Книга Бури

 

Молнии ярко полыхали за окном, раскаты грома сотрясали воздух, растворяясь в шуме чёрного ливня. На стенах комнаты во время вспышек возникали необычные тени, которые растекались в разные стороны, словно чернильные пятна. Ещё один взрыв прошумел неподалёку. Диан услышал его даже сквозь глубокий сон. Встрепенувшись и едва продрав глаза, он увидел несколько силуэтов, склонившихся у свечи. Гнев громовержца разбудил не только его.

— Как будто прямо здесь грохочет – говорил один юноша – Даже Диана разбудил. Присоединяйся, мы тут уже давно не спим.

— Нет, спасибо… — тяжело вздохнул Диан и отвернулся к стенке – Я попробую уснуть.

Он спал крепко, но эта гроза, казалось, вырвала его на целую ночь.

— Как можно спать, когда так страшно сверкает? – прошептала девушка с тёмными волосами, заплетёнными в косу. В её глазах отразился очередная вспышка, и она как будто вжалась в спинку своей кровати.

— Самое время для страшных историй – усмехнулся светловолосый мальчишка, который ближе всего сидел к свече.

— Скажешь тоже – ответила девушка в забавной шапочке, формой напоминающей колпак.

— Мы уже не дети, чтобы пугаться какими-нибудь деревенскими страшилками, Миль.

— Зато как дети спим в общей спальне – хмыкнула девушка в колпаке.

— Да что я там не видел? – расхохотавшись, ткнул её пальцем один из юнцов.

— Руки убрал!

— Ты кого деревенщиной обозвал? – вдруг встрял светловолосый.

— Да тише вы…

И вдруг очередная вспышка осветила всё вокруг, и протяжный раскат грома загромыхал над крышей. Зависла недолгая тишина. Глазами внимательными осмотрел всех худощавый паренёк в полосатой, как брюхо осы, пижаме.

— Есть вещи куда серьёзней всяких там выдуманных страшилок – обратил он на себя внимание остальных – Лины…

— Лины? – удивилась темноволосая девушка.

— Вы что, серьёзно, ничего не слышали?

Все вопросительно посмотрели на него.

— Это года три назад было. Во время грозы, кстати. Такой вот, как эта. В городке Моронхайме. Во вспышках молнии появились какие-то странные огни. Люди сначала даже и не заметили. Но потом когда спустились ниже… Оттуда вышли страшные твари – лины. Это демоны такие. У них ни ртов, ни носа нету, только большие глаза, как два зеркала на лбу, лапища как у пауков длинные, и только с тремя пальцами. Какого пола они и вовсе не разберёшь, все одинаковые, словно их на одном верстаке ваяли. И когда они сошли со своих воздушных кораблей, забрали нескольких людей в жертву громовержцу… Но это так говорят. На самом же деле — кто его знает куда, говорят, что люди, похищенные линами, появляются на родине спустя десяток лет и, совсем лишённые рассудка, а кто и без рук или без ног. Некоторые и вовсе без глаз или ушей, к другим части тел животных пришиты. Что они там делают с людьми — никто не знает, что за издевательства… Но таких случаев давно уже не было, лет пятьдесят до этого. Где живут эти демоны, до сих пор никто не знает, но говорят, что изучают они нас и хотят всех людей поработить, чтобы мы вроде слуг им были…

— Да врёшь ты всё, Энгус! – прервал светловолосый.

— А ты сам в Моронхайме побывай, так и узнаешь. Там почти у каждого в семье лины кого-то похитили – ответил юноша.

— А у меня серьёзный вопрос… — вдруг прервала темноволосая девушка.

— Ну так, валяй – произнёс Миль.

— Как вы думаете, почему нас не пускают никуда дальше холма и побережья? Неужели и правду легенда говорит, что после того эксперимента в Даркерфуле ничего и не осталось светлого кроме этого холма? Что там за чудовища бродят? И почему они так опасны?

— Вот это я понимаю, вопрос – произнёс Миль – Я сам об этом всё думал. Говорят то многое, да проверить нельзя, разве что…. Эй, Диан! Не притворяйся, будто спишь!

— Чего тебе? – юноша повернулся, но не к Милю, а устремил взгляд в потолок.

— Мы уже несколько месяцев здесь вместе, из одной тарелки едим, в одной спальне спим, а ты и словом не обмолвился. Думаешь, никто не знает, что ты оттуда?

