Верные друзья

Обед. Ксюша Морковкина, ребёнок с ясными лучезарными глазками и пышноватыми щёчками, ела картофельное пюре с двумя аппетитными котлетами, политыми ароматной подливой. Моментами она глядела на свою бабулю, Лидию Кирилловну, ожидая похвалы с её стороны. Лидия Кирилловна, выпивая мелкими глотками горячее какао, мягко ей улыбалась, и Ксюше этого было вполне достаточно. Колобок, лабрадор серого окраса, мохнатый друг Ксюши, охотно ел гречневую кашу, перемешанную с мелко порубленным куриным мясом.

Закончив есть, Ксюша смирно продолжила сидеть на стуле. Колобок, справившись с миской, задремал в коридоре.

— Ты всё, поела?

— Угу. Можно компот, бабуля?

— Конечно, бери.

Ксюша выдула стакан компота, стоявший перед ней на столе, после чего Лидия Кирилловна убрала за Ксюшей, протерев влажным полотенцем заляпанный стол. Управившись, она вновь уселась на прежнее место, напротив Ксюши, и молча глядела на полную сил и жизни внучку.

Они молчали с минуту. Разговор завела Ксюша.

— Бабуля, скажи, а почему собаки не разговаривают?- голос Ксюши был резким, но не раздражающим.- Я спрашиваю Колобка: “что ты думаешь о моём платье”, а он всё высматривает меня и иногда лишь начинает лаять. Почему так?

— Он так тебе отвечает, ты просто его не понимаешь. – Ксюша уставилась кругленькими наивными глазками в бабулю.- И уж поверь мне, что он всё понимает. Он твой самый верный друг!- Ксюша обернулась, чтобы взглянуть на Колобка: он сладко дремал, временами подёргивая лапками и жалобно скуля.

— Что ему снится, бабуль?- не успокаивалась Ксюша.

— О, ему снится его мир.- с таинственной интонацией ответила Лидия Кирилловна.

— У него есть свой мир?

— Да. Только не его личный, а их общий – собачий.

Ксюша захлопала глазками, не понимая отчётливо, о чём рассказывает ей бабуля.

— А как мне увидеть его?

— Ты хочешь увидеть его мир?- спросила Лидия Кириллова.

— Да, хочу, хочу. Покажешь?

— Хм…А ты будешь и впредь меня слушаться?

— Конечно, бабуля. Я же тебя люблю.

— А как ты меня любишь, покажешь?- спросила Лидия Кирилловна, поставив кружку с какао на стол.

Ксюша приподнялась на ноги и подбежала к бабуле. Она обхватила её своими коротенькими ручонками и стала сжимать. У Лидии Кирилловны от давки перехватило дыхание.

— Ну всё-всё! Я вижу, что ты меня любишь очень сильно.- Лидия Кирилловна широко улыбнулась, и её чудесно сохранившиеся зубы заблестели на ярком солнечном свету доброго лета.- Сейчас я кое-что принесу, а ты меня дожидайся, и не смей подглядывать. Ксюша кивнула головой и села на место своей бабули. Лидия Кирилловна побрела в свою комнату, разбудив Колобка, слабо задев его ногой. Лабрадор, приподняв голову и взглянув на прошедшую подле него Лидию Кирилловну, ничего не понял. Он поглядел на Ксюшу, но и это не помогло разобраться в том, по какой такой важной и срочной причине его осмелились разбудить. Не найдя причин беспокоиться, Колобок снова уложил голову на пол и задремал. Через минуту Лидия Кирилловна вернулась в кухню, аккуратно переступив через Колобка, и в этот раз он не приподнял головы, а только приоткрыл глаза; через мгновение он их снова сомкнул. В руках Лидии Кирилловны была тонкая книга. На вид она была очень старой: листы сильно пожелтели, виделось множество потёртостей. Лидия Кирилловна поспешила сесть рядом с Ксюшей, и, уловив необычайно дикий интерес внучки, стала объяснять:

— Это книга волшебная.

— Оу-у-у!- удивилась Ксюша, стараясь потрогать ручками ветхую книгу.

-Не спеши трогать. Знаешь, почему она волшебная?

Ксюша замотала из стороны в сторону своей головкой.

— Она волшебная, потому что при помощи этой самой книги можно попасть в другой мир.

— Мир? Мир Колобка?

Обе взглянули на крепко спящего лабрадора.

— Да. Я хочу, чтобы ты там побывала, потому что все дети планеты обязаны увидеть этот изумительный, чем-то похожий на наш, но полный радости и счастья мир. Но, к сожалению, не всем суждено это увидеть, и что ещё сильнее печалит, побывать там можно только раз.

