Лес Эйрегора

 

«Давным-давно Северный Ветер и Первая Вечерняя Звезда полюбили друг друга, и от их любви в сердце седого Атлантического океана возник маленький остров. Имя ему Э́йрегор. Сокрытый туманом и магией, остров невиден для глаз людей. Множество чудес таится на просторах Эйрегора. Там птицы доставляют письма во все концы леса, а под светом луны жители видят пророческие сны…»

Агне перевернул страницу. Он читал хроники Эйрегора, историю своей родной земли. Это была особенная книга, и никто из островитян не знал, что за таинственный автор ее создал. В книге заключались описания всех животных, обитающих на Эйрегоре. А ещё сотни диковинных историй о чудесах невидимого острова. Читая книгу, мальчик живо представлял, как над мглистыми лесами Эйрегора всходит Мать-звезда, и длинные узорчатые тени ложатся на снег. В то же время затихает Северный Ветер, и вместе со Звездой они взирают на безмятежный сон своего детища.

Тут краем глаза Агне уловил за окном некое движение. Повернувшись, мальчик заметил, что в этот самый миг по улице двигался огромный корабль-призрак. Зрелище могло бы напугать ребенка, да только Агне порядком привык к подобным явлениям, частенько встречающимся на острове. Часть призрачной кормы проникла в комнату Агне. Он отчетливо мог рассмотреть ее поверхность, но стоило протянуть к корме руку, и пальцы проваливались в пустоту. Дело в том, что зачарованный остров не существовал для всего остального мира. Через него свободно проходили корабли людей, и члены экипажа не видели перед собой ничего, кроме могучих океанский волн. Много раз Агне ловил на себе задумчивые взгляды призрачных матросов, смотревших сквозь него на океан. Порой это забавляло мальчика, а порой было жутко проснуться среди ночи и понять, что его комнату наполняют диковинные миражи.

— Опять человеческие посудины идут сквозь остров! – послышался голос отца. Агне обернулся и увидел его стоящим в дверях комнаты. Он улыбался. Меховая шапка запорошена снегом, — видно, только что вернулся с охоты.

— Почему они нас не видят? – спросил Агне.

— Потому что Эйрегор не создан для людей, так же, как и весь остальной мир не принадлежит нам, островитянам, — ответил отец. – Каждый должен знать свое место, Агне. Таков закон жизни.

Мальчик обдумывал эти слова и намеревался спросить что-то еще, но из глубины дома послышался голос мамы.

— Рунн, Агне! – позвала она. – Ужин готов!

В небольшой кухне было тепло. Смеркалось. Жировые свечи отбрасывали танцующие тени на бревенчатые стены и пол. Пока Агне с отцом садились за стол, мама вышла во двор, а потом принесла укутанный шерстяным платком дымящийся котелок. Так в деревне, на открытом огне, готовили чай из сушеных трав и ягод. Стоило развернуть платок, как прозрачные струйки пара устремились ввысь, а кухню наполнил аромат короткого лета в Эйрегоре.

— Как прошла охота? – спросила мама, нарезая хлеб. Агне взглянул на отца и заметил, что его лицо стало мрачным.

— Зигфорд не вернулся, — коротко сказал отец. Агне видел, как родители обменялись тревожными взглядами, и ему стало страшно. Все понимали, что означают слова отца. Рука мамы замерла на несколько секунд, а затем нож снова принялся резать хлеб.

— Дядя Зигфорд остался в лесу? Никто так и не нашел его? – испуганно спросил Агне, но родители не ответили. Никто не хотел обсуждать произошедшее.
— Это уже третья жертва за месяц, — проговорила мама. – Что решили на совете?

— Тебе это не понравится, Кида.

Мама догадывалась, что хотел сказать отец. Агне уже исполнилось восемь лет, а в общине было так заведено, что с этого возраста мальчиков приобщали к охоте. Каждый раз, услышав о новом исчезновении кого-то из охотников, Кида со страхом думала о том дне, когда и ее сын уйдет в лес. Община призовет мальчика в любое время, и они с Рунном ничего не смогут изменить.

