Рагу из таверны «Живой кот — дохлый кот»

1

Человек открыл дверь таверны. В зале стоял лишь один стол, за которым сидели четверо. Хозяин таверны поставил начищенную чашку на прилавок и сказал:

— Все места заняты.

Человек оглядел сидящих за столом и вышел.

— Плохое начало, — заметил гоблин.

— Случайность, — сказал человек.

Хозяин подошел к столу и поставил четыре кружки пива.

— Ты его знаешь? – спросил орк. – Кто это был?

— Нет. Видел впервые, как и вас, — ответил хозяин, а затем подошел к двери и закрыл ее на замок.

— Да, так надежней, — сказал гоблин.

— Продолжай, — сказал эльф и поправил выбившуюся прядь.

— Так вот, — сказал человек, — я вас всех знать не хочу, так что обойдемся без имен. И это не потому, что я с детства не выговариваю орочий.

Орк хмыкнул и отхлебнул пива.

— Предлагаю выдумать имена на эту пару дней. Согласны?

Эльф и гоблин кивнули.

— А ты? – спросил человек орка.

— Не для того мой отец пролил столько крови у Косого перевала, чтобы я так просто отказался от его имени, — ответил Орк.

— Ах, твой отец был у Косого перевала? – спросил эльф.

— Стой, – прервал человек. — Мы начинаем узнавать друг о друге, а я только что говорил, что хочу избежать этого. И ты с этим согласился.

Эльф развел руками и откинулся  на спинку стула.

— Давай уже, выдумывай имена, — сказал гоблин.

— Чтобы все было по-честному обзовемся самыми распространенными кличками. Эльфа назовем Красавчиком.

— Погоди, а чего это он Красавчик? – спросил гоблин.

— Ну а кто же еще? — бросил небрежно эльф.

— Это всего лишь кличка. Только для дела. Никто не считает его самым красивым за этим столом, — сказал человек.

— И, тем не менее, Красавчиком ты называешь его, — сказал гоблин.

— Хорошо. Сделаем так. Что ты любишь есть? – спросил человек гоблина.

— А вот теперь я вас остановлю. Я приклоняюсь перед тушеным Grendifuarr L’amennure. Кто-нибудь выговорит это? – спросил эльф.

— Боги! Создали проблему из ничего, – сказал человек и возвел руки к небу.

— Да у нас тут верующий, — сказал эльф.

— Будем зваться, как есть, — сказал орк и помахал пустой кружкой.

— Что ты хочешь сказать? – спросил человек.

Орк дождался, пока его кружку наполнят.

— Орк, Человек, Эльф и Гоблин, — сказал он после глотка пива.

— А почему я последний?

— Есть возражения? – спросил Орк и опустил руку на рукоять тесака.

— Я согласен! — сказал человек и поднял кружку. – Имена подходящие. Выпьем за положенное начало.

Эльф улыбнулся и тоже поднял кружку. То же самое сделали орк с гоблином. Все выпили.

— Видите, орки тоже мозговатые, — сказал орк.

— Никто и не спорил, — сказал эльф.

— С именами решили. Что теперь? – спросил гоблин.

— Достаем конверты, — сказал человек.

Все четверо полезли в дорожные сумки и выложили на стол по конверту.

— Открываем? – спросил гоблин.

— Да, — сказал человек.

У каждого в конверте лежала записка с цифрой.

— А теперь, хозяин принесет нам шкатулку…

— Погоди, — перебил его гоблин. — Что это у тебя? – обратился он к эльфу.

— Где?

— В твоих беленьких ручках. Что это?

— Ты ослеп, Гоблин? Это записка.

— Действительно, в чем дело? – спросил человек.

— Я что один это вижу? Все катится к чертям! Вы, правда, не видите? – застонал гоблин.

— Успокойся и объясни, — сказал человек.

— Дайте, дайте ваши записки. Чего смотрите?

— Вы те еще шулеры, — сказал эльф.

— Хорошо, не давайте в руки. Просто сдвиньте к центру стола. Давайте же, вот моя, — сказал гоблин и положил записку на середину.

Все сделали также. Повисла тишина.

— Теперь видите? – спросил гоблин.

— Видим, — ответил человек.

— Чего видим то? – возмутился орк.

— Записка Эльфа написана на другой бумаге, — сказал человек.

