Последняя неделя

Понедельник

Не люблю я утро понедельника, не-лю-блю. Только от одной мысли, что надо вставать и собираться на работу, хочется еще больше укутаться в одеяло. Утро первого рабочего дня, а впереди еще вся неделя, что может быть хуже этого? Ни-че-го… Однако сегодня все пошло не так как обычно. Утро было чудесным, яркие и теплые лучи солнца заполнили комнату. Будильник еще не зазвонил, поэтому можно еще понежиться в постели.

Лежа на спине, я безмятежно наслаждалась прекрасным утром, когда вдруг почувствовала ощутимый удар в живот. «Ох ты ж!» — подумала я и, боясь пошевелиться, стала прислушиваться к своим ощущениям. Приятное тепло медленно расплывалось внутри. Ощущения были необычными и даже приятными.  И тут я почувствовала, как забурлила энергия, появилось ощущение легкости, захотелось подхватиться, куда-то бежать и что-то делать. Подскочив с дивана, я неожиданно почувствовала себя абсолютно счастливым человеком. Пританцовывая и мурлыча себе под нос незатейливый мотивчик быстренько собралась на работу. «Как же хорошо!» — крутилось в голове, хотя, что именно хорошо, было не понятно. «Ну настроение у меня такое», — оправдывая свое состояние, быстренько выскочила я на улицу.

Широкая улыбка не сходила с моих губ. Я недоумевала, почему вокруг одни угрюмые лица? Люди недовольно поглядывали вокруг и, натолкнувшись на мою веселую физиономию, тут же отводили взгляд. Кто-то при этом робко улыбался, но у большинства в лице читалось раздражение. «Странно это», подумалось мне, но эти мысли унеслись прочь, вид за окном приковал мой взгляд. Словно впервые я видела знакомые улицы, деревья, машины, дома. «Как прекрасен этот мир!» Мысль, возникшая у меня в голове, явно была какой-то чужеродной и когда я это осознала, внутри начало подниматься волнение, а по телу побежали мурашки. «Что со мной?! Наверное, я все-таки заболела?» Неожиданно я увидела себя со стороны, рядом стояла стройная симпатичная женщина в очках, коротко стриженые волосы были слегка растрепаны. Это почему-то испугало еще больше, если я стою рядом с собой, то тогда кто же я и где тогда мое тело? Паника, которая внезапно охватила меня, вдруг неожиданно исчезла, вместо нее пришло холодное спокойствие. «Я сошла с ума!» — решение было простым и логичным. Приняв это как данность, я уже не удивилась когда «услышала» в голове голос.

— Ты не сошла с ума!

— Ха, все знают, что ни один сумасшедший не признает свое сумасшествие. Не удивительно, что я не хочу признавать это. На самом деле это было печально… Сойти с ума в самом расцвете сил! Как же жалко и обидно.

—  Хватит себя жалеть!

— Наверное, это раздвоение личности, я читала о мужчине, в котором уживалось около 30 различных личностей. У меня вот только одна, которая разговаривает со мной.

— У тебя не раздвоение личности, ты — личность и я – личность.

— Ну да, ну да… это так успокаивает, не раздвоение, а разделение на личности. Хрень редьки не слаще! Интересно, если я приду к врачу, меня сразу в дурку положат или отпустят домой?

— Положат, не переживай!

— Злая какая то у меня вторая личность. Но я не хочу жить среди психов.

— А кто тебя заставляет с ними жить?

— Что, я так и буду разговаривать сама с собой? Меня это тоже не устраивает, может надо попить какие-то таблетки…

— Понимаю, что это звучит невероятно, но ты не сумасшедшая, с тобой все нормально. Я подселился в твое тело сегодня утром.

— Подселился? О Боже, моя вторя личность мужик? Не хочу быть мужиком!

— Да не будешь ты мужиком! Давай ты успокоишься, а то и правда сейчас свихнешься. Я пока не буду тебя беспокоить, а вечером мы об этом поговорим.