Застыло молчание, которое прервал очередной раскат грома. После него все заметили, что Диан отвернулся обратно к стене.

— А может ты сам монстр похуже тех, что там живут? А, Диан! Колись, что там? Что там обитает такого? И почему нам нельзя туда ходить?

— Лучше тебе не знать – пробурчал Диан и закрыл глаза. Но воспоминания напрочь отбили его охоту ко сну. Он зажмурил глаза, но это не помешало ему видеть. Видеть сквозь время. Прошлое, лишения и ужасы дождливых ночей в Даркерфуле. Остальные долго пытались его вывести на разговор, но он уже не слышал. Никогда он не спал так крепко как здесь, в Хайден-Хилле, даже в грозу. Он знал, что нигде больше, кроме этого старого особняка, человек не может позволить себе это. Знал, но вспоминать не хотел.

К утру гроза утихла, унеся за собой ночные страхи. Сквозь редкие тёмные облака пробивался солнечный свет. Ароматный запах корицы и мяты наполнил обеденную, где каждое утро собирались юные адепты Хайден-Хилла. Алхимики знали своё дело, особенно когда дело касалось завтрака. Хайден-Хилл это заведение закрытого типа, где юные студенты обучались мастерству у трёх необыкновенных мастеров. Учеников было здесь немного, но каждому из них уделялось большое внимание, ведь попасть в это заведение было непросто. Не смотря на то, что ещё полвека назад над этим местом висела туча зловещей славы, люди даже самых отдалённых земель, присылали сюда своих детей, чтобы они обучились редчайшему мастерству — алхимии. Свою же зловещую славу это место получило примерно столетие назад, когда оно было куда более обитаемым, и менее мрачным. В землях Даркерфула обитало множество талантливых алхимиков, которым ничто не помешало учинить некое ужасное злодеяние, получившее название «эксперимента». В чём заключалось это злодеяние, точно неизвестно никому, но говоря простыми словами – алхимики решили взять под контроль саму матушку природу, а заодно и всех жителей округи. Как всегда в таких случаях бывает – триумф был близок, пока не превратился в ужасную катастрофу. И вместо обещанных процветающих и ни в чём не нуждающихся обывателей, жители превратились в страшных диких созданий, которые учинили самосуд над «экспериментаторами». После этого самосуда «эксперимент» больше некому было контролировать и взбунтовавшаяся природа начала порождать чудовищ, которые заполонили всю округу. Люди превратились в неких странных существ, враждебных ко всему живому. Даркерфул охватил хаос, и он погрузился во тьму. Многие годы никто не ступал в эти земли, а о выживших не было даже и слуха. Единственным местом, нетронутым этим проклятьем алхимиков, стал Хайден-Хилл – большой особняк на высоком холме, возвышающимся над всей остальной местностью, которая поросла диким лесом и была поглощена болотами. Великие учителя оградили это место магическим барьером, который не позволил проклятью алхимиков распространяться дальше. Позже они превратили особняк и прилегающую местность в школу для юных алхимиков, замкнутую и таинственную, но имеющую широкую славу. Они сами высылали обращения к своим новым адептам, тем, кого считали достойными, после чего юные кандидаты должны были сами найти единственный портал, ведущий в Хайден-Хилл и, тем самым, принять приглашение. Не смотря на такую таинственность и замкнутость, здесь об адептах заботились и давали великие знания, которые после обучения они несли в большой мир. В Хайден-Хилле было всего три учителя, они же и были единственными жителями этого забытого богами места. Одна из них – бледнолицая девушка с длинными волосами до пояса, вечно-улыбающаяся Мисс Эмбла каждое утро ожидала девушек и юношей у стола, размешивая чай миниатюрной ложечкой и приветствуя в своей радушной манере:

— На ваших утомлённых мордочках написано, что гроза этой ночью не дала вам увидеть сны.

— Здравствуйте, Мисс Эмбла – ленивыми голосами ответили ученики.

— Садитесь – хихикнула она – Думаю, молочный пудинг и тройные шоколадные пирожные помогут вам немного взбодриться.

Широкоплечий мужчина с длинными кудрявыми волосами и в строгом сером камзоле грянул басом с другой стороны зала:

— Это ещё повезло, что молнии били далеко от холма, а то не избежать нам разрушений. Сколько говорил Отену, что пора бы починить громоотвод.

Магистр Аск – второй из великих учителей, всегда смотрел на несколько шагов вперёд. Во взгляде этого мужчины таилась недюжая сила и энергия. Он был вездесущ и появлялся всегда и везде в нужном месте, особенно когда чуял завтрак.