— Завтра? – обреченно спросила Кида. Рунн ответил коротким кивком, а затем, взглянув на Агне, напряженно улыбнулся.
— Ну, что, сынок, вот ты и стал совсем взрослым! — произнес Рунн, скрывая в голосе печаль. – Община хочет видеть тебя. Утром ты идешь с нами на охоту.

Агне не верил своим ушам. Сам он с нетерпением ждал, когда же сможет уйти в лес и присоединиться к отцу и своим старшим товарищам. Друзья мальчика рассказывали захватывающие истории, что приключались с ними на охоте. Лучшему другу Агне, Виктору, удалось однажды подстрелить из лука белку. Ему было десять лет, и ножом он мог с восьми метров попасть в яблочко.

— Отец меня направлял, конечно, — говорил Виктор после своей первой маленькой победы. – Но стрелу я пустил сам. Родители разрешили сделать из шкуры чучело в память о моей добыче… Ничего, скоро и ты так сможешь!

Конечно, скоро. Уже завтра.

— Мам, не волнуйся, со мной ничего не случится! – заверил Агне, и слабая улыбка тронула лицо Киды. Ей стало немного совестно от того, что сын успокаивает ее. Все должно быть наоборот, и женщина постаралась взять себя в руки.

— Что ж, тогда беги спать, — сказала она и погладила сына по голове. – Тебе предстоит ранний подъем, нужно набраться сил.

Мальчик ушел. Его душа была наполнена радостным ожиданием завтрашних свершений. Он чувствовал, как меняется его жизнь, и что-то новое, неизведанное и сильное, стремится в нее войти.

Но родители мальчика не разделяли его радости. Той ночью они еще долго сидели на кухне и говорили о сыне.
— Рунн, он не может пойти на охоту, — повторяла Кида.

— Он должен, — возразил отец. – И он пойдет. Настало время Агне становиться мужчиной, и мой сын не будет прятаться, пока другие дети рискуют своей жизнью каждый день.

Догоревшие свечи начинали чадить. Стояла тишина. Казалось, даже половицы перестали скрипеть от шального ветра. Кида и Рунн уже спали и не слышали, как из леса донесся чей-то протяжный одинокий вой.

 

***

Если взобраться на самую высокую гору острова, можно увидеть, что Эйрегор покрыт непролазными темными лесами, занесенными снегом и скованными льдом. Среди этой темной массы то тут, то там, будто окна старого поместья, проглядывали небольшие поселения. Семья Агне жила в одной из таких маленьких деревушек. Днем ее жители неустанно трудились. Женщины занимались домашними хлопотами. Мужчины уходили в лес, на охоту. Словом, жители деревни день напролет работали на благо своих домов. А с наступлением темноты все наглухо запирали двери и калитки. Мужчины заряжали ружья. Женщины следили за тем, чтобы дети держались подальше от окон и ни в коем случае не выбегали на улицу. Ночь приносила с собой древние страхи, и маленькая деревушка погружалась во мрак.

Те несчастные, кого сон обходил стороной, рассказывали на утро, будто глубокой ночью слышали душераздирающий, пронзительный крик. То был вой Дикого Зверя. Мало кому довелось повстречаться с ним и не погибнуть от его лап. Но все же такие ловкачи еще имелись. Одни говорили, что Зверь похож на обыкновенного волка, другие сравнивали его с гигантской собакой. Слухи ходили разные, но доподлинно известно было лишь одно. Любой, кто не вернется из леса затемно, станет добычей Дикого Зверя, и его разорванные в клочья останки найдут к утру на главной дороге деревни, куда Зверь неизменно подбрасывает их, в очередной раз показывая островитянам, кто на самом деле хозяин леса.

Но так было не всегда. Лет тридцать назад юноша по имени Магнус отправился на охоту вместе с общиной. Магнус заметил крупного зайца и принялся выслеживать его, однако, поймав добычу, юноша понял, что отбился от общины. Увлекшись преследованием зайца, он не оставлял засечек на деревьях, по которым мог бы вернуться к отцу и друзьям. Магнус потерялся в лесу. Когда его хватились, было уже поздно. На Эйрегор спускалась ночь, и любой, кто не желал стать добычей Зверя, спешил вернуться в свой дом. Отец Магнуса искал сына, сколько было возможно, да только дома его ждали дети и жена. Он не мог рисковать и вернулся один.