— О, не просто другой, — сказал гоблин. – Минуточку.

Он схватил записку эльфа и коснулся ее кончиком языка.

— Это же крутанский дуб! – завопил он, почмокав губами. — Крутанский, загрызи меня медведь, дуб!

Эльф приподнялся с места и потянулся за запиской, но не успел забрать ее у гоблина. Орк накинулся на него и повалил на пол. Эльф попытался поднять голову. Тут же перед его лицом оказался тесак.

— Не убивай его! – закричал человек.

— Я сразу понял, что ухатый не чист. Отрубим прилизанную голову и разойдемся, — сказал орк и замахнулся тесаком. – Голова, чур, моя. Отнесу детишкам.

Человек ухватился за рукоять и не дал орку нанести удар.

— Убить из-за того что у него другая бумага?

— Не просто другая, — подхватил гоблин. – Это крутанский дуб! У нас троих, — он коснулся языком остальных записок. – Да. Так и есть. Голубая ель. Дешевле не найти.

— Почему твоя записка на другой бумаге? – спросил человек. — Червонец не мог допустить такой оплошности. Говори эльф, я не смогу долго удерживать этот тесак.

Хозяин подошел к столу и наполнил кружки.

— Давайте вернемся за стол, тут внизу довольно холодно.

— Еще чего, ухатый! Лежи и отвечай!

— Хорошо. Если ты чуть приподнимешься, я буду помнить это до самой твоей смерти. Вот спасибо. Предупреждаю, я сейчас медленно закатаю рукав, и, надеюсь, тесак на меня не обрушится.

— Он хитрит! Грохнем ухатого!

— Подожди, Орк.

Эльф выставил обе руки вперед. Он показал, что ладони пусты, и закатал левый рукав. Вокруг его предплечья был обмотан сияющий бинт.

— Что это? – спросил человек.

— Эльфя магия. Надо ухатого…

— Прошу, помолчи немного, — сказал человек. – А ты, не тяни время.

— В таверне, в десяти верстах отсюда, где я остановился той ночью, случился пожар. Группа фанатиков сожгла все из-за одного единственного орка, что снял комнату рядом с моей.

— Опять виноваты орки!

— Пусть говорит, — сказал человек.

— Благодарю. Когда я проснулся, моя комната была в дыму, а за стеной кто-то вопил. Не знаю почему, но я решил помочь несчастному. Я выломал дверь и застал орка привязанным к стулу посреди пылающей комнаты.

— Ублюдки! – проревел орк.

— Он выбрался, а я вернулся за вещами. Пока я выручал твоего собрата, огонь перекинулся на мою комнату. Когда я потянулся за сумкой, на мою руку упала горящая балка. Так я получил ожег, — он отодвинул лоскут бинта и показал красную, сплошь в волдырях кожу. — Я успел вытащить из горящей сумки конверт — пламя откусило добрую половину. Записка внутри почти сгорела, но я разглядел цифру. Я не мог прийти с обгоревшей запиской. На счастье, на первом этаже, я столкнулся с убегающим купцом и выкрал у него ту самую бумагу, на которой и написал новую. У него было много таких листов. Не думаю, что он заметил пропажу.

— А почему конверт тот же? – спросил гоблин.

— Такие выдают на каждой почтовой станции.

— Ты остановился в «Пятой башне»? – спросил человек.

— Да.

— Орк, встань с него. Он говорит правду.

— Ты что поверил? Ухатый врет! Он спасает свою белую шкурку.

— Я, как и он, ехал с юга. Утром я был в Хиркаме. Там казнили трех черностопцев. Казнили за поджег таверны.

— Но не за попытку убить орка, — сказал орк и встал с эльфа. – Выходит ты спас сородича?

— Выходит.

— А тех точно казнили? – спросил орк человека.

— Они плясали на столбах не хуже королевских забавников.

— Что это значит?

— Их повесили.

— Ладно. Вставай ухатый, я убираю топор.

— Только это тесак, — заметил эльф.

— Не заставляй меня жалеть, ухатый.

Эльф отряхнул кафтан и вернулся за стол.

2

— Стоит перекусить, прежде чем попросим шкатулку, – предложил человек. – Что думаете?

— Я за, — отозвался орк. – Лишили меня драки, так хоть накормите!

— Близость орочьего топора всегда пробуждала во мне зверский аппетит, — сказал эльф и подмигнул человеку.

