Остуда. Дар от Мары

 

Никогда раньше я не чувствовала себя столь беспомощной и бестолковой: из головы, будто ветром выдуло все знания, в районе сердца образовалась чёрная дыра отчаяния, рот мгновенно высох, а глаза ни за что не хотели смотреть на этот яркий, но такой ненавистный в этот момент мир. Никчёмность. Эта мысль оглушила меня и лишила последнего мужества. Я уронила голову на руки и завыла в голос:

-Мара! Мара! Приди ко мне, Матушка Мара!

Она не заставила себя ждать, как будто была рядом и просто откликнулась на мой зов. Ясноокая, с суровым рисунком бровей и строгой линией рта, она явилась предо мной, вечно прекрасная и одновременно грозная. Краски и звуки мира стёрлись в её присутствии и в наступившей тишине, среди шороха осыпающихся с волос снежинок её шёпот прозвучал, как набат:

-Меня ли ты звала, девочка?  Ты слишком ещё юна, чтобы просить о покое. Твоя судьбоносная нить тянется далеко в будущее, на многие десятки лет.

-Да, Матушка Мара. Знаю, ты права. Я не ропщу на судьбу, на суд божий. Одного хочу просить, Матушка! Укрой меня своим безстрастием, угомони ярые чувства мои, притуши огонь сочувствия! Чтоб могла я выбирать, по какому поводу радоваться, а по какому слёзы лить!

-Девочка, но разве не за этим ты пришла в мир? За чувствами, за ощущениями, за опытом?

-Моя чувствительность, мнимость и ранимость делают мою жизнь тяжкой ношею. Мои чувства правят мной, а не я ими.

-Но это одно из условий задачи, милая. Изменим условия – изменится и сумма впечатлений, которая может оказаться меньше нужного результата. Страдания есть стимул к познанию себя и поиску верной дороги. Понимаешь меня?

-Но есть же адепты других верований, где ценится их не привязанность к миру. И они уходят просветлёнными.

-Да, но при жизни все свои чувства они посвящают своему божеству, а не отказываются от них совсем, как хочешь ты.

-Матушка Мара, позволь мне служить тебе и посвящать мои чувства тебе.

-Это может увести тебя в тёмную сторону, девочка. Ты светлая, Светлана.

-Ты меня поправишь, Матушка Мара.

-Посмотрим. Одно знаю, — всё это очень не понравится другим Родным богам. Они имеют виды на тебя. Ты творческая натура, для этого и наделена даром всё тонко чувствовать.

-Оставь мне дар этот, приглуши реакции, а то я застреваю в них, как муха в паутине.

-Хорошо. Давай поступим так: мы установим некий предел твоих ощущений, на уровне, близком к комфортному. Весь излишек ты перенаправляешь мне при помощи вот этого кольца, просто до него дотронувшись. Согласна?

-Да, Матушка, согласна! А как мы установим предел?

-Я сделаю остуду на тебя, Светлана. Не бойся, больно не будет.

Она взмахнула кружевным рукавом и осыпала меня крупными, похожими на звёзды, снежинками, которые легли почему-то только на голову. Те из них, которые долетели до плеч, мгновенно растаяли, только к ним прикоснувшись.

-Вот, и никакого ущерба твоим чарам Ладе и Леле, что на плечах твоих. Способность к творчеству сохранилась. Если ты решишь вернуть прежнее состояние своей психики, я узнаю об этом. Только позови…

Я посмотрела на свои сырые от снега волосы и кольцо на пальце, что-то хотела спросить о нём у богини, но, когда подняла взгляд, никого уже не увидела. Ринувшись в мыслях по привычному кругу сомнений, я обнаружила, что колечко на пальчике стало светиться. Процесс пошёл! Какое счастье! – спокойно подумала я и ошарашенно села на диван. Это нужно было осмыслить, — свою новую способность не «клиниться». Сколько себя помню, — эта моя особенность всегда доставляла мне много часов горьких раздумий. Я сравнивала себя с другими и понимала, что у некоторых даже мысли не возникает придавать значение тем условностям, которые становились для меня решающими. Например, я не могла быть рефлекторно агрессивной. Не имея агрессии внутри, я не ожидала подобного от окружающих. И, когда на меня нападали, просто терялась и искала причину выпада в самой себе. Хотелось стать настолько приятной людям, чтобы у них даже повода не было выказывать агрессию по отношению ко мне. Прошло много времени, пока я поняла, что это в корне не верная позиция. Люди вокруг, на самом деле такие разные, что мимикрировать под них не просто не представляется возможным, а смерти подобно, для собственной психики. Нравиться всем невозможно, да и безнравственно. Отсутствие реакции с моей стороны на агрессию многие воспринимают, как слабохарактерную мягкость. С другой стороны, в отношениях с людьми, я начинаю впадать в другую крайность: воспринимаю очень болезненно их нежелание увидеть мои лучшие стороны. Кажется, вот, сейчас, поднажму, и они оценят меня, наконец, по достоинству. Но, чем больше я уделяю внимания этому вопросу, тем ситуация становится всё более безнадёжной. Нужно делать правильные выводы… Но подумать мне не дали: в комнату ворвался мой младший брат дошкольник, устраивая по дороге буквальный погром, задевая и придавая вращение предметам, до которых мог дотянуться на бегу. Он остановился только тогда, когда услышал мой не громкий смех. Недоумённо на меня воззрившись, он спросил:

-Не понял, что смешного?

-Всё хорошо. Хочешь, куда-нибудь сходим вместе?..

 

Так и пошло, и поехало. Ситуация перед моим обращением к Маре была довольно банальной: я отчаялась получить взаимность от любимого, Игоря. Я так долго и упорно преследовала его своей любовью, что стала казаться ему нудной и не интересной. Теперь же, когда нам приходилось встречаться, он, не находя во мне привычного обожания и накала чувств, стал раздражителен и обидчив. Так, как раньше я, он устраивал выяснение отношений по поводу и без, уходил от меня в ярости. Мне это стало надоедать, и я стала избегать общения с ним, удивляясь про себя, что такого особенного я в нём находила раньше. Моё поведение принесло ещё более неожиданные плоды: мой возлюбленный вдруг стал жаловаться окружающим на мою холодность и жестокость с ним. Когда ему напоминали, что он именно так вёл себя сам по отношению ко мне, он разражался настоящими слезами. Все заметили, что он очень изменился, похудел, стал печален и задумчив. Часто, оглянувшись, я видела его остановившийся на мне взгляд и невольно вздрагивала от холодка по спине от этого его взгляда. Моё душевное равновесие вследствие этих событий никак не изменилось: я была вполне счастлива и от этого суррогата любви, и от своего непоколебимого спокойствия в ответ на все раздражители. Даже мама как-то оценила произошедшую во мне перемену, правда, прозвучало это совсем не одобрительно:

-Ты стала какая-то безчувственная, на себя не похожая.  Нельзя, понимаешь, играть чувствами других людей, это наказуемо. Смотри, дочь, не заиграйся.

Я вспомнила это предупреждение, когда увидела вчера Игоря. Его потухший взгляд уже не преследовал ни меня, ни кого бы то ни было другого. Он смотрел исключительно в землю и никого не видел вокруг. Когда я подошла с приветствием к нему, Игорь и тогда не поднял на меня глаз, отрывисто бросил мне:

-Пошла вон! – и быстро ушёл.

Под впечатлением от этой встречи я вернулась домой. Колечко сияло не на шутку. Почему-то именно этот факт впервые вызвал у меня раздражение. Я взялась за кольцо, чтобы снять и вдруг тёплый душистый ветерок овеял меня, заставив поднять глаза, чтобы определить источник. И что же я вижу? Сияющий знакомый образ Мары! Но что за метаморфоза произошла с моей богинюшкой? Лицо сияет вдохновением, глаза излучают свет любви, прекрасные волосы украшены венком из красных маков.

-Матушка Мара! Как ты изменилась! Не узнать просто!

-Это мой другой образ. — Её голос был чарующе звонким, — Сейчас я Матушка Жива. Я – жизнь дающая и жизнь берущая. Я — смена состояния, конечная и вечная. Благодаря тебе в данный момент я нахожусь на самом пике ощущений. Смотри, какая ты можешь быть, при желании. Теперь, я так понимаю, ты ощутила потерю? Верни мне кольцо, и всё вернётся на круги своя, к началу нашего первого разговора. Надеюсь, теперь ты не будешь посыпать голову пеплом по поводу твоей мнимой никчёмности?

Подавая ей кольцо, я сказала:

-Благодарствую, Матушка. Урок мной усвоен. Буду учиться управлять своими эмоциями и постараюсь стать хозяйкой своим чувствам.

-Вот это правильно, Светлана. И тут я тебе помогу…

Уже традиционно махнув рукавом, Матушка затопила всё вокруг сияющей радугой, сама эффектно растворившись в ней. Когда это сияние перестало слепить глаза, я вдруг обнаружила перед собой Игоря, снисходительно ожидающего привычные от меня дифирамбы. Я, оценив комизм ситуации, сказала:

-Это опять ты? Я тебе ещё не надоела? Пойду прогуляюсь! Не ходи за мной, зануда…

читателей   215   сегодня 1
215 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,33 из 5)
Загрузка...