— Когда ты хочешь что-то сделать, то делай, а не трепи языком – произнёс мужчина, зашедший следом.

При виде этого невзрачного на вид человека с редкими усами и бакенбардами все ученики затихли и закивали головами в знак приветствия. Профессор Отен был старшим в Хайден-Хилле, хотя и не часто подчёркивал это. Его усилиями держался этот ветхий особняк и жизнь внутри него. Однако редко его видели адепты. Только на занятиях и за трапезой. Познания Отена во всех областях науки и магической теории поражали всех, кто с ним был знаком, но не выделяющийся среди остальных, он предпочитал отдавать изучениям и экспериментам всё своё свободное время. Именно этот человек избирал кандидатов на обучение в Хайден-Хилле, устанавливал правила и порядки. Его тяжёлый взгляд редко выдерживали даже другие учителя, но невооружённым взглядом можно было увидеть, сколько мудрости кроется в этом взгляде.

— Нового дня всем – произнёс он и сел за стол – Приступим…

И загремели ложки и чашки, сахарницы и блюдца. Трапеза в Хайден-Хилле совместно с учителями было обычным делом. Здесь не было какого-то сложного устава, как в других учебных заведениях и это предоставляло возможность ученикам чувствовать себя комфортно. Чувствовать себя, как большой семьёй и беседовать с учителями, обсуждать волнующие вопросы.

Отен, казалось, смотрел в свою тарелку с пирожным и не обращал внимания на остальных. Но так казалось лишь со стороны.

— Миль, хватит стучать ложкой – так же равнодушно произнёс профессор – Что тебе не даёт покоя?

— Да нет, всё нормально – почесав затылок, ответил белокурый юноша.

— Ты каждую пятницу задаёшь мне один и тот же вопрос. И пока не задашь его, не успокоишься.

Миль напружинился, как пума, готовая напасть на свою жертву, потом начал пыхтеть как самовар и снова не выдержал.

— Ну действительно! Что за тайна? Почему вы не даёте нам исследовать окрестности? Мы же должны как-то изучать ингредиенты в природе. Травы там… Камушки…

— Всё что нужно мы выращиваем в нашем флорариуме и лаборатории – спокойно ответил Отен.

— Но это не ответ! – вскипел юноша.

— Думаю, профессор хочет сказать – улыбнулась Эмбла – Что у местного населения не очень здоровый интерес к приезжим. Они немного навязчиво относятся к обычным людям. И часто их любопытство кончается тем, что они не прочь поиграть с оторванными человеческими конечностями, посмотреть, что у них внутри и так далее.

— Ну не за столом же, Эмбла – возмутился Аск.

— Да кто они такие? Они люди или чудовища? – не мог остановиться Миль.

— Они олицетворение того, что с человеком может сотворить собственное невежество и алчность по отношению к знаниям – отрезал Отен – Жажда лезть туда, куда не стоило бы. Чудовища ли они? На этот вопрос у каждого свой ответ. Но они уже не люди… Нет…

Диан похмурнел и отставил свою тарелку. Ему стало некомфортно от этих разговоров.

— Во всяком случае – продолжил профессор – Если вы что-то хотите узнать о так называемом «эксперименте», библиотека к вашим услугам.

— Ха-ха, очень смешно – вонзив в свой десерт ложку, произнёс Миль и отставил его в сторону.

— Профессор Отен – подал голос Энгус – У вас целая библиотека книг, которые прочитать мы не можем, но мало того вы даже не учите тому языку, которым там записаны сведения. Других учебников и манускриптов в Хайден-Хилле нет, вы даже не разрешаете нам записывать на лекциях, почему?

— Представь, Энгус, что ты заблудился в лесу или в горах, кругом дикая природа и ни одного намёка на цивилизацию. Ты вымотан и к тому же ранен. Тебе нужно сделать эликсир, который остановит кровотечение и поможет отвлечь диких зверей. Что ты будешь делать? Побежишь домой за книжками? Или ты их всюду с собой будешь таскать? Всё, что есть в этих книгах, будет по окончанию обучения у вас в головах. Мы учим вас тренировать свою память, мышление, надеется только на себя и на свои способности. Алхимикам с книжками под рукой – грош цена. Новые формулы должны возникать у вас в голове, нужные слова держаться на языке. Ум – вот главное оружие. Кроме того это позволяет развивать фантазию, составлять новые формулы не полагаясь на кого-то. Экспериментировать, получать опыт, как его получали первооткрыватели, великие алхимики. Только такой путь сделает из вас настоящих мастеров. А книги… они лишь хранят то, что со временем может быть утрачено, если об этом никто не будет знать. И какой в них смысл, если даже душой вы не сможете понять суть, заложенную в них…

Энгус скрестил руки на груди. Остальные непонимающе смотрели на профессора.