— Ага, как будто я смогу спокойно работать, как нормальная.

— Да нормальная ты, нормальная. И тебе уже пора выходить, твоя остановка.

— Ничего себе, моя вторая личность знает, где мне выходить. И чего это она мне указывает что делать? Раз уж на то пошло, я здесь главная.

Но остановка и правда была моя, надо было выходить. Этот молчаливый диалог, который происходил исключительно в моей голове, возмутил меня на столько, что я долго не могла успокоится. И что самое обидное, поделиться ни с кем нельзя, даже с подругами. Кто же после этого поверит, что я нормальная? Если я и сама в это, откровенно говоря, не очень то верю.

День кое-как прошел и дома, в родных стенах возникла слабая надежда, на то, что это было кратковременное помутнение разума. Но все надежды рухнули, когда в голове опять раздался тот же голос.

— Знаю, что неприятно, но нам, все-таки, нужно поговорить.

— Говори, — обреченно разрешила я.

— Давай немного поговорим о моем мире и о том, кто мы и что мы. Наш мир находится очень далеко, и он погиб миллионы лет тому назад. Мы – носители чистого разума, прибыли на вашу планету недавно около десяти лет тому назад. Нас осталось немного, чуть больше двух сотен, многие погибли и нам очень нужна помощь.

— Рада за вас, но при чем тут я?

— Помоги нам.

— Чем же я могу помочь?

— Нам надо на некоторое время найти носителей, таких как ты людей.

— Так в чем сложность то? Ведь в меня-то ты проник без спроса.

— Да, но ты уже седьмая, с кем я выхожу на контакт и пока единственная, кто смог выдержать внедрение.

— А что ж случилось с предыдущими? – полюбопытствовала я.

— Ваша психика очень слабая. Один действительно сошел с ума, другой покончил жизнь самоубийством, а с остальными так и не удалось наладить контакт. Чтобы не провоцировать их гибель, мы покидали их тела и маскировали внедрение под сновидение.

— Если бы я знала…

— Ты все равно не смогла симулировать. Я, так сказать, вижу тебя изнутри.

— И как я?

— Откровенно говоря, не очень. Но скоро будешь как новенькая.

— Хоть какая-то от тебя польза.

— И очень даже большая польза. Ваш мозг и организм не задействован даже на половину своих возможностей. Мы можем запустить некоторые процессы и, так сказать, улучшить вас.

— Знаешь, за столько лет мы привыкли и не очень-то от этого страдаем.

— Если ты захочешь, я активирую некоторые участки мозга, и у тебя появятся новые возможности.

— Это, какие же?

— Ты сможешь читать мысли людей, предвидеть ближайшее будущее, регулировать работу своих внутренних органов.

— Ой, я буду экстрасенсом?

— Даже лучше, — в интонации появилась улыбка. – Подумай до завтра, а сейчас тебе нужен отдых, денек был сложный.

— Да уж, не каждый день мне предлагают супервозможности, — ответила я и, словно очнувшись, поняла, что действительно неимоверно устала. Даже не раздевшись, рухнув на постель, я мгновенно забылась во сне.

Вторник

Утро следующего дня было как две капли воды похожее на предыдущее. «Де жа вю» — подумала я и неуверенно позвала – «Эй?». Тишина… может мне все это приснилось? Наверняка приснилось, ох, и приснится же такая ерунда. Настроение было прекрасное, чувствуя себя отдохнувшей, напевая незатейливый мотив, я отправилась на работу. Сон все еще не выветрился окончательно из головы и, глядя в окно вдруг пожалела, это был только сон.

День пробежал как обычно в рабочей обстановке, настроение было чудесным, поэтому вечер обещал быть хорошим. Собиралась посмотреть интересный фильм, по дороге домой зашла в магазин и купила бутылочку холодного пива и орешки. Вся в предвкушении приятного времяпрепровождения, устроилась в кресле и с удовольствием сделала большой глоток пенистого напитка и вдруг… и вдруг я поняла, что вместо пива, в бутылке намешана вода и химический порошок. Пить его тут же расхотелось, да и настроение смотреть фильм пропало. Раз приятный досуг безнадежно испорчен, можно заняться домашними делами. В квартире уборку можно делать бесконечно. Хозяйство не мой конек, поэтому я все стараюсь делать максимально быстро. Загрузила стиральную машинку, пока белье стирается, начистила картошку и пока она варится, делаю уборку. Прямо, как Юлий Цезарь, делаю три дела одновременно. Ой нет, четыре, потому что включив музыку, я принялась пританцовывать, Цезарю до меня еще далеко. А я же еще и петь могу! Правда, откровенно говоря, мое пение далеко от совершенства. До меня донесся запах картошки, и я поняла, что она уже готова, вот это обоняние, как у собаки! Ну, вот и все, справившись со всеми домашними делами, можно и за компом посидеть. Правда глаза что-то уж сильно режет, сняла очки, посмотрела на стекла, протерла их водрузив их на нос поняла, что в очках я вижу плохо, а без них хорошо. Что такое? Первые мои очки появились в 10 лет, в школе их одноклассники постоянно разбивали, дразнили меня, поэтому очки носила очень редко. Но уже с 20 лет они уже постоянно были на моем носу и стали частью моего имиджа. Без очков я себя уже не воспринимала и тут вот такой вот казус. Со мной что-то было не так, нет, чувствовала я себя прекрасно, но слух, зрение, обоняние улучшились, да и вкусовые ощущения значительно обострились. Из глубокой задумчивости вывел вопрос:

— Нравится?

— Что, нравится?

— Изменения.

— Какие изменения?

— Но ты же уже почувствовала, что в тебе произошли какие-то изменения.

— Так это ты?

— Да, немного подправил там, немного здесь, теперь ты здорова, как новорожденный младенец и даже еще лучше. Я не стал слишком форсировать изменения, чтобы дать тебе возможность адаптироваться. Буду действовать постепенно.

— Значит ты не сон…

— Я не хотел бы тебя торопить, но, нам нужны еще несколько носителей, причем срочно. Это должен быть человек с устойчивой психикой.

— Ну да, ну да… и что я скажу? Не бойся, сейчас в тебя подселиться инопланетная сущность? Бред какой-то.

— Давай поступим так, ты выбираешь носителя, если будет какое-либо невосприятие, мы удалимся из тела, не причинив вреда. Договорились?

— Хорошо, попробуем…

Пока я знала только одного человека с достаточно сильной психикой, это моя подруга – Валя. Она всегда была неординарной личностью, и ее нельзя было не заметить в толпе. Яркая внешность, экстравагантный наряд и обувь на высоченных каблуках, не могли не притягивать взгляды. Но если в  глазах мужчин читалось восхищенно «ух ты!», то в женских — завистливое «фи». Но, что в Вале было особенно ценно – это ее характер. Если она любит – то всей душой, а если ненавидит, то так же неистово. В ней и так есть что-то ведьмовского, а если эти способности развить, то ух! Что «ух» я додумать не смогла, так как в следующую минуту уже крепко спала.

Среда

Середина недели. Начиная со среды, неделя уже не кажется такой бесконечной, потому что до выходных осталось всего два дня, не считая, естественно, среды. Правда Валя мой оптимизм никогда не разделяла, но всегда соглашалась с моими разумными доводами. Так как работали мы в одной компании и жили по соседству, на работу и с работы мы ездили вместе, когда наши смены совпадали, и сегодня был именно такой день.

— Ты без очков? Линзы? – вместо приветствия спросила Валя.

— Я потом тебе все расскажу.

Транспорт не слишком удобное место для серьезного разговора, да и с чего его начать я не представляла. Так болтая ни о чем, мы приехали на работу, разошлись по своим местам и погрузились в рабочий процесс.

— Валя, пошли кушать!

Валю всегда надо было тянуть на обед, вокруг нее, всегда почему-то перед обедом, бурлит какая-то деятельность.

— Иди, я догоню, — прозвучал знакомый ответ.

В этот раз Валя пришла на удивление быстро, и мы уединились за отдельным столиком.

— Валя, — я решила не откладывать на потом этот разговор, – ты уже заметила, что я без очков и я без линз. У меня 100% зрение со вчерашнего дня. Да и еще многое другое.

Валя бросила на меня недоверчивый взгляд и отметила, мой посвежевший вид.

— Маска?

— Нет. Валя. Откровенно говоря, я не знаю, как тебе все объяснить, поэтому давай сначала ты сама это прочувствуешь на себе, ну а потом сама решишь.

Взгляд подруги был красноречивее всех слов, но если бы я пустилась в пространные объяснения, было бы еще хуже.

— Об одном прошу, когда услышишь голос в голове, знай, ты не сумасшедшая.

— С тобой точно все хорошо? – Валя жалостливо посмотрела на меня.

— Да, у меня все хорошо, — попыталась я успокоить подругу. Судя по ее виду, вряд ли я ее переубедила. Но у Вали было одно замечательное качество — она никогда не лезла в душу, разумно полагая, что если надо, человек и сам все расскажет.

До вечера я сидела как на иголках, мне было интересно, как там подруга? Но когда рабочий день закончился, Валентины на рабочем месте не оказалось. Неужели с ней все-таки что-то случилось? Чувство вины захлестнуло меня, я же не прощу себе, если из-за меня с подругой что-то случится. Волнуясь, принялась звонить ей, трубку долго не поднимали. То ли, как всегда, ищет телефон в своей необъятной сумке, то ли что-то… дальше думать было страшно, но голову навязчиво лезли картинки одна страшней другой. Почему то всегда так, если близкий человек не отвечает или задерживается, в голову лезут одни плохие мысли. Наконец-то в трубке раздался ее голос:

— Валя, ну ты где?!

— Не ори, — спокойно ответила она. – Потом поговорим.

И положила трубку. Ну вот! Я тут за нее волнуюсь, переживаю, а она: «потом поговорим»! Вот как так можно? Я долго не могла успокоиться, несколько раз порывалась опять позвонить Вале, что бы убедиться, что с ней все хорошо. Затем, рассудительно решив, что если бы что-то случилось, она бы и сама мне позвонила, я забылась во сне.

Четверг

Такой утром я свою подругу не видела никогда! Постройневшая, помолодевшая, яркая и… счастливая. Вот именно последнее меня и сразило буквально наповал. Валентина всегда поздно ложиться, поэтому утро для нее – это каторга. Не было ни одного дня, что бы она улыбалась.

— Привет, закрой рот, — довольная подруга тряхнула кудрями.

— Валя? – единственное, что я смогла произнести.

Энергия буквально бурлила в ее молодом теле, а глаза искрились задором. Мне пришлось собраться с мыслями.

— Ты понимаешь, что сейчас будет миллион вопросов, нельзя же вот так! – наконец то я обрела дар речи.

— Да? А мне все равно!

Зная Валю, я понимала, что ей действительно все равно, но нам нельзя было сейчас привлекать к себе внимание. Как донести до нее это?

— Валя, ты понимаешь, что такие перемены за одну ночь не происходят? Тебя же на работу охранники не пустят, так ты изменилась. Представь себе на их месте. Да и остальные сотрудники не признают тебя. Понимаешь ты это? Зачем нам сейчас нужны лишние вопросы? Что же нам делать? Что? Ну, вот зачем ты так сделала? – я разозлилась на подругу.

— Я не могла по-другому.

Зная подругу, я понимала, что она говорит правду, ну не могла она не вернуть себе красоту и формы, это было сильнее ее. Однако на работу в таком виде идти было нельзя.