— А ты пойдёшь со мной, бабуль?

— Нет, внученька, не пойду.- Ксюша, услышав слова бабули, приуныла. Её щёки надулись, и, показалось, из её ангельских глазок польются горячие слёзы.- Ну, ты чего? Даже если бы представлялось возможным побывать в собачьем мире несколько раз, то я бы не смогла этого сделать.

— Почему?- Ксюша взглянула на бабулю сверкающими от влаги глазками.

— Потому что взрослые не могут туда попасть. Видишь ли, с возрастом люди становятся злыми, жестокими, а в мире Колобка собрано всё только самое хорошее. А вы, дети, чисты, прекрасны, ни в чём не заляпанные существа. Взрослые люди беспощадны, и в своё время я это отчётливо поняла. В детстве я подобрала старого пса, которого избивали какие-то изверги. Я его спасла и он стал для меня другом. Ну да ладно…-Лидия Кирилловна глубоко вздохнула.- Вам можно и нужно видеть этот мир, чтобы стать чище в будущем. Не бойся. Колобок пойдёт с тобой.

— Он пойдёт со мной?- удивилась Ксюша. На её милом личике просияло счастье.

— Да. Кто-то же должен показать тебе, что, где и как. Он будет твоим проводником.

— Я хочу-хочу-хочу. Скорее нас отправляй.

— Хорошо. Ты готова?

— Да-да. Я готова.

Лидия Кирилловна медленно приоткрыла книгу, и она увидела лишь пустые страницы, испорченные временем. Но Ксюша в этот момент прикрыла руками глаза от яркого света.

— Бабуля, что это за свет?

-Ты видишь его? Только дети способны его воспринимать. Передо мной только пустая книга, а перед тобой целый новый мир. Он намного лучшего нашего. Не противься свету.

Ксюша отвела руки от лица, не переставая жмуриться.

— Что дальше, бабуль? Долго ещё?

— Подзови к себе Колобка. Скорее!

— Колобок! Ко мне. Ну же!- прокричала Ксюша.

Колобок резко приподнялся с места, очнувшись ото сна. Увидев яркий свет, Колобок завилял хвостом и подбежал к Ксюше.

— Ухвати его крепко руками!- прикрикнула Лидия Кирилловна.

Ксюша ухватилась руками за Колобка, размахивающего хвостом в разные стороны.

Свет стал ярче. Он казался всепроникающим, непобедимым. Из открытой книги подул сильный ветер. Волосы Ксюши заиграли на ветру. Запахло зеленью и необъяснимой свежестью.

— Вы готовы?

-Да, бабуль, мы готовы.

Колобок громко залаял.

Лидия Кирилловна начала произносить волшебные слова:

— Морсик-мопсик-лабрадорсик.

Скусаш-сосискас-мискас.- Ветер стал усиливаться. Запахи стали ещё более насыщенными.

— Животикс-почесашкав-заушкаш.

Всегдашках-спашках-надивашках.

Как только Лидия Кирилловна закончила выговаривать нужные слова, произошла яркая вспышка света, и Ксюша вместе с Колобком вдруг исчезли без следа. Лидия Кирилловна широко улыбнулась, обрадовавшись, что этот момент наконец-то наступил, ведь и она сама в далёком своём прошлом, в детстве, побывала в замечательном мире, и она знала, как важно очутиться в нём. Она заварила себе какао и стала дожидаться возвращения родных и любимых.

 

Ксюша отрыла глаза; яркий свет исчез. Перед ней открылись прекрасные просторы. Ощущалась тёплая, нежно ласкавшая душу весна. Повсюду росли чудесно пахнущие цветы. Вокруг было зелено. Деревья были усажены на каждом шагу. Их кроны опутывали город своими добрыми объятьями. Дороги красовались абсолютной чистотой. Небо было безоблачным, а солнце оказалось похожим на Земное, но всё же отличалось в том, что оно рисовалось на небосводе слегка притухшим. Но что больше всего поразило Ксюшу так это то, что здесь нельзя было заметить человека. Она подумала, что такой мир, собачий, вправду существует. Она оглядывалась и видела лишь собак, а также плавно парящих в небе до остроты красивых рыбок. Стоило Ксюше очутится в новом мире, как к ней тут же в воздухе приплыли рыбки, став рассматривать её милое, чудесное личико. Ксюша, пожелав дотронуться до рыбок, потянулась к ним крохотными ручками, но рыбки тут же уплыли от неё куда-то вдаль. Не понимая, что с ней происходит, Ксюша снова всмотрелась в собак. Что её больше всего удивило, так это то, что все собаки были одеты в человеческую одежду и ходили на задних лапах; проходя мимо неё, они здоровались с ней на её языке:

— Здравствуйте, юная леди.