— А я думаю, это правильно – вдруг произнесла девушка, сидящая напротив Диана – Когда мы будем знать больше, мы сможем осознанно читать эти книги, а не просто так, надеясь вычитать только то, что нам хочется

— Умница, Этайн. Когда-нибудь вы дорастёте и до книг – произнесла, посмеявшись Эмбла – А пока… Кто закончил завтрак – марш в лабораторию! Нас сегодня ждут новые прекрасные опыты!

Занятия с Мисс Эмблой были увлекательными и зрелищными. Этайн запомнила фразу, которую услышала от неё на самом первом занятии: «Начиная опыт, никогда не знаешь, что получиться: эликсир против роста волос на лице или эссенция открывающая дыру в потусторонний мир» И эта фраза отлично описывала занятия алхимией с Эмблой. Она была весёлой и бесшабашной, что обычно заканчивалось необычными результатами во время опытов в лаборатории. И вся эта бесшабашность придавала изюминку её необыкновенному гению, заключённому внутри.

— Добавим немного Рубедо! Не бойся! Рубедо никогда не бывает слишком много. Ах, как же я люблю насыщенный красный цвет! Альбедо войдёт в реакцию с нашим составом на третьей ступени. Что у тебя в руках? Циринитас? Ты что хочешь превратить нас в пыль?! Ладно, я шучу. Это интересный подход!

Эмбла испытывала настоящую страсть перед алхимическими опытами и заражала ею своих учеников. Ну а после занятий она разрешала им покинуть особняк и немного погулять в саду и у окрестностей.

На холме, не смотря на его замкнутость, было где разгуляться, однако адептам запрещалось выходить за его окрестности. Территория Хайден-Хилл была не огорожена, но что-то останавливало таких горячих учеников, как Миль покидать это место. Может быть, это был страх перед мрачным Даркерфулом, а может непоколебимый авторитет учителей. Адепты любили расслабляться на свежем воздухе в большой беседке, обвитой виноградом. Некоторые, в частности и Диан, любили спуститься к подножию холма, где можно было вблизи разглядеть вековые деревья мрачного лесного массива. В этот день ему было не по себе. Он вновь чувствовал присутствие. Как будто оттуда из-за мрачных зарослей за ним наблюдают. Он слышал, как смеются на холме адепты, но сам пытался вслушаться в тихие шорохи леса. Что-то зашевелилось совсем недалеко. Он ринулся к ольхе, которая росла уже там, куда ему не стоило заходить. Крупный ворон выдал присутствие пришельцев. Два сутулых силуэта заспешили в сторону леса. Они скрылись в зарослях, но Диан знал — они ещё там. Наблюдают за ним. Ждут, когда он подойдёт к ольхе. Под деревом эти существа оставили ему подарок – грубо-сплетённую из веток корзинку, больше похожую на птичье гнездо. В ней лежали несколько крупных орехов вперемешку с землёй и сухими листьями. Он бережно взял корзинку и осмотрел маленький камушек, который фигурой напоминал горностая. Он с грустным лицом сжал в кулаке камешек и посмотрел в сторону зарослей. Их и след простыл. Они никогда не подходили близко, но он чувствовал их рядом всегда. Не понятная обычным умом забота, с которой они приносили ему подарки, трогала его до глубины души. Он понимал, что они живут в разных мирах, но порой очень хотел их увидеть. И хотя бывало, что они пугали в детстве его только лишь своим видом. Эта грусть от безысходности, ощущение пустоты иногда накатывало, словно мощная волна и не отпускало неделями.

— Это ведь они, правда? Твои родители… — услышал юноша голос за спиной и увидел перед собой Этайн.

Он промолчал.

— Это они, я догадалась. Что с ними случилось?

— С ними? – опустил голову Диан – Ничего. Это всё со мной случилось.

— С тобой?

— Не важно…

Этайн покачала головой и понимающе посмотрела на юношу. Но он не смотрел ей в глаза и не мог этого видеть. Они просто молча стояли у подножия холма и наблюдали за туманом, покрывающим лес. Быть может это было даром девушки — находить нужные слова, а может его минутная слабость.

