Наследственное Зло

Она была Злом. Абсолютным, бескомпромиссным и неизбежным. В мире, где все, кто называл себя Добром, уничтожены, она стала самой могущественной. Единственной могущественной вообще-то, а все остальные – ее слуги, жалкие создания, обретающие подобие разума лишь временно, только по ее воле, дабы исполнять приказы своей повелительницы.

Девушка проснулась от страшного сна и вздрогнула. Иволга убеждала себя, что сон про кого-то другого, совершенно не про нее. Да и глупый это сон, про могущество и слуг. Ей пора идти проверять силки, добыча становилась все более редкой, приходилось по два раза в день обходить их все, чтобы возвращаться не с пустыми руками. После того, как отец сломал ногу, а мать слегла от болезни, стало совсем тяжело. Если так пойдет и дальше, то придется идти в город и продавать единственную ценную вещь, которая сохранилась у нее от родной матери.

Иволга бесшумно скользила по туманному лесу, уверенно направляясь к расставленный ею силкам, привычно обходя дубы-костоломы, которые особенно сильно разрослись за последние несколько лет. День сегодня выдался холодный, она ускорила шаг, кутаясь в ветхую накидку и пытаясь раздвинуть кокон мрачных мыслей, окутавший ее липким, мешающим дышать, саваном. С каждым годом становилось все холоднее, стал привычным снег в лесу в начале лета. Тусклое солнце не справлялось с работой: летний сезон сельскохозяйственных работ сократился в два раза всего за десятилетие, а суровые голодные зимы выкашивали людей эффективнее самых убийственных заклинаний. Ходили мрачные слухи: боги оставили мир, Император поглощает солнце, чтобы жить вечно, и вскоре оно погаснет. А гибель светила повлечет за собой смерть всего живого в этом мире. Останется лишь бессмертный Император и мерзкие твари, которые смогут жить в темноте.

Внезапно Иволга услышала треск и резко остановилась. Она осторожно сделала несколько шагов вперед и заметила дым – в лесу появились чужаки. Вероятно, они расположились на небольшой поляне. Самым правильным было бы вернуться домой, в землянку, и дождаться, пока чужаки покинут лес, но не хотелось возвращаться к родителям с пустыми руками, видеть их пустые животы и голодные взгляды. Сегодня она добудет еды, даже если придется всю ночь ее искать. Девушка стала медленно обходить поляну по кругу, внимательно вслушиваясь в каждый звук и избегая открытых пространств.

Когда Иволга оказалась с подветренной стороны от костра, то почувствовала запах жареного мяса и непроизвольно сглотнула слюну. У нее появилась догадка, что чужаки обнаружили ее добычу в силках, лишив семью ужина и прибавила шагу, надеясь, что ошибается. Напрасно, чужаки не только забрали зайца, но и испортили другие ее ловушки. Девушка понимала, ей следует сейчас вернуться домой, но разозлилась и решила заставить их заплатить за такой поступок. Иволга приблизилась к поляне и высмотрела место, где лежала поклажа незнакомцев, надеясь поживиться чем-то полезным или годящимся на продажу. Девушка считала это не кражей, а компенсацией. Справедливой компенсацией за украденного зайца и испорченные силки.

Она дождалась, пока один чужак в очередной раз пойдет за хворостом для костра, а второй, который возился с котелками и переворачивал вертел с зайцем, повернется к ней спиной. По виду обычные наемники в поисках нового господина, и судя по тому, что они забрались далеко в сторону от основного тракта, скорее всего дезертиры. Неподалеку стояли стреноженные лошади, гудело пламя, чужак был увлечен своей задачей, и девушка надеялась быстро и бесшумно забрать один мешок, а затем скрыться незамеченной. Сейчас был хороший момент, но Иволга не решалась выдвинуться на открытое место, что-то ее смущало, заставляя оставаться на месте, теряя время. Ну конечно, три лошади и двое мужчин. Вероятно, где-то еще третий. Возможно, третья лошадь у них вьючная, но все равно – слишком опасно, видимо, придется вернуться с пустыми руками.

Она отползла немного назад и осторожно встала, и тут же ее свалил с ног мощный удар. Третий наемник давно ее заметил, но не мог понять ее намерений. В отличие от того, кто собирал хворост, продираясь через заросли с изяществом бешеного кабина, этот чужак двигался почти незаметно, осторожно преграждая девушке путь, чтобы та оказалась между ним и костром. Едва Иволга поднялась, тот быстро свалил ее с ног и уселся верхом.

– Эй, глянь, кого нашел. А ты скулил, что тут никто не живет, – весело крикнул он.

Второй чужак перестал возиться у костра и подбежал поближе:

– Аппетитная. Ты с ней полегче, оставь и для меня. Зайца не могу бросить. Сгорит, – с явным сожалением сказал он, отправляясь обратно.

Еще один наемник, молодой, с короткими волосами, вышел на поляну, бросил хворост недалеко от огня и поспешил к своему товарищу, который уже начал снимать одежду с оглушенной девушки. Та понемногу приходила в себя, понимая, что ее ждет. Кричать бесполезно, здесь некому спасти ее. Да и появись редкий прохожий, он не рискнул бы связаться с тремя воинами. Иволга попыталась сопротивляться, но наемник сжал ей горло и пригрозил придушить, если не перестанет сопротивляться. Она замерла, и сидящий на ней мужчина похвалил ее за благоразумие, почесывая бороду. Затем приподнялся, собираясь стянуть с нее штаны, тогда девушка рывком подтянула ноги к подбородку и ударила его в лицо. Что-то хрустнуло, из носа бородатого потекла кровь. Не дожидаясь реакции наемника, девушка откатилась в сторону и вскочила на ноги. Если бы у нее появилась хоть минутка, то можно было взять лошадь… Иволга бросилась бежать, за ней следом мчался молодой наемник, а чуть дальше, с небольшим отставанием и грязно ругаясь, спешил бородач с окровавленным лицом.