— Давайте, — согласился гоблин.

— Хозяин! – позвал человек. – Можно нам еды?

— Погодите, — спохватился гоблин. – Сколько это будет стоить?

— За все уплачено, — сказал хозяин и постучал по прилавку.

За стеной позади хозяина раздался шум тарелок, и открылась дверь, скрытая в стене.

— Она что, все время там была? – прошептал гоблин. – О, мать вашу!

— Тихо, — сказал человек.

— Это же…

— Не произноси вслух.

— Мать вашу…

— Людские суеверия, — сказал эльф и откинулся на спинку стула как прежде.

— Может и так, но я не хочу проверять их правдивость, — сказал человек и закрыл лицо руками.

В комнату вошла девушка. Серебряные волосы, заплетенные в косу, тащились за ней по полу. Глаза ее закрывал железный обод, скрепленный на затылке амбарным замком. Из-под рясы выглядывали крохотные, почти детские, синие ступни, которыми она шаркала по деревянному полу. Поверх рясы был надет кухарский фартук с большим карманом. Пока она шла, мышцы ее шеи пару раз свело судорогой так, что голова чуть не сделала полный оборот. В руках она держала поднос с четырьмя тарелками.

— Только не вздумайте с ней говорить, — прошептал человек.

— Ей прокалили уши, — заметил эльф, — так что Орк может даже спеть. Слушателя лучше чем она не сыщешь.

Когда девушка приблизилась к столу, все, кроме человека, увидели круглые рубцы на месте ушей. Девушка расставила тарелки. Руки ее дрожали так, что часть рагу разлетелась по столу.

— Аккуратней, дохлячка, — сказал орк.

— В узких кругах рагу из таверны «Живой кот — дохлый кот» ценят на вес золото, — усмехнулся эльф.

Девушка замерла. Человек прижал руки к лицу еще сильнее. Гоблин последовал его примеру. Эльф с улыбкой смотрел то на орка, то на девушку.

— Чего замерла? – спросил ее орк, и потянулся к топору.

Хозяин вновь постучал по прилавку. Девушку словно дернули за невидимый поводок. Она отошла от стола и, шаркая ногами, скрылась в комнате за стеной.

— Откройте ваши лица друзья, — сказал эльф. – Ее еда не так страшна.

— Черт, черт, черт, — выругался человек, утирая холодный пот.

Гоблин взял ложку, но та выпала из его руки.

— Размазня. Ха! – засмеялся орк.

— Ты безрассуден, — сказал гоблин.

-Я орк! – ответил тот.

— У нее на глазах стальные шоры, да еще и выжжены уши, чего вы испугались? К тому же, наш хозяин каким-то образом повелевает ею, я прав? – обратился эльф к хозяину, но тот ничего не ответил.

— Ты будешь? – спросил орк человека.

— Забирай. Я еще пару дней жрать не смогу.

— Вот и славно. Гляди, теперь орк забирает еду у человека. Славные времена пришли.

Когда тарелки опустели, человек обратился к хозяину:

— Принеси шкатулку.

— А покурить? – сказал гоблин.

Хозяин ждал решения всех четверых.

— Гоблинская традиция, которую я обожаю, — сказал эльф. – «Гневная роза» или «Туманная заря»?

— «Кривой пират», — сказал гоблин и достал табакерку.

— Орк был прав. Славные времена! Угостишь?

Гоблин протянул эльфу свежую самокрутку.

— Курите подальше от меня, — сказал орк.

Гоблин протянул самокрутку человеку.

— А ты?

— Благодарю, — сказал человек и провел самокруткой под носом. – Крепкий.

Они оставили орка, и отошли к окну. Хозяин поднес свечу. Все трое подкурили.

— Это же безумие держать ее здесь, — сказал человек хозяину.

— Почему? – спросил тот.

— Она… она же…

— Человек хочет сказать, что она опасна, — сказал за него эльф.

— И это еще мягко сказано, — добавил гоблин.

— Я вам скажу так. С тех пор, как она стала такой, она не убила ни одно существо. А она такая уже пять лет. А теперь посчитайте, сколько трупов вы оставили за собой за это же время, — сказал хозяин и вернулся к прилавку.

— Сорок шесть, — сказал эльф и закурил.

— Ты будто гордишься этим, — сказал человек.