— Так, звони руководителю, говори, что хочешь, отпрашивайся как угодно и иди домой, я после работы сразу к тебе, — решительно заявила я. И что было странно, Валя послушалась, развернулась и пошла к дому.

После работы, я как и обещала, направилась к подруге. Нам предстоял долгий разговор. Я с трудом узнала в девушке, которая открыла мне дверь, свою подругу. Ох, Валя, Валя…но та была абсолютно счастлива.

— Проходи, чай будешь?

— Буду, — буркнула я все еще недовольная подругой. Вот как можно быть такой легкомысленной? — Ты себя в зеркало видела?

— Конечно

— Теперь даже я тебя с трудом узнаю.

— Мы все придумали!

— Мы?! Придумали?! – переспросила я

— Ну не мы, Дима придумал несколько вариантов.

— Дима?!

— Ну что ты каждое слово переспрашиваешь? Да, Дима, я так назвала своего подселенца, — объяснила Валя.

— Расскажи, как ты? – я решила сменить тему, все равно Валю не переубедить, раз она решила, значит так и сделает.

— Да все хорошо, сама же видишь. Потом будем развивать мне способности.

— А ты не могла начать со способностей, а внешность изменять постепенно? – не удержалась я от язвительного комментария

— Конечно, не могла, — весело ответила подруга. – К тому же я тебе сказала, что мы придумали несколько вариантов. Во-первых, можно сказать, что я пластику сделала.

— Пф, — чуть не захлебнулась я чаем, — Откуда такие деньжищи на пластику?

— А может у меня появился богатый поклонник? – парировала Валентина.

— Ага, появился и исчез? Или он был не таким уж и богатым, поэтому продал себя на органы, чтобы платить твои операции. Хорошо, а что шрамы так быстро заживают?

— Ну, это да… Хорошо, есть второй вариант! Можно сделать мне новые документы.

— Новые документы, отлично, а куда мы «старую» Валю дели? Или она просто пропадет? Ну и идеи у вас, одна лучше другой! – раскритиковала я  подругу. – Так дело не пойдет. Надо все делать постепенно, а не выдумывать невероятные истории. Значит так, возвращай свою внешность и подумай, кого еще можно предложить для подселения.

— Я уже подумала, есть несколько кандидатур, я со своим Димой уже обговорила. Слушай, а может не надо внешность возвращать, давай мы что-нибудь придумаем.

— Увольняйся и сиди дома, подходит такой вариант?

Валя задумалась лишь на мгновение.

— Да! Подходит! Может быть… — добавила она неуверенно.

— Подумай еще хорошенечко, — сказала я на прощание и ушла домой.

Пятница

Ура! Пятница! Люблю пятницу! Настроение было замечательное, сегодня после работы надо окончательно решить вопрос с пришельцами-квартирантами, решила я и унеслась из дому. А мой-то что-то второй день молчит. «Эй!» — позвала я, а в ответ тишина. Мой то «квартирант» свободная птица, когда хочет, тогда и прилетает. Кстати, может ему тоже имя дать, а может у него уже есть какое-то имя? Даже работать в пятницу приятней, чем в любой другой день. Все расходились по домам, желая друг другу хороших выходных, когда в голове прозвучал знакомый голос:

— Наконец-то. Не хотел тебя отвлекать во время работы, ждал, когда ты закончишь.

— Слушай, почему ты приходишь и уходишь тогда, когда тебе вздумается? Может, ты мне нужен был?

— Не нужен, я же тебя слышу постоянно.

— Я же тебя звала.

— Нет, ты просто проверяла тут ли я и, кстати, я был занят.

— Занят? А чем ты можешь заниматься?

— Тобой, а сейчас давай мы с тобой немного потренируемся. Выбери любого человека, сосредоточь свое внимание на нем и постарайся почувствовать его вибрацию. Запомни, каждый человек имеет свою частоту и эта частота уникальна. Люди могут быть похожи как две капли воды, но их вибрации будут разными,

— Хорошо, попробую.

Я, как прилежная ученица, попыталась выполнить задание, но у меня ничего не получилось. Вот как можно почувствовать то, чего не знаешь? Под моим взглядом, сидящая напротив девушка поежилась, поелозила на сидении, затем встала и ушла в другой конец салона. И тут я заметила, что вокруг меня нет никого, люди сторонились меня. Ничего у меня не получилось, и я расстроилась.

— А у тебя есть имя? – вдруг вспомнила я.

— У нас нет имен, мы различаем друг друга по частотам. Нам не надо называть друг друга, звать или обращаться. Мы общаемся все вместе и друг с другом одновременно во всех местах сразу.

— Ого, как это сложно.

— Нет, это не сложно и ты этому скоро научишься. Не останавливайся, мысленно ощупывай вокруг себя пространство. Деревья тоже звучат, и животные звучат. Этот мир наполнен пульсациями и вибрациями. Когда ты сможешь различать частоты, тогда ты и мою частоту сможешь уловить. Вот тогда мы с тобой будем всегда на связи.

И тут я поняла, о какой вибрации он мне говорил, напротив меня сел пожилой мужчина. Он него волнами исходило раздражение, его злила я, ему все вокруг не нравилось, он был зол. Так как его эмоция была очень сильной, я ее почувствовала и тут я «услышала» его: «Пялится она на меня, чтобы твои глаза вытекли, и ты больше ничего вокруг не видела» потом нецензурная брань сменилась какими-то обрывками, как калейдоскоп складывались какие-то образы и в следующую секунду картинка менялась.

— Ой, что это?

— Это мысли людей. Никто не может долго думать над чем-либо. Ты можешь уловить отдельные фразы или какие-то образы. Для того, что бы общаться ментально, надо этому учиться. Теперь ты мою частоту чувствуешь?

Да, теперь я понимала, о чем он говорит. Я всегда слышала общий фон, который воспринимала как гул. Это как ткань, которая смята в комок, но если присмотреться, можно выделить каждое волокно. Новые ощущения были такие неожиданные, что я буквально погрузилась в них, совсем позабыв о реальности. Вернул в реальность меня толчок в плечо:

— Выходи уже, пьяная что ль? Конечная остановка.

Хорошо, что я живу рядом, мне нужно было вернуться всего на один квартал. Мне не терпелось поделиться своим новым умением. Но кто меня может понять? Валя! Она же тоже может так общаться. Почувствовать ее частоту я не могла, я еще не научилась выделять в этом громадном поле необходимые мне вибрации. Поэтому я поспешила к ней со всех ног.

Валя как будто меня ждала, не успела я нажать на кнопку звонка, как дверь открылась и я зашла в коридор. Оказавшись так близко к подруге, я наконец-то смогла нащупать частоту и постаралась запомнить ее.

— Привет, как ты? – спросила я, потому что ментально она мне не ответила.

— Замечательно! Мы уже всех расселили. У всех все хорошо. Завтра мы все хотим собраться. Я думаю, что лучше сходить в парк, так наша толпа не сильно будет привлекать внимание. Якобы организация выехала на пикник. Даже решили организовать шашлычок.

Да, подруга не на шутку развернула деятельность. Ее неуемная энергия получила направление, и она как лавина неслась вперед, сметая все преграды  на своем пути.

— Валя, учись ментальному общению, очень крутая штука.

— Я пыталась, у меня ничего не получилось.

— Давай я тебе помогу, надо вызвать сильную эмоцию, тогда ты ее почувствуешь. Давай ты сосредоточься, а я тебе помогу.

Мои эмоции и так меня переполняли, поэтому уловить ее было очень легко, и она с этим легко справилась.

— Запомни частоту, и мы можем общаться в любое время. Ты пока тренируйся, а я побежала домой. Завтра во сколько собираемся?

— В полдень, сбор на первой остановке перед парком.

— Тогда до завтра.

Суббота

Погода стояла чудесная и я это чувствовала еще лежа на кровати. Я могла видеть глазами других людей, я могла чувствовать их мысли и эмоции. В голову пришла идея поискать своих знакомых, но это оказалось невыполнимой задачей. Для вибраций расстояние не имеет никакого значения, поэтому искать их было все равно, что иголку и даже не в стоге, а в громадной скирде сена. Я могла ментально дотронуться до любого человека на Земле. Надо было собираться, в полдень мы собираемся в парке, а до него ехать целый час. Прихватив с собой покрывало, я ментально нащупала частоту Вали и мы договорились встретиться возле ее дома.

Подруга выглядела в коротеньких шортиках и маечке сексуально, и я лишь покачала головой. В этом она вся, ну не может она одеть на себя что попало, даже домашняя одежда у нее вся стильная и красивая.

— Привет, — общаться голосом было привычней, да и приятней. В ментальном общении нет той яркой эмоциональной окраски, которая есть в голосе. И тут я обратила внимание, что вибрация голоса очень похожа на частотную вибрацию и поспешила поделиться этим открытием с подругой. Было интересно раскрывать свои способности.

В парке собралась уже большая толпа, в которой промелькнуло несколько знакомых лиц.  Расстелив покрывала, и коврики принялись крошить салатики, разводить костер, накрывать столы. Настоящий корпоративный пикник, вот только разговоры были необычные. Присутствующие делились новыми знаниями и своими впечатлениями. Тут же давали мастер-класс по тем или иным умениям, быстро обучаясь новым навыкам. Помимо телепатии, осваивали эхолокацию и ультразвук, тренировались по-новому различать спектры, переключаясь с инфракрасного на ультрафиолетовый и обратно. Сущности, которые были в каждом из нас, были фактически паразитами. Они не могли постоянно существовать в искусственной среде, им нужно было живое тело человека. Они легко регенерировали внутренние органы и скелет, поэтому все мы могли жить вечно, конечно при условии, что нас не убьют. «Бессмертные, ну прям как Дунканы Маклауды» вдруг подумала я что ж возможно, этот сериал и не вымысел.

Погрузившись в раздумья, я не сразу заметила, как что-то неуловимо изменилось. Холодный поток воздуха пронесся над поляной и на мгновение все замерли, потом переглянулись друг с другом и насторожились. Вокруг нас фон изменился, частоты начали сгущаться, и мы почувствовали сильную вибрацию, похоже, нас со всех сторон окружали. Я закрыла глаза и погрузилась в пространство, мысленно, как музыкант, перебирая натянутые струны — импульсы. Только это была не мелодия, я извлекала какие-то резкие обрывки фраз и тут аккордом ударила команда: «Внимание! Вперед!» и  пронеслась дальше эхом по всем частотам. Спустя минуту, мы их увидели, нас окружали…

— Вы кто? – крикнула я в их направлении.

Ответа не последовало, а к нам подходила группа мужчин в черной форме. Подойдя ближе, один из мужчин ткнул мне в лицо открытым удостоверением:

— Майор Дигоренко. Объясните, что тут у вас происходит.

Интересно, а кто-то смог бы так быстро ознакомиться с удостоверением и сверить фото с оригиналом, задумалась я.

— Что у вас тут происходит, — повторил капитан громче.

— Ничего не происходит, — пожимая плечами, ответила с недоумением в голосе. – Отдыхаем, пикник у нас. Корпоративный, — добавила я.

— Какая организация? – допытывался майор.

— Не организация, а… ну как бы клуб по интересам.

— По каким интересам?

— Здоровый образ жизни, — ляпнула я первое, что пришло в голову.

— Здоровый? – переспросил он и оглядел всех тяжелым взглядом. – Ну-ну, сейчас мы проверим – и, повысив голос, объявил, чтобы все готовились к досмотру вещей и не делали глупостей.

Какие глупости он имел в виду, я выяснять не стала, так как было видно, что суровый майор не будет тут с нами шутки шутить. Казалось, что обыск длиться уже целую вечность. Наши скудные вещи перетрясли уже третий раз подряд, перевернули все сумки и рюкзаки. Обыскали все, что только можно, но самыми опасными были кухонные ножи, пять десятков шампуров и два топорика. Я же не выпускала из виду майора и настроилась на его частоту, судя по всему, тут он всеми командовал. Наконец он отошел подальше и принялся докладывать вышестоящему руководству. Я постаралась ничего не упустить из их разговора. Оказалось, что спецслужбам о нас уже кто-то доложил, но они  не ожидали, что нас будет так много. Как я поняла, мы представляем интерес для некоторых ведомств. Неизвестный собеседник майора высказал опасение, что мы можем попасть в «чужие руки». Чьи руки чужие, а чьи нет, мне было не интересно, так как попадать ни в одни, ни в другие совсем не хотелось. В итоге нас сегодня решили отпустить, переписав паспортные данные, чтобы заняться нами вплотную уже с завтрашнего дня.

Время… Нам казалось, что теперь-то у нас его вдоволь, а неожиданно оказалось, что его уже нет вовсе. Часто мы строим планы на будущее, что-то откладываем на потом, а этого «потом» уже нет. В конце пути приходит понимание, как много драгоценного времени потрачено впустую и сожаление, что вернуть назад уже ничего нельзя. Самое важное в жизни – наша семья, наши близкие, которым нужна поддержка, любовь, понимание и прощение.

Воскресенье

Семь дней – это много или нет? Сейчас я знаю, что это очень много. Оказалось, что для того, чтобы изменить свою жизнь, достаточно мгновения. Эта последняя неделя полностью изменила меня и моих новых друзей. Сегодня мы стоим на пороге новой жизни. Она полна опасности и приключений, нам придется постоянно переезжать с места на место. Больно сознавать, что у меня больше не будет семьи и очень тяжело оставлять всех тех, кого любишь и кто тебе дорог. Но для того, чтобы их защитить, я должна исчезнуть из их жизни.

После происшествия в парке мы всю ночь общались и искали выход. События развивались слишком быстро, поэтому затягивать с решением мы не могли. Становиться орудием в руках кого-либо не хотелось, а для того, чтобы оставаться свободными, нужно было переступить через себя. Другого выхода у нас просто не было. В воскресенье на рассвете 233 человека навсегда покинули свои семьи и бесследно исчезли для всего мира. Благодаря новым способностям мы легко приспособимся к жизни в любой точке земного шара. Пропав для всех, мы не исчезли для мира, он нуждается в нас. Ткань мироздания находиться в наших руках, мы будем оберегать ее и поддерживать в равновесии. Однако, где-то там собран пучок самых дорогих для нас ниточек, к которым мы будем постоянно возвращаться, чтобы посмотреть как живут близкие. Конечно, мы будем помогать им в трудную минуту, правда, они не будут знать кто их ангел-хранитель.

Солнце едва взошло, а я уже с тяжелым сердцем закрывала дверь. Слезы застилали глаза, а душа разрывалась на мелкие кусочки. Навстречу шла такая же поникшая подруга. Мы с Валей решили двигаться на восток, а дальше? … а дальше будет видно. Весь мир лежит у наших ног, то о чем мы с ней всегда мечтали, сейчас стало реальностью. Правду говорят, бойся исполнения своей мечты, она имеет свойство исполняться. Жаль, что не всегда так, как мы того хотели. Сейчас, в каждом из нас, еще слишком много любви, мы очень привязаны к своим семьям. Но пройдут десятилетия и уже через сотню лет наши сердца привыкнут и к расставаниям, и к разлукам. Мы станем вечными скитальцами в этом мире, которые будут пытаться делать этот мир лучше и добрее.

читателей   284   сегодня 1
284 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...