— Мы вместе в этом доме – сказала Этайн – Тебе нужно кому-то довериться, иначе недобрые слухи о тебе будут лишь множиться, и в этом нет ничего хорошего. Мне бы не хотелось, чтобы эти слухи уничтожали тебя изнутри. Я не обещаю, что смогу это понять, но я попробую…

Диан был удивлён. Она ничего не требовала от него, но казалось, что выбора просто не оставила. Он почувствовал, что хочет вырваться из этой клетки воспоминаний. Впервые за несколько месяцев, с тех пор как учителя вытащили его из тех тёмных катакомб, в которых он обитал. Лишь мгновение молчания отделяло его от откровения.

— Я родился в Даркерфуле.

Этайн присела на траву и внимательно слушала его.

— Эти существа, которых ты видела – это всё что осталось от жителей этого места. Ужасные снаружи и в душе, они живут там уже много лет. Но они не виноваты – это Даркерфул сделал их такими… Тот ужасный эксперимент, о котором вы уже слышали много раз. Но я… Не знаю почему, но я родился не похожим на них. Мои родители долгое время прятали меня от остальных. Эти существа могут быть жестокими, но они… Они не хотели мне зла. Думаю, где-то в глубине их проклятых душ осталась надежда и доброта. Как только выходило солнце, они прятали меня в тёмной пещере от остальных. Думаю, поняв, что я не такой как они, другие могли причинить мне вред, даже убить или принести в жертву, как они делают с теми, кто по случайности забрёл в эти края. Так я и вырос в тёмной пещере, не видя солнечного света и другой жизни. Я редко выходил наружу. И научился прятаться, как только слышал, что они приближаются. Их облик вызывает иррациональный страх, не знаю почему. Я вслушивался в звуки ветра, принюхивался к запахам, которые приносил ветер и скрывался, как мог, пытаясь лишь выжить. Родители уже нечасто приходили, но оставляли после себя что-нибудь… Еду, игрушки. Кроме того в тёмной чаще живут создания и пострашнее. Мне нужно было укреплённое убежище. И я скитался всюду, пока не набрёл на Хайден-Хилл. Так меня нашли учителя…

— Они знают, что родители всё ещё приходят к тебе? – поинтересовалась девушка.

— Думаю, если бы они не знали, то не подпустили бы их близко – ответил Диан.

— Это грустная история. Но ещё и очень трогательная.

— Трогательная? – удивился Диан.

Этайн неожиданно взяла корзинку в руки и осмотрела её.

— Не смотря на то, кто твои родители «снаружи и в душе», как ты говоришь, всё равно любишь их, и они чувствуют это. Поэтому и приходят к тебе до сих пор. Такое редкость в нашем мире.

— Правда?

— Да, это очень необычно. В наших городах многие подростки избалованы, они не ценят то, что у них есть. А родители и вовсе бросают своих детей. И вообще, мне кажется — Хайден-Хилл может многому научить, не только науке. Здесь я видела то, чего уже не увидишь нигде больше.

— Возможно… — задумался Диан.

— А в Даркерфуле? Есть другие люди? Я имею ввиду… — не успела договорить Этайн.

— Да, но их осталось не так-то много. Им тоже приходится скрываться от остальных и они, мне кажется, ничем не лучше «недолюдей», как сами называют таких, как мои родители.

— Почему?

— Они поклоняются говорящим деревьям.

— Там есть говорящие деревья? – удивилась Этайн, но то, что произошло в эту же секунду, удивило не только её.

Со стороны особняка вдруг раздался взрыв. Все адепты приковали свой взгляд к восточному крылу особняка, где треснула оконная рама. Изначально подумав, что Мисс Эмбла снова проводила опыты с чем-то опасным, они не спешили внутрь. Диан и Этайн подбежали к остальным.

— Что произошло? – расспросил Диан.

— Кажется что-то у Мисс Эмблы пошло не так – ответил Энгус.

И тут вдруг раздался ещё один взрыв и раздался громкий вой.

— Это явно не опыты! – воскликнул Миль – Быстрее внутрь!

Адепты ринулись к особняку и, войдя внутрь, увидели, что катастрофа действительно была крупного масштаба. В парадной их встретила разбитая вдребезги лестница и упавшая на пол люстра. Тысячи разноцветных бусин рассыпалось по полу, и катались, как шарики ртути.

— Берегись! – раздался голос Отена.

Миль, оказавшись впереди всех, отскочил, увидев направленный на него арбалет. В этот же миг дверь другого крыла была разбита чем-то тяжёлым. Оттуда вывалилась толпа странных людей в лохмотьях. Все они были разъярены, подобно берсеркам и вооружены до зубов. У кого-то был топор, у кого-то копья. Один из них, с выпученной веной на лбу, молниеносно метнул копьё в сторону Отена. Тот лишь отклонил голову, копьё прочесало прямо над ухом, и в то же мгновение профессор выстрелил из арбалета. Стрела воткнулась в копьеметателя, и на конце стрелы лопнул какой-то странный пузырёк, распылив смертельное вещество, от которого у вторженцев буквально на глазах плавилась кожа.

— Сюда, быстрее! – выиграв время для своих учеников, прокричал Отен.

В этот же момент со второго этажа появилась ещё одна группа людей. Из-за спины профессора выпрыгнуло два чёрных пса с горящими глазами, которых адепты видели впервые. Один из них прыгнул на обидчиков, получил большой дубинкой по черепу, но даже не упал. Второй вцепился в горло одному из них.

— Что случилось? – воскликнул один из учеников – Кто они? Что им надо?

— Слушайте меня! – указал Отен, попутно вставляя новую стрелу в арбалет – Миль, Энгус, Диан, за мной в библиотеку! Остальные, быстро в оружейную! Забаррикадироваться и никого не пускать!

— Но…

— Быстро! – зловеще прорычал учитель. Таким его видели впервые. Поэтому даже Миль резво помчался за ним по коридору в сторону библиотеки.

Сердце Диана громко стучало. Он понял, что произошло нечто из ряда вон выходящее. И чего он никак не мог ожидать, действительно произошло. Так подозрительно и необычно. Что могло заставить этих безмозглых фанатиков напасть? И как у них получилось прорваться?

Когда Отен привёл их в библиотеку, которая находилась в подвальном помещении, всё показалось ещё более зловещим. Все книги были разбросаны по полу, а в дальнем конце зияла чёрная дыра.

— Нет! – воскликнул Отен – Не может быть.

— Учитель! – попытался остановить его Диан, но профессор тут же метнулся в зияющую дыру.

— Мы опоздали – заключил Миль.

— Но почему? Что им здесь было нужно? – непонимающе смотрел на хаос, устроенный вторженцами, Энгус – Диан!

Он смотрел на него, но не мог получить ответ на вопрос. Отен тем временем вернулся из тоннеля.

— Мы опоздали, они завалили тоннель. Проклятье! Отвлекли внимание! Быстрее к остальным, но будьте осторожны.

Холл был завален трупами нападавших. Среди них сидели Эмбла и Аск. Мастер был серьёзно ранен, и мисс Эмбла послала Энгуса за эликсирами в лабораторию.

— Мы остановили их, Отен, но с трудом – говорила Эмбла — Их кто-то надоумил напасть, и они готовили план не один день.

— У этих фанатиков в голове рыбья требуха! Эхх!

— Не двигайся, Аск – прижала его Эмбла – Кровь течёт очень быстро. Я обожаю красный цвет, но не до такой степени.

Отен долго смотрел на это всё, сжимая арбалет в руках. Диан и Миль тоже стояли молча. Казалось, юных адептов это напугало больше, чем все страшные сказки о Даркерфуле. Они не понимали, о чём говорят их учителя, но чувствовали, что случилось нечто непоправимое.

— Ясно кто их надоумил – отрезал Отен – им нужна была Книга Бури. И они заполучили её. Мы опоздали.

— Но этого… Не может быть… — прокряхтел Аск – Мы избавились от него.

— Выходит, что нет – прошептала Эмбла – Никто другой не способен на это.

— Да что, чёрт возьми, здесь происходит! – вспылил Миль – От кого избавились? Что за Книга Бури? И кто эти люди?

— Боюсь, что случилось непоправимое, котёнок – ласково и с вымученной улыбкой ответила Эмбла.

— Мы не могли бы скрывать это вечно, Отен, аххх! – прокряхтел Аск, корчась от боли – Расскажи уже им.

— Как только соберём всех – произнёс Отен.

В этот момент в холле появился Энгус с зельями и облегчил страдания мастера. Вместе с Дианом они перенесли его в комнату отдыха, где Отен собрал всех остальных адептов. Убедившись, что никