Колёса

Ваня сидел на балконе и смотрел в бинокль. Бинокль был тяжелый, с кожаным ремнем, с этим биноклем дедушка ходил на охоту много лет назад. От тяжести немели руки, но Ваня упорно продолжал водить взглядом то по двору, то по соседским окнам. Ничего особо интересного он еще ни разу не увидел, двор был почти пустой, а большинство окон зашторены.

Во дворе играли только две соседские девчонки, Карина и Вика, мальчик сразу их узнал. Даже если бы мама разрешила Ване спуститься погулять, вряд ли ему было сегодня интересно. Девчонки еще маленькие, играют в свои куклы, да в какую-нибудь больничку. Ваня же всегда хотел поиграть в ножики. Он столько раз видел, как соседские мальчишки играют в ножички, и каждый раз сидел на балконе до последнего, пока мама не забирала его совсем продрогшего спать.

«Интересно, получится сегодня отпроситься погулять?» — спросил сам у себя Ваня, и сам себе ответил «Вряд ли».

Чего мальчику стоило отпроситься погулять две недели назад, да еще и вечером, когда двор полон детей. Но теперь, после того, что устроила во дворе мама, в ответ на безобидную шалость соседских мальчишек, ему лучше посидеть дома, да подождать когда все всё забудут.

Мальчишки Ваню вообще не очень жаловали, дразнили его Ванька-Колеса, играть с ним отказывались. Папа часто говорил, что для того, что бы завести друзей нужно просто быть хорошим человеком. Ваня сначала верил, но потом стал сомневаться. Вот, например, Тимур. Разве он хороший человек, если дразнится, толкает коляску и обсыпается песком? А все равно у Тимура есть друзья, которые ловят каждое его слово и боятся лишний раз косо взглянуть. И он ловит ящериц на пустыре и отрывает им хвосты, и лазает по стройке, и как-то кидался камнями в собаку. Точно не хороший.

Ванин бинокль выхватил что-то черное, злое.  Ваня присмотрелся внимательнее: в тени деревьев стояла ведьма и следила за игрой Вики и Карины, девочки ничего не замечали. Ведьма нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, ждала, выжидала. Ваня знал это ведьму, ее весь двор знал.

Не раз во двор приходила сумасшедшая бабка. Даже в тридцатиградусную жару она появлялась замотанная в черные лохмотья с ног до головы. Бабка прихрамывала и все время что-то бормотала себе под нос. Ваня всегда удивлялся, неужели только он понял, что она ведьма, а не просто выжившая из ума старуха. Он видел как-то ее глаза, один был белым, а второй черным, как у ворона.

Девочки, увлеченные игрой, не замечали ничего необычного, но тут Вика вскочила и побежала к своему подъезду, скорее всего, попить воды и стащить сахарную булку для подруги. Слишком резко вскочила, как будто кто-то ее согнал. Как только девочка скрылась в подъезде, ведьма захромала в сторону Карины. Сгорбленная старуха в черных лохмотьях присела на корточки рядом с девочкой.

Ваня сильнее сжал бинокль и раскрыл пошире глаза. Он боялся пропустить даже мгновенье. Старуха стояла спиной и загораживала Карину, они о чем-то разговаривали. Вдруг ведьма резко обернулась и посмотрела прямо на Ваню своими черными глазами. Она знала, что Ваня смотрит за ней!  Мальчик испуганно вздрогнул и уронил бинокль на колени.

Ваня плюнул на бинокль и посмотрел в окно уже без него. Двор был пуст.

– Ваня, иди кушать! – голос мамы заставил Ваню вздрогнуть.

Мальчик так и не решил, пугаться ему или нет. Говорить кому-нибудь или не стоит. С одной стороны ведьма похитила Карину, и Ваня лично это видел, с другой – он ничего и не видел. Что могло произойти в то мгновение, пока не отвлекся на упавший бинокль. С мамой особ не посоветуешься, он в ведьм не верит. Так мальчик и хлебал суп в задумчивости.

–Ты чего такой кислый, не вкусно?

– Вкусно, просто я в окно смотрел, там девочки играли и…

– Ну, Ванюш, ты же большой мальчик, прекрасно все понимаешь, да? – Спросила мама совсем о другом.

– Нет, мам, там просто…

– Не расстраивайся, — перебила мама,  —  нам с тобой тут пообещали поездку на море. Бесплатную. Завтра поеду оформлять. Съездим с тобой, загорим, поплаваем, что думаешь?

Ваня подавил глубокий вздох. Он не любил поездки на море. Перед ними мама становилась очень нервная, на всех кричала,  а добираться на море то еще удовольствие. Да и само море Ваню не радовало. Плаваешь в круге, а волны пытаются тебя убить, сидишь на пляже, а солнце достает тебя даже в тени. Не погулять толком, пандусов нет, и мама все время раздраженно об этом говорит.

– Думаю, что это хорошо.  – Соврал Ваня.

– Вот и славно. – Мама улыбается так, будто не помнит всех ужасов поездок на море. – Завтра к нам бабушка придет погостить, как раз посидит с  тобой, пока я буду заниматься путевкой.

Вечером пришел папа. Ваня постарался поговорить с ним про случившееся, но только выслушал кучу радостных слов про свою богатую фантазию.

Поздно вечером в квартиру позвонили. Папа открыл дверь.

– Здравствуйте, майор Кузнецов! – представился незваный гость и протянул документ.

Ванина мама ахнула, а Ванин папа изучил документ, вернул владельцу и спросил:

– Здравствуйте, что-то случилось?

– Случилось, пропал ребенок со двора, девочка шести лет, зовут Карина Масловская, знаете что-нибудь об этом? – милиционер протянул фотографию улыбающейся соседки.

Родители Вани недоуменно переглянулись.

– Ужас какой, ничего об этом не слышала, — медленно сказала мама.

– Я знаю что случилось! – Ваня выехал из комнаты прямо к милиционеру, — я смотрел в окно сегодня и видел, как Карина играла, а потом ее ведьма увела.

– Ведьма? – милиционер недоуменно посмотрел на Ваниных родителей.

– Да, у нее один глаз черный, а другой белый, она часто по двору ходит и…

– Ваня перестать! У людей ребенок пропал, а ты тут со своими выдумками!

– Но мам, я не выдумываю, я правда видел, ну то есть не совсем видел, видел, как она подошла к Карине, а потом они пропали, пока я…

– Ну, все, чемпион, пойдем мне все расскажешь, а заодно книжку почитаем!

– Но пап…

– Пойдем-пойдем. – Папа извинился взглядом и покатил коляску с сыном в детскую. Уже там Ваня услышал тихий разговор.

– Извините его, он сидит один, дети с ним не любит играть, вот и выдумывает.

– Понимаю, ну если что-нибудь узнаете, будьте добры сообщить.

– Конечно-конечно.

 

Ваня лежал в своей постели, не решаясь погасить ночник. Родители думали, что он уже спит и очень громким шепотом обсуждали произошедшее. Так Ваня услышал, что он ужасный фантазер, что ему нужно общаться с другими детьми, что во всем виноват телевизор.

– Это все эти твои книжки, которые ты ему покупаешь! – Шипела мама. – Где он еще этих ведьм мог нахвататься?

– А может это все влияние твое дорого матушки?

– Причем тут моя мама?

– Ну, ты сама знаешь, все эти порчи, сглазы…

– Она одинокая старая женщина из деревни, — Ванина мама отчеканила эту фразу, будто долго ее репетировала, — там все этим занимаются! И гадают еще.

Папа что-то еще попытался сказать, ну судя звукам, мама отвернулась лицом к стене и погасила ночник. На этом обычно заканчивались все споры за стеной.

Ване вдруг сделалось ужасно одиноко. Никогда раньше он такого не испытывал, даже когда мальчишки во дворе нехотя перекидывались с ним парой фраз, а потом бежали по своим делам. И даже когда дела вид, что не видят его во дворе. Ваня тяжело вздохнул и погасил ночник.

Утром Ваню разбудил аромат блинов. Это означало только одно – бабушка уже приехала и жаждет общения с внуком.

– А вот и мой красавец явился!- бабушка оторвалась от сковородки и тут же кинулась к заспанному внуку,- Дай я тебя обними и расцелую! Какой большой ты стал.

– Привет, бабуль. — Ваня вяло обнял бабушку. Старушка пахла скошенной травой, полынью и табаком.

– А я тебе вот что приготовила, на выпей! Это настойка овса, полезно для почек.

– У меня не почки болят, а ноги.

– Пей, кому говорю!

Вздохнув, Ваня принял из рук бабушки объемную кружку с чем-то, похожим на чай. Даже не попробовав, мальчик знал, что это нечто будет либо горьким, либо невыносимо горьким, бабушка другого не заваривает. Выпил варево залпом, на языке осталась какая-то травинка. Пока Ваня пил, бабушка начала махать руками над головой мальчика и что-то шептать под нос.

– Что ты делаешь?

– Колдую над тобой.

– Ерунда твое колдунство, колдуешь-колдуешь, а ничего не меняется.

– А не должно ничего меняться. Наоборот, если не меняется, это хорошо. Лучше никаких изменений, чем изменений к худшему. Эх, жаль, девчонки в семье нет, была бы у тебя сестренка, я бы ее всему обучила. Родители твои вряд ли еще на дите сподобятся.

– Почему это? – Спросил Ваня, и в тот же момент понял, что не хочет слышать ответ.

– Ну как же… У них вон ты есть и… — Старушка замялась.

– А что, мальчики не колдуют? – поспешно спросил Ваня, что бы поскорее закончить этот разговор.

– Мальчики для такого не приспособлены.

– Но я тебя, сколько не просил волшебство показать, ты ничего не показывала.

– Ванечка, да я же говорила тебе, что я не волшебница. Не такая, как в твоих книжках. Ко мне вся деревня ходит порчу снимать. А порчу, мой дорогой, глазами не увидишь.

– Тогда как ты узнаешь, что сняла порчу, если не видишь ее?

– Не поймешь ты,  — отмахнулась бабушка и начала нарезать зеленый лук. Лезвие ножа бодро застучало о деревянную доску.

– Ба, а ведьмы существуют? Те, которые злые?

Стук прекратился, бабушкина рука замера в нескольких сантиметрах от доски.

– А почему ты спрашиваешь, Ванечка?

– Да так, просто. Я в книге прочитал. – Соврал Ваня.

–А, ну если просто! – Бабушка облегченно вздохнула и продолжила нарезать лук. – Ну, если в книге! Ты не бойся дорогой, я тебя от любых ведьм защищу.

–Ладно, я пойду погуляю.

Ваня выкатился на балкон и снова хотел рассматривать улицу через бинокль, но и без него увидел кое-что интересное. Во дворе собралась стайка мальчишек, все обступили Тимура и внимательно его слушали. Ване хватило пары секунд, что бы принять решение.

– Бабушка, можно я погуляю? По-настоящему?

– Чего-чего?

– Ну, на улицу выйду, мне очень надо.

– Твоя мама мне запретила тебя отпускать, говорит, что ты болеешь.

– Да я уже одиннадцать лет болею, ну пожалуйста!

– Не знаю, дорогой…

– А папа говорит, что если я долго буду сидеть дома, то у меня будут проблемы с адаптацией в коллективе.

– Прям так и говорит?

– Да!

– А ты сам-то понимаешь, что это значит?

– Ну, бабушка!

– Ладно, иди, — сдалась старушка, — только со двора ни шагу.

– Хорошо!

Ваня научился самостоятельно выходить из подъезда, тем более его папа лично уложил рейки для его коляски. Мальчик выкатился во двор и поспешил к мальчишкам. Тимур что-то рассказывал, а остальные либо перебивали его вопросами, либо поддакивали. Всего вокруг мальчика собралось четверо.

– Да ничего милиция не знает, говорят, будут искать, посоветовали объявления расклеить. – Сказал Тимур и потряс внушительной пачкой бумаги с изображением улыбающейся Карины.

– Мы так же кошку искали. – Тихо произнес высокий и худой мальчишка по прозвищу Тощий.

– Дурак что ли? Причем тут твоя кошка? – вмешался Рыжий.

– И как, нашли? – с надеждой спросил Тимур.

Тощий потупил взгляд и покачал головой.

– Тимур, мы тебе поможем расклеить объявления, Карина обязательно найдется.  – Протянул Дима и похлопал товарища по плечу.

– Да, она днем пропала, кто-нибудь видел, куда она ушла. – Поддакнул Ярик.

– Я видел.- Ваня подъехал к мальчишкам поближе и остановился около бордюра, который преодолеть никак не смог. Все взгляды устремились на мальчика.

– Чего тебе надо, Колеса? – Призрительно бросил Рыжий.

– Я видел, кто увел Карину. Я смотрел в окно, в бинокль. Ее увела ведьма.

– Катись отсюда!- крикнул Рыжий и кинул камень под колеса инвалидной коляски. – Уезжай на своей коляске, пока твоя мамка опять не прибежала!

–Вы все ее знаете, это та бабка, которая ходит под двору и шепчет заклинания под нос. Я вчера ее видел, у нее один глаз черный, а другой белый.

– Колеса совсем сбрендил, у него не только ноги болят, но и головушка! – Хохотнул Дима.

– Она следила за Кариной, она ее увела, когда никто не видел.

Кто-то из мальчишек тихонько хихикал под нос, кто-то чуть ли не валился на землю от хохота. Не смеялся только Тимур, и неожиданно притихший Ярик.

– Когда ты это видел? – серьезно спросил Тимур.

– Вчера, я каждый день смотрю в бинокль на двор, я так… гуляю. – Ваня запнулся и покраснел. – Ведьма подошла к Карине, а потом на меня посмотрела, наверное, узнала, что я на нее смотрю. Я испугался и уронил бинокль. Я отвлекся всего на секунду, а их уже не было во дворе!

– Да это же бред,- рассмеялся Рыжий, — какая ведьма, тебе пять лет?

– А я ему верю.

Теперь настала очередь Ярика испытать на себе пронизывающие взгляды.

– Я видел, как она убила кошку. Она не нее просто пальцем показала, а так тут же умерла! И помните Дениса, который в бабку камень кинул? Он же после этого руку сломал.

– Да это вообще ничего не значит! – Рыжий почти кричал.

– И где это ведьма живет? – слишком спокойно спросил Тимур.

– Ты что? Ты им веришь? Тимур, ты чего?

– Я не знаю, но кроме этого у нас никаких зацепок. Даже если она не ведьма, а сумасшедшая бабка, и что с того? Сумасшедшие бабки детей не похищают?

– Тимур, да это бред!

– А вдруг нет? Мы же можем просто проверить, у бабки Карина или нет. Что мы теряем? – Вопрос был обращен к Рыжему, и пока тот не успел снова поднять крик, Тимур обратился к Ване, — Где эта ведьма твоя живет?

– Я не знаю.

Ване вдруг стало немного стыдно.

– Я знаю, — прохрипел Тощий, — видел как-то, как бабка в дом свой заходила, когда мы с мамой ходили к ее знакомой, — Идти час примерно, это в деревянных домах.

– Ну, вот и здорово, сходим-проверим! Кто со мной?

Руку подняли все, кроме Рыжего и Ярика, даже Ваня. Тимур мрачно посмотрел на мальчишек, будто ждал от них объяснений, но тут и без объяснений все было понятно: Ярик боится ведьмы, а Рыжий слишком зол, потому что кто-то послушал Ваньку-Колеса.

– Ну и ладно, пойдемте ребята, без них управимся.

Тимур, Тощий и Дима вышли на дорогу и направились вон со двора.

– Подождите меня! – Ваня никак не мог поспеть за остальными. К его радости остальные тут же остановились как вкопанные и уставились на него.

– Ты что, с нами?

– Ну да, я ж вам, про ведьму рассказал.

– Не надо нам тебя, опять твоя мамка придет жаловаться!

– Я хочу помочь!

– Чем ты поможешь, задавишь бабку свое коляской?

Ваня почувствовал неприятный жар, который подкрадывается к глазам, когда он хочет заплакать. Почему-то именно эти слова попали в точку.

Тимур внимательно посмотрел на мальчика в коляске, будто видит его впервые. Как будто это не его одноклассник, и даже не человек, а какой-то неведомый зверек, которому вздумалось заговорить.

– Возьмем его с собой, постоит на стреме.

– Что?

– Ты хотел сказать посидит на стреме?

– Хватит, он прав, это он нам рассказал все, значит, имеет право пойти с нами.

– Он медленный, мы и до ночи до бабки не дойдем!

– Ну, так помоги ему!

После недолгих споров мальчишки договорились катить коляску по очереди, меняясь каждые десять домов. Считать эти самые дома доверялось тому, кто идет впереди, следующий за ним катил коляску с Ваней, а замыкающий клеил объявления о пропаже Карины на все пригодные поверхности. Пачку бумаг и тюбик клея доверили везти Ване.

–Стойте! – к шайке подбежал запыхавшийся Ярик.

– Что, с нами пойдешь?

– Нет, — Ярик замотал головой и протянул Тимуру отцовский фонарик,  — Вот, может пригодится.

– Спасибо, — Тимур улыбнулся и спрятал фонарик в накладном кармане своих штанов.

Мальчишки вновь отправились в путь, оставили взволнованного Ярика и обозленного Рыжего позади.

Закончились все высокие дома, закончились все пятиэтажки, каменные, а затем деревянные бараки остались позади. Впереди только покосившиеся деревянные домики, с трухлявыми заборами, а иногда и без их. А за ними только гора и кладбище.

– Наверное, тут и половина домов не жилая.

– Какой нам нужен?- Спросил Тимур у Тощего.

Мальчик молча указал на дом, который стоял чуть поодаль от остальных. Такой же дом, деревянный, с печкой в нутрии, только какой-то неуютный, остывший. Мальчишки почти синхронно поежились. Странный дом, как будто всегда находился в тени.

Первым к калитке подошел Тимур, отворил ее настежь и вошел в сад. Все в саду поросло сорняками до самой груди. За Тимуром зашел Дима, а Тощий попытался вкатить коляску с Ваней. Не вышло, калитка явно не была предназначена для таких громоздких вещей. Мальчики переглянулись.

– Побудь пока тут, мы скоро придем!

– Кажется, там нет никого, — крикнул Дима, который успел обойти дом по периметру и заглянуть во все окна.

– Это наш шанс!- Обрадовался Тимур. – Пока бабки не будет, обследуем внутри все, проверим, там ли Карина.

– Дверь заперта,- неуверенно произнес Тощий, ему явно не нравилось происходящее.

– А мы в окно! – Тиму поднял с земли осколок кирпича и запустил его в стекло. Послышался звон осколков.

– Ты что? Ты совсем дурной? – в один голос запротестовали все трое.

– А что? – Тимур пожал плечами,- Если Карина там, а мы ее не нашли, потому что дверь закрыта? Самим не смешно?

– Нас накажут…

– Никто не узнает! – Тимур поднял с земли увесистую палку, похожую на черенок от лопаты и деловито начал сбивать остатки стекла с рамы, — Мы живем далеко, на нас никто и не подумает, если только Колеса не скажет.

– Я не скажу. – Поспешил ответить Ваня.

– Вот и славно! – Тимур закончил с рамой. – Ну что, полезли?

Через минуту мальчишки скрылись в темном проеме окна, и Ваня остался совсем один. Отчего-то стало грустно. Поднявшийся ветер разметал белоснежные листы с улыбающейся Кариной. «Плохая была затея, надо было их остановить, если ведьма вернется…». Какое-то неприятное чувство тревоги не позволило закончить мысль. А что если она уже там? Что ели она спряталась, да только того и ждала?

Ваня ждал долго. За то время, что он провел в одиночестве перед жутким домом, можно было перерыть этот самый дом сверху донизу и найти тысячу Карин. Из дома тем временем не доносилось ни звука.

«Нет, так невозможно!» — Ваня вновь попытался протиснуться в сад. К его удивлению, забор пошел волнами, завибрировал, отдельные доски начали извиваться, словно змеи. Весь забор подался в стороны, расступаясь перед коляской.

Ваня нервно сглотнул. Вот и все доказательства, эта ведьма просто заманивает его внутрь, к остальным. Даже если он попадет внутрь, что он сможет сделать?

«Явно больше, чем, если останусь здесь».  Ваня въехал с заросший сад, высокая трава тут же намоталась на колеса коляски. Слишком много времени он ехал эти пять метров до крыльца. Он дергал руками, психовал. Впервые за долгое время Ваня почувствовал себя по-настоящему беспомощным. Бедный-бедный Ваня, так всегда говорила мама. А отец всегда ее одергивал.

Вот Ваня у крыльца. Две хлипкие ступеньки были просто монументальными. Если бы мальчик стоял, они доходили бы ему почти до колена.

Ваня был уже готов выброситься из коляски и поползти на животе, как дверь со скрипом открылась. На пороге стояла старушка, румяная улыбающаяся, в чистом накрахмаленном переднике. Серебристые волосы немного выбились из-под цветастой косынки.

– Чего стоишь как истукан? Заходи, чаю попьем! – Старушка просто светилась от радости, — У меня и прянички есть.

Ваня, немного поколебавшись, зашел в дом. Дом встретил его чистотой, теплом печи и запахом пирогов. Ваня вспомнил, как давно ездили в деревню к бабушке вместе с родителями.

– Пошли на кухню, милый, я такие пирожки приготовила, закачаешься!

Ваня сделал пару шагов. Мир подернулся пеленой и молочной пеной. Воздух превратился в кисель, густой, вкусный. Двигаться было тяжело, как бежать в воде. Ваня совсем не запомнил дорогу до кухни.

Ваня ел самые вкусные пироги на свете. Милая старушка участливо подливала молока и выставляла на стол все новые и новые яства.

– Как в школе дела, хорошо? Ты, наверное, самый умный в классе.

– Я в школу не хожу, дома учусь.

– Почему?

Ваня задумался, но не смог найти причину и пожал плечами.

– Не знаю, не помню.

– Ну, ничего, в следующем году пойдешь! Хочешь в школу?

– Очень!

– Друзей там найдешь.

Друзей. Слово впилось в голову, заставляя туман в голове немного рассеяться.

– Точно! – Ваня хлопнул себя по лбу.- Я друзей ищу, вы их не видели?

– Своих? – Недоверчиво сощурилась старушка.

Ваня выдавил неуверенное «Да», тон хозяйки дома заставил его усомниться.

– Тех самых, что с тобой не играют и обзывают тебя? Этих грубых мальчишек, которые кидают в кошек камни?

Ваня неуверенно кивнул. Он знал, что старушка говорит правду, но никак не мог вспомнить о ком она сейчас.

– Знаешь, ты еще молодой, сам должен учиться на своих ошибках, но позволь дать тебе совет. Никогда не общайся с людьми, которые тебя не ценят, мальчик. Не позволяй другим судить себя, понял? Друзья тебе те, кто зовет тебя только в час нужды?

– Наверное, нет.

– Знаешь что самое главное в жизни?

– Что?

– Здоровье! Уж кто, а больная старуха понимает, о чем говорит. Кто здоров, то счастлив. Только кто из молодых сейчас это ценит? Согласен со мной.

Ваня ничего не понял, но на всякий случай кивнул. Мысли разбегались, распадались. Никак не получалось собрать их. В голове – вата, в глазах – пелена. Мальчик чувствовал себя странно, как в дреме. Он никак не мог уловить нить разговора и моментально забывал то, о чем говорил секунду назад.

– Ой, батюшки, посмотри на часы! – Старушка всплеснула руками, — Тебя родители уже потеряли, наверное!

Ваня взглянул на потертый циферблат, но так и не смог понять сколько времени. Он знал, как его определить, но сейчас задача казалась непосильной. Осталось только поверить старушке.

– Знаешь что? Ступай домой, а то скоро стемнеет уже, давай-давай, мы же не хотим, что бы твоя мама переживала.

«Мама! Точно, она будет сильно волноваться»

– Хорошо, до свиданья. – Сказал Ваня на автомате.

– До свиданья, мой хороший! – Старушка крепко обняла мальчика. – Иди домой быстрым шагом и не оглядывайся!

Ваня действительно пошел быстро, почти побежал. Он действительно боялся, что мама будет переживать за него и больше не пустит гулять. Идти еще долго. И, как и говорила старушка, начинало темнеть.

Внимание Вани привлекла куча бумаги, прибитая ветром к забору. Поддавшись любопытству, мальчик подошел ближе и взял один из листов. «Внимание. Пропал ребенок», и улыбающаяся девочка. Ваня долго всматривался в лицо пропавшего ребенка. Звонко каркнула ворона. Ваня вздрогнул и тут же пошел дальше.

И вновь встретил смеющееся лицо девочки. На это раз на заборе, а через пару шагов – на столбе. Ваня сощурился и пригляделся, вдали висело еще много таких объявлений. Прямо по пути. Наверное, они тянулись до самого его дома. Ваня обнаружил в руке еще одно объявление. То самое, которое он поднял.

Ваня попытался пойти дальше, но взгляд смеющейся девочки с объявления жег спину. Не пускал.

Ваня уже дошел до дороги, осталось только перейти, но  в миг резко повернул назад. Уж если кто и знает, куда пропал ребенок, то та милая старушка. Он спросит у нее. Может девочка из объявления тоже попала к ней в гости. Ваня попытался вспомнить, как он сам оказался в гостях у приветливой старушки. Ничего не вышло.

Ваня довольно быстро вернулся к деревянному дому. Первое, что привлекло его внимание – инвалидное кресло рядом с крыльцом. Нехорошее предчувствие пробежало по хребту. Ваня подошел к коляске вплотную. Стало очень жарко, во рту все пересохло.

Немного подумав, Ваня сел в коляску. Воспоминания волнами нахлынули на него. Сначала горячая волна, затем холодная и снова горячая. Ноги скрутило судорогой. Ваня понял, что если зайдет внутрь, то будет болеть только сильнее. Он с трудом поднялся с коляски и схватил с земли палку, ту самую, которой Тимур сбивал стекла с рамы. «Тимур ее тут оставил. Знал, что пригодится».

Ваня внимательно посмотрел на объявление, в самые глаза Карины. Девочка точно еще жива.

– Карина, ведьма обманула меня и забрала твоего брата. Она опять меня будет обманывать, а я не знаю, поверю или нет. Сейчас на тебя надежда, ты должна меня провести. Тебя она обмануть не сможет, даже и не подумает.

Ваня сложил объявление вчетверо, спрятал его под футболку и направился в темный проем остывшего дома.

Мальчик медленно шел по дому, как по минному полю. Ногу ужасно ныли, суставы, будто перекручивало. Резкая боль пронзила правое колено. Ваня вцепился в свою палку до белых костяшек, но не издал ни звука.

 

Дом совсем был не похож на ту уютную избушку, где он пил чай. Затхлый воздух, пахло гнилью и кладбищенской землей. И темно. Только из-за двери лился неровный дерганый свет. А перед дверью — половик. Ваня вспомнил, как ездил в деревню к бабушке, и как она показала потайную дверь  под половиком, почти таким же. На деле потайная дверь вела в обычны сырой погреб, где хранились соленья и картошка. Сам не зная зачем, Ваня аккуратно отогнул край половика, под ним действительно оказалась  дверца.  А за дверью точно будет погреб. Вот только странно чувство не давало сойти Ване с места. «Там что-то есть».

Ваня заставил себя встать. Нужно было спасать остальных, а они не в подполе, они за дверью, из-под которого льется странный свет. Ваня аккуратно взялся за ручку и понадеялся, что петли у двери не скрипят.

Ваня приоткрыл дверь и заглянул в комнату. Там была светло от множества свечей. Свечи стояли на полках, на подоконнике и просто на полу. Все было заставлено свечами.

Все трое мальчишек были там, они стояли как оловянные солдатики: ноги вместе, руки по швам, и казалось, не дышали. Ваня пригляделся,  понял, что они не могут пошевелиться. Ведьма стояла перед мальчиками и что-то говорила нараспев. Ваню она не заметила, а вот Ваня заметил, что боль в ногах усилилась. Мальчик внезапно осознал, что его трясет, от страха застучали зубы и Ваня прикусил ими ладонь.

Ведьма достала длинную спицу. Не переставая петь, она вплотную приблизилась к Тимуру. Глаза Тимура расширились от ужаса. Было видно, что он прилагает все силы, что бы шевельнуть хоть пальцем. Ведьма приблизила спицу к лицу Тимура, дав ему хорошенько рассмотреть. Ей явно нравился его страх. А затем с размаху вонзила спицу в грудь Тимура. Глаза мальчика закатились.

Все произошло так быстро, что Ваня не успел никак среагировать. Он только охнул от неожиданности. Слишком громко.  Неужели ведьма убила Тимура? Спица должна была войти в самое сердце.

Ведьма вытащила спицу из груди Тимура и медленно повернулась к Ване. Тимур остался стоять неподвижно, постепенно его взгляд вновь стал осознанным. За спицей тянулась золотистая нить, толщиной со шнурок на ботинке.

– Снова ты! Зачем ты сюда пришел? – старуха смотрела на Ваню в упор. Один глаз белый, другой черный.

– Я пришел за своими друзьями, — Ване все еще было страшно, но звук собственного голоса немного успокоил его, — Мы искали Карину, верни нам ее ведьма!

Всего на секунду старуха кинула взгляд на половик. Тот самый!

– Теми друзьями, что обижали тебя? – Ведьма снова смотрела на Ваню не мигая.

Ваню захлестнули воспоминания, все разом. Все те моменты, когда мальчишки со двора дразнили его, кидали под колеса мелкие камешки и толкали коляску, не давая Ване спокойно ехать.

– Называли тебя колесами!

Новая волна воспоминаний окатила Ваню. В секунду он услышал сотни голосов, кричащих «Колеса!», «Уезжай отсюда Колеса!» и громче всех звучал голос Тимура.

– Прекрати! – Ваня сжал объявление с Кариной через футболку. Воспоминания начали утихать, как волны после шторма.

– Себя не жалеешь, так хоть мать пожалей. – Просвистела ведьма сквозь зубы.

И новые образы заполонили внутренний взор. Вот мама смотрит на Ваню жалостливо, вот плачет украдкой. Думает, он не видит. Вот спорит с папой. Вот кричит на детей во дворе.

– Она бы была счастлива… — Ведьма почти шептала.

Она была так близка, что Ваня чувствовал дыхание старухи на своей щеке.

И Ваня увидел картины будущего. Одного из возможных. Он идет с мамой за руку к морю. Ваня плещется в море, а мама смеется, глядя на него с берега. Они фотографируются на фоне красивый скалы.

– Перестань… — осипшим голосом прошептал Ваня. Он только сейчас понял, что плачет.

– Променяешь это все на них?

– Променяю.

– Я дала тебе шанс! Я же вижу кто ты такой. Мы своих не трогаем. У тебя, малыш, дар. Очень большой. И ты разменяешь его на этих отбросов.

Ваня скосил глаза на ребят. Мальчишки вся так же неподвижно стояли. Кто они ему? Не друзья, не товарищи, вообще никто. Даже скорее враги. Хотелось ему ходить? Больше всего на свете! Хотелось поквитаться с обидчиками? Хотелось… Ваня поймал взгляд Тимура. Там было все: страх, мольба и что-то неуловимое. Что-то вроде принятия. Ваня понял, что если уйдет сейчас, Тимур все поймет.

Ноги крутило страшно. Ваня крепче сжал объявление под футболкой, а затем ударил ведьму палкой. Резки и неожиданно, как кошка, что долга караулила свою добычу, а затем бросилась на нее, улучив момент.

Ведьма взвыла и отшатнулась, выронив спицу.  Она задела свечи на полу. Огонь от одной из свечей начал подниматься по шторе под самый потолок. Другая свеча подожгла ковер. Ваня поднял спицу. Из нее все так же тянулась золотая нить, яркая, ярче свечей и огня, что пожирал дом.

– Отдай! – ведьма дернулась в сторону мальчика, пытаясь отобрать свое добро.

Повинуясь неведомому зову, мальчик погнул спицу. В ту же секунду, ведьма вскричала от боли и злобы. Ее спина выгнулась вместе со спицей, ведьма упала на четвереньки. Она бессильно пыталась разогнуться, хоть знала, что ничего не выйдет.

Мальчики разом обрели способность двигаться. Все трое дружно бросились вон из горящего дома.

– Тимур! Половик, там Карина!

На секунду Ване показалось, что Тимур бросит его, выбежит вслед за друзьями. И Ваня останется одни на один с ведьмой в горящем дома.

Но Тимур затормозил и резким движением отбросил половик. Мальчик дернул со всей силы, вскрывая чрево сырого подвала. Ваня заковылял к нему, хромая на обе ноги.

Ведьма оскалила ряд острых зубов и на четвереньках бросилась к мальчишкам. Пальцы ее удлинились, выпуская черные когти. Руки и пальцы ее удлинились.

Тимур дождался Ваню и помог тому спуститься в подпол и только потом тоже запрыгнул и захлопнул крышку. В кромешной темноте Тимур нащупал ручку, и не долго думая, просунул через нее палку. Получился почти засов. Очень ненадежный, хлипкий, но засов.

Тимур посветил фонариком.

Свет фонаря вырвал из тьмы бледную фигуру Вани. Мальчик сидел на полу, обняв колени. На лице застыла боль. Тимуру стало не по себе.

– Что с тобой?

– Ноги болят, — произнес Ваня сдавленным голосом.

– Ты… как ты ходил?

– Это все ведьма. Подарила. Чтоб я ушел. Вас оставил. – Ваня говорил отрывисто, тяжело дышал после каждой фразы.

Тимур не находил слов, все запуталось и перемешалось за один день. Он осветил дальний угол. В дальнем углу лицом вниз, как сломанная кукла, лежала Карина.

Тимур в секунду оказался подле сестры. От бережно перевернул Карину. Она была бледной, Тимур не нашел ее дыхания.

– Карина… — позвал Тимур шепотом.

– Она жива, – Ваня ползком приблизился к ним, — дай-ка кое-что попробую.

Ванька-Колеса сел, прислонившись в стенке, и достал ту же гнутую спицу. Карину он усадил спиной к себе на колени и начал выписывать странные круги в воздухе.

– Ты что делаешь?

– Я… не знаю. Видишь нить? Она тянется от груди к спице? Я попытаюсь ее обратно затянуть.

– Что? Не вижу я никакой нитки!- крикнул Тимур злобно. – Ты что не видишь? Она совсем плохая! Ей врач нужен, а не твои штуки. Колеса, ты и есть Колеса!

– Нить. Ведьма из тебя такую вынула. Ты не видел?

Тимур хотел вновь закричать, но вдруг замер. Ведьма копалась у него в груди этой спицей. Мальчик задрал футболку, но раны не было. Ни царапинки.

– Я не видел нитку.

– Была. Когда ведьма спицу тянула. Что было?

– Я не знаю… Из меня будто жизнь вытягивали, все тело скрутило.

Тимур замолчал, и вдруг вскочил с места.

– Пожар! Мы тут задохнемся, надо щели заткнуть.

Мальчик ждал, что Ваня что-то скажет, но тот сосредоточено водил руками возле Карины и кажется, совсем его не слушал.

Тиму стянул футболку. Нужно ее чем-то намочить. Фонарь осветил какие-то банки. Тимур не стал приглядываться, что там внутри и понадеялся, что это просто соленья. Он разбил одну из банок. Неизвестная жидкость разлилась по грязному полу. Тимур кинул в эту жижу футболку, старательно пропитывая ее.

Тимур старательно затыкал щели, но едва ли его футболки хватило.

– Ваня, снимай майку,- Тимур не дождался ответа и сам стянул с Вани верх.

– Тимур,- послышался голос сверху.

– Мама?

– Ох, мы вас нашли! Открой скорее, Тимочка.

Тимур вскочил с места и схватился за палку-засов.

– Ты что делаешь? – позвал испуганны голос Вани.

– Там мама, она нас нашла! Ты слышишь?

– Это не твоя мама! Это ведьма!

– Тимур открой скорее, сумасшедшей старухи тут нет, ну же малыш.

Тимур крепче сжал палку и собирался вынуть ее. В спину ему прилетела гнилая картофелина.

– Прекрати! – Ваня кричал.

– Там мама! – Тимур разозлился.

Ваня сжал зубы и погнул спицу сильнее. Сверху раздался нечеловеческий вой.

– Поганец! Я доберусь до тебя поганец! Я из тебя живьем кости выдеру!

Тимур отбежал обратно к Ване и Карине.

– Я слышал маму,- сказал он растеряно.

– Это ведьма. Обманула. Меня тоже обманула.  – Едва слышно прошептал Ваня, вытирая слезы.

Тимуру тоже хотелось заплакать. Он взглянул на Карину. Удивительно, но, похоже, Ванины взмахи руками сработали. Сестренка дышала глубоко и спокойно, как будто спала. Вдруг Карина открыла глаза.

– Тимур. – Протянула она слабым голосом.

– Карина,- мальчик сжал ручку сестры,- Ты не волнуйся. Мы скоро домой пойдем, ага? А сейчас тебя Кол… Ваня полечит. Он волшебник, представляешь.

Девочка слабо улыбнулась.

– Спать хочется…

– Поспи, скоро домой пойдем. А пока поспи.

Карина кивнула и свернулась калачиком у Вани на руках. Ему, кажется, это никак не помешало.

– Готово.

– Что, все? Она в порядке будет.

Ответа не последовало. Ваня закрыл глаза и откинулся к стене.

– Ваня, ты чего? – Тимур аккуратно потряс мальчика за плечи, — Ваня?

Тимур не дождался ответа и потряс сильнее. Голова Ваня безвольно болталась из стороны в строну. Тимур двум пальцами начал шарить по шее Вани, ища сонную артерию, как учили на ОБЖ. наконец ему удалось нащупать пульс. Ваня просто спал без сил.

– Тимур,- тихо позвала ведьма. – Не ожидала. Ты очень смелый мальчик. Не то, что твои друзья.

– Чего ты хочешь? – крикнул Тимур визгливо и сам испугался своего голоса.

– Хочу тебя наградить, как Ваньку-Колеса. Но он мой дар не оценил. А ты оценишь?

– Что за дар?

– Иди домой, забирай Карину и уходи прямо сейчас. Я вас не потревожу.

– А Ваня?

– А он тут останется!

– Без Вани не уйду. – Тиму сам удивился тому, как неуверенно он это сказал.

– Либо уходите вы с Кариной, либо никто не уходит. Зачем тебе это калека?

– Он спас Карину…

– Да он себя спасал! Это он вас в ловушку привел, он видел, как Карину похитили и ничего не сделал. Ты что же, пожертвуешь ради него вашими жизнями? Ладно, своей, но сестра твоя совсем не причем. Уходите, никто не узнает. Никто по Колесам плакать не будет. Вас уже мама заждалась.

Тиму посмотрел на мирно спящую сестренку.

– Что нужно? – спросил он, а сердце пропустило несколько ударов.

– Меняю вашу свободу на иглу.

– На спицу?

– На спицу.

Тимур всхлипнул и принялся шарить в темноте руками.

– Я нашел…

­– Хорошо. Открой мне, отдай иглу, бери Карину и уходи.

Тимур медленно вынул палку. Он взялся за ручку крышки и приготовился ее открыть. Он кинул взгляд на Ваню, потом посмотрел на гнутую спицу у себя в руке.

– Ну же! Решайся! – крикнула ведьма нервно,  — ты не забыл про пожар? У тебя мало времени! Мне огонь не грозит, а вот вам…

Тимур еще раз оглянулся на Ваню, и в секунду переломил спицу пополам. Послышался ужасны визг, пробирающий до костей. Тимур зажал уши ладонями. Виз зазвучал у него в голове, мерзкий противный звук.  Он слышал хруст, и думал, что так хрустят его кости. Он сам кричал во все горло. И царапал свое лицо и уши до крови.  Он сделал бы все, лишь бы визг прекратился.

А затем все стихло.

Густы капли крови просочились сквозь щели и закапали под ноги мальчика. Тимур попятился, пока не вжался в стену. Мальки обессилено осел на пол и разрыдался. Тимур чувствовал запах дыма. И чувствовал жар, даже в сыром подвале. Тимур не мог успокоиться, его душили рыдания. В отчаяние он снова потряс Ваню за плечи. Бесполезно!

– Тут есть кто-нибудь,- крышка подпола откинулась. В проеме показался пожарный в полном обмундировании,- Мальчик, ты один?

Тимур не смог успокоиться, замотал головой и показал на спящих.

 

Ваня проснулся в полной темноте. Он лежал на постели, накрытый одеялом. Даже ночью он без труда различил больничную палату. В углу, скрючившись в неудобном кресле, беспокойно спала Ванина мама.

В палату заглянул бабушка.

– Проснулся, значит? – шепотом спросила бабушка и села на край кровати,- Да уж, учудил ты. Теперь тебя до конца школы из дома одного не выпустят.

– А как я тут…

– В пожаре вас нашли, тебя и еще двоих детей. Врачи говорят, что ты дыма наглотался.

– А как мама?

– Ой, не спрашивай. Знай, это тебе еще аукнется.

– А тебе?

– Ишь ты! Мне уже аукнулось. Так аукнулось, что мало не покажется.  – Шепот бабули стал громким и возмущенным, — с ведьмой значит боролся?

– Откуда знаешь? – потрясенно спросил Ваня.

– Девочка рассказала. Старшенький все отнекивался, но сестренка вас сдала. Говорит, ты ее из темноты вывел.

– Я просто… Я не знаю, что я сделал, просто пытался помочь.

­– Ты молодец, Ванечка, настоящий герой. А я дура старая.

– Бабушка!

– Молчи, все убивалась по внучке, что та дар мой не переняла. А тут у меня внук под носом с такой силищей, ух! Даже вон, ведьма чужая, тебя чуть увидела, сразу поняла кто ты.

Ваня уставился на свои колени, накрытые одеялом. Вдруг вспомнилось, что он мог ходить. Ваня попытался пошевелить ногой. Тщетно.

– Она мне ноги дала.

– Как дала, так и забрала, неча вспоминать.

– Бабушка, можно мне снова как-то ноги дать?

– Ох, Ванечка…

– Совсем никак. – Ваня понял, что готов заплакать.

– Только страшной магией. Она ноги дала, а четверых забрать хотела. Но ты сам на сделку не согласился.

– Не согласился.

– А по-другому никак, малыш. – Грустно сказала бабушка.

Ваня опустил голову, надеясь, что бабушка не видит слез.

– Спать-то хочешь?

– Еще бы пару дней поспал, — Ваня слабо улыбнулся, — бабушка?

– Что милый?

– Что теперь будет?

-Завтра поговорим. Утро вечера мудренее. Но ты не боись, одного не оставлю, всему тебя обучу, что знаю. А там ты и сам научишься.

– Бабушка?

– Чего, дорогой?

– Не хочу я ни на какое море. Хочу к тебе в деревню.

– Это ты с мамой разговаривай своей.

– И поговорю! – зевая, сказал Ваня и провалился в сон.

читателей   300   сегодня 1
300 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 4,00 из 5)
Загрузка...