Парень догонял, она понимала, что шансов у нее нет. Тогда Иволга резко свернула в сторону и ускорилась, вложив все силы в последний рывок. Девушка ринулась вниз по склону и бегом спустилась в овраг, молодой наемник последовал за ней, ухватил за волосы, она дернулась, парень споткнулся и разжал руку. Беглянка надеялась, что это даст ей пару секунд, но преследователя только раззадорила эта неудача. Бородач крикнул ему что-то поощрительное и парень сократил отрыв. Он схватил Иволгу за локоть и дернул так, что она потеряла равновесие и упала на четвереньки, чуть не ударившись головой о ствол дерева. Наемник, не отпуская ее локоть, вытащил из ножен кинжал и приставил к ее горлу, но тут увидел, что дерево, возле которого они стоят, не что иное, как дуб-костолом. Через мгновение ветви десятки ветвей протянулись к нему, кинжал выпал из руки, которая внезапно изогнулась в нескольких местах с жутким хрустом, сопровождаемым истошным криком.

Родители рассказывали ей, что раньше дубы-костоломы были редкостью и встречались или в совсем глухих местах, или около замков, где служили кровавые колдуны. Достаточно оставить человека поблизости от дерева, и через несколько часов все его кости были сломаны, зачастую большая часть посмертно. В замках дубы-костоломы использовались для наказания за самые тяжкие преступления: измену правителю, дезертирство, нарушение присяги. В основном такой вид казни, совмещенный с пытками, применялся к воинам-наемникам, хотя были и исключения.

Впрочем, в перечень преступлений любой правитель мог включить то, что ему вздумается, слуги в замке и крестьяне, живущие на земле правителя, могли подвергнуться этой жестокой процедуре. Иволга с родителями сбежали в лес, когда новый правитель, чье войско захватило замок, принимая власть от своего предшественника собственноручно обезглавил его и повелел включить в список преступлений отказ молодых девушек прислуживать ему. Все понимали, что прислуживать им придется и в постели. Иволге, стройной, привлекательной тогда стукнуло пятнадцать, и приемные родители решили уберечь ее от незавидной участи. При прежнем верховном правителе остальные не смогли бы творить такое своеволие, но для Императора, воцарившегося в стране еще до рождения Иволги, самым главным было получать налоги. Количество убитых, условия жизни и междоусобные распри совершенно не волновали Императора.

Девушка встала на ноги и побежала дальше. Почему-то у нее появился второй шанс, хотя она ожидала, что ее с преследователем постигнет одинаковая участь. Увы, надежда почти сразу же погасла, когда бородач кинул в нее камнем, попав в правую ногу. Иволга попыталась бежать дальше и не смогла, нога горела от боли при любом движении. Наемник не торопясь подошел к ней. Оскалился в жутковатой кровавой ухмылке и демонстративно замахнулся, собираясь ударить по лицу. Девушка избежала удара, так как резко опустилась на колени, она сняла с пояса маленький нож, обмотанный в шкуру, за неимением ножен. Сорвала с него тесемку и приготовилась дать отпор. Но наемник схватил девушку за руку и выбил нож, а затем все-таки ударил по лицу. Иволга пошатнулась и с ненавистью взглянула на врага. Внезапно он упал на спину и протащился назад по земле, будто на невидимой веревке. Девушка медленно осела на землю, недоумевая, откуда у нее вдруг появились колдовские способности. Наемник тяжело поднялся и приближался к ней, отчаянно пытающейся еще раз воспользоваться новыми силами. Ничего не получалось.

– Вот теперь точно конец, – устало подумала девушка, пытаясь нащупать рукой нож, чтобы лишить себя жизни до того, как этот мужлан набросится на нее. Наемник подошел и поднял ее оружие, и вдруг ему в горло попала стрела, а затем еще одна – в глаз. Чужак свалился возле нее, а из-за деревьев вышел седой старик, с маленьким узелком в руках и летним ключом на поясе, и юноша, на вид не старше нее, держащий в руках лук.

– Проверь, мертв ли он, – сказал старик, доставая из узелка прозрачный пузырек с темной жидкостью.

– Открой рот, – приказал он девушке, сочувственно глядя ей в глаза. – Так нужно. Раз уж ты оказалась колдуньей.

Она послушалась. Юноша, в руках у которого были вытащенные из трупа стрелы, подошел ближе и посмотрел на пузырек.

– Ты отравил ее! – закричал он. – Как ты мог?

– Иначе никак. Ты еще многого не знаешь, разве ты имеешь право ставить под сомнение мои действия? – грозно вопросил старик.

– Извини, мастер. Я разволновался.

– Она использовала силу, не только магическую, но и жизненную. Ее явно никто не обучал, или же она не отличалась усердием, как и ты. Я дал ей возможность выжить, хоть и крошечную. Если выработает противоядие, то станет колдуньей, а если умрет от яда, то это в любом случае лучше, чем последствия ее импульсивного поступка.

– Она может стать … гриадом. мерзкой тварью. Будет охотиться на людей. Подчиняться кровавым колдунам, – с отвращением произнес ученик колдуна.

Девушка застонала и пошевелилась. Иволга чувствовала, что присутствует в двух местах одновременно. Лежит в лесу, не в силах пошевелиться и отчаянно пытаясь справиться с ядом, вынужденная слушать разговор двух незнакомцев о ее дальнейшей судьбе. И одновременно находится где-то еще, беседуя с человеком, называющим себя настоящим отцом и объясняющим ее истинную миссию.

– Рад слышать, что этот урок ты не пропустил мимо ушей. Назови остальные виды мерзких тварей.

– Форлоки, ворловолки и …

– Мирлиады, – глухим голосом произнесла девушка.

– Ты справилась, – воскликнул юноша, – ты выжила. Меня зовут Альтос, а это мой учитель Руманий, летний колдун.

– Можете называть меня Иволга, – произнесла девушка. У меня пока нет настоящего имени. Нам нужно идти, там еще один наемник.