Ксюша тут же старалась отвечать. Делала она это необдуманно. Ею овладело удивление, ни с чем не сравнимое, и в какой-то момент ей даже стало страшно, до боли не по себе.

— Здравствуйте…-неуверенно отвечала Ксюша проходящим мимо неё собакам.

-Здравствуйте, мисс!- снова поздоровались с Ксюшей. В этот раз это был бульдог средних на вид лет.

— Ох, ну наконец-то я вновь здесь оказался. Как же я скучал. Боже мой!

Колобок приподнялся на задние лапы, и, соприкоснувшись взглядом с Ксюшей, бросился её обнимать и облизывать.

— Моя милая! Ну как же ты меня не понимала, когда я твердил тебе, что твоё алое платье великолепно. А! Оно же на тебе сейчас. Чудесно.- Колобок оглянулся по сторонам. Его накрыли с головой счастье и неподдельная радость.- Как же это безупречно – поесть, а после попасть домой!- Его живот заурчал.- Ой, видимо, нужно снова поесть.

Ксюша остолбенела. Она ничего не понимала и недоумевала, как же это так – разговаривать со своей собакой, как с обычным человеком. Разве это нормально? И что значит весь окружающий её новый мир: здесь всё было сделано под собак (вывески, плакаты, музыка, доносившаяся откуда-то издалека, ровная и успокаивающая); собаки вели себя, как люди, не иначе.

— Куда пойдём? Объясни мне, Колобок, что происходит?

— Не волнуйся. Ты у меня в гостях. Это мой дом.

— Но наш дом в другом месте, и у нас дома собаки не ходят на задних лапах.

— Это твой мир таков.- с сияющими глазами произнёс Колобок.- А в моём мире иначе устроена жизнь, хоть она и схожа с людской.

— Кто все эти собаки? Кем работают? — Ксюша не переставала получать приветствия от проходящих мимо неё собак.- Они все такие…деловые на вид. Чем они заняты?

— Ой!- махнул лапками, согнутыми зайчиком, Колобок.- Все они заняты очень важной работой. Как правило, они занимаются перевозками еды другим собакам. А еда сама у нас производится. Для этого у нас есть специальные земли, и с этих земель мы собираем урожай: готовые, поджаренные, аппетитно пахнущие котлетки, стейки и всё остальное. Нам следует только всё развезти, чтобы всем досталось, понимаешь? И работают, кстати, без зарплаты. И все товары бесплатны. Конечно, есть и другие сферы, например: специалист по поглаживанию живота, специалист по бегу за своим хвостом, научные деятели, трудящиеся над раскрытием секрета запаха вонючих человеческих носков…и прочее. Не хочешь мороженое?

— Мороженое?

— Да, оно у нас не хуже вашего, и я не побоюсь, если скажу, что даже лучше вашего.

-И чем же ваше мороженое лучше нашего?- ввязалась в спор Ксюша, позабыв про тревогу.

-От нашего мороженого глисты не заводятся, и мне не приходится потом, съев наше мороженое, задницей ковры вычёсывать.

Ксюша захихикала.

Неподалёку от них располагалась лавка с мороженым. Колобок непринуждённо зашагал к нему, подзывая к себе Ксюшу. Недолго думая, Ксюша побежала за ним.

— Мне, пожалуйста, два стаканчика.- обратился Колобок к продавцу-пекинесу.- Тебе какое, Ксючешка?

— Мне? Эм…клубничное есть?

Пекинес кивнул головой.

— Два клубничных, будьте добры.- утвердительно запросил Колобок.

Пекинес, подав два стаканчика с клубничным мороженым, высунул свой маленький красноватый язычок, и Ксюше показалось, что он мило улыбнулся на прощание.

— И этот пекинес тоже работает только потому, что так желает?- Ксюша и Колобок встали неподалёку от лавки с мороженым, с наслаждением слизывая медленно таявшую сладость, мелкие капли которой сползали по вафельному стаканчику.

— Да. Я же сказал, что тут всё бесплатно, и все работающие делают это потому лишь, что добры друг к другу. Все мы живём в мире и согласии. Все понимают, что, если не развести еду, нас поглотит грусть. И мы работаем ради самих же себя.- Ксюша наслаждалась мороженым и неустанно оглядывалась по сторонам. Её поражал мир, похожий на людской, и отличия, сводившиеся к тому, что собаки, здесь живущие, любят друг друга и воистину рады гостям, и к тому, что солнце этого мира светило не так ярко, как земное, её потрясли. Но это были мелочи. Колобок поведал, что ему есть, что важное ей рассказать, то, чем гордятся жители его мира. Но тут же добавил, что расскажет об этом, когда они дойдут до памятного места. Они зашагали по дороге. Колобок стал рассказывать о погоде и окружающей среде, поясняя, что здесь, в этом собачьем мире, всегда тепло, комфортно; жара или холод никогда не наступают. Трава всегда зелёная, а деревья никогда не скидывают листву со своих ветвей. Ксюша внимала словам Колобка, но, будучи ребёнком любопытным и неглупым, её интересовали вещи более углублённые.

— А что происходит с вами после смерти? И как ты разговариваешь со мной на моём же языке?

Колобок расплылся в улыбке.

— До рождения на Земле и после смерти что нам делать? Ещё не рождённым в твоём человеческом мире я жил здесь, и длилось это около пяти лет. Все живут, до рождения на Земле, по пять лет. Появляясь на свет в твоём мире, собаки начинают путь сначала, и все прожитые годы здесь, в собачьем мире, списываются. А кто умирает – возвращается сюда, и навсегда остаются при своём возрасте, больше не старея. И я вернусь, когда придёт моя смерть. А разговариваем мы на всех языках, знакомых человеку. Мы всех всегда понимаем. – объяснил Колобок.

— Ты сказал,- неуверенно начала Ксюша.- что расскажешь что-то очень важное, но стоит дойти до нужного места. Долго ли нам идти осталось?

Колобок, обрадовавшись вновь тому, что очутился дома, ещё и со своей любимицей, бросился к Ксюше, став облизывать её личико, измазывая её пухленькие щёчки клубничным мороженым.

Ксюша радостно засмеялась.

— Пойдём скорее! Мне не терпится рассказать и показать тебе много интересного.

Ксюша и Колобок отправились в путь.

 

-Ну, долго ещё идти?- нетерпеливо спросила Ксюша.

— Ты же взрослая, тебе полных девять лет. Нетерпеливый же ребёнок, а!- весело, высунув влажный язычок, произнёс Колобок.

Ксюша и Колобок шли по отлично проложенной дороге в понятном только для лабрадора направлении. Дорога была чернозёмно-песчаная и как бы придавленная чем-то тяжёлым, вследствие чего казалась идеально ровной, а из-за вечно царящей в собачьем мире тёплой, сухой погоды, ноги и лапы не утопали в земле. Кроме дороги, по которой они шли, рядом с ними виднелись ещё несколько таких же полос. Дорожные полосы сливались в единую изящную картину вместе с высокими деревянными остроугольными зданиями, покрытые снаружи лаком, от чего они вяло блестели в лучах тусклого солнца. Ксюша разглядывала дороги и здания, и постепенно она стала ощущать, что ей здесь нравится: всё казалось просторным и неизученным, что, безусловно, щекотало её задор.

— А расскажи мне, как рождаются собаки в этом мире?

-Когда мы дойдём до нужного места, я тебе расскажу и об том.

Мордочка Колобка была весёлой, и Ксюша, взглянув в его собачьи глаза, ответила ему нежной улыбкой:

— А как вы учитесь? У вас есть школы?- не успокаиваясь, спросила Ксюша.

— Нет. Школ в нашем мире нет. Как только мы рождаемся в собачьем мире, нас тут же отдают на воспитание собакам, которые, прожив земную жизнь, очутились вновь здесь, дома. И сделано это с умом, ведь, вернувшись из человеческого мира, собаки многое могут поведать, объяснить, что нас ждёт и как нам стоит относиться к людям.

— Это так интересно!- воскликнула Ксюша.- Никогда бы не подумала, что где-то такое можно увидеть.

— Гав!- неожиданно для Ксюши послышалось откуда-то со стороны.

— Гав!- ответил Колобок, глядя на пса-ретривера.

— Что это было?- удивлённо спросила Ксюша.

— Это…приветствие! Только среди детей мы общаемся на доступном им языках, а между собой мы стараемся общаться только на своём, родном, собачьем.

Ксюша молчала.

— Наконец-то мы дошли.- вскрикнул Колобок.

Колобок, словно обезумевший, побежал на своих задних лапах вперёд, и Ксюша, внимательно следя за бегущим неизвестно куда Колобком, звонко рассмеялась. Колобок, как только Ксюша залилась смехом, скрылся за углом высокого деревянного здания. Не желая потерять из вида Колобка, Ксюша ринулась за ним. Забежав за угол, она поравнялась с Колобком, и ей открылась огромная площадь, ограждённая низким деревянным забором. В небе кружились рыбки, которых она уже успела увидеть, стоило ей только очутиться в собачьем мире. Но здесь, над площадью, рыбки были не только мелкие и средние, а ещё и крупные, какие-то раздутые, больше самой Ксюши в несколько раз. Можно было бы сказать на первый взгляд, что эти летающие рыбки метались в небе без всякого смысла, но, детально всмотревшись в последовательность их движений, Ксюша поняла, что у них есть определённая задача. Небо было затянуто пышными облаками, и неизвестно каким образом это происходило, но из облаков сыпались ото всюду с умеренной скоростью щенки, и они, устремляясь к земле, готовы были разбиться насмерть. Но недолго падая, их подхватывали рыбки, и в тот же миг щенков куда-то уносили. Возвращаясь, рыбки продолжали подлавливать милых щенков. Всё повторялось по кругу.

Ксюша застыла, разинув рот.

— Вот так мы и рождаемся.- спокойно проговорил Колобок. – Теперь ты знаешь.

Но Ксюша рассматривала летающих рыб и сыплющихся с облаков щенков недолго, поскольку перед ней открылось ещё более завораживающее зрелище. В дали, являясь центром площади, величественно сидел на задних лапах, опираясь на передние, устремляя куда-то далеко-далеко свой мудрый взор, отлитый из металла Сенбернар.

— Кто это?- удивлённо спросила Ксюша, указав пальцем на монумент.

-Это Великий Сенбернар.- гордо ответил Колобок.- Побежали!

Колобок, только что стоявший неподвижно и разглядывавший вместе с Ксюшей приятное глазу небо с его пушистыми детьми, подхватывающих их рыб и Великого Сенбернара, поспешил к монументу. Ксюша побежала вслед за Колобком. Добежав до монумента, Колобок неподвижно встал под ним, и, тяжело дыша, разглядывал Великого Сенбернара, словно никогда до сего момента его не видел, запрокинув при этом голову.

— Всё такой же…ничуть не изменился.

Его язычок выпал набок, и глаза его загорелись; его счастью не было предела.

— Что ты сказал?- спросила Ксюша, поравнявшись с Колобком в тот самый момент, как он произнёс свои слова.- Ты о чём?

Ксюша тяжело дышала, но спустя буквально мгновение, её дыхание снова стало ровным.

— Это Великий Сенбернар!- Ксюша и Колобок не отрывали глаз от монумента.- Он прекрасен.

— Чем он прославился? Почему ты его называешь великим?

— Он основал наш мир. Ему мы обязаны нашей счастливой жизнью.- лёгкая грусть пробежала в глазах Колобка, затмив прежнюю радость.- До него мы рождались без цели, а, умирая, уходили в небытие. И только после основания собачьего мира, мы, покидая земной мир, стали продолжать жить здесь. Это ли не счастье для нас – иметь свой дом, где тебе рады и где тебя любят?

— Ого!- поразилась Ксюша.- А имени у него нет? И что значит – рождались без цели?

Колобок, не отрываясь глазами от монумента, ответил:

— Имя его нам неизвестно. Он никогда не говорил о нём. Раньше, до Сенбернара, собаки рождались сразу же в человеческом мире, минуя наш нынешний, и всегда в разных количествах. Сейчас же ты видишь,- Колобок указал лапкой на летающих птиц.- что у нас есть возможность подготовиться к вашему миру, став для вас более толковыми и приятными существами. А теперь…

Ксюша перебила Колобка:

— Ага, и поэтому ты рвёшь бабушкины простыни и поедаешь мои носки.

Колобок растерялся, услышав обидные для него слова.

— Это…это всё потому, что слышать о прелестях вашего мира – это одно, а испытывать чувства в реальности – другое.

Ксюша рассмеялась, услышав оправдания Колобка. Она его любила, и подумала в ту же секунду: ”Пусть он хоть все простыни разорвёт в клочья, пусть все мои носки съест, но я не никогда не перестану его любить.”

Колобок, не желая концентрироваться на рваных простынях и проглоченных носках, не помедлил продолжить свои мысли:

— Так вот, а сейчас мы рождаемся в строгом порядке, с учётом нужд Земли. И если когда-нибудь люди перестанут нуждаться в нас, мы перестанем появляться на свет. Облака более никогда никого не породят, а рыбы, чудовищно тоскуя, окажутся никому не нужными.

Ксюша вплотную приблизилась к Колобку и нежно, крепко его обняла.

— Не бойся. Мы вас никогда не забудем. Вы нам всегда будете нужны. Обещаю.

Колобок мило, по-доброму поглядел на Ксюшу, и его сердце залилось чистой любовью. Колобок, облизнув Ксюшу, отчего та стала хихикать, поглядел на Великого Сенбернара. Ксюша взглянула на него вслед за Колобком.

— А как он основал мир?

— Это завораживающая история!

— Правда?- светясь от счастья, спросила Ксюша.- Расскажи, скорее!

Колобок начал свой рассказ:

— Наш мир появился сравнительно недавно, около 150-ти лет назад, а наше время течёт в том же ритме, что и ваше, и создал его Великий Сенбернар. В своё время жил человек, отделившийся от людей. Большую часть жизни он провёл отшельником. Скитаясь по разным местам, он встречался с различными людьми, и вывел, что нет лучшего друга, чем собака. Его всегда и везде сопровождал с юных лет…наш Великий Сенбернар. Они были неразлучны, и именно благодаря Сенбернару, он понял, что мир без собак – сущий ад. Он решился исправить это. Сочинив наш мир, сказку, и описав её словами, всё, что видишь перед собой.- Ксюша огляделась по сторонам, обратив внимание на широкие ровные дороги, деревянные здания, летающих птиц, на тусклое солнце.- этот человек был счастлив, но однажды Сенбернар растерзал эту сказку, покорившись собачьему задору, проглотив бумагу. Он, конечно, не помер, и всё обошлось благополучно. Сочинитель, расстроившись, всё же записал сказку по новой, и на будущее, чтобы не был утерян его труд, описал наш мир в нескольких экземплярах, сшив из них книги самостоятельно. Так и жили они вместе счастливо и радостно, пока Сенбернар не умер от старости. Впитав в себя описания нашего мира, Сенбернар тем самым его одушевил, и, умерев, попал в него первым. А после смерти Сенбернара все слова из книг, в которых был описан наш мир, исчезли, будто и не было ничего записано. После смерти сочинителя, книги разлетелись в разные уголки планеты. Одна из таких оказалась в руках твоей бабули.

Выслушав историю про Великого Сенбернара, из глаз Ксюши потекли горячие слёзы, но Колобок, желая утешить юную леди, обхватил её своими лапками и облизнул её солёные щёчки.

— А где он сам, этот Великий Сенбернар? – утирая слёзы, спросила Ксения.

— Никто не знает.- с грустью ответил Колобок.- Первым очутившись в собачьем мире, и, дождавшись первых щенков и времени, когда они повзрослеют, он рассказал им эту историю, а после пропал без следа.

— А где те, самые первые собаки?

— Как и все мы, они, появившись в нашем мире, в скором времени родились на Земле, а, умерев, очутились здесь снова, но они живут далеко и высоко в горах. Они стали необщительными. Они…пожелали, чтобы мы жили свободно, не зацикливаясь на них. Они пожелали, чтобы мы ни в коем случае не склонялись перед ними и самим Сенбернаром. Они хотели, чтобы мы лишь помнили о нём, знали, как появился наш мир. Нам этого показалось недостаточно. Вопреки их желаниям и вдохновлённые историей Великого Сенбернара, мы воздвигли этот монумент в его честь.

Ксюша, слушая Колобка, на секунду отвлеклась, увидев неподалёку от них маленького мальчика в голубой футболке и чёрных шортиках, махавшего ей рукой, радостно улыбаясь. Рядом с ним стояла собака – вельш-корги.

Ксения ответила взаимностью, помахав нежной ручкой неизвестному ей мальчику. Они смотрели друг на друга недолго. Сразу после того как они обменялись приветствиями, Ксюша обратилась к Колобку:

— Раз вы навсегда остаётесь в этом мире, умерев на Земле, как он не переполняется?

Колобок улыбнулся.

— Наш мир расширяется по мере того, как нас становится всё больше. Наш мир бесконечен.

Ксюша, получив ответ, не могла представить, как такое возможно. Чувствуя, что ввёл Ксюшу в ступор, Колобок резко повеселел.

— Я должен познакомить тебя с дядюшкой Меркурием.- энергично заговорил Колобок.- Он тибетский мастиф. Прекрасный чудак. Пока я жил здесь до земного рождения, он занимался мной. Побежали.

— Но…ты уверен, что он меня примет? Я ведь ребёнок.

— Это и прекрасно! Не беспокойся.

 

 

 

 

 

Добежав до дома дядюшки Меркурия, они, тяжело дыша, постучались в дверь.

— Дядюшка Меркурий! Открывай.

— Кто там ещё?- возмущённо, подойдя к двери, спросил Меркурий.

-Это я, Малинка!

-Тебя звали Малинкой?- удивилась Ксюша.

-Ну да. Это на Земле мне дали имя “Колобок”, а ведь дядюшка Меркурий знает только моё былое имя. Земное ему откуда знать?

— Малинка? Не может быть!- спеша отпереть дверь, пробурчал дядюшка Меркурий.

— Это я! Отпирай живее.- закричал Колобок.

Дядюшка Меркурий отпер наконец деревянную дверь своего приземистого дома с чудесным палисадником, и остался поражённым.

— Святые угодники! Неужели и впрямь ты?

— Я.- самодовольно ответил Колобок.

-Неужто пристрелили? Рано тебе здесь ходить.

— Тьфу! Да что ты такое говоришь? Нет, конечно. Другая история за мной…- Колобок поперхнулся.- Точнее, за нами. Знакомься – милая и прелестная Ксюша.

Дядюшка Меркурий, потирая лапы о свой мохнатый живот, произнёс:

— Здравствуйте, милая леди! Проходите оба, не стойте за порогом.

Колобок подозвал к себе Ксюшу, и они вошли в дом. Дядюшка Меркурий запер за ними дверь, и пошёл за ними вслед.

— Ты не говорил, что сюда попадают и те, кого убили.- с обидой сказала Ксюша, пристально глядя на Колобка.

-Ну-ну! Только не реви, ладно? Да, нас не любят, стреляют, травят, но что поделать? Я думал, ты поняла, что сюда попадают в целом после смерти. Не всем же псам на планете Земля суждено умереть своей смертью, от старости.

Ксюша хотела заплакать, но дядюшка Меркурий настолько яростно и злобно заговорил, услышав их разговор, что желание плакать в миг улетучилось:

— Твари эти люди! Ничего, кроме своего живота, не ценят. Бьют нас, не уважают и хотят, чтобы их слушали, ценили, любили. Сколько раз твердил я тебе держаться подальше от людского рода, а?- Колобок замахал лапками, давая понять Меркурию, что не воспринимает его слова всерьёз.- Ты всё отмахиваешься, как и прежде. Ещё ничему тебя жизнь не научила. Всё такой же наивный, думающий, что взрослые люди не такие скверные, какими представляю их себе я, но поверь мне, я прожил свои годы на Земле, и многое повидал, поэтому знаю, что говорю.-Они находились в маленькой комнатушке. Дядюшка Меркурий предложил присесть в кресла Колобку и Ксюше, что те и сделали, и стал заваривать какао.- Ты думаешь, что мы зря сделали так, что к нам могут попасть только дети? Дети чисты, ох, как чисты, а взрослые, попав к нам, сразу же начнут вынюхивать, как бы им наш мир использовать в своих целях.

— Дядюшка, но не все же такие! – воскликнул Колобок.

-Все, родной мой, все! Дети только наше счастье.- Меркурий взглянул на Ксюшу, и на его морде просияла искренняя улыбка, словно уловил что-то знакомое в молодом личике.- Но стоит, наверное, поговорить о более приятных вещах.- Ксюша, как Вам наше место? Удивлены тем, как мы живём?

— Чуточку. Ваш мир прекрасен и добр, хоть и солнце неяркое.

— Это да.

-А где тётушка Мироза?- поинтересовался Колобок.

-Она поехала к своей подруге. Ещё с неделю не будет её дома. Я, вот, один-одинёшенек остался. Зато сам себе хозяин.- Дядюшка Меркурий по-старчески засмеялся, подав какао своим гостям. Он уселся в кресле напротив Ксюши и Колобка.

— Кто такая Мироза?- спросила Ксюша.

-Это жена моя. Мопс.-ответил Меркурий.- Прекрасная особа. Очень элегантная, кстати.

Внутри дома Меркурия было довольно уютно, несмотря его на малые размеры. Везде было прибрано, всё расставлено на своих местах. На стенах были подвешены фотографии Меркурия, Мирозы и самого Колобка, и он был совсем крошечный.

— А я могу остаться в вашем мире?- спросила Ксюша, затаив дыхание.

Колобок и Меркурий поглядели на Ксюшу удивлёнными глазами.

— К сожалению, нет. Дети здесь стареют, и со временем они превращаются во взрослых, а допустить этого мы никак не можем. Мы не можем допускать, чтобы люди жили вместе с нами.

— Но я же не желаю вам всем зла!- возмутилась Ксюша.

— Все дети чисты, ох, как чисты, но после, со временем, всё меняется.

— Но как же Сенбернар и его хозяин? Ведь он любил своего пса!

Дядюшка Меркурий, понурив голову, промолчал.

— Ксюша, не расстраивайся.- вмешался Колобок.- Я всегда буду с тобой, хоть и не смогу поговорить с тобой, как здесь и сейчас, но всё же…

Ксюша заплакала. Ей стало обидно, что так хорошо и прекрасно в этом счастливом мире могут жить только собаки, а люди – нет. “Откуда появилась эта страшная несправедливость?”- думала Ксения.

— Не переживай!- тепло заговорил дядюшка Меркурий, подойдя к Ксюше и обняв её со спины. Ей стало вдруг спокойно.- Ты должна радоваться тому, что есть сейчас в твоей жизни. Хоть я и сказал, что люди злы, но всё же ты права, есть и такие, которые сохраняют к нам детскую любовь до самой смерти, но, увы, мы их не можем поселить рядом с нами – из-за потенциальной угрозы для нашего мира.

Ксюша маленькими глотками пила какао, ощущая душевную бодрость в объятиях дядюшки Меркурия. Колобок, в миг справившись с горячим какао, так же подошёл к Ксюше и положил левую лапу на её хрупкое плечо. Ксюша и Колобок переглянулись, и она почувствовала, что печалиться ей ничего не стоит – он с ней до самой смерти, и оттого, что, скорее всего, они никогда не смогут более поговорить, как сейчас, её жизнь не станет хуже.

— У меня для тебя есть кое-что, и это тебя точно успокоит.- торопливо проговорил Меркурий.

Он вышел из комнаты, и неизвестно куда он направился, но издалека, из глубины его дома, стали доноситься непонятные шумы. Было похоже на то, что дядюшка Меркурий пытается что-то отыскать. Меркурий вернулся в комнату спустя минуту.

— На! Держи.

— Что это?

— Это то, что сохранит в тебе каплю детства.

Ксюша протянула свою ручку, и, соприкоснувшись с большой лапой Меркурия, держащего серебряную цепь с стеклянным прозрачным круглым кулоном, её сердце ёкнуло.

— Я не понимаю, что это.

— Этот кулон волшебный. При помощи этого кулона в виде шара ты всегда сможешь видеть, как мы здесь живём, и ты всегда будешь счастлива.

Ксюша всмотрелась в шарообразный стеклянный кулон, и увидела в нём главную площадь мира, посредине которой красовался монумент, воздвигнутый в честь великого Сенбернара, основавшего этот мир.

— Я так счастлива.- Ксюша бросилась обнимать Меркурия.

— Ступайте. Вам пора обратно. Очень жаль, что время течёт и здесь, и даже детям непозволительно задерживаться подолгу в нашем мире.

Ксюша и Колобок направились к выходу, и на прощание они все крепко обнялись. У всех в глазах таились слёзы, и всем им было некомфортно от того, что им приходится прощаться. Дядюшка Меркурий отпер входную деревянную дверь, и комната озарилась ярким светом, оттуда доносились знакомые запахи: чувствовался аромат вкусной подливки к пюре.

Ксюша и Колобок вышли из дома Меркурия в свет, и они очутились в кухне, полной летнего яркого земного света. Лидия Кирилловна спала крепким сном, а Колобок вилял хвостом перед ошалевшей от произошедшей с ней истории Ксюшей. В руках она держала цепочку с стеклянным кулоном в форме шара, и, взглянув в него, она увидела великого основателя собачьего мира – Сенбернара и вольно шагавших по площади собак разных пород. Переглянувшись с Колобком, Ксюша улыбнулась, и, взяв в руку печенье, лежавшее в фарфоровой тарелке на столе, она угостила им своего настоящего друга. Колобок, получив печенье, стал его тщательно разжёвывать, и Ксюше стало ясно, что он счастлив. Ксюша, взглянув на стол, увидела кружку с недопитым какао, и перед её глазами тут же всплыл образ дядюшки Меркурия. Рядом с кружкой лежала книга. Взяв в руки книгу, ту самую, которую показала ей бабуля, Ксюша увидела на лицевой стороне великого Сенбернара, мудро глядящего вдаль, а под его могучим силуэтом была написана красивым почерком фраза:

Никогда не забывай, каково – это быть человеком.

   

читателей   129   сегодня 1
129 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...