Трудно стать богом

 

Отблески огня от камина хаотично прыгали по комнате, слабо освещая портреты на стене,

низенький столик с бутылкой вина и бокалами, лица двух собеседников.

Ли Блав, Великий Приор, грузный, рано поседевший в трудах и заботах на благо Ордена, рассеянно ворошил кочергой уголья.

— Видишь ли, Грэг, наши люди помогли одному длинному язычку проговориться о том, что у кое-кого из моих…коллег в скором времени может случиться настоящий прорыв в исследованиях. А это слава! И она, помноженная на непомерное честолюбие, толкнет его на борьбу за лучшее место под солнцем на предстоящем собрании верховного капитула. Но Ордену не нужны потрясения.

Грэг Конт, худощавый, среднего роста мужчина, коротко кивнул. Его мало интересовали внутриорденские интриги. А за почти пятнадцать лет работы на Ли Блава, с тайного благословления святой Инквизиции, не нашлось ни одного повода усомниться в его порядочности.

Великий Приор протянул Конту лист бумаги:

— Здесь вся нужная тебе информация, ознакомься.

Времени на пару неторопливых глотков вина и несколько подброшенных в камин поленьев как раз хватило, чтобы Грэг изучил и затем бросил бумагу в огонь.

— Конт, испытуемая должна на время исчезнуть. Вот свиток одноразовой экстренной связи. Уходишь порталом прямо сейчас. Удачи!

 

Жозеф Рико, Маршал Ордена, раздраженно мерил шагами огромный кабинет:

— Каким образом Блав сумел пронюхать о нашем эксперименте?

— Деньги, Маршал. Деньги затмили разум Борхе Хорхесу. Золото легко развязывает языки. Хорхес, правда, уже раскаялся и шагнул из окна. Гораздо важнее другое: Блав только что беседовал с Грэгом Контом.

— Контом?

— Специалистом по деликатным поручениям. Крупным специалистом. Операции «Стрела Архангела «, » Гнев Божий «.

— Тогда подберите надежных людей присмотреть за ним. Поймайте его на горячем. Пора хорошенько прищемить Блаву не в меру любопытный нос.

 

 

 

Приятный городок этот Саллах, решил Грэг, неторопливо шагая по узкой улочке. Аккуратный, утопающие в зелени дома, разномастный веселый птичий гомон, одуряющий аромат цветущих садов и жара. Улица пуста, лишь двое возчиков, лениво переругиваясь, пытаются поставить на место отвалившееся от повозки колесо. Конт даже не взглянул на нужный ему домик, для этого есть ночь, а пока быстрее в прохладу ближайшей таверны.

— Это он, точно! — прошептал один из погонщиков напарнику. Они еще немного повозились с колесом, досадливо плюнули и побрели следом за Грэгом.

Только ночной ветерок с гор принес в Саллах долгожданную прохладу. Запоздалые прохожие спешили добраться домой, гасли последние огоньки в окнах. Город уже засыпал, когда Конт растворился в тенях.

 

Старик с откровенным удовольствием посматривал на Лию. Невысокая, изящная, очень красивая девушка нервно теребила косу и гипнотизировала взглядом огромных синих глаз симпатичного блондина, уверявшего ее в отсутствии повода для переживаний:

— Лия, вспомни, как Роб улепетывал отсюда с поджаренной заклинанием задницей. Уверяю, этому нахальному жениху теперь и в голову не придет сунуться сюда еще раз.

Крепкий мужчина у стены довольно хохотнул, старик-маг торжествующе запустил крошечный фейерверк. Даже Лия невольно улыбнулась, зрелище действительно оказалось комичным. Но ее улыбка тут же сменилась тревогой:

— Роб — единственный сын богатейшего в Саллахе купца, заносчивый и злопамятный человек. Боюсь, он не стерпит подобного унижения и обязательно постарается отомстить.

Затаившийся у открытого окна и внимательно прислушивавшийся к беседе Грэг внезапно услышал тихое движение в саду и свистящий шепот: » Мы на месте «. Ах как права оказалась девочка, отметил Конт и бесшумно скользнул за угол дома.

Влетевшая в окно стрела пригвоздила старого мага к креслу, и тут же в дом вломились трое громил. Лия и Берт, тот самый симпатичный парень, оцепенели от страха. Зато Терн, мгновенно оценив создавшееся положение, точным броском вогнал метательный нож в горло ближайшему врагу. Сделав неверный шаг, тот с грохотом упал, а Терн, уже с мечом в руке, прыгнул вперед и прикрыл собой Лию. Этому его учили, это была его работа. Следующая стрела пронзила грудь телохранителя и отбросила его к стене. Берт судорожно пытался выдернуть намертво застрявший в ножнах кинжал, а Лия пронзительно закричала.

— Иди в ад,- прошептал Грэг, опустив убитого лучника на землю и вытирая об его одежду окровавленный нож.

Берт шагнул вперед и дрожащим голосом потребовал от бандитов убираться вон.

Третья стрела вошла точно в затылок здоровенному детине, молча рухнувшему на пол. Последний из нападавших бросился к двери, выскочил на улицу, но тут же влетел уже мертвым обратно с ножом в сердце. Наступила тишина.

— Боже, какое побоище, — потрясенно осмотрелся юноша. Четыре трупа лежали в крови, залившей всю комнату. Его вывернуло наизнанку.

Лия, всхлипывая, добралась до окна, осторожно выглянула и руками зажала рот, чтобы не вскрикнуть. На залитой лунным светом садовой дорожке в темной луже лежал Роб, рядом валялся лук. Девушку затрясло от ужаса, и она бросилась к Берту.

— Это Роб стрелял из лука, а теперь он мертвый лежит в саду. Немедленно бежим прочь из города или нас сгноят в тюрьме, слышишь?

Минутные лихорадочные сборы, и они, крадучись, перебегая из тени в тень, устремились к городской стене. Лея вела Берта к знакомому лазу, совершенно скрытому от посторонних глаз зарослями орешника. Тявкнула какая-то собачонка, ей ответили где-то в стороне, и опять сонная тишина.

— Куда мы двинемся? — спросил Берт, когда они остановились перевести дыхание в густом сумраке стены.

— Папа как-то говорил, в Джастре у нас есть дальние родственники. Это небольшое местечко в пяти днях пути отсюда, — ответила девушка и горько расплакалась.

Уже с горки Лия оглянулась на лежащий внизу родной город. Прощай, Саллах. Луна заботливо освещала дорогу беглецам и следующему за ними в отдалении Конту.

 

— Маршал, совершено нападение на группу Леонардо. Лия и стажер Берт Гарт исчезли, остальные мертвы. Спецгруппа уже переправлена на место, изучает ситуацию и предпринимает все возможные усилия по поиску пропавших.

— Где Конт?

— Его ищут.

— Он обыграл всех нас. Найдите его! Постарайтесь меня не разочаровать.

 

 

Уже третий день сменился вечером, закончились съестные припасы, и молодые люди наконец решились заглянуть в одну из придорожных таверн. Лия настояла на отдыхе, и они, сняв крохотную комнатку на втором этаже, теперь ужинали в общем зале. Народу здесь было немного, жители окрестных селений, в основном, решившие побаловать себя

пивом, разговорами с друзьями и обсуждением новостей.

Берт все присматривался к стоявшему за стойкой гитерну. Хозяин заметил его интерес и предложил сыграть. Юноша благодарно кивнул, и в зале раздалась музыка. Неспешная, чуть грустная, призывающая помолчать и задуматься.

Сами собой прекратились разговоры, лица людей светлели, благодарная тишина стала лучшим подарком

исполнителю.

Посетителей заметно прибавилось, служанки спешили разнести пиво желающим успокоить взволнованные музыкой сердца. Довольный хозяин попросил Берта играть в таверне весь вечер, обещая бесплатный ужин и ночлег.

— Я могу спеть, — застенчиво предложила Лия, и наградой ей послужил одобрительный шум в зале.

Хрустальный голосок запел о раннем утре, птицах, разукрашивающих звонкими трелями начинающийся день. О снежных вершинах и полях, ждущих заботливых крестьянских рук, о родной земле.

— Эй, музыкант, я покупаю твою девчонку, пусть щебечет мне всю ночь. Полновесный золотой!

Песня оборвалась. Вперед, ощупывая Лию наглым взглядом, пробирался дебелый рыжий детина:

— Слышь, музыкант, я даю очень хорошую цену! Девка прям веревки из меня вьет.

Люди возмущенно оборачивались на голос, но тут же отводили виновато взгляды. Таверна стала пустеть.

Лия отпрянула назад, затравленным взглядом синих глаз ища у окружающих защиты, но тщетно. Берт, все еще разгоряченный своим успехом у слушателей, запальчиво предложил нахалу проваливать. Неожиданный страшный удар в лицо ослепил его и бросил на пол.

— Ты как разговариваешь с моим лучшим другом? — свирепо рявкнул, склонившись над поверженным юношей, самого бандитского вида мужичина. Рыжий довольно осклабился. Хозяин таверны страдальчески сморщился и отвернулся, старательно делая вид, что не замечает происходящего. Лия трясущимися губами шептала: » Помогите! Помогите хоть кто-нибудь!» Но в таверне осталась лишь пьяная компания за столом у дальней стены, с любопытством наблюдавшая за разворачивающейся драмой да одинокий путник у стойки. Он оглянулся и поймал умоляющий взгляд девушки.

Мощный удар заставил верзилу хрюкнуть и сложиться пополам, неправдоподобно медленно заваливаясь на бок. А неожиданный спаситель уже уперся беспощадным взглядом в рыжего:

— Слышь, падаль, забирай этот вонючий мешок с дерьмом и убирайтесь отсюда!

Рыжий побледнел, молча поднял напарника и повел его к выходу, у двери обернулся, сверкнул ненавидяще глазами, и оба скрылись в темноте ночи.

Берт, застонав, попытался встать с пола, и Лия кинулась помочь ему.

— Просто разбитые губы, — констатировал мужчина, бегло взглянув на лицо парня. — Пройдет через несколько дней.

И неожиданно озорно подмигнул девушке.

— Я не знаю, как вас отблагодарить, Незнакомец, — опомнилась Лия.

— Песней. Мне кажется, никогда я не слышал такого чудесного голоса.

— С радостью! — покраснела от удовольствия девушка.- Меня зовут Лия, а это Берт, мой друг.

— Грэг Конт, к вашим услугам, — широко улыбнулся мужчина.

— Боюсь, ваши трудности только начинаются, — мрачно включился в разговор подошедший с небольшим мешком в руках владелец таверны. — Эта рыжая свинья — брат главаря здешней шайки. И бандиты будут здесь самое позднее через

час. Уходите немедленно. В мешке немного еды на первое время. Сразу за таверной начинается заброшенная дорога в горы. Она ведет к руинам древней крепости. Нехорошее место, по правде говоря. Но там у вас есть шанс скрыться от преследователей.

Усыпанному мириадами звезд небу не было никакого дела до страхов и сомнений невольных беглецов. Шуршала под ногами пожухлая трава. Чуткие зверьки провожали настороженными взглядами спешащих в ночи людей.

Полуразрушенные каменные стены кольцом окружали залитый лунным светом большой двор и чернеющую в его центре башню. Ни одного огонька, ни единого звука.

— Я не хочу туда идти, — шепнула Лия, боязливо окидывая взглядом останки крепости. — Давайте остановимся здесь. Может быть, нас и не найдут.

— Мы оставили хороший след, — возразил Грэг.- Бандиты обязательно нас настигнут.

Он припал ухом к земле:

— Скачут сюда! Быстрее в крепость!

Они побежали к башне. Конт заметил среди окон нижнего яруса выбитое и устремился к нему, увлекая за собой остальных. Позади раздались неистовые крики и свист — их обнаружили.

Нужное окно возвышалось над землей в паре метров. Первой Грэг подсадил Лию, следом Берта, и тут на него налетел первый разбойник. Свистнул меч, но лишь разрезал воздух там, где только что стоял Конт, а нападавший осел на землю. Грэг подпрыгнул, уцепился за подоконник, подтянулся и уже переваливался внутрь, когда его ногу пронзила стрела. Он зашипел от боли и неловко свалился на пол. Лия помогла Конту

привалиться спиной к стене и перетянула ногу наскоро скрученным из рукава рубахи жгутом.

И тут Берт подбежал к окну и исступленно закричал в темноту:

— Сволочи! Сволочи! Что вам всем надо от нас надо?

— Берт, назад! — заорал Грэг. Музыкант умер мгновенно, стрела попала в сердце.

Но торжествующие крики во дворе внезапно сменились дикими воплями ужаса удирающих из крепости разбойников. Конт напряженно вслушивался в наступившую тишину, гадая, что произошло снаружи. Лия тихонько плакала у тела

Берта, держа его руку в своих. Железная дверь бесшумно отворилась, пахнуло холодом.

В комнату вплыл призрак в длинном темном плаще, под капюшоном которого клубился туман. Вялое движение рукой, и парализованные заклинанием люди могли теперь лишь взглядами следить за действиями истинного хозяина крепости.

      Лия обмерла, почувствовав, как бесцеремонно призрак проник в ее мысли, роется в воспоминаниях. И вдруг все закончилось. Казалось, он, пораженный каким-то открытием, почтительно отступил и теперь осмысливает увиденное.

Призрак наконец принял решение, его рука потянулась к Грэгу. Тот зашелся в беззвучном крике от дикой боли, но стрела медленно поползла из раны. В центре комнаты неярко вспыхнул странной формы портал, в голове Конта зазвучал голос:

— Портал ведет на другую сторону гор. Инквизитор, оберегай спутницу, и когда-нибудь, в благодарность, тебе простятся все грехи. Прошлые, настоящие и будущие.

 

 

 

— Маршал, поиски пока не дали результатов. Спецгруппа прошла по следу беглецов. Стажер Гарт мертв, Лия и Конт переместились порталом в неизвестном направлении.

— Сколько времени осталось до получения первых результатов эксперимента?

— Шесть дней.

— Старый лис Блав выиграл. Организуйте завтра вечером расширенное совещание. Пригласите наших друзей из отделов Разведки и Планирования.

— Будет исполнено.

— И договоритесь о моей встрече с Ли Блавом через три дня.

 

 

Грэг заявил Лие, что ему уже приходилось подрабатывать добрым волшебником. И ради того, чтобы услышать ее пение еще раз, он готов кое-что вспомнить. Девушка улыбнулась и поймала себя на мысли, что в ее улыбке, наверно, было непозволительно много нежности. Зардевшись, она возразила:

— В той таверне я чуть не умерла от волнения, выступая перед парой десятков слушателей. А здесь, на фестивале,

даже представить не могу, что со мной произойдет, если осмелюсь хотя бы выйти на сцену.

Конт нарочито скорбно возвел глаза к небу, но тут же рассмеялся:

— Ты просто талантливая, очаровательная трусишка!

И сердечко Лии сладко сжалось.

— Выступление должны сопровождать музыкант и иллюзионист, — не сдавалась девушка.

— Ты совершенно незнакома с моими возможностями. — наседал Грэг.

— На репетиции нужно время, а фестиваль уже послезавтра.

— Ба, так у нас бездна времени на подготовку!

И Лия сдалась.

Ночью Грэг использовал свиток связи, отослав Ли Блаву сообщение: «Срочно требуются иллюзионист и музыкант. Кейома. Южная Фейра.»

 

Кейома готовилась к фестивалю. Город отмыли от грязи и пыли, привели в порядок фасады домов, украсили улицы цветами. Толпы гостей в ожидании начала музыкального праздника прогуливались, осматривали местные достопримечательности, до хрипоты спорили, отстаивая несомненные таланты и право на победу своих любимцев, заключали пари, обменивались слухами и уничтожали все мало-мальски съедобное в многочисленных ресторанчиках.

Назавтра Конт встретил людей Ли Блава и привел их в себе. Лия смущенно поздоровалась с явно восхищенными ее красотой гостями.

— Мэтр Гендел,- представил молодого мага Грэг. — Человек, который знает о музыке чуть больше, чем всё. И мэтр Айсли, любезно нашедший время поразить и покорить Кейому. Такие трюки ему всегда удаются.

Пожилой мужчина приветливо кивнул:

— По дороге сюда я обдумывал различные варианты оформления концертного номера. Но увидев вас, Лия, сразу понял, лучшим будет огромное волшебное зеркало, с отраженным в нем вашим лицом.

— Мне же сначала требуется вас прослушать, — вступил в разговор Гэндел.- Спойте отрывок из вашей конкурсной песни.

Только далеко за полночь все наконец разошлись отдыхать, хотя восторженное выражение лица Гендела красноречиво говорило о предстоящей ему бессонной ночи.

 

Жозеф Рико отставил бокал с недопитым вином:

— Ли Блав, буду с вами предельно откровенен. В любом случае верховный капитул утвердит мое назначение на должность Великого Приора.

— Продолжайте, Маршал, — с непроницаемым выражением лица предложил Блав. — Уверен, вы пришли не для того, чтобы заручиться моей поддержкой.

Рико тихо рассмеялся:

— Именно за этим, дорогой Блав. Вы слишком долго занимаете свою должность. И это мнение разделяют многие и многие влиятельные рыцари Ордена. Пожалуйста, ознакомьтесь с протоколом недавнего совещания.- Маршал протянул Великому Приору лист бумаги.

Блав внимательно изучил документ, поднялся с кресла и отошел к окну. Долго молчал. Рико неторопливо потягивал вино в ожидании ответа.

— Гроссмейстер полон сил и здоровья, — наконец произнес Великий Приор.

— Гроссмейстер, к сожалению, в преклонных годах. Никто с уверенностью не может сказать, проживет ли он еще пять лет или лишь пять дней. Пути господни неисповедимы. И уже сейчас мы должны выбрать его достойного преемника, способного

возложить на себя бремя управления Орденом.

Ли Блав разлил вино по бокалам и один из них протянул Маршалу:

— Жозеф, очевидно, я недооценил ваши способности. Мы начали разговор соперниками, предлагаю закончить его дружески. Ваше здоровье! Мне хочется отблагодарить вас за доверие. Не подскажете, как именно?

— Отдайте мне Конта.

 

Хрипло взревели трубы, и город ответил им ликующими криками и аплодисментами. Торжественный салют украсил ночное небо. Распахнулись дворцовые ворота, и правитель со свитой проследовал на почетную трибуну. Раздался звучный голос главного распорядителя:

— В нашем любимом городе вновь царит праздник. Мы сможем наслаждаться творчеством лучших певцов и танцоров, увидим замечательные представления самых известных мастеров, познакомимся с новыми талантами. Кейома, встречай музыкальный фестиваль!

И сотни людей на дворцовой площади ответили восторженным ревом.

Три дня самые известные артисты боролись за внимание и восхищение зрителей. Но последняя ночь традиционно отдавалась начинающим исполнителям. Пришла, наконец и очередь Лии.

На сцену, скудно освещаемую лишь редкими факелами, вышла совсем молоденькая девушка. Растерянно оглянулась и нервно затеребила кончик длинной черной косы, змеей опустившейся по белому платьицу до пояса. В первых рядах

одобрительно засвистели, артистка оказалась чудо как хороша.

— Я хочу спеть вам песню.

— Можешь и просто постоять,- выкрикнул кто-то из толпы. — А мы полюбуемся на тебя.

Вокруг засмеялись. Девушка неуверенно улыбнулась и тихо добавила:

— Песню о любви к своей земле.

Ее голос серебряным колокольчиком зазвучал над в раз притихшей площадью. Он пел о красоте рассвета и прячущихся в легком утреннем тумане родных просторах, о знойном солнце в вышине и таком желанном глотке родниковой воды, о первом дуновении вечернего ветерка, нежном взгляде любимого. И каждое слово песни проникало в сердца

слушателей и творило там чудо.

Но вот сначала еле заметным фоном, а потом все громче полилась изумительной красоты музыка, звучащая совершенно неожиданно и проникновенно, постепенно наполняющаяся неведомой мощью. И в такт ей затанцевали огни факелов.

А потом вся площадь тихо ахнула. За спиной певицы возникло сияние, с легким хлопком развернувшееся в огромное волшебное зеркало, В нем отражалась поющая Лия, каждая черточка ее лица, каждый взмах ресниц. Люди жадно, до рези в глазах всматривались в нее, словно надеясь наконец-то познать самую важную истину.

Гендел потрясенно осознал, что это уже не его музыка. Такое совершенство не под силу создать человеку. Никогда. Он обернулся к Айсли, тот лежал с белым как мел, переполненным блаженства лицом, и кровь сочилась из уголка его губ.

А зеркало уже заняло полнеба. Оно теперь показывало осаду крепости. Яростную атаку неведомых воинов и холм, на котором среди рыцарей стояла Лия в сверкающей серебряной броне. Громадный черный дракон за ее спиной предостерегающе косил багровым оком на окружающих. Гендел, конечно, сразу узнал объятую огнем

огнем крепость, свой родной дом. И беспамятство накрыло его плащом забытья.

Закончилась песня, медленно растворилось в звездном небе волшебное зеркало, площадь безмолвствовала. К Лие подошел Грэг, потянул ее за руку:

— Пойдем.

— Они молчат. Значит, не понравилось, да?

Грэг попытался незаметно смахнуть стоявшие в глазах слезы:

— Глупенькая…Ты подарила людям самое настоящее счастье, им теперь просто надо время придти в себя, понимаешь?

 

— Вставай, лежебока, Ли Блав ждет.

Конт приоткрыл один глаз, у окна спиной к нему стоял рослый мужчина. Грива поседевших волос, характерный чуть заикающийся голос, ну конечно же, Рибас, секретарь Великого Приора. Тот, словно почувствовав взгляд, развернулся:

— Видимо, ты провернул действительно выдающееся дельце, если Блав решился покинуть свое логово ради встречи с тобой.

— Рибас, дружище, — слабо улыбнулся Грэг. — Ты опять со мной, как в старые добрые времена.

— Поднимай свою задницу. Нас ждет роскошный завтрак в одном чудесном загородном местечке.

Скрипнула дверь, и в комнату заглянула Лия. Конт ухмыльнулся, перехватив вспыхнувший взгляд давнего напарника:

— Кое-что в людях не меняется никогда. Верно, Рибас?

 

Остались позади городские ворота, дорога пошла вверх на холм к таверне » Приют музыканта «, излюбленному месту встреч влюбленных. Лия хохотала над очередной вольной шуткой Рибаса, когда Конт замедлил шаг.

— Не слишком ли пышная встреча намечается?- поинтересовался он у друга.

Впереди на дороге их дожидались около десятка человек.

— Среди них нет Блава, — нахмурился Рибас.

— И мы окружены, — оглянувшись, процедил Грэг.- Рибас, что это значит?

— Думаю, скоро мы все узнаем, — потянул тот меч из ножен.

От группы встречаюших отделился человек и направился к ним.

— Конт, вы арестованы. Передайте нам девушку, сложите оружие и уповайте на наше милосердие.

Рибас шагнул вперед, заслонив собой Конта:

— Охотно признаю, Маршал, вы избрали самый эффективный способ свести счеты со своей жизнью. Но я дарю вам шанс одуматься.

Рико холодно оглядел его и махнул рукой. Несколько арбалетных болтов тут же прошили грудь Рибаса, молча ткнувшегося лицом в дорожную пыль. Грэг похолодел: «Вот и сказочке конец «.

— Конт, у вас секунда на принятие правильного решения… Арбалетчики!

Лия рухнула на колени и давясь криком и слезами, поползла к телу Конта. Уронила голову ему на грудь и затихла.

— Приведите ее в чувство, — распорядился Маршал.

— Все мы рождаемся в муках, сестра, — мягко прозвучал неведомый голос, погружая Лию в спасительный сон.

А небо в короткой вспышке раскололось надвое, и две темные точки, быстро увеличиваясь в размерах, стремительно понеслись к земле.

А другой голос, могучий и яростный, воззвал к Конту:

— Инквизитор, восстань и заверши свое дело!

Грэг захрипел, закашлялся и тяжело поднялся, кровь еще струилась по его телу.

Ближайшие враги в ужасе отшатнулись:

— Матерь божья, он ожил!

Конт, опираясь на неведомо откуда взявшийся длинный бешено светящийся посох, презрительно кинул:

— Прочь, шелудивые псы! Эта добыча вам не по зубам.

Кто-то зачарованно прошептал:

— У него посох отца основателя святой инквизиции Торквемады.

— Глядите, драконы! Настоящие!

И на земле воцарился огненный ад. Ревущее пламя ударило по людям, превратив их в живые факелы. Люди бежали, тут же падали, бьясь в агонии. Вспыхнула трава, кустарник и казалось, сама земля. Инквизитор смотрел и ждал.

Громадный черный дракон, подняв крыльями тучу пыли и пепла, опустился неподалеку на землю и гневно заревел.

Конт легко подхватил бесчувственную Лию и направился к зверю.

— Оберегай ее! — попросил он. И дракон согласно кивнул.

   

читателей   108   сегодня 1
108 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...