– Он присоединился к своему товарищу, точнее, этот, мягко выражаясь, недостойный человек, напавший на тебя, присоединился к нему, – уточнил старик. Мы увидели тебя еще там, возле костра, но ты так быстро умчалась, что мы не успели сразу тебе помочь. Я стар, и не могу носиться по лесам со скоростью взбесившегося ворловолка. Кстати, о ворловолках, давайте вернемся за лошадями и отыщем убежище, пока они не пришли, уже темнеет.

– Здесь никогда не было ворловолков, – запротестовала Иволга, я тут каждый день бываю, иногда и по ночам. Не встречала и следов.

– А вот за нами один вчера увязался, потому мы и остались без лошадей, – сообщил Альтос. Он оглянулся на колдуна. – Я могу нести тебя, если не можешь ходить. Или привести лошадей сюда.

Девушка привстала, ожидая болезненных ощущений, но ничего не почувствовала. Иволга потрогала ногу, вспоминая, что не могла и слегка пошевелить ею – все было в порядке. Она не испытывала никаких неудобств, поэтому легко встала и посмотрела колдуна.

– Я благодарю тебя за спасение моей жизни, достойный Руманий, колдун с летним ключом, тебя и твоего достойного ученика, – официально произнесла девушка, – чем я могу оплатить долг?

– Ты – одна из нас, твоя жизнь – достаточная награда! – торжественно произнес традиционный ответ старик, покосившись на ученика. Альтос истолковал взгляд, как укор в свой адрес, ведь живущая в дремучем лесу нищая девушка успела продемонстрировать больше знаний, чем ученик из знатного рода на втором году обучения. – Впрочем, буду признателен, если выведешь нас к основному тракту. Не хочу использовать силы, сегодня здесь и так использовано много магии, а спеша тебе на помощь, мы отклонились от нашего пути.

– Конечно, я провожу вас. Но прошу, сначала нужно зайти к родителям и отнести им что-то поесть.

Девушка и два ее спутника вернулись к костру, где Иволга забрала зайца, гордо объявив, что он пойман в ее силки, а затем, смущаясь и краснея, забрала все съестное из лагеря наемников. Если бы не присутствие колдуна с учеником, то она бы обязательно прихватила их оружие, одежду и деньги. Придется вернуться позже, когда проводит своих спасителей.

Верхом они быстро добрались до землянки, а потом, пока Альтос общался с ее родителями, Руманий убеждал ее отправиться в столицу с ними. Там он обещал найти ей учителя для обучения колдовству. Он объяснил, что использование силы опасно для нее и окружающих. Поэтому обучение новичков даже самими опытными колдунами нередко проводится за пределами замков и подальше от дорог – в глуши, где магическая ошибка принесет минимальный ущерб. У Иволги было много причин поехать: слова Румания про обучение, интерес к молодому и привлекательному Альтосу, рассказ ее настоящего отца, обратившегося к ней за помощью, а также жгучее желание увидеть жизнь, которой была лишена, потеряв родных.

Но главная причина остаться перевешивала их все – ей нужно заботиться о родителях. Это она и озвучила Руманию, который не ожидал столь упорного сопротивления. К ее удивлению, на следующее утро дилемма была разрешена. Колдун ускорил заживление перелома у отца и поставил его на ноги, вылечил мать от страшной болезни. К тому же Альтос оставил им денег. Теперь девушка могла спокойно отправляться в путь, но и отъехав далеко от землянки, где провела столько лет, она постоянно порывалась вернуться, ей было страшно оставлять родителей, даже зная, что у них есть все необходимое. Почему-то Иволга не задумывалась, как удачно все сложилось, переменившись в один день.

К ночи они достигли ближайшего тракта, а еще через двое суток добрались до основного. Ехать там гораздо проще и безопаснее, да и ночевали они на постоялых дворах, а не на настилах из веток, уложенных на землю, как несколько ночей до этого.

По дороге колдун обучал Альтоса, и девушка решилась немного его поспрашивать. Больше всего ее интересовали гриады. Старик поручил ученику рассказать о них, временами поправляя его или дополняя рассказ.

Гриады были одновременно и живые, и мертвые. У них оставалось так мало жизненной силы, что их существование поддерживалось магией, также им постоянно требовалось свежее мясо, чтобы избежать разложения. Они могли питаться мясом животных, но когда видели человека, то всегда нападали на него. Гриады появлялись редко, но были крайне опасны, и владельцы замков, на чьей земле они появлялись, не жалели сил и ресурсов, чтобы их изловить и сжечь дотла. Теперь девушка понимала, что сама еле избежала такого существования. Гриадами могли стать лишь обладающие магическими силами.

– Можно ли сделать гриада опять человеком? – спросила она.

Альтос задумался на минутку, потом бросил вопросительный взгляд на учителя, тот кивнул.

– То, что ты сейчас услышишь, рассказывают только ученикам, но учитывая твои обстоятельства… – сказал Руманий и еще раз кивнул, на этот раз сам себе. – Обещай, что сохранишь знание в тайне, и никому не говори, вообще никому, от кого услышала эту историю.

– Я обещаю, – тихо и уверенно произнесла девушка, сложив пальцы в магический знак, соответствующий слову «обещание», которому ее научил Альтос. Она оказалась довольно способной ученицей и выучила больше десятка знаков. Вопреки названию, не все знаки не требовали использования магических сил, что не делало их менее опасными – использование в целях обмана, пусть и непреднамеренного, влекло за собой критические последствия. Вплоть до смерти или полной утраты способностей колдовать.

– Говори, Альтос, – сказал старик, не проявив удивления по поводу использования Иволгой знаков, которые ей не следовало знать. – А твои несанкционированные уроки обсудим позже.

Девушка дождалась, пока Альтос переведет взгляд на нее, и виновато улыбнулась. Она не собиралась подводить парня, он вызывал у нее симпатию и интерес, но не успела задуматься, казалось, ее пальцы самовольно решили подтвердить высказанное обещание.