Магнус знал правила. Знал, что никто ему не поможет. Острый нож, легкий лук и отвага, — вот три оружия, с какими он готовился встретить Дикого Зверя. Глубокой ночью юноша, затаившись на толстой ветке одного столетнего дуба, ждал приближения Дикого Зверя, хоть понятия не имел, как выглядит это существо.

Магнус был голоден. В последний раз он ел в полдень. Ко всему прочему, юношу нестерпимо тянуло в сон. Глаза закрывались. Еще несколько мгновений, и Магнус заснул, а затем наверняка упал бы с дерева, но тут лес огласил пронзительный вой, от которого все содрогнулось в сердце охотника. Сон как рукой сняло. Так или иначе, этот вой спас ему жизнь, правда, об этом Магнус подумал много позже.

Вскоре показался Дикий Зверь. Он и впрямь напоминал волка. Но было в его образе нечто иное, что с первого взгляда указывало на мистическую природу этого существа. Дикий Зверь неспешной поступью двигался по снегу, подобно владыке леса, и Магнус с удивлением отметил, что животное не оставляет следов. Юноша заложил стрелу и натянул тетиву. Он знал, что у волка, медведя или даже собаки самое чувствительное место — морда. Надо лишь хорошенько прицелиться.

Первая стрела попала прямо в нос, и вопль раненного огласил лес. Его зоркий взгляд отыскал среди деревьев неприятеля. Магнусу привиделось, что глаза Зверя сияют золотом, а может, так падал лунный свет. Впрочем, юноша не позволял себе отвлекаться и, прицелившись, выпустил еще одну стрелу. Она пролетела мимо и воткнулась в снег. Дикий Зверь оскалился и зарычал. Лапой он пытался сбить стрелу с морды, но, заметив, что Магнус закладывает новую стрелу, рванулся в сторону. Охотник предвидел это, поэтому выпустил стрелу чуть левее, и она попала в лапу. Волк взвыл. Магнус спрыгнул с дерева и помчался к добыче, на бегу закладывая стрелу. Дикий Зверь, хромая, двинулся навстречу своему убийце. Еще стрела, и Магнус попал в сустав правой ноги, отчего Зверь уже не мог бежать. Он завалился на снег, становясь похожим на большое серебристое пятно, рычащее и воющее. Магнус добил его ножом, и лишь когда Зверь совсем притих, охотник будто очнулся. Руки и одежда оказались забрызганы кровью, и Магнус уже не мог разобрать, чья она, — животного или собственная.

Странно, но как только Дикий Зверь испустил дух, лес перестал казаться юноше лабиринтом, из которого невозможно выбраться в одиночку. Он вдруг четко осознал, куда следует двигаться, чтобы выйти к деревне Ориентиром служили луна и звезды. Магнус связал лапы Дикому Зверю и принялся тащить его останки по снегу. Еще не рассвело, когда Магнус, полуживой от усталости, добрался до дома и упал на пороге. После этого случая нападения на жителей прекратились.

С тех пор Магнус пользовался особым почитанием в деревне. Островитяне считали, что необъяснимая сила Дикого Зверя перешла к нему. В двадцать пять лет Магнус стал главой общины, и никто из жителей ни разу не пожалел о таком решении, потому как этого человека отличали справедливость и благоразумие. Сейчас Магнусу было чуть за пятьдесят, но он все еще оставался прекрасным охотником и каждый день уходил в лес.

А что же Дикий Зверь? Почему спустя десятки лет после той ночи, когда Магнус остался в лесу один, он вновь появился? Увы, этого никто не знал наверняка.

 

***

Ночью Агне снились высоты Эйрегора, дядя Зигфорд и история Магнуса, которую он однажды прочел в хрониках. Образы путались между собой, и теперь уже не разобрать, то ли дядя Зигфорд убил Дикого Зверя, то ли Магнус сам кутался в шкуру и обращался животным.

Отец разбудил Агне за час до рассвета. Нужно было хорошенько собраться. Они уходили на целый день, и мальчик проверял, взял ли он все необходимое. Мама протянула ему льняной мешок, стянутый у края длинной бечевкой. Внутри лежали несколько кусков хлеба и жаренные на костре орехи. Это чтобы было чем перекусить в походе.

— Повесь на шею и спрячь мешок под меховой жилет, — сказала мама и погладила волосы Агне. – Будь осторожен!

— Не волнуйся, Кида, — проговорил Рунн. – Мы скоро вернемся. А ты сходи к Ядвиге, она наверняка горюет по Зигфорду. Вдвоем будет не так одиноко.

— Может, его еще найдут, — надеялась Кида. Но напрасно. Едва все охотники приблизились к главной дороге, они увидели, что снег обагрен кровью. Чуть дальше обочины лежало тело. Вернее то, что от него осталось. Больше всего взгляд притягивала копна волос Зигфорда. Его огненно-красная грива сейчас оказалась седой.

Рунн прижал голову Агне к себе. Также поступили другие мужчины, чтобы дети не смотрели, но каждый уже запечатлел картину трупа в своей памяти. Все замерли. Магнус первым пришел в себя и приблизился к Зигфорду.

Агне изловчился и повернул голову так, что ему стало видно происходящее. С интересом и неким страхом он взирал на главу общины, на его огромную фигуру, отделившуюся от строя охотников. Волосы Магнуса доставали до плеч. Светлые от природы, они давно поседели. Лицо, отмеченное глубокими морщинами и парой шрамов, еще сохранило былую красоту, невзирая на то, что кожа огрубела от беспощадных ветров Эйрегора и приобрела несколько красноватый оттенок. Когда Магнус смотрел на кого-нибудь, голубые глаза его казались двумя льдинами, но улыбка воина мгновенно стирала суровое выражение, и тогда он становился добрым волшебником из старой сказки, знающим ответы на все вопросы. Ростом он был выше всякого другого охотника и никому не уступал в силе. Поверх шерстяной рубахи на плечи Магнуса была наброшена шкура убитого им Дикого Зверя. Зубы животного он  носил на шее, будто ожерелье, и все полагали, что из них он черпает свое могущество и мудрость.

Пока Магнус приближался к Зигфорду, его башмаки оставляли глубокие следы на снегу.

— Ты был славным воином, мужем и другом, — проговорил Магнус, опускаясь на колени перед погибшим. – Твоя жизнь прервалась, мы с братьями скорбим и верим, что ты в лучшем мире… Якоб, Хааким! Останьтесь, займитесь телом. И позаботьтесь о том, чтобы семья проводила Зигфорда в последний поход!

…День выдался холодным и пасмурным. Усиливался снегопад. Меж домами носился яростный ветер, и для охотников лес стал своеобразным укрытием от потоков колючего снега, что летел им в лицо. Зверье ловилось плохо. Казалось, животные решили спрятаться от непогоды в своих норах. А может, руки охотников дрожали при воспоминании о смерти Зигфорда.

Агне не отходил от отца ни на шаг. Он подмечал каждое его движение, — как он ставит корпус, как пускает стрелу. Несколько раз Магнус оказывался рядом и наблюдал за Агне.

— А ты не боишься! – с улыбкой заметил Магнус.

— Чего бояться? – спросил мальчик. – Сейчас день, а вокруг только пустой лес, все звери попрятались.

— Люди чаще страшатся не того, что снаружи, а того, что внутри них, —  проговорил Магнус. – Лжец боится быть обманутым, вор всюду ищет жуликов… Сегодня первый день твоей охоты, а ты не прячешься за спиной отца даже несмотря на то, что случилось утром.

От этих слов мальчик слегка покраснел, испытывая радостный трепет. Он и не надеялся обратить на себя внимание главы общины. А тут вдруг великий Магнус находит его поведение храбрым и достойным! Кажется, Агне есть, что поведать Виктору в ответ на рассказ о подстреленной белке.

— Моей любимой историей в детстве была та, где вы сразились с Диким Зверем и одержали победу, — заявил Агне. – Вы ведь тоже не боялись!

Магнус рассмеялся, и ожерелье из зубов Дикого Зверя задрожало на его груди.

— Конечно, боялся, — ответил он. – Но мне пришлось позабыть о своем страхе, чтобы выжить.

— И все? – переспросил мальчик. – Значит, у вас нет никакого секрета?

Магнус глубоко задумался над прозвучавшим вопросом.

— Знаешь, Агне, в юности мне довелось прочесть одну книгу, она называлась «Кочующий», — наконец, заговорил Магнус. – В ней главный герой был воином. Стрела угодила ему в плечо, и он истекал кровью на поле боя. Когда воин очнулся в незнакомом жилище, понял, что не знает своего имени. Он подошел к зеркалу и вспомнил, что он вовсе не воин, а юная девушка, которая ночью видела сон о неизвестном солдате, раненном в плечо. Воин никогда не существовал, он оказался лишь сном… И тогда я спросил себя, — а что, если все это не взаправду? Что, если я тоже чей-то сон? И вот, Агне, одно из доказательств моего существования.

Магнус погладил шкуру Дикого Зверя и коснулся ожерелья. Агне с сомнением посмотрел на воина и спросил:

— А разве недостаточно просто жить?

Магнус улыбнулся, и его обветренное лицо будто осветило солнце.

— Кому-то достаточно, — вздохнул он. – Но я пишу историю своей жизни так, чтобы она стала назиданием ныне живущим и потомкам. В ней нужны доказательства. И в ней нет места для страха.

Агне подумал об удивительной силе духа, которая жила внутри Магнуса. Немудрено, что он сумел справиться с Диким Зверем. Может ему, Агне, тоже доведется когда-нибудь совершить нечто великое? И какой-нибудь маленький мальчик будет идти рядом и восхищаться им?

Агне вскинул голову, но Магнус уже ушел вперед. Он созывал всех на привал, и его помощник, Олаф, принялся трубить в рог. Олаф был примерно одного возраста с Магнусом. От его правого виска и до угла рта тянулся тонкий шрам, отчего лицо Олафа казалось чересчур мрачным. Это в корне не соответствовало его добродушному характеру и готовности похохотать над любой шуткой. Уже через мгновенье, едва отняв рог от губ, Олаф рассказывал что-то презабавное двум охотникам и смеялся.

…Во время привала Агне отправился собирать ветки для костра, и за этим занятием не заметил, как удалился от лагеря очень далеко. Когда же Агне опомнился, то обнаружил, что его окружают лишь крепкие высокие стволы деревьев, однообразные и бесконечно тянущиеся вперед насколько хватало взгляда. Мальчик забеспокоился. Он хотел вернуться обратно по собственным следам, но снегопад скрыл почти все следы Агне.

Мальчик остался совсем один в этой безмолвной чаще, где ничей голос не нарушал тишину. Агне стал кричать, звать отца, но вскоре осип и прекратил свои бесполезные попытки. Глотая слезы, мальчик в отчаянье прислонился спиной к толстому дубу. Он вспомнил рассказы бабки о живительной и мудрой силе этого дерева, которые сейчас показались нелепой бессмыслицей. Меж тем день клонился к вечеру. «Что же мне делать? – думал мальчик, чувствуя, как ветер остужает слезы. — Скоро на лесных дорогах появится Дикий Зверь и разорвет меня на части!»

Агне страшно проголодался. Он вспомнил про мешок с припасами, который дала ему мать, и достал оттуда кусок хлеба. Уже собираясь поесть, мальчик услышал негромкий звук приближающихся шагов.

— Помогите! Я заблудился!

Утраченная надежда, будто кто-то из лагеря все же сумеет отыскать его, возродилась. Он выскочил из-за дерева и замер. Детские глаза расширились от ужаса. Неровной поступью к нему приближался крупный, матерый волк. Заметив мальчика, волк завыл, а у до смерти напуганного Агне пересохло во рту. Кусок хлеба, как и льняной мешок, выпали из рук, но мальчик не заметил этого. В голове неудержимо билась одна мысль, — если волк набросится, он погибнет.

Хищник рычал. Пасть была приоткрыта, и мальчику виднелся смертоносный оскал. Агне никогда в жизни еще не было так страшно. Из горла рвался крик ужаса, но тело слово оцепенело. Мальчик чувствовал, что не может разомкнуть губ или просто пошевелиться. Страх отнял все его силы. Он стал беспомощным перед лицом опасности.

Ноздри волка хищно раздувались, чувствуя запах близкой добычи. Агне догадался, что враг готовится к прыжку, — он изменил стойку, а все тело заметно напряглось. Правда, это получилось слегка неуклюже, словно что-то мешало животному. Ноги Агне стали ватными. От испуга он перестал ощущать их, да и вообще все свое тело. Лишь когда снег проник за ворот и обжег своим прикосновением горячую кожу шеи, мальчик понял, что упал. Холод вернул ему свободу движений. В панике загребая руками снег, Агне хотел подняться. Его дыхание сбилось, стало частым и прерывистым, будто он долго бежал по сугробам Эйрегора. Но он не успел даже сесть, как хищник оттолкнулся и совершил размашистый прыжок. Агне понимал, что это конец. Чувствуя, как дрожит, мальчик зажмурил глаза и пронзительно закричал. Он ждал, как вот-вот в него вонзятся острые когти и зубы, ждал боли, но вместо этого снова послышалось яростное, исходящее из утробы зверя рычание. Только голос как будто раздвоился.

Задыхаясь, мальчик открыл глаза, и первым делом увидел далекий, крошечный треугольник неба, заключенный между кронами стремящихся ввысь сосен. Руки и ноги были целы. Он смог сесть, понимая лишь одно, — волк его не тронул.

Между тем, за спиной мальчика что-то происходило. Агне обернулся и в ужасе отпрянул. Там уже два волка! Они стояли напротив друг друга, а их морды почти соприкасались. От хищников исходил яростный рев. Казалось, они спорят на своем языке. Агне подумалось, что предметом их столкновения стал он. У него появилась наивная надежда, будто пока волки заняты дележкой добычи, он сможет уйти. Он сможет спастись.

Волк, который встретился Агне первым, завыл. Оглушительный рев заполонил весь лес. Мальчику показалось, что мир потерял свои звуки, и в нем существует лишь эхо от этого отчаянного воя. И второй волк отступил. Потупив взгляд, он принялся скулить, медленно пятясь, а через несколько мгновений стремительно умчался прочь.

 

***

Когда волк обернулся к ребенку, тот все еще сидел на снегу, обескураженный произошедшим. Взгляды животного и человека пересеклись. Агне каким-то невероятным образом понял, что волк не причинит ему вреда. Более того, хищник только что спас ему жизнь, защитил от другого волка. Как это удивительно и непостижимо!

Агне выдохнул с облегчением. Ему больше не надо бояться за свою жизнь. Тут волк издал короткий, жалобный вой и слегка повернулся. Только теперь, когда Агне почувствовал себя в безопасности, он заметил, что заднюю лапу животного сдавил капкан. Именно такие оставляли мужчины из его деревни. Капканы были мелкими, для ловли кроликов или белок. «Как такой крупный волк смог попасть в эту ловушку?» — промелькнуло в голове Агне. Ему стало жаль волка. Неизвестно, как долго лапа находится в западне. Возможно, пережаты крупные сосуды, и вскоре волк не сможет передвигаться. Желая поскорее освободить животное, Агне подался вперед, но волк оскалился, и мальчик услышал угрожающий рык. Только он уже не боялся.

— Я помогу, — проговорил Агне, будто волк мог бы понять его. – Давай попробуем освободить тебя…

И хищник позволил мальчику приблизиться. Пока Агне возился с лапой волка, на улице совсем стемнело. Руки ребенка оказались недостаточно сильными, и потребовалось время, чтобы чуть ослабить механизм. Это было нелегко. Хорошо, что отец уже объяснил ему, как именно устроен капкан. Агне знал секреты механизма, но все равно изранил пальцы и обрезал ладонь. На морозе руки совсем окоченели. От того на руке появилось лишь несколько капелек крови, хотя порез был приличный.