— Это моя работа. Разве нельзя гордиться хорошо выполненной работой?

— Эльф в чем-то прав, — сказал гоблин и тоже закурил.

Эльф посмотрел в окно.

— Интересный у твоей лошади намордник, Человек, — сказал эльф. – Сквозь него, попробуй, подыши. Зачем ей такой?

— Она у меня больная. Чуть нюхнет чего мощнее ромашки, сразу в судороги. Приходится прикрывать сопатку.

— Я так и подумал, — сказал эльф и выпустил облачко дыма в окно.

— А мой Солмикар покрепче многих лошадей будет, — сказал гоблин.

— Погоди, — сказал человек, — ты назвал осла в честь последнего короля людей?

— Если бы ты прокатился на этом осле, ты бы понял, что это вашего короля назвали в его честь, — сказал гоблин и отщипнул тлеющий конец самокрутки.

— Ты не докуриваешь? – спросил эльф.

— Нет, мне одной на день хватает, — ответил гоблин и пошел к столу.

— Забавный малый. Хоть по его милости мне чуть не срубили голову.

— Да, все идет не так, как должно. Еще эта…

Человек погасил самокрутку, затем развернул и снюхал остатки табака.

— Прагматично, — заметил эльф.

— Этим мы и славимся, — ответил человек и собрался идти к столу, но эльф схватил его за руку и прошептал:

— Впервые вижу, чтобы человек смог удержать орка одной рукой. К тому же, думаю, что ты лошади нос вовсе не из-за болезни закрыл. Если кто-то и болен, то не она.

— Что ты хочешь сказать?

— Будем играть? Хорошо, — улыбнулся он. — Ответь на вопрос. Тебе по душе волки или медведи?

Человек подошел ближе к эльфу и тоже перешел на шепот.

— Сделаем так: ты сохранишь мой секрет, а я сохраню твой.

— Мой?

— Ты неспроста носишь платок на шее. Может эти двое и не поняли, что к чему, но не я.

Эльф подтянул платок повыше.

— Мы договорились? – спросил человек.

— Да, — ответил с улыбкой эльф. – Но все же, волк или медведь?

Тем временем орк наклонился к гоблину и сказал:

— Послушай, маленький брат. Нам с тобой надо держаться вместе. Хоть на дело мы идем вчетвером, этим двум я не доверяю.

— А мне, стало быть, доверяешь?

— Больше чем им. Ваш народ, как и наш, натерпелся от этих двоих. Это нас сближает.

— При чем тут эти двое?

— Все люди и эльфы как один. Те еще…

Орк увидел, как эльф шепчет на ухо человеку.

— Вон, смотри, уже чего-то удумали, — сказал он гоблину. — Эй! Длинноногие! Вы чего там ухи друг другу лижете? Мне подойти и послушать?

Человек не ответил на вопрос эльфа и вернулся за стол. Эльф сделал последнюю затяжку и выкинул окурок в окно.

— Отменный табак, Гоблин.

— Спасибо.

— Хозяин, — позвал человек, — неси.

Хозяин достал из-под прилавка железную шкатулку. Он посмотрел на каждого за столом и вынул масляный фитиль из крохотного желоба. В случае чего он мог поджечь его, и все содержимое шкатулки превратилось бы в пепел.

— Ты хоть раз поджигал фитиль? – спросил эльф.

— Нет. У Червонца всегда  дела идут ладно, — ответил он и поставил шкатулку на стол. – У кого ключ?

Все переглянулись.

— Так. У кого ключ, господа? – переспросил эльф.

— Я думал, ключ у хозяина, — сказал орк.

— Ключ должен быть у кого-то из вас, — ответил тот.

Повисла тишина.

— Мать вашу, это надо заканчивать! Все с самого начала идет не как должно, — завопил гоблин. – Это эльф потерял ключ! Кто, если не он?

— Ты в этом уверен коротышка?

— О, более чем!

Орк ударил ладонью по столу и засмеялся.

— Вы бы себя видели! Ха-ха-ха!

Он поднял ладонь и подмигнул гоблину. На столе лежал ключ.

— Вот оно, знаменитое орочье чувство юмора, — сказал эльф.

— О, это еще не вся шутка, — сказал орк, — она должна была закончиться моим топор промеж твоих глаз.

— Все! Хватит. Ключ у нас, — сказал человек и открыл шкатулку. – Конверт «1» для Орка.  Конверт «2» для Эльфа. Конверт «3» для Гоблина. Погодите-ка. Где моя записка? Тут двойное дно?

— Нет, — сказал хозяин и забрал шкатулку.

— Может у вас что-то о ней сказано? – спросил человек остальных.

— У меня тут ерунда какая-то, — сказал эльф. – Ничего не понимаю.

— Зато я понял, – сказал орк и напал на эльфа.

На этот раз он не застал его врасплох. Эльф увернулся, и тесак пролетел, едва задев кафтан. Он отскочил в сторону и бросил стул в голову орка. Тот закрыл лицо руками, а когда опустил их, короткий эльфийский клинок вошел в гигантскую орочью голову под левым глазом. Орк упал на спину.

— Теперь и я понял, — сказал эльф и пошарил по карманам орка.

— Мать твою, мать твою, мать твою, — лепетал гоблин, не решаясь открыть свой конверт. – Ты, мать твою, убил Орка!

— Все видели, что он напал первый. А вот и твоя записка, человек, — сказал эльф, и достал конверт из внутреннего кармана орочьего жилета.

Эльф протянул конверт «4» человеку.

— Какого черта он напал? – спросил человек и поднял записку. – Она на его языке. Я ни слова не понимаю.

— Ты понимаешь? — спросил эльф гоблина.

— Не-немного, — заикаясь, ответил тот.

— Так читай, — человек подал ему записку.

— «Один из вас не тот за кого себя выдает», — прочел вслух гоблин. – Что это может значить?

— Что один из нас не тот, за кого себя выдает, — сказал эльф, глядя на человека.

— Именно, — подтвердил человек, не спуская глаз с эльфа.

— В моей написано: «Осмотри труп», — сказал эльф. – Очевидно, что речь об Орке. Что в твоей записке гоблин?

Руки гоблина дрожали так сильно, что он не сразу разорвал конверт, а когда открыл, еле удержал записку в руках.

— Я должен открыть окно, — сказал он.

— Как? Открыть окно? Тут кому-то душно? Червонец сошел с ума!

Человек открыл свой конверт.

— Что у тебя? – спросил эльф.

Человек проследил за тем, как гоблин подошел к окну, и когда тот потянулся к ставням, прочел:

— «Выйдет только один».

Гоблин услышал эти слова и полез в окно. Человек бросил ему в след нож. Гоблин упал в куст под окном, простонав «твою мать» в последний раз.

— Только один, да? Похоже, сейчас я узнаю ответ на свой вопрос, — сказал эльф и достал другой клинок.

— Узнаешь, — сказал человек и перевернул на него стол.

Когда эльф выбрался, вместо человека, перед ним в полный рост стоял черный медведь.

— С клинком на медведя. Ха, прямо как мой дед, — сказал с улыбкой эльф.

3

Спустя пару минут окровавленный человек подошел к хозяину.

— Дай мне ключ, — прохрипел он. – В записке сказано, что выйдет один. Я тот один.

— Держи, — хозяин протянул ключ.

Человек дохромал до выхода и открыл дверь таверны. На пороге стоял тот, кого хозяин спровадил утром.

— Червонец? – спросил человек.

— Выйдет только один, — сказал тот и уступил раненому дорогу. — Записка у тебя?

— Да, — ответил человек и отдал окровавленный листок. — Я могу идти?

— Конечно.

Человек свистнул лошадь, и с трудом забрался в седло. Он прижался к шее лошади, не в силах держаться прямо, но не проехал и тридцати шагов как упал на дорогу. Увидев это, Червонец зашел в таверну. Он осмотрел залу и сказал:

— Ну и бардак.

— Ты отпустил его? – спросил хозяин.

— Ему осталось жить не больше пары минут. Эльф выпустил ему почти всю кровь. Но где он сам?

Хозяин кивнул головой в сторону огрызков и лохмотьев.

— Долго же ты будешь оттирать это. Я доплачу за неудобства.

— К чему был этот цирк?

— Помнишь, ты спросил, почему я не назначаю на дело представителей разных рас.

— Неужели все только из-за этого? Доказать, что они не поладят?

— Не совсем. Я решил убить сразу двух зайцев. Тот эльф, — он ткнул пальцем в кровавые ошметки, — попался в руки Ордена и его уже собирались повесить, когда он выдал им, что связан со мной. Он запел, когда его засунули в петлю. Заметил платок на шее? Он скрывал следы удавки. Теперь трудно понять, где там шея. Вот его я бы все равно убил.

— Сюда мчатся святоши из Ордена? Боги, они заберут мою девочку? Они убьют ее!

— Разве можно убить мертвого?

— Моя девочка, — прошептал хозяин и достал самострел из-под прилавка.

— Не волнуйся. Я нашел трех бездельников, что спалили таверну, где они остановились. Стоило мне это пятьдесят серебром. Столько в этих краях стоит унция стриха. Их так и повесили, пока они летали в мире грез.

Хозяин разрядил самострел.

— С эльфом ясно. А остальные? Оборотень, орк и гоблин? Что не так с ними?

— Все так. Хорошие были ребята. Кстати, не забудь избавиться от гоблина. Он в крыжовнике под окном.

Хозяин поставил на место стол и подвинул три стула. Четвертый разбился об орка.

— Слушай, чего ты их жалеешь? У них был шанс.

— Какой шанс? Тут бойня началась, только они открыли письма.

Червонец сел за стол и указал на стул напротив. Хозяин сел.

— Смотри сюда, — сказал Червонец, раскладывая записки. – Первая записка: «Один из вас не тот за кого себя выдает», — тут нет указания на кого-либо. Ведь так?

— Так, — согласился хозяин.

— И тем более нет указания на убийство. Орк сам решил, о ком идет речь. Смотрим дальше, — он взял записку эльфа. – «Осмотри труп». Опять же, здесь нет конкретного указания на кого-либо.

— О ком же могла идти речь, когда на полу валяется орочья туша с клинком под глазом?

— Позови-ка дочку.

— Зачем? – насторожился хозяин.

— Давай, давай. Скорее она причинит вред мне, чем я ей. Не волнуйся.

Хозяин постучал по столу. За стеной зашуршали босые ноги, в залу вошла девушка. Она подошла к столу и остановилась  возле отца. Червонец протянул руку к ее животу.

— Что ты делаешь? – испугался хозяин.

— Не бойся, — сказал Червонец и вытащил из кармана фартука конверт с цифрой «4». – Можешь идти дорогая.

Хозяин постучал по столу, и девушка скрылась за дверью.

— Удивлен? – спросил Червонец.

— За пять лет работы на тебя, я уже ничему не удивляюсь.

— Третья записка гласит: «Открой окно», — продолжил Червонец. – Тут все ясно. А теперь самое интересное. Следуя примитивным порывам, можно сказать, инстинктам, они пошли по самому поверхностному пути. Убить чужака! – сказал он и ударил по столу. — Последняя записка этого пути гласит: «Выйдет только один». Но у них был и второй путь, — он открыл конверт, что лежал в фартуке девушки и подал записку хозяину. – Прочти.

— «Забирайте камни и уходите», — прочитал он. – Какие камни?

Червонец свистнул, и в комнату влетели четыре ворона, к лапке каждого был привязан кожаный мешочек. Червонец открыл один из них и показал хозяину самоцвет.

— Эльфа бы я далеко не отпустил, — сказал он. – Но остальные. Им стоило только выслушать друг друга и немного пошевелить мозгами. Но ты сам видел что случилось. Орк никогда не будет работать с эльфом, эльф с человеком и так далее.

Раздался глухой рык. Орк повернулся на бок и поднялся на четвереньки. Под его головой тут же набежала лужа крови.

— Аргх, — прорычал он, нащупав рукоять под глазом. – Ухатый! Где ты, ухатый? Мы не закончили.

Червонец вытащил из-за пояса неизвестное устройство, похожее на небольшой деревянный брусок с рукоятью и металлической трубкой, и подошел к орку. Тот ощутил, как что-то круглое уперлось в затылок.

— Я тебе откушу твой…

Раздался хлопок. От головы орка в разные стороны разлетелся дым вперемешку с костью и кровью. Больше он не поднялся.

— Что это за дрянь? – вскрикнул хозяин.

— О, за этими штуками будущее. В скором времени они понаделают шума, — сказал Червонец и вернулся за стол. — А теперь, можно мне твоего знаменитого рагу?

 

   

читателей   87   сегодня 1
87 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...