Альтос глубоко вздохнул и начал рассказывать:

– Когда-то давно колдун с летним ключом и колдунья с зимним полюбили друг друга. В то время страна вела войну против захватчиков с запада. Это было задолго до Императора с его непобедимым войском, поэтому враги были побеждены, а предводители четырех замков, которым мало было победы, отправились на территории врагов. Они без труда захватили несколько западных городов, но возвращаясь домой с добычей столкнулись с преследованием ворловолков. Колдуны, среди которых были и те двое, которых я упоминал, объединили силы и поставили преграду. Войско благополучно добралось на территорию страны, там была организована оборона против ворловолков. Все колдуны поддерживали преграду, а когда получили сигнал через тактус о готовности обороны, то убрали заслон, оставив личную защиту.

– Что это – тактус? – с интересом спросила Иволга, подозревая, что была там.

– Тактус – место, где колдуны могут общаться, находясь вдали друг от друга, туда попадают исключительно те, у кого есть магические способности. Оно требует очень много сил от них. И оно абсолютно реальное, я был там, в нем проводят испытания учеников, – пояснил Альтос. – Так вот, кто-то из колдунов совершил ошибку, оставив отверстие, и ворловолки напали на людей, чьи магические силы оказались бесполезны перед быстрым и беспощадным натиском мерзких тварей. Одной колдунье удалось спастись, для этого ее избранник пожертвовал собой и превратился в гриада. Тогда колдунья не убила его, а попыталась вернуть, сделать опять человеком. Никому до нее, да и никому после такое не удавалось. Многие годы гриад пожирал людей, а колдунья защищала его, не давая убить, пока не добилась успеха. Когда он вновь стал человеком, то помнил все, что совершил. Он не смог с этим жить, и не мог умереть, его избранница не могла такого допустить. Чтобы избавиться от съедающего живьем чувства вины он принял Зло и имя Малум. Точно не известно, что стало с ним после: кто-то считает, что он ушел на запад, и живет у дороги в том месте, где стал гриадом, убивая без разбора и людей, и мерзких тварей. Другие говорят, что он спит, ожидая, пока придет его время. Они уверены, что скоро он пробудится, и все, что происходит сейчас в мире ведет к полному упадку, свидетельствуя о скорейшем пробуждении Зла. И есть еще версия, что он стал Императором, но это глупо – никто не может жить сотни лет. Я не верю.

– А что стало с колдуньей? – спросила Иволга. – Она осталась жива?

– Да, ненадолго. И стала первой кровавой колдуньей, найдя способ управлять гриадом. Она замуровала себя в пещере, потом ее обнаружили вместо со всеми записями о многочисленных магических экспериментах, – ответил парень, довольный собой, ведь учитель ни разу не поправил его и не дополнил.

– Поступки колдуньи бросили тень на всех колдунов с зимними ключами, образуя раскол. После чего летним запретили брать зимних учеников, а летним – обучаться у зимних. Поэтому отец Альтоса – колдун с зимним ключом – отдал его на обучение ко мне. Хотя по сути мы используем одни и те же силы, только немного по-разному. Лишь кровавые колдуны пользуются другой магией, расплачиваясь годами своей жизни. Кровавыми могут стать лишь колдуны с зимними ключами, но лишь единицы избирают такой путь. Помни об этом, когда церемония определит цвет твоего ключа.

За несколько недель пути девушка узнала много подробностей о колдунах и мерзких тварях. Ворловолками становились после смерти те, кто убивал невинных людей. В форлоков превращались кровавые колдуны, когда истекало их время. А откуда появлялись мирлиады – не знал никто. Руманий утверждал, что именно Император, который прекратил выплачивать награды за уничтожение мерзких тварей, ответственен за то, что с каждым годом их становилось все больше. А чем их больше – тем быстрее разрушался мир.

Альтос и Иволга не очень прислушивались к старику, они были увлечены друг другом. Путешествие по основному тракту казалось приятным приключением, а страшное будущее представлялось очень отдаленным. Парень продолжал обучать свою спутницу магическим знакам; учитель, хотя и отругал за своеволие, но не запретил уроки. Иволга, осознавшая, что влюбилась в Альтоса, была рада их постоянному общению. К тому же обучалась она очень быстро, к его удивлению, ему эта наука далась с трудом и казалась занудной.

Она с нетерпением ждала от него первого шага, догадываясь, что ее чувства взаимны. Но девушка понимала, что в столице их общение прервется, после испытания и церемонии вручения ключа он станет колдуном, а она будет лишь ученицей может отправиться вместе с учителем в какую-то глушь. Руманий не препятствовал их общению, пока не застал в одной постели. Вопреки обыкновению в тот день они продолжали путь после наступления темноты. Учитель не отвечал на вопросы и просьбы остановиться. Основной тракт и сейчас считался относительно безопасным местом, но в нынешние времена можно было ожидать разных неожиданностей.

Иволгу мучило непонятное предчувствие, и она совсем не удивилась, заметив серые уродливые тени ворлоколков, окружившие их. Почему-то хорошо заметные, несмотря на темноту. Альтос и Руманий быстро подскакали к ней поближе. Они выглядели встревоженными, вглядываясь в тварей размерами с корову, очень отдаленно напоминающих волков. Они рычали, обнажая жуткие клыки и медленно сужали кольцо вокруг них, шумно переступая толстыми когтистыми лапами. Старик приказал ей отдать поводья и пересесть на лошадь к Альтосу, а как только колдун применит силы, галопом мчаться вперед, до первого постоялого двора.

Но девушка его не послушала. Она соскочила с лошади, подняла руки, обратив их ладонями вперед, и двинулась к ворловолкам, стоявшим ближе остальных к ней. Те одновременно попятились, а девушка медленно поворачивалась, пока не совершила полный оборот. Все ворловолки пригнулись к земле и повизгивали, Иволга три раза взмахнула кистями рук, будто стряхивала с них капли, раздался жуткий вой, а затем чудовища помчались прочь.

Затем Иволга вернулась в седло, и они поскакали дальше, пока не добрались до постоялого двора. Девушка очень устала и смертельно хотела спать, но колдун отослал ученика с поручением, отвел ее в комнату и сказал, что подготовит к испытанию выбора. От этих слов сонливость у Иволги исчезла: она слышала о нем от Альтоса – испытание было менее опасным, чем перед церемонией вручения ключа, но все-таки риск был. Обычно кандидатов в ученики готовили к нему не менее недели.

– А можно завтра? Я очень вымоталась, – попросила Иволга.

– Я знаю, ты потратила много сил там, с ворловолками. Но ты опасна, в первую очередь для себя самой. Нельзя больше тянуть. Если определим, кто ты, то можно начать твое обучение. Знаю, что Альтос рассказал тебе о своем испытании, оно не очень сложное. Твое начинается прямо сейчас: ты попадешь в лабиринт с двумя выходами, то – какой ты выберешь и определит цвет твоего ключа. Ты знаешь, что нужно делать – идти вперед, никогда не поворачивая обратно, не останавливаться и ни с кем не разговаривать, как бы страшно тебе ни было, кого бы ты там не встретила. И я дам тебе еще один совет – постарайся думать о летнем ключе, скорее всего, ты – зимняя, но ничего еще не решено, у тебя есть выбор. Тогда я смогу начать твое обучение, а если нет, то рискуешь не справиться со своими силами. Они слишком необузданные. Ты поняла, что ворловолки не только ушли, когда ты их прогнала, а гнались за нами лишь потому, что ты их призвала? Я слышал о том, что колдун может ими управлять, но только кровавый.

– Нет, неправда, – прошептала девушка, осознавая, что старик не обманывает. Она неосознанно привлекла их своей злостью.

Иволга опять ощутила усталость, а потом и беспомощность, будто ее по шею засыпало землей, а она не может и пошевелиться. Старик предупредил, что испытание обычно длится часа три-четыре, но были случаи, когда оно занимало почти сутки. Вошел Альтос, ободряюще улыбнулся девушке и показал Руманию два предмета, которые принес с собой. А потом началось.

Опять два места одновременно: она находилась в лабиринте, он был точь-в-точь такой, каким ей представлялся по описанию Альтоса, но в то же время видела, что колдун с учеником склонились над столом, где появилась маленькая живая карта лабиринта с ее фигуркой миниатюрных размеров. Об этом ее не предупреждали. Альтос рассказывал, как был абсолютно уверен, что во время испытания находился в настоящем лабиринте. Иволга протянула руку и ощутила шершавую холодную поверхность стены, но в то же время чувствовала тепло от свечи, стоящей на столе возле ее пальцев.

– Не стой, иди вперед, – прошептал Альтос, то беспокойно теребя ветку, которую держал в руках, то катая по столу небольшую палочку. Девушка догадались, что это символы летнего и зимнего ключей.

– Тише! – нервно шикнул на него учитель. – Или будешь ждать за дверью.

Иволга внимательно всматривалась в лабиринт над столом и заметила выход, зимний выход. Ей хотелось найти второй – летний, но вместо него мелькнуло только серое бесформенное пятно, напоминающее тупик. Возможно, этот выход ей недоступен, потому она его и не видит. Все-таки девушка решила рискнуть и медленно пошла вперед, намереваясь дойти до места, которое соответствовало местонахождению пятна в большом лабиринте. То, что она видела по пути, ничуть не тревожило ее – мерзкие твари, ее родители в опасности, потоки грязи, крови и чего-то более отвратительного, провалы под ногами и огненные стены не останавливали ее. В копии лабиринта их не было, следовательно, это всего лишь иллюзии.

А потом она увидела тупик и полупрозрачный силуэт Альтоса с веткой в руке, который стоял с закрытыми глазами и беззвучно шевелил губами, Иволга тоже закрыла глаза и шагнула прямо в стену, не ощутив никаких препятствий, сделала еще шаг и узнала свое настоящее имя – Тьмалана. Она вышла из лабиринта через летний выход. Колдун поздравил ее и сказал, что никогда не видел, как выход находят так быстро, Альтос вручил ветку ей с зелеными листьями на ней – символ летнего ключа.

На следующий день они двинулись в путь, девушка не призналась спутникам в том, как прошла лабиринт и о настоящем имени. Она не могла объяснить даже самой себе почему, но чувствовала, будто поступает правильно.

По дороге Руманий учил Иволгу не применять магические силы. А сам всеми способами старался ее спровоцировать. Она, как и каждый ученик в свое время, мысленно ругала его за необходимость часами стараться избегать использования сил, вместо того, чтобы тренироваться в их применении.

Спустя две недели, без дальнейших приключений, путешественники добрались до столицы. Там они первым делом отправились в дом Грумара, отца Альтоса. Роскошный трехэтажный дом, располагался рядом с центральной площадью, из окон открывался вид на императорский замок. В воображении Иволги столица представлялась величественной и прекрасной, но толпы людей с угрюмыми лицами, детишки с голодными глазами и грязные, вонючие, обезображенные нищие заставили ее пожалеть о том, что она приехала сюда. Девушка взглянула на своих спутников, но они спокойно пробирались вперед, не удивляясь и не проявляя отвращения. Дом, где жил отец Альтоса ее впечатлил – внутри все было роскошным и блестящим, а потрепанные дорогой путешественники казались здесь такими же неуместными, как ворловолк на городской площади.

Руманий должен был лично отчитаться об обучении Альтоса. Изначально он планировал представить Грумару Иволгу, найденную благодаря его информации, но неожиданный исход испытания, в котором она выбрала летний ключ, делал ее неинтересной для зимнего колдуна. Руманий отлично помнил исказившееся лицо Грумара, когда он понял, кем станет сын. Поэтому после краткого визита ему придется самому заняться девушкой – найти колдуна, а лучше колдунью, кто согласится обучить ее без оплаты.

Хозяин дома вышел к ним, поздоровался и скривив губы в некоем подобии улыбки поблагодарил Румания за обучение сына. Иволга напряженно всматривалась в лицо зимнего колдуна, оно показалось ей знакомым. Внезапно она поняла, где видела Грумара – он назвался ее настоящим отцом в тактусе. Девушка почувствовала, что магические силы словно всколыхнулись и настойчиво давят, побуждая использовать их – устроить такую же бурю, какую ощущала внутри – отвращение, стыд, боль. Уроки Румания пригодились, будущая колдунья напрягла всю свою волю и заглушила опасные порывы, но потратила в борьбе много сил и потеряла сознание.

Очнувшись, Иволга вновь осознала весь ужас содеянного, если Грумар действительно ее отец… Девушка огляделась – она в своей потрепанной одежде лежала на роскошной кровати в незнакомом ей помещении. Иволга вскочила и подбежала к двери, за ней оказалась другая комната, где сидел он.

– Успокойся и сядь, – сказал он, – я знаю, что произошло между вами. Видел лицо Альтоса, когда ты отключилась. Но ничего страшного не случилось.

– Значит, ты не мой…

– Нет, ты – моя дочь, но Альтос мне неродной. Только не говори ему, он не знает и не должен узнать.

Иволга прижала ладони к лицу – ее мир возродился, хотя недавно полностью и безвозвратно, как ей казалось, разрушился.

– Зачем ты нашел меня? Почему бросил?

– Я все тебе расскажу. Садись. Твоя мать спрятала тебя от меня, она боялась, что ты станешь зимней колдуньей, если останешься со мной. Я долгие годы искал тебя, но безуспешно. Я подозревал, что никогда тебя не увижу, пока однажды ты не использовала силы. Я точно знал – ты жива, но ты была далеко, а связаться с тобой через тактус не получалось. Тогда пришлось попросить Румания, он находился всего в неделе пути, но он знал только о необученном магии человеке, кто использует силы. Он последовал указу Императора о том, что вся необученная молодежь с магическими силами должна быть направлена в столицу для регистрации. Я рад, ведь ты здесь, дочь моя, теперь мы вместе, и ты тоже зимняя.

– Нет, ты ошибаешься!

– Не волнуйся из-за испытания, я научу тебя …

– Я уже его прошла и выбрала летний ключ.

– Этого не может быть!

– Если не веришь мне, то спроси у Румания.

Колдун нахмурился, сказал девушке, что она еще слаба, ей нужно отдыхать и поесть для восстановления сил, а они поговорят завтра. Он ушел, прислав служанку позаботиться об Иволге. Никогда еще девушка не находилась в такой роскоши.

На следующий день Иволгу разбудила служанка с завтраком, которая сообщила, что ее ожидает Грумар. Девушка опасалась расспросов про испытание, но этого не случилось. Наоборот, колдун рассказал ей о собственном испытании выбора, которое проходил много лет назад, о том, какой была жизнь в то время. Тогда лето было солнечным, зима – мягкой, мерзкие твари и дубы-костоломы были редкостью, любой нуждающийся горожанин или сельский житель мог получить работу на постройке городских стен или в полях, принадлежащих верховному правителю, нищие не заполонили город, а по основному тракту, который охранялся армией, можно было путешествовать в полной безопасности и днем, и ночью.

Оказывается, десятилетия назад жизнь кардинально отличалась от текущей неприветливой реальности. Иволге это казалось сказкой: за последние несколько лет она ни разу не почувствовала себя в безопасности, привыкла бороться каждый день, чтобы выжить. В поселении ей не раз приходилось слушать истории о том, что не все побеждали в отчаянной битве за свое выживание: холодные зимы, неурожайные земли и голод, нападения мерзких тварей.

Грумар продолжал рассказывать – о том, как появился Император, захватывающий одну территорию за другой, питаясь их жизненной силой, и постепенно в землях, где он властвовал, люди вымирали, и тогда он перемещался дальше. Но больше ему идти некуда – дальше только безлюдные каменистые пустоши и край материка. Императору сотни лет, и для поддержания жизни ему требуется очень много сил, поэтому скоро всему живому придет конец.

Она поверила рассказу, ее непродолжительный восемнадцатилетний опыт подтверждал изменения мира в худшую сторону. Колдун поведал Иволге тайну об Императоре – его можно убить, забрав все силы, но одному Грумару это не по силам. Ему нужна помощь – он надеялся, что его магии вместе с силами вновь обретенной дочери будет достаточно. Но для победы нужны не только два колдуна, связанные кровными узами, и белый кинжал с клинком из таинственного материала, который ему удалось отыскать после десяти лет поисков. Требовалось выполнить еще одно условие, с которым и возникла проблема. Забрать силы Императора может лишь кровавый колдуну, и выбор Иволгой летнего ключа ставил весь план под угрозу. Но Грумар думал, что церемония проведена ошибочно, следует ее повторить – и результат поменяется. Он настойчиво добивался ее согласия, пугая тем, что с каждым днем Император становится сильнее. Грумар убеждал ее поторопиться – ждать и сомневаться некогда.

Девушка задумалась, а колдун рассказал, как прост и надежен план – он направит всю свою магию, чтобы обездвижить Императора, а девушке лишь требуется пустить ему кровь кинжалом, достаточно небольшой царапины, и его силы перетекут в лезвие, после чего нужно отдать ему кинжал – и он выпустит силу.

Иволга чувствовала, что колдун манипулирует ею, что-то скрывает и, скорее всего, хочет использовать силы Императора в своих целях. Все слишком складно – так не бывает. Совсем недавно она голодала, жила в убогой землянке и не подозревала о своей силе. А теперь ее отец – богатый колдун, он отдаст ее в обучение и позаботится о ней, она может жить в роскошном доме и не волноваться о деньгах, о том, чтобы выжить. Вот только сначала нужно победить самого могущественного человека – Императора. Почему именно она? Может, она просто разменная монета, которой жертвуют без сожалений. Чужачка в многолюдном городе, которую никто не будет искать в случае гибели. Наивная простушка, поверившая страшной сказке.

Ей нужно отказаться, найти учителя с белым ключом, забыть о Грумаре – он вряд ли действительно ее отец, хотя зачем ему врать – если кровная связь не нужна, то он мог использовать кого-то другого. Девушка совсем запуталась в противоречивых мыслях и попросила время подумать.

Она больше недели пыталась убедить сама себя, что не нужно ввязываться, но вспоминала сон, в котором стала Злом. А вдруг ее решение не вмешиваться и станет последним камешком, который разрушит остатки ее мира. Страх, нерешительность и сомнения одного человека будут стоит жизни многим, если не всем. Был еще и Альтос, которого ей не хотелось терять. Отнять силы у Императора – правильно, а отдавать их кровавому колдуну – нет. Именно так сказали бы ей приемные родители, не зря же родная мать спрятала ее от него. Нужно найти способ обхитрить Грумара и не отдавать ему кинжал с силами Императора.

И все-таки Иволга сомневалась в себе: не хватало ни знаний, ни опыта, она и силы использовала бессознательно. Почему такое внезапно свалилось на нее? Самой ей справиться. Ей придется довериться кому-то и попросить о помощи, естественно, не Грумара. Иволга попросила Альтоса организовать ей встречу с учителем, чтобы рассказать ему все. В том числе про способность быть одновременно и в реальном мире, и в тактусе, про испытания и план убийства Императора.

Руманий удивился просьбе девушки, хотя и слышал, что Иволге планируется провести повторное испытание. Он старался не думать о той, кого вырвал из привычной жизни. Хотя и из благих побуждений, но подозревал, что зимний колдун, которого подозревали в кровавой магии, изначально заинтересовался ею не просто так. И вряд ли все сложится для нее удачно. Но чем он может помочь – бессмысленно бороться с таким влиятельным человеком, приближенным к Императору. Тем не менее, будет полезно узнать о его планах.

Руманий решил выслушать девушку, пусть и с риском для себя. Но этой встрече не суждено было произойти.

Альтос рассказал отцу про случай с ворловолками, вот почему Грумар решил не ждать испытания и согласия девушки, а действовать. Управлять мерзкими тварями способны только кровавые колдуны. План был готов к исполнению, ему не терпелось получить в полное распоряжение всю мощь сил Зла. Той же ночью он отвел ее во дворец Императора, прихватив с собой еще одного помощника.

Иволга молча шла рядом с колдуном, постоянно оглядываясь на странного человека, одетого так, что не видно ни рук, ни лица. Он неуклюже плелся за ними, наводя ужас на девушку. Хорошо, идти было совсем недалеко. У входа во дворец дежурила стража, отказавшаяся пропускать их наводящего ужас спутник. Тогда Грумар повел девушку внутрь по длинному узкому коридору, когда она услышала позади шум схватки и приглушенные крики, колдун схватил ее за руку и потащил вперед. Лишь тогда Иволга заметила его перевязанный белой тканью палец и догадалась, что за ними шел гриад, контролируемый магией крови. Она попыталась вырваться, но колдун держал крепко.

– Поздно сопротивляться, – сказал он, – нас уже не выпустят. Император знает, что мы здесь – сейчас наш единственный шанс.

Как ни странно, но это немного успокоило девушку, она кивнула и добровольно пошла вперед. Выбор был сделан за нее, но отсутствие необходимости решать ненадолго придало ей уверенности. Пока их не догнал гриад, испачканный кровью стражников. Иволгу перестала бить дрожь, только когда он устремился вперед и скрылся из виду. Колдун лишь усмехнулся, когда заметил, с каким ужасом девушка смотрит на мерзкую тварь. Жуткое существо гораздо хуже ворловолков, и она могла стать такой же еще там, дома. Внезапно Грумар резко остановился, девушка чуть не уткнулась носом в его спину. Пока они неподвижно стояли, колдун шепотом рассказал ей, как использовать магию крови. Странно, но инструкция показалась ей знакомой, будто Иволга знала всю ее и раньше, просто позабыла, для чего именно ее выполняют.

Через пять томительных минут, воскресивших ее сомнения во всей затее, колдун почти бегом двинулся вверх по лестнице. Они поднялись на пару пролетов и обнаружили мертвецов, еще несколько минут назад не подозревающих, что их жизни вплотную приблизились к жуткому финалу в лице гриада, которого специально держали без еды. Телами были усеяны весь коридор и две комнаты, одна из которых оказалась спальней Императора, которого там не было. Зато был гриад, жадно пожирающий чью-то плоть. Присмотревшись, Иволга увидела голову молодой девушки, которая умерла, не вовремя оказавшись в постели Императора. По-видимому, колдун утратил контроль над действиями гриада, ведь дальше они последовали без него.

На сожаления о гибели девушки и остальных людей не было времени, колдун пробормотал, что догадывается, куда направился Император, вероятно, используя другой выход из спальни. Через десять минут блужданий узкими затхлыми коридорами они оказались в невероятно большом зале, где находился трон Императора, на котором он и восседал собственной персоной. Иволга никогда не встречалась с ним, но была уверена, что это именно он, хотя внешне он выглядел лишь немногим старше двадцатилетнего Альтоса. Девушка сделала пару шагов и почувствовала, как задыхается, оглянулась на колдуна, но он, похоже, столкнулся с теми же сложностями. Наконец Грумар сделал магический знак, и удушье отступило. Он незаметно для Императора передал ей кинжал. Тот оказался легким, почти невесомым.

– Он не должен увидеть кинжал, пока не пустишь ему кровь, – прошептал колдун, – запомни, где трон, и постарайся приблизиться к нему вплотную. Тебе придется идти вслепую.

Через пару секунд огромный зал заволокло густым черным дымом, и Иволга, вытянув вперед руки и аккуратно ступая, направилась к Императору. Она преодолела две трети пути к трону, когда дым рассеялся, и успела увидеть, как в сторону колдуна полетел щит, сорвавшийся со стены. Грумар, получив сильный удар, упал, и Император расхохотался. Еще один щит полетел в сторону девушки, но она резко отклонилась назад, избежав столкновения с опасным предметом, но не удержавшись на ногах. Теперь в сторону девушки полетели один за другим несколько стульев, стоящих по левую руку от трона. Иволга, у которой не было шансов уклониться, закрыла глаза и очень явно представила себе, как стулья наталкиваются на невидимую преграду. Когда девушка открыла глаза, то увидела свои руки, повернутые ладонями друг к другу и будто поддерживающие невидимый шар, и услышала грохот падающих на пол стульев в нескольких шагах от себя.

Император отвлекся на неожиданное противодействие, это позволило колдуну применить магический знак, парализовавший Императора.

– Быстрее, – крикнул Грумар, – я удержу его секунд на десять.

Девушка бросилась вперед, на ходу доставая кинжал. Точнее, собиралась броситься, но непонятным образом знак, парализовавший Императора, подействовал и на нее, хотя и не так сильно. Она с трудом передвигала ноги, словно брела по вязкому болоту, ввинчиваясь в густой пружинящий воздух.

– Он использует тебя, – медленно, с трудом раскрывая рот, прошипел сидящий на троне, наблюдая, как девушка упорно продвигается вперед. – Даже этим кинжалом меня может убить только кровный родственник. Ты же не станешь убивать родного отца?

Иволга остановилась от изумления, потом сообразила, что коварный Император пытается ее отвлечь.

– Что пообещал тебе сей мятежный колдун в обмен на всю мою силу? Он так давно ждал случая занять мое место, притворяясь преданным слугой, – с насмешкой сказал Император.

Девушка заметила, что он начал шевелить пальцами, преодолевая парализующее воздействие кровавого колдуна. Тогда Иволга обнажила лезвие кинжала, и использовала один из магических знаков, которым научил ее Альтос. Затем сделала порез на своем пальце и держа кинжал перед собой подошла к трону. Теперь она двигалась со своей обычной скоростью. Она резко провела кинжалом по лицу Императора, разрезая кожу. Его силы потекли в нее, наполняя Злом до краев. Тьмалана больше не была Иволгой – юной начинающей колдуньей, заботливой дочерью и влюбленной девушкой. Она стала наследницей своего отца – Императора, сотни лет назад принявшего имя Малум. Значит, он не обманывал.

Неожиданно в зал ворвался Альтос, который тайно последовал за отцом и Иволгой, но задержался в спальне Императора, сражаясь с гриадом. Грумар, не обращая внимания на сына, медленно пошел к девушке, уговаривая ее отдать кинжал и освободиться от Зла. Она взглянула на Альтоса и заколебалась, борясь сама с собой, не замечая, что к ней приблизился колдун и выхватил из ее руки белый кинжал. Грумар использовал знак и торопливо чиркнул по своей ладони. Но кинжал, будто бы сопротивляясь, не разрезал кожу. Тогда колдун сдернул повязку с пальца и прижал кинжал к ране, а затем резко ткнул им, целясь в сердце девушки. Альтос в последний момент прыгнул между ними, отталкивая девушку в сторону и едва не напоровшись на кинжал.

А Тьмалана уже была не властна над своим телом, она и хотела бы избавиться от Зла, но контроль перехватила ее нерожденная дочь. Срок беременности был совсем маленький, зародыш еще не был похож на человека. Но ее сознание пробудил поток Зла и расставаться с этим могуществом внучка Императора не собиралась. Перехватив управление вынашивающим ее телом, дочь Тьмаланы использовала знак огня, уничтожая Грумара, осмелившегося на попытку отнять ее силы, а затем и Альтоса, ни к чему ей живые кровные родственники, представляющие угрозу ее существованию.

Критический момент прошел, теперь ее мать не сможет избавиться от Зла в себе. Теперь она сама не захочет. Ей нужно будет поесть, а заодно накормить свое оголодавшее дитя.

Тьмалана точно знала, что с ней не так. Почему чувствовала себя довольной, пересчитывая трупы тех, кто встал на ее пути. Перед ней предстал умирающий мир, где стало холодно и летом, где солнце светило не больше шести часов в день, где мерзких тварей гораздо больше, чем человек, где деревья – фермы по производству новых чудовищ – мирлиад. Потому что она – Зло. И каждый, кто не подчинится, умрет. Или станет мерзкой тварью, так даже лучше. Минус человечишка, плюс чудовище – итого плюс два в ее пользу. Странно, и почему она в детстве не любила считать, так приятно, особенно когда преимущество, выраженное в соотношении количества тварей к численности людей, стремительно растет. Тем самым увеличивая ее силы.

Она опять была в двух местах одновременно, но на сей раз это требовало много сил. Удачно, что в ее полном распоряжении огромные и быстро пополняемые ресурсы – все ресурсы жалкого мирка. Она была здесь, управляемая неуемным аппетитом своей нерожденной дочери. И одновременно в тактусе, где перед ней открывалось будущее в виде короткого и узловатого дерева, разделяющегося на два ствола: один чуть подлиннее, а второй – совсем короткий.

Если выберу второй, то моя жизнь прервется сегодня, а в первом случае я умру через несколько месяцев, при родах. Оставив мир на попечение самой мерзкой твари – моей дочери. Тьмалана была Злом, древним, коварным и эгоистичным – ее выбор был очевидным. Все остальные делились на два лагеря: слуги и враги. Если не может победить, то нужно хотя бы не проиграть. Особенно, если враг – нерожденная дочь, желающая отнять ее силу, слуг и жизнь. Единственный враг, который может ее убить.

Могла, подумала Тьмалана, яростно вонзая белый кинжал в свой живот до тех пор, пока жизненная сила, которую дочь мощным широким потоком качала из нее, не закончилась. Зло умирало, не оставив наследников. Мрачный мир с мерзкими тварями, где осталась лишь горстка людей, еще сотни лет ожидал появления сил Добра или сил Зла, которые восстановят его, сделав вновь пригодным для человеческой расы, или уничтожат окончательно.

 

 

читателей   248   сегодня 2
248 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...