Наконец, волку удалось освободить лапу. Он заскулил и в изнеможении упал на снег. Под серебристым мехом ходили бока. Агне тоже устал. Опустившись на землю, он прислонился спиной к волку, от которого теперь исходили незримые волны тепла и силы. И тут новый вой, протяжный и далекий, пронесся по лесу. Сердце юного охотника вновь сжалось в груди от страха.

— Дикий Зверь! – прошептал Агне и с тревогой взглянул на лежащего волка. – Тебе надо бежать! Иначе он убьет тебя!

Волк, казалось, не слышал этого воя и все так же лежал на снегу. Агне вскочил на ноги. Его мысли напряженно работали, пытаясь придумать, что делать. Пока был день, он мог бы постараться выбраться из леса, но Агне потратил все время, которое еще оставалось для спасения, на помощь волку. Сейчас бежать некуда. «Попробую взобраться на дерево, совсем как Магнус, и подождать до утра, — думал он. – Может, с рассветом мне удастся отыскать дорогу к деревне?..»

Тем временем волк собрался с силами и поднялся со снега. В отличие от мальчика, он не выказывал и малейшего беспокойства по поводу приближения к ним другого животного.

— Ну же, убегай! – поторопил его Агне. – Дикий Зверь появляется в ночи! Он может быть где угодно!

И только сейчас Агне заметил, что волк смотрит ему прямо в глаза, а в его зрачках сияют золотистые искорки. Было что-то волшебное в этом взгляде, и внезапная догадка озарила мальчика. Вот почему новый знакомый вовсе не боялся других зверей! На лесных дорогах мальчику повстречался не обычный волк, а Дикий Зверь! Агне, словно зачарованный, смотрел на него. Лишь на секунду он моргнул. А когда открыл глаза, то с удивлением понял, что лежит дома, в своей постели. Рядом сидела мать и бросала в кружку с кипятком сушеные травы.

— Агне! – проговорила она, отставив отвар. – Ну, как ты, сынок?

За окном сиял день, и силуэт мамы казался темным рисунком на фоне льющихся в комнату потоков света. Агне не мог вспомнить, как добрался до дома.

— Сегодняшним утром Олаф нашел тебя у главной дороги, — пояснила Кида. – Там, где Дикий Зверь обычно оставляет добычу. Ты не представляешь, как мы с отцом испугались. Я, кажется, поседела за это утро…

— Мама, это он меня спас! – перебил Агне.

— Кто? – не поняла женщина. Она дотронулась ладонью до лба Агне и покачала головой. Мальчик весь горел с тех самых пор, как его принесли в дом, и ни один отвар не помогал, хотя Кида уже использовала самые действенные рецепты.

— Дикий Зверь! Это был он, я знаю!

— Что ты, сынок, — слабо улыбнулась Кида. – Не болтай глупостей. Ты еще не окреп, выпей.

— Мама!..

Но мама протянула Агне кружку и настрого запретила разговаривать.

— Тебе надо беречь силы, поспи, — говорила она, плотнее укутывая сына одеялом. Агне и впрямь потянуло в сон. «Ничего, — подумал он, — расскажу ей, когда проснусь».

 

***

Этой ночью, во сне, Агне вновь оказался в лесу, на том же самом месте, где он потерялся. Среди белого снега четко выделялась крепкая фигура волка, который сидел спиной к мальчику.

— Дикий Зверь! Я знаю, что это ты! – воскликнул Агне, теперь уже не сомневаясь, что волк ему ответит. – Зачем ты убиваешь местных?

— А зачем вы убиваете свиней и коров? – с насмешкой, как показалось Агне, спросил волк и обернулся. Его глаза сияли золотом. – Я всегда один, как и жертва. Это честный бой. Я никогда не убиваю больше, чем это необходимо для выживания.

— Почему тогда ты спас меня? – не понимал мальчик. Мягкой поступью Дикий Зверь приближался к Агне, и тот заметил, что волк не оставляет после себя следов. Видно, потому всем охотникам было так сложно выследить его.

– Ты был совсем один и не мог достойно сражаться ни со мной, ни с тем, другим волком, — промолвил Дикий Зверь. – К тому же, я бы никогда не тронул невинное потерянное дитя. А почему ты помог мне?

— Я бы никогда не бросил раненного зверя в беде.

На это волк усмехнулся и промолвил:

— У тебя светлая душа, Агне. И она покорила меня. Помни одно. Вокруг всех нас постоянно сгущается тьма. Но даже она извечно отступает перед добротой человеческого сердца.

Последние слова Дикого Зверя эхом отозвались в ушах мальчика. Золото глаз ослепило его. Когда он проснулся, за окном было все то же золото. Так наступило утро. Агне отвел взгляд от окна и понял, что он не один в комнате. Привалившись спиной к стене, на деревянной скамье сидел Магнус. Когда он поднялся, комната в сравнении с этим великаном показалось Агне игрушечной.

— С пробуждением, храбрый воин! – улыбаясь, произнес Магнус, и его глубокий голос всколыхнул сонную тишину комнаты. Рука, огрубевшая от трудов на морозном воздухе, погладила мальчика по голове. – Теперь в деревне только и говорят о твоем чудесном возращении из леса. Поведай, как тебе удалось это?

Агне не знал, что ответить. Со вчерашнего дня его мысли прояснились. Он не сомневался в том, что на самом деле встретился с Диким Зверем, но кто ему поверит? Мальчик не хотел показаться смешным ребенком перед Магнусом, поэтому сказал, что ничего не помнит. Воин продолжал улыбаться и еще долго смотрел на Агне. Его мудрые глаза лучились отеческой нежностью.

— Я нашел это у порога твоего дома, когда пришел утром, — как бы между прочим проговорил Магнус и положил на одеяло льняной мешок. Тот самый, что Агне потерял в лесу. Мальчик развязал бечевку и увидел, что внутри мешок наполнен ароматными орехами.

— Полагаю, это подарок от твоего нового друга, — подмигнул Магнус. – Не удивляйся, Агне, я догадался о том, что произошло с тобой в лесу. Ты повстречал Дикого Зверя.

— Не такой уж он и дикий, как все говорят, — немного помолчав, заметил мальчик. Раскрывая мешок, он увидел свою ладонь. На ней след от раны напоминал о произошедшем и не позволял Агне думать, будто все привиделось. Все было по-настоящему.

— Верно, — кивнул Магнус. – Он просто пытается выжить, как и все мы… Я частенько вспоминаю, как убил его предка. Сперва это придавало мне уверенности. Все говорили, что я герой, и я верил им. Но со временем стало казаться, что я ошибся.

— Вы пожалели об убийстве Зверя? – догадался Агне.

— Да, — признался Магнус. – Я пожалел, что все произошло именно так… Хитростью и силой мне удалось одержать победу, но маленький мальчик без оружия сделал то, что мне было не по плечу.

И вновь юный охотник почувствовал гордость от того, что Магнус похвалил его.

— Ты сказал, моя история всегда вдохновляла тебя, а я пришел сказать иное, — продолжал Магнус с печальной улыбкой. — Я всего лишь победил Дикого Зверя, но ты — сделал невероятное. Ты укротил Зверя. И стал его другом. Это лучшее, что ты мог сделать, Агне. Это и есть волшебство.

Через толщу стен Агне был слышен негромкий разговор матери с отцом. Мальчик затянул бечевку на мешке, ощущая, как в комнате витает морозное дыхание леса.

— Это будет наш секрет? – улыбнулся Агне.

— Разумеется, — с серьезным лицом подтвердил Магнус. – Дикий Зверь причинил деревне много горя. Никто не захочет думать, что он спас тебя… А ты поправляйся и снова в строй! Нам с тобой еще многому предстоит научиться.

И Магнус покинул комнату мальчика. Агне слышал, как он попрощался с родителями и вышел за порог дома, где эхо его тяжелых шагов смешалось со звуками улицы.

Так заканчивается история о первой встрече храброго Агне и свирепого Дикого Зверя. Еще много лет он нагонял страх на деревушку и окрестности Эйрегора, и лишь те, у кого в груди билось отважное, доброе сердце, знали, — бояться им нечего.

   

читателей   162   сегодня 9
162 читателей   9 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 4,25 из 5)
Загрузка...