Волшебный фонарь

 

Эта волшебная история произошла в Богом забытой деревушке на берегу океана. Несколько десятков убогих домиков живописно расположились на высоком берегу, скрытые от изредка проплывающих судов за высоким забором из морских сосен и дремучих кустов. Несмотря на расцвет цивилизации и развитие современных магических технологий, в деревушке сохранился дух самобытности. Населяли её маги старики да колдуньи старушки, доживающие свой век в так называемом «поселении для престарелых граждан». Старая заросшая дорога, ведущая к деревне, ещё хранящая исчезающие следы колёс автомобилей, служила скорее воспоминанием о былых временах, чем путеводной нитью.

Если залезть на крышу самой высокой постройки – сторожевой башни, то можно полюбоваться открывающимся панорамным видом на мягкую зелёную долину, окаймлённую горами, затянутыми полупрозрачной дымкой, и широкие морские просторы. Когда-то сторожевая башня служила маяком для проплывающих мимо парусников и каравелл. Над крышей возвышалась постройка с купольной вершиной и сплошными окнами вместо стен. Внутри располагались линзы и большая керосиновая лампа. На стене башни висели огромные старинные часы, ржавый механизм которых вращал когда-то тяжёлые медные стрелки и приводил в движение линзы маяка, чтобы свет равномерно мигал. Теперь маяк давно уже не светит, стрелки часов остановились, а жители по старинке пользуются механическими карманными часами на цепочке.

Если посмотреть на деревушку с высоты птичьего полета, то можно увидеть, что дома не были разбросаны хаотично в разных местах. Они стояли рядами, образуя правильный треугольник. Дом во фланге был самым большим. Когда-то в нём располагалась Дума, где проживали старейшины. Они управляли жителями и строили планы на будущее. Когда одни жители умирали, на их место прибывали другие со своими новыми правилами и мнениями. Управлять таким коллективом становилось всё сложнее, и тогда самый старший мудрый старейшина издал указ о расформировании Думы, а законы должны были исполняться как заповеди. С тех пор прошло много лет. Жители деревни жили дружно и учили вновь прибывших стариков и старушек с больших городов своему укладу жизни. Дом с бывшей Думой окрестили «Берлогой» и превратили в клуб, где проводили праздники и великие события деревни.

Перед Берлогой открывалась круглая площадь, мощёная булыжником. Вокруг неё стояли широкие деревянные скамьи с удобными спинками, на которых устраивали посиделки местные любители сплетен. Посреди площади возвышалась каменная скульптура играющих дельфинов, из которых били струи фонтана. Прохладная прозрачная вода из глубин земли служила основным источником питья для жителей. В округе было много разных источников, но вода из фонтана считалась священной и полезной для здоровья.

А теперь немного подробно о самих жителях этой ничем не примечательной деревни со своими чопорными правилами и строгими законами. Прямо за Берлогой стояли две избушки, выкрашенные в зелёный и фиолетовый цвет. В фиолетовом доме жила старушка по имени Ласи́ра. Её любили за бойкий нрав и готовность всем помочь в любое время суток. Она была профессиональной колдуньей в области медицины и знахарства. Предсказывала погоду и знала толк в астрологии. Гадала по ладоням и увлекалась спиритизмом. В зелёном доме жил старик по имени Мири́ш. Он увлекался магией в сфере механики. Мириш обожал свою соседку Ласиру и тайно был в неё влюблен. Об этом знали все жители деревни, а Мириш даже и не догадывался. Ужасно краснея, он каждый вечер крадучись подходил к забору старушки и вставлял в ручку калитки прекрасный букетик из ароматных трав и цветов. Перед сезоном холодов, он бродил по округе и собирал с запасом цветы и травы, сушил их над камином и составлял замысловатые букеты.

За домами Ласиры и Мириша стояли четыре дома, выкрашенные в бирюзовый цвет. В них жили близнецы. Два старика и две старушки были так похожи друг на друга, что зачастую их путали, чем они и забавлялись, особенно в праздничные дни, разыгрывая народ. Дело в том, что старики тоже носили длинные волосы и зачастую надевали наравне с сёстрами одинаковые наряды. Ни одно событие не проходило без их участия. Когда-то у них был свой театр. Чердаки их домов были завалены старым реквизитом, который покрывался пылью, превращаясь в ненужный хлам. В редкие дни они пытались навести друг у друга порядок, и радостно восклицали, находя давно забытую вещицу, которая им была дорога как память. Стряхнув небрежно пыль, её пытливо осматривали на предмет использования в честь какого-нибудь торжества. Если вещь не годилась, налёт сентиментальности исчезал, и вещь летела через весь чердак куда-то в тёмный угол.

— До будущих времён! — Восклицали близнецы и громко хохотали.

Жители путались не только в их облике, но и в именах. Старушек звали Настакали́на и Настамали́на, а старичков Накуамба́р и Макуамба́р. Чтобы не ломать язык, им придумали клички: Калина, Малина, Амбар и Сарай.

За домами близнецов стояло шесть домов поменьше. На стенах были изображены красивые пейзажи, а под козырьками крыш аккуратно висели старые гитары и мольберты. В домиках жили художники и музыканты. По вечерам из раскрытых окон лились мелодичные звуки. Маленькие эльфы вторили музыкантам, порхая у окон и перебирая струнки крохотных арф, навевая приятные музы. Художники частенько пропадали на берегу моря, прячась друг от друга среди живописно разбросанных скал, и любовались окружающей красотой. Зачастую они возвращались поздно ночью в окружении привидений. Нередко они приносили великолепные полотна и с удовольствием одаривали ими жителей.

Предпоследний ряд из восьми домов принадлежал земледельцам. Трудолюбивые старички и старушки во главе со старушкой Бота́шей освоили долины и луга и ежегодно собирали богатые урожаи овощей, фруктов и ягод. Если год обещал быть не урожайным, земледельцы созывали всех жителей деревни и устраивали колдовские обряды. И всё складывалось удачно – семена быстро давали всходы. В тёплое время года их дома утопали в зелени пахучих яблонь и вишен. Вокруг деревни были разбиты красивые клумбы, на которых росли пионы, бархатцы, саранки и гладиолусы. Земледельцам усердно помогали цветочные феи. Они разводили бабочек и помогали опылять цветы на клумбах и огородах.

Последний ряд из десяти домов с множеством пристроек был отведён под животноводческие фермы и птичники. Трудолюбивые фермеры выводили красивые породы единорогов, румяных хрюшек, коров, коз и курочек. Самой тяжёлой работой занимались гоблины. Они чистили стойла, косили траву и занимались заготовкой дров для всех жителей деревни.

За деревней текла река, которая служила основным источником воды для фермы. Ниже по течению с высокой скалы она ниспадала в виде водопада в озеро. Однажды Мириш установил под водопадом цилиндр с лопастями, поставил моторчик и провёл к площади электричество. Там стоял красивый старинный фонарь. Мириш вкрутил большую лампу, которую притащил один из новоприбывших, и с тех пор фонарь уютно освещал округу по ночам. Жители любили допоздна засиживаться на скамьях, делясь друг с другом впечатлениями прошедшего дня.

За озером стоял ещё один домик. Там жил старый моряк по имени Богла́с весьма импозантного вида. На мочке левого уха у него висела серебряная серьга, язык был раздвоен, как у змеи, а лысая голова была покрыта сетью татуировок с изображениями мифических морских существ. Ходил он в потрёпанной тельняшке, брюках и высоких кирзовых сапогах. На шее висел бинокль, а на плече красовалось живое чучело попугая, который любил загадывать загадки и пугать привидения. Боглас любил бродить по окрестностям, наигрывая мелодии на губной гармонике. Самым любимым местом отдыха для него была корма старой никуда не годной шхуны на берегу моря. Он часто просиживал там, в окружении привидений, читая потрёпанный дневник о похождениях своей бурной молодости. В дождливую погоду он сидел в беседке в виде навигационной будки у дома и чинил рыболовные сети. А в углях камина запекалась вкусная рыба. Боглас снабжал жителей деревни свежей рыбой и был не прочь засидеться допоздна у гостеприимных хозяев, рассказывая невероятные байки о своих морских приключениях. Старый моряк был доверху наполнен тайнами и загадками и всегда был желанным гостем.

***

Однажды произошло неслыханное событие – в деревню прилетел странствующий даритель. Получив в наследство от деда кругленькую сумму денег, он оставил свой дом в большом городе, купил магалёт (маленький самолёт, заправленный магическим зельем) и стал совершать воздушные путешествия по всей стране. Набив багажник различными магическими устройствами, он твёрдо решил одаривать ими обездоленных, чтобы они могли хоть как-то скрасить свою нелёгкую жизнь. К сожалению, молодой тридцатилетний маг был далёк от благотворительности. Занимая должность менеджера компании «Магические товары для дома», он столкнулся с проблемой спроса. Тогда он разработал хитрый план, который заключался в простом обмене товаров компании на изобретения мастеров, коих в стране предостаточно. Таким образом, можно было улучшить товары компании, открыть свою фирму и прославиться среди магов, продавая им «свои» изобретения.

Как-то вечером, пролетая над каким-то мысом, он заприметил деревушку. Даритель решительно развернул магалёт и пошёл на посадку, высматривая площадку для приземления. Он уже предвкушал радостную встречу, горячий ужин и разболтанные ненароком секреты.

Боглас первым заметил летающий объект, живо приставил бинокль к зорким глазам и догадался, что незваный гость мимо них не пролетит. Пока Боглас бежал в деревню, неся, как он выражался, «новость из ряда вон выходящую», даритель успел приземлиться на площадке перед сторожевой башней. Первыми вокруг него столпились сплетники, закидывая вопросами и весело шушукаясь. Когда старик Боглас наконец доковылял до площади, даритель уже засыпал одну из скамей на площади странными вещицами. То были необычные устройства для развлечения, работающие исключительно на магии.

— Разбирайте, кому что нравится! – Возбужденно воскликнул щедрый Алла́ен (так звали дарителя, который успел представиться, пока Боглас нёс свою «новость»).

Но жители не торопились расхватывать дорогие вещицы. Их собиралось всё больше. Старики и старушки теснили друг друга и только диву давались, глядя, как ловко рекламировал новинки даритель. Он изо всех сил расхваливал подарки, пытаясь чуть ли не насильно навязать их людям, и был сильно удивлён реакцией жителей. Один за другим они начали потихоньку расходиться по своим делам и вскоре у скамьи остались лишь весёлые близнецы. В итоге Аллаену с трудом удалось всучить им два фотоаппарата. Стоило кому-нибудь из жителей попасть в кадр, как из объектива тут же вылетал фантом, который в течение минуты ходил следом за «жертвой», делая всё в точности наоборот. Старики быстро научились пользоваться фотоаппаратами и, пересмеиваясь, пошли к себе домой, то и дело выпуская живые снимки.

Тогда даритель Аллаен понял, что этим людям для счастья надо лишь то, что у них есть и разочаровано поплёлся назад к своей летательной машине. Подойдя ближе, он удивлённо вскинул брови. Вокруг его магалёта кругами ходил старик Мириш и благоговейно осматривал чудо-технику. Аллаен улыбнулся и предложил старику подробно рассказать об аппарате, и тем самым был приглашён к столу.

Убранство внутри дома Мириша было простым, но уютным. Пройдя через небольшую веранду, Аллаен попал в гостиную. Вдоль стен стояли шкафы, заваленные какими-то механизмами и диковинными вещицами. Над широким мягким диваном висело несколько прекрасных картин. Мириш усадил гостя за деревянный стол с резными ножками и поставил поднос с бутылкой старого вина, фруктами и двумя потёртыми бокалами. Пол был устлан коврами, и отёкшие ноги дарителя по достоинству оценили их тепло и мягкость.

Обычно немногословный, старик буквально закидал Аллаена вопросами относительно строения аппарата и всячески намёками давал понять, что всю свою жизнь мечтал полетать. Он бурно размахивал руками и, конечно же, снёс вино на пол. Плохо закрытая пробка вылетела, и вино стало выливаться на ковёр, продолжая абстрактный рисунок в виде вьющихся стеблей. Аллаен подхватил бутыль и водрузил на место. А Мириш, увлечённый разговором, даже не заметил, что произошло.

За беседой ночь подкралась незаметно. Мириш зажёг свечу и более спокойным тоном продолжал интересную беседу про механизмы и агрегаты. Изрядно захмелевший Аллаен только изредка кивал головой и его веки всё чаще и чаще слипались. Мириш насел на него, умоляя прокатить на магалёте, и Аллаен наконец сдался уговорам любопытного старика. Не успел он и слова сказать, как сон окончательно сморил его. Мириш пил мало, всё больше разглагольствовал на свои любимые темы и спать не хотел. Уложив Аллаена на диван, он вышел на улицу, украдкой огляделся по сторонам и посеменил к магалёту, чтобы усладить свой взор достижением техники.

Площадь была пустынна. Фонарь тускло светил сквозь налетевший с моря туман. А влажные деревянные скамьи ловили блики света. Магалёт стоял на прежнем месте, привязанный цепью к кольцу, вмонтированному в стену сторожевой башни. Обходя его сбоку, старик обратил внимание на знаки на стене башни. Такие иероглифы рисовала предсказательница погоды Ласира. Белым мелом на большом плоском куске песчаника были изображены капли, волны и зигзаг. Это означало, что ночью будет дождь, ветер и гроза. Мириш зашёл внутрь башни, открыл высокий шкаф и вытащил прозрачный тент. Дотащив до магалёта, он бросил его и начал внимательно изучать открытый механизм вращения мощного винта. Всласть насмотревшись на летательный аппарат, он накинул на него тент, а в петли просунул валуны, разбросанные у подножия башни. Затем он вернулся в дом, убедился, что гость спит, покрыл его пледом и поплёлся почивать в свою комнату.

Ночью, как и предсказывала Ласира, разыгралась буря. Порывы ветра гнули вековые деревья и вздымали на море огромные волны. В три часа ночи полил сильный дождь. Миришу снилось, будто магалёт сорвался с цепи и улетел в небо, а вместе с ним улетела и мечта. Он в ужасе подскочил на кушетке, нащупал ногами мягкие тапки и осторожно вышел на веранду, стараясь не разбудить гостя. За окнами бушевала непогода. Белые всполохи молний озаряли небеса, по которым плыли тяжёлые чёрные тучи. Мириш скинул тапки и, кряхтя, натянул сапоги. Снял с крюка плащ-палатку, зажёг свечной фонарь, прислушался к мерному сопению Аллаена и, в перерывах между раскатами грома, толкнул дверь на улицу.

Глубокий вздох облегчения вырвался наружу, когда Мириш увидел магалёт на площади. Туман исчез. Летательный аппарат стоял во всей своей красе и мощи. Ветер, казалось, не утихал, а наоборот усиливался. Мириш, убеждённый в целости и сохранности магалёта хотел было идти обратно спать, как вдруг услышал скрежет. Обернувшись, он увидел, что магалёт, гонимый ветром, начало сносить. Полозья скрежетали по камням, и старое кольцо готово было выскочить из гнезда в стене башни. Старик бросился к кольцу, схватив по дороге пожарный багор. Сунув один конец в кольцо, он изо всех сил пытался другой упереть в землю, чтобы потом привалить валуном. И тут, как назло, тент сорвался, зацепился за хвост магалёта, и надулся, словно парус. Старик не выдержал и заорал сквозь бушующий ветер: «на помощь!». Но его сиплый голос лишь вторил буре и тонул в шуме стихии. И тут кольцо выскочило из стены. Старик схватился за него, трясясь в бессильной ярости. Раздалось жужжание, и лопасти магалёта бешено закрутились, обдав старика вихрем водяной пыли. Ещё один порыв ветра, и магалёт взмыл в воздух, увлекая за собой старика. Почувствовав, что его ноги отрываются от земли, он начал терять сознание. В ту же секунду кто-то схватил его за штанины. Снизу раздавались слабые звуки. Казалось, кто-то кричал ему одно лишь слово. Наконец он понял его: «отпусти!». И он отпустил кольцо. Магалёт мгновенно скрылся во мраке ночи. Обессиленный старик в изнеможении упал на землю, а чьи-то заботливые ладони гладили его мокрое от дождя лицо и руки, разодранные до крови ржавым кольцом.

— Вставай, надо идти! – Различил Мириш сквозь бурю голос Ласиры.

И, обняв Мириша, она повела его в свой дом. Он шёл и весь дрожал, но не от холода. Любовь к Ласире всколыхнула его чувства с такой силой, что магалёт мгновенно вылетел из головы. Сейчас её внимание и доброта были на первом месте.

Не успели они захлопнуть калитку во двор, как вдруг случилось чудо. Небо озарилось всеми цветами радуги, и раздался такой оглушительный грохот, что старики попадали на спины. Буря остановилась, дождь прекратился, и всё вокруг замерло в ожидании, словно время остановилось. Старики снизу вверх изумлённо таращили глаза на зависшие над ними капли дождя. Порывы ветра застыли в верхушках деревьев, нагнув их словно гигантской невидимой рукой, не отпуская. В небе двигалось лишь красное зарево. Оно медленно фокусировалось и вдруг выстрелило направленным светом в фонарь на площади. Лампа лопнула, раскидав стекло по всей округе и всё погрузилось в кромешную тьму.

Свечной фонарь не потух при падении, оставшись единственным источником света. Ласира из любопытства дотронулась пальцем до свисающей застывшей капли дождя. Она тут же стекла ей по рукаву до подмышки, оставляя мокрый неприятный след. Ласира вздрогнула и прижалась к Миришу. Старик не спускал глаз с неба, откуда, медленно кружась, еле различимые в темноте, падали какие-то предметы в ореоле фосфорического свечения. Мириш повернул голову к Ласире и обратил на них её внимание. Затаив дыхание, Мириш и Ласира начали потихоньку вставать, помогая друг другу. Любопытство взяло верх над осторожностью, и они решили вернуться к месту событий.

На площади и близлежащих участках валялись искорёженные останки непонятных штуковин. Сзади послышалось шарканье ног. Оглянувшись, старики увидели, как из домов выходят жители и идут к ним. Они ещё покачивались ото сна и силились увидеть хоть что-нибудь. Сразу посыпались вопросы. Мириш и Ласира как могли вкратце рассказали о случившемся и попросили захватить ещё свечных фонарей, чтобы определить, что это такое к ним свалилось с неба. Жители принесли фонари и повесили их на палки. Слабого света не хватало толком разглядеть останки предметов, и они решили оставить затею до утра.

Ласира отвела Мириша к себе и обработала раны особой мазью, заботливо перевязав его руки марлевой повязкой. Напоила душистым чаем и отвела домой. Мириш на цыпочках прошёл через гостиную в свою комнату, стараясь не разбудить гостя, но Аллаен спал, как ребёнок, тихо посапывая.

Через некоторое время природа отошла от неожиданного ступора, и шторм разразился с новой силой. Мириш долго ворочался на кушетке, но шум дождя и ветра всё-таки сумел убаюкать усталого старика.

Утром все проспали завтрак. Бодрый ветер разносил остатки шторма по округе, и вскоре солнышко осветило площадь, заваленную останками непонятных предметов. Аллаен проснулся около полудня, сладко потянулся и вышел во двор. Пока он умывался, Мириш колдовал на кухне над поздним завтраком и всё не решался начать разговор о тревожной ночи. В гости заглянуло несколько соседей. Они пригласили Мириша прогуляться к площади, чтобы обстоятельно выяснить, что же там произошло. Наскоро позавтракав, Мириш с набитым ртом пытался в нескольких словах обрисовать Аллаену ситуацию.

Когда они вышли к площади, Аллаен впал в истерику, узнав останки своего летательного аппарата. Пока он ковырялся в обломках магалёта, жители выудили из кучи странный предмет. Им оказался искореженный цилиндр, сделанный из белого вещества. Внутри находился стержень красного цвета, излучающий слабый свет. Мириш принял решение рассортировать обломки, чтобы докопаться до истины. И работа закипела. В правую кучу под руководством Аллаена складывали останки магалёта, а в левую – всё остальное. Через час сортировка кончилась. Пока Мириш, заинтересованный обломками из левой кучи, ломал голову, что бы это могло быть, Ласира вкратце рассказала Аллаену о произошедшем.

И вдруг Аллаен осознал, что оказался отрезанным от дома и цивилизации. До ближайшего города его отделяла тысяча километров. Самым скоростным транспортом в деревне были только единороги. Но он не желал скакать несколько дней по гористой местности, таящей опасности. О починке магалёта не могло быть и речи. Даже магия Мириша была бессильна. Ждать же появления нового жителя, чтобы уехать на попутке, Аллаен попросту был не в силах. Оставалось последнее средство. Он вытащил из кармана радиотелефон и попытался связаться с внешним миром. Но связь в деревне начисто отсутствовала. Тогда он со скоростью ветра взбежал по каменным ступеням наверх сторожевой башни и попытался выйти на связь с помощью заклинаний. Но всё безрезультатно. Он медленно спустился вниз и застыл на месте, потрясённый случившемся до глубины души. По просьбе Ласиры Боглас отвёл его к морю, чтобы тот хоть немного пришёл в себя.

Мириш провёл возле кучи останков до самого вечера. Ласира уговорила его оторваться и поужинать у неё на веранде. Но старики-близнецы предложили всем собраться в Берлоге, чтобы отпраздновать событие. Жители поддержали идею. И вскоре на большой крытой веранде появился огромный стол, который быстро заставили лучшими блюдами. Мириша с Ласирой усадили во главе стола и попросили во всех подробностях рассказать о ночном происшествии.

Мириш никогда не находился в центре внимания и сильно смущался. Тогда Ласира взяла его за руку и легонько сжала. Мириш искоса посмотрел ей в глаза, улыбнулся, глубоко вздохнул и сдержанно начал свой удивительный рассказ. Сначала он вспомнил свой сон, потом перешёл к описанию событий ночи и, немного раскрепостившись от вина, начал детально описывать свои ощущения. Аллаен улучил момент, чтобы словесно поблагодарить старика за попытку спасти магалёт, но старик только отмахнулся, продолжая вещать.

Но вот как было на самом деле. Волею случая в этих краях очутился инопланетный корабль. Он искал топливо для дальнейшего полёта. Топливом служили любые источники света. Видимо молнии на небе привлекли его внимание, и он кружил под облаками, собирая их в белый цилиндр с красным стержнем. Когда магалёт вырвался на свободу, буря понесла его в центр разбушевавшейся стихии. На огромной скорости летающий аппарат Аллаена врезался в инопланетный корабль, расколов капсулу невесомости. Произошла вспышка, окрасив небо всеми цветами радуги. А затем раздался взрыв накопительного цилиндра. Оголённый красный стержень и был тем самым заревом, из-за которого пострадал фонарь на площади.

Мириш не разбрасывался догадками, а излагал лишь факты. Поэтому объяснить, почему на какое-то время ветер и дождь как бы застыли, Мириш так и не смог. Да и откуда ему было знать, что произошла утечка невесомости. Но он твёрдо знал, чем заменит лампу в фонаре на площади.

На следующий день по просьбе Мириша жители вытащили из подвала Берлоги длинную лестницу и приставили её к столбу, на котором висел фонарь. С помощью набора старинных инструментов Мириш начал извлекать остатки стекла и цоколя от лампы из-под купола фонаря. Аллаену дали задание собрать разлетевшиеся по округе стёкла. Земледельцы вызвали ему на помощь фей. Тем временем, под пристальными взглядами жителей, Мириш колдовал над фонарём. Он осторожно извлёк из белого цилиндра красный стержень и попытался вставить его в сердечник фонаря. Диаметр стержня был немного толще. Пришлось Миришу сходить в свой сарай и немного проточить конец стержня на шлифовальном круге.

Со стороны эта затея выглядела несколько опрометчиво. Ведь никто не знал, из чего состоит эта штука. А может опасно вот так просто брать и шлифовать неизвестный предмет. Но Мириш обладал изобретательским умом и всё, что касалось механизмов и устройств, было ему подвластно. Он взял в незащищённые руки, покрытые лишь марлевой повязкой, тёплый стержень и осторожно прикоснулся им к плоскости шлифовального круга. Боглас начал вращать ручку и во все стороны тут же полетел сноп ярких разноцветных искр. И старики могли поклясться своими глазами, что от этих искр всё вокруг как будто бы на миг преображалось. Когда конец стержня был отшлифован, Мириш вернулся на площадь к своим заждавшимся зрителям. Быстро поднявшись по лестнице, он осторожно вставил стержень в сердечник фонаря и нажал на выключатель. Стержень начал медленно накаляться, вращаясь вокруг своей оси.

Вечер сменился прохладной ночью, и жители вынесли из своих домов тёплые клетчатые пледы, чтобы уютно устроиться на площади и насладиться необычным радужным светом своего фонаря. Мириш закончил работу по установке нового светильника и, смущённый словами поздравлений и благодарностей, быстро потащил с Аллаеном лестницу в подвал.

На этом чудеса не кончились. Уже прошло около часа, как новый светоч был установлен, а стержень продолжал набирать свет и силу. И вдруг он словно ожил. От него отделился маленький светящийся шар и медленно полетел в сторону сторожевой башни. Коснувшись старых замшелых стен, он начал подниматься ввысь, оставляя радужный свет, и вдруг зажёг светильник маяка! Жители стояли как вкопанные, раскрыв рты от удивления. Но они быстро опомнились и, перегоняя друг друга, со всех ног бросились к вершине башни.

— О Боже! – Радостно восклицали жители, — у нас появился волшебный фонарь! Теперь света хватит всем! Он и маяк зажёг, и в наших домах скоро появятся настоящие светильники.

Когда они спустились вниз, у подножия их ждали немного озадаченные Мириш, Ласира и Аллаен. Они указывали руками на стену сторожевой башни. След от светящегося шара на стене покрылся красивыми маленькими цветами. К тому же они чудесно пахли. Огородница Боташа не удержалась от соблазна, сорвала один из бутонов и приколола себе на передник. Бутон выпустил корни, и весь передник покрылся такими же цветами. Теперь Боташа благоухала. Старушка Малина вырвала несколько лепестков и потёрла ими свои щёки, которые тут же покрылись румянцем. Жители наперебой начали эксперименты, весело смеясь, и подзадоривая друг друга. Когда они вернулись на площадь, то увидели ещё одну странную вещь. Вокруг фонаря кружилось множество мотыльков. Обычно их было немного. А тут откуда-то взялось их столько, что пыльца от крыльев густым туманом сыпалась на землю.

Мириш подошёл к фонарю и щёлкнул выключатель. Стержень начал угасать. Послышался шорох и мягкие удары. Снова послышался щелчок выключателя. У подножия фонаря валялось множество мёртвых мотыльков. Когда свет снова попал на них, они ожили, поднялись в воздух и снова закружились в бешеном танце. Отовсюду к фонарю слетались всё новые полчища мотыльков, бабочек и других насекомых. Такой свет манил их, как никакой другой. Когда их стало невыносимо много, от стержня отделился еще один светящийся шар и стал медленно отдаляться в сторону моря. Насекомые отлипли от фонаря и понеслись вслед за шаром. Пространство вокруг фонаря опустело, а стержень продолжал светить мягким радужным светом.

Мириш начал изучать природу необычного излучения. Он сходил к водопаду и увеличил мощность моторчика. Стержень стал накаляться сильнее и вдруг из него вырвался луч красного цвета. Волею судьбы луч попал на старый сломанный замо́к, который ржавел в траве. Послышалось шипение. Мириш раздвинул руками стебли и удивлённо поднял с земли абсолютно новый замок, будто только что изготовленный на заводе. Жители, с интересом наблюдавшие за действиями старика, встрепенулись и оживлённо загалдели. Мириш побежал к своему сараю и выкатил полную тележку всякого хлама. Грохоча колёсами по каменной дорожке, он подкатил её к фонарю и вывалил содержимое тележки на землю. Он извлёк из кучи поломанные ножницы и бросил на место замка. Послышалось знакомое шипение, и ножницы мгновенно стали новыми и блестящими. Жителей обуял восторг и азарт. Они бросились к своим домам и притащили груду барахла. Почти каждый предмет требовал обновления.

Под лучом красного света расстелили скатерть и по очереди начали складывать на неё различные предметы обихода. За считанные минуты, начиная от мясорубок и заканчивая стульями, предметы полностью обновились. Тогда жители пошли за другими вещами: фермеры несли инструменты земледелия, которые требовали ремонта; художники и музыканты – свои мольберты и гитары; близнецы – театральный реквизит и костюмы. Всё блестело чистотой и приобретало свой первоначальный вид. Аллаен упрашивал Мириша увеличить поток красного излучения и направить его на свой искорёженный магалёт. Но мудрый старик сказал, что всему своё время. Аллаен отстал, но его обуревало желание открыть всему миру тайну волшебного света и стать знаменитостью среди магов. Он прекрасно сознавал, что жители деревни не одобрят его поступок, и тогда Аллаен решил на время отвести от себя подозрения и больше не упрашивать старика поскорее вернуть ему летательный аппарат.

Тем временем жители обновили все свои вещи и ждали от Мириша продолжения его замечательных открытий. Мириш быстро докопался до истины, что для изменения силы и цвета излучения нужно было усилить напряжение тока. Он внимательно рассмотрел останки магалёта и подозвал Аллаена. Они вместе извлекли из груды поломанный генератор, положили его под красный луч и получили новый агрегат. У Мириша ушло два часа, чтобы подсоединить новый мощный генератор к моторчику от водопада и сделать переключатель напряжения тока, проведённого к фонарю.

Постепенно поднимая напряжение, Мириш очень обрадовался, видя, как красный луч сменился оранжевым. Специально для эксперимента он отложил в сторону несколько поломанных вещиц и тщетно пытался их обновить. Новый луч, очевидно, имел другое предназначение. Жители несколько часов бились над разгадкой действия оранжевого луча, но так ничего и не придумали. Пока они сидели на новых стульях вокруг полянки и болтали, на скатерть заползла гусеница. Огородница Боташа терпеть не могла этих гадких истребителей капусты и стукнула по ней палкой, на которую опиралась при ходьбе. Гусеница треснула и начала извиваться, разливая свои зелёные внутренности. Тогда Боташа подцепила её на кончик своей палки и бросила прямо под оранжевый луч. И о чудо! Гусеница мгновенно исцелилась и довольная быстро скрылась в густой траве.

Что тут началось! Старики и старушки бросились к лучу, толкаясь, словно дети, и начали исцеляться. Мозоли, артриты, раны, шишки мигом исчезали. Больные руки и ноги становились здоровыми. У одного из близнецов было очень больное сердце. Старик Сарай, тяжело пыхтя, лёг под луч и обнажил свою морщинистую грудь. Широкая улыбка тронула его губы, и он заплакал от счастья. У старика Гудзея на правой руке не было большого пальца. Для гитариста это было ощутимой утратой. Стоило ему поднести руку под луч, как новый здоровый палец тут же встал на своё место. Оранжевый луч нёс здоровье всем: и людям, и животным. Плешивые головы стариков покрывались густой шевелюрой, горбатые спины старушек выпрямлялись, вставали на место вывихнутые куриные ноги и открывались глаза у незрячих. И вскоре вокруг фонаря стояли не старики и старушки, а помолодевшие здоровые люди, мимо которых с кудахтаньем носились куры, разминая новые ноги.

Для жёлтого луча пришлось поднять напряжение ещё выше. Этот луч наполнил людей безудержной радостью и счастьем. Мириш заметил, что луч стал шире. Теперь он покрывал не только всю скатерть, но и часть площади. Попавшее под луч старое деревянное колесо подпрыгнуло и покатилось куда-то по дорожке. Тяпка, оставленная у клумбы, начала сама тяпать вокруг цветов, отбрасывая в сторону сорняки. Боташа принесла из дома новые грабли и положила их под жёлтый луч. Как только она выпустила грабли из рук, они тут же начали сами сгребать сухие листья и жухлую траву в кучу. Закончив работу, они подлетели к слегка напуганной Боташе и ткнулись ей в руки. Стоило убрать их в ящик, как они спокойно улеглись и больше не шевелились. Зато к ней подкатила тележка со старым деревянным колесом и стала возле кучи в ожидании. Боташа накидала в неё листья, и тележка укатилась. Боташа увидела, как тележка ссыпала листья в яму за клумбами и покорно подъехала обратно в ожидании новых дел. Огородница была потрясена и не знала, радоваться ей такому повороту событий или нет.

Наигравшись с жёлтым светом, Мириш сменил его на зелёный. Жухлая прошлогодняя трава в пределах его света заново позеленела. Кто-то принёс старую сморщенную свёклу. Свекла мигом округлилась и налилась соком, а сухая ботва сменилась густым пучком зелени, словно её только что вырвали из грядки. Огородники сбегали за семенами и бросили их в землю под луч. Семена на глазах дали всходы и в считанные секунды можно было смело снимать урожай помидоров и тыкв.

Голубой луч оказался очистителем воды и покрывал пространство почти всей деревни. Все мутные лужи наполнились прозрачной питьевой водой. Вино, попавшее под луч, становилось простым виноградным соком.

Следующий луч был окрашен в синий цвет. Он отражался от земли и рассеивался в небе. Ласира предположила, что он имеет какое-то отношение к климату и упросила Мириша подождать перемены погоды. На следующий день ближе к вечеру полил дождик. Он поливал землю за пределами синего купола, который, словно гигантский шатёр, скрывал деревню от непогоды. Даже ветер не мог проникнуть сквозь него. А днём палящее солнце не жгло плечи. Под синим куполом образовался своеобразный приятный микроклимат.

Для фиолетового луча понадобилась максимальная мощность генератора. Пришлось усилить поток водопада, запрудив реку. Генератор гремел, лопасти кружились с неимоверной быстротой, и стержень накалился до предела. Жители деревни с интересом и некоторой опаской наблюдали за фонарём. И вдруг из него стали вылетать огненно-красные искры, окутанные ореолом фиолетовой дымки. Они стреляли в людей, пронзая их насквозь, но не причиняли никакого вреда. Старики и старушки замерли на месте. Их окутала приятная истома, а откуда-то с небес лилась приятная успокаивающая душу мелодия. Когда они очнулись, их мысли пришли в порядок, и каждому захотелось заняться творчеством.

Музыканты принесли на площадь свои инструменты и начали аккомпанировать небесной мелодии. Старик Боглас принёс столярные инструменты, собираясь закончить модель парусника. Кто-то зажёг большой костёр, и близнецы закружились в танце. Старушка Боташа позвала своих огородников, и они принесли из закромов овощи и клубни. Над костром повесили огромный казан и решили сделать овощное рагу. Фермеры принесли мясные вырезки и решили не отставать от огородников, заготовив шашлык. Ласира пригласила Мириша прогуляться наверх маяка и полюбоваться закатом. И только один Аллаен сидел в душной комнате старика Мириша, беспокойно ёрзал на стуле с полупустой бутылкой хмельного вина в трясущейся руке и пребывал в сладких грёзах. Он представлял, как предоставит миру магов артефакт инопланетного происхождения в виде волшебного стержня. Главный маг возведёт его в высокий чин. И он, обретя почёт и уважение к своей персоне, будет важно вышагивать перед вереницей красивых женщин, жаждущих его руки и сердца.

Все жители, не считая Аллаена, занимались приятными делами, и никто из них не заметил, что стержень погас. Он медленно отделился от фонаря и, описав круг над площадью, взмыл в небеса. Моторчик под водопадом так трясся от напряжения, что вся конструкция рухнула и генератор выключился. Стержень перестал получать электроэнергию и самостоятельно вылетел в небо в поисках питания. Сначала он хотел взять свет от костра жителей деревни, но в эту минуту костёр притушили, чтобы поставить казан на угли. И теперь стержень летал в чёрном небе в поисках источников света. Кое-как напитавшись энергией света от пролетающих мимо него метеоров, он стремительно вылетел в космос и на огромной скорости, в сотни раз превышающей скорость света, полетел к Солнцу. Он долго с наслаждением вращался вокруг его оси, оставив солнечные пятна, и, наконец, решил вернуться в своё новое пристанище – под купол фонаря в Богом забытой деревне на берегу океана.

Пролетая над деревней, он включился на полную мощность и обдал округу радужными волнами. Стержень пустил пучок красного спектра прямо в кучу обломков на площади. В один миг они превратились в инопланетный корабль и новёхонький магалёт. Ещё одна краткая вспышка и часы на маяке встрепенулись, выпрямили стрелки и пошли. Стержень незаметно влетел внутрь фонаря и притих, тихонечко мерцая.

Некоторое время назад Мириш и Ласира провожали красивейший оранжево-красный закат. Они стояли, обнявшись, и Мириш был на седьмом небе от счастья. Ласира была не менее счастлива. Когда-то она мечтала остаток жизни прожить в одиночестве, изучая тайны мироздания. Но её мечты сбывались редко, и зачастую она подолгу сидела дома у окна, наблюдала с улыбкой за Миришем, который украдкой носил ей букетики цветов, думая, что его никто не замечает. И постепенно она осознала, что для полного счастья ей не хватает любви. Раскинув карты таро и часами просиживая над своим гороскопом, она вычислила, что в её жизни наступит пора перемен, и течение жизни вынесет её к новым берегам. И вот, благодаря любви Мириша, она обрела целостность и теперь могла продолжать свои эзотерические исследования.

Насмотревшись на закат, Мириш с Ласирой решили спуститься вниз к костру и немного перекусить, да выпить вкусного ароматного чая. И в этот момент раздался гул за стеной. Это пришли в движение обновлённые шестёрни механизма больших башенных часов. Мириш мигом догадался что к чему, подскочил к механизму и, сверившись с показанием времени своих карманных часов, настроил стрелки башенных. Внизу их ждала весёлая толпа жителей. Среди них на скамье сидел сильно пьяный Аллаен и нёс какую-то околесицу.

Мириш заметил, что стержень в фонаре светил ярким белым светом. На площади стояли два агрегата, словно только что с завода, а на стене сторожевой башни мерно двигались тяжёлые стрелки. Заметив Аллаена, Мириш улыбнулся Ласире и попросил её присоединиться к гуляющим жителям, пообещав скоро быть. Вырвав почти опустошённую бутылку из цепких рук дарителя, старик встряхнул его и заставил выпить какой-то настойки из своей фляги на поясе. Голова дарителя мигом прояснилась, и старик чётким голосом дал понять, что магалёт новёхонький стоит на площади и готов к отлёту. Аллаен хитро прищурился и ответил, что вылетит с первыми лучами солнца. Старик Мириш согласился и отправил Аллаена спать к себе домой. Аллаен не сопротивлялся, схватил остатки вина и быстрым шагом удалился.

Мириш не удержался от соблазна осмотреть инопланетный корабль. С виду он напоминал вытянутое яйцо белого цвета. Мириш силился разглядеть люк или дверь, но поверхность корабля была абсолютно гладкой и казалась монолитной. Пока он разглядывал корабль, ему показалось, что на него кто-то смотрит. Выждав мгновение, он резко развернулся и заметил движение в кустах. Ни секунды не колеблясь, старик решительно ринулся сквозь кусты и побежал за каким-то маленьким существом, покрытым белым пухом. Преследование продолжалось до самого берега моря. Стояла тёмная ночь. Маяк света почти не давал, мигая в сторону моря. Старик удивлённо заметил, что прекрасно видит в темноте. Он не знал, что необыкновенные способности получили все жители деревни, не считая Аллаена, когда находились в центре фиолетового излучения. Помимо острого зрения ему достались крепкие быстрые ноги и великолепный слух. Он снова обратил внимание на белый пушистый комок, осторожно подошёл к нему и бережно взял на руки.

Возвратившись к инопланетному кораблю, Мириш нисколько не сомневался, что держит в руках пилота. Пушистик не мог попасть внутрь, и поэтому прятался неподалёку. Тогда Мириш понял, что без стержня корабль не полетит. Он положил пушистика возле корабля, быстро добежал до подвала, вытащил тяжеленную лестницу, даже не удивившись своей могучей силе, приставил её к фонарю, ловко взбежал по ступенькам и с лёгкостью извлёк стержень.

Когда Мириш спускался обратно, то чуть было не споткнулся об Аллаена. Даритель, злобно наблюдавший за весельем на площади, изыскивал способы похитить волшебный стержень. И когда он увидел старика на лестнице, то всё понял. Его надежды на безоблачное существование стали таять. Не ведая, что творит, он попытался наброситься на старика и отобрать ценную вещицу. Старик стукнул его стержнем по голове, чем навлёк на дарителя мгновенное успокоение. Тот впал в забвение и превратился в человека с сознанием ребёнка. Старик легко взял бывшего дарителя на руки, добежал до магалёта, пристегнул Аллаена к креслу, сунув ему в руки руль, завёл пропеллер и отправил восвояси. Аллаен даже ручкой помахал на прощание, сделал пару кругов над деревней, включил большие фонари и исчез в ночном небе. Жители столпились вокруг костра и глядели ему вслед.

Мириш вернулся к кораблю пришельцев и заметил возле него Ласиру с пушистиком в руках. Она улыбалась и гладила его нежный пух, а пушистик тихонько мурлыкал и, похоже, был счастлив. Мириш тоже погладил пушистика, осторожно взял его на руки и легонько коснулся стержнем гладкой поверхности корабля. Белоснежная скорлупа наполнилась жизнью, поверхность покрылась радужными прожилками, и корабль раскрылся, словно бутон, обнажив своё нутро. Внутренняя поверхность корабля была покрыта тончайшей сеткой, на которой угадывалась круглая ложбинка. Пушистик выкатился из рук старика и улёгся посреди ложбинки. Мириш выпустил стержень и тот занял своё место в специальном цилиндре. Пушистик что-то пропищал, скорлупа закрылась, и корабль торжественно отделился от площади. Плавными движениями он набрал высоту и завис над землёй чуть выше маяка. От корабля отделился светящийся шар, подлетел к фонарю и зажёг его радужным светом. Корабль пришёл в движение, набрал неимоверную скорость и скрылся в глубинах космоса.

Мириш подошёл к Ласире и покрыл поцелуями её румяное лицо. Вскоре они присоединились к веселью своих счастливых друзей. А на следующий день в Берлоге устроили свадьбу. Близнецы украсили сцену декорациями и водрузили арку, украшенную цветами. Затем принесли сундуки и разодели всех в старинные праздничные костюмы. Музыканты играли свадебный марш, а художники приготовились запечатлеть на своих полотнах свадебную церемонию. Наконец, всё было готово. Занавес открылся, и на сцене появились виновники торжества, за которыми шли остальные жители. Мириш с Ласирой под ручку медленно прошли под аркой. Вокруг летали феи и эльфы, осыпая их яркими звёздочками. Старик Амбар вышел к ним навстречу и зачитал торжественный текст, а старушка Калина поднесла золотые кольца на серебряном подносе. Пока Мириш с Ласирой надевали кольца, Сарай с Малиной пропели песнь и объявили их мужем и женой. Молодожёны крепко обнялись и почти полминуты целовались. Растроганные жители хлопали в ладоши и осыпали супругов лепестками цветов. А потом устроили бал и свадебный обед, который кончился лишь к утру следующего дня.

Пока жители веселились в Берлоге, фонарь исправно освещал площадь волшебным светом. И вокруг всё оживало. Дельфины купались в фонтане, брызгаясь водой. Скамейки танцевали, поскрипывая ножками. А вокруг носились привидения, радостно размахивая белыми одеяниями. И вся округа погрузилась в атмосферу безудержного счастья.

   

читателей   102   сегодня 1
102 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,50 из 5)
Загрузка...