? – Изумился дворецкий. – И что случилось с Егором?

— Это Алч, знакомься. – Спокойно ответил фамильяр, вытряхивая записку себе в ладонь. – Неужели ты отдал ему часть своего тела, юное алхимическое дарование?

— Иначе он остался бы в нереале, и ты бы нарушил договор. – Ответила голова.

— А демоны никогда не нарушают договор. – Произнесли они вместе.

— Благодарю, мой друг. – Демон поклонился. – И, к слову, о договоре. – Он достал из кармана золотую шрапнель и бросил её обрадованному существу. Алч хотел было сжать заветную награду, но быстро осознал, что каменное тело полностью сковывает его движения. С горечью в глазах он осмотрел просторы нового мира и чуть не расплакался при виде такой кучи всевозможного хлама.

— Да, нелегко ему здесь придётся. – Улыбнулся демон.

— Он умирает! – Воскликнул дворецкий. Это вмиг вернуло Ноктису сосредоточенность. Он развернул записку и быстро пробежался по ней глазами. Затем демон начал бегать по всей лаборатории и доставать из разных её углов склянки с различными жидкостями. Затем он смешал вещества в одном сосуде и обратился к дворецкому.

— Где господин?

— В своих покоях, поторопись.

Фамильяр кивнул и, подхватив окаменевшего Алча, направился к выходу.

— А с этим что делать? – Крикнул дворецкий, указывая на спящего инквизитора.

— Не знаю, убей, что ли. – Не замедляя шаг, ответил демон.

 

Он быстро шагал вдоль вычурных окон и с восхищением наблюдал за бесконечным потоком капель дождя.

— Демон, я тут подумал. – С трудом пропищал Алчность. – Ты же демон жадности, ведь так?

— М? – Ноктис изобразил удивление.

— Я думаю, Чревоугодье нашёл нас, так как ты притянул его к себе, также, как и меня до этого. Вы – демоны притягательны для своих грехов, и ты, высокий, точно демон жадности!

Фамильяр ответил лишь ехидной ухмылкой.

— Так интересно, какую цену такой демон мог назначить смертному за верную службу?

— Тебе не узнать никогда. – Весело повторился Ноктис и поставил серую статую возле наконец найденной двери. – Подожди меня здесь, мой алчный друг. Твоим телом мы займёмся позже.

Демон вошёл внутрь и растворился в затхлом мраке спальни.

С противоположной от двери стороны в старом кресле сидел практически иссохший скелет. Старик с трудом приоткрыл тяжёлые веки у отстранённо посмотрел на своего слугу.

— Я тоже рад вас видеть, господин. – Фамильяр подошел ближе, открыл старцу рот и аккуратно залил в него острую смесь. Пару минут ничего не происходило, Ноктису даже показалось, что он убил своего повелителя. Однако тело старика резко начало розоветь и понемногу набирать массу. Морщины сгладились, в глазах зажёгся огонёк, волосы потемнели.

— А, Ноктис! – Воскликнул молодой граф Баренцев, осматривая своё тело. – Вижу, всё получилось.

— Да господин. Знали бы вы, через что нам пришлось пройти, чтобы выудить секрет вечной молодости из разума этого инквизитора…

— Но вы же это сделали, ведь так? Ты сдержал своё слово, демон, благодарю.

— Не стоит, мой господин. – Ноктис поклонился. – Ведь демон просто не в силах солгать.

читателей   343   сегодня 1
343 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 2,67 из 5)
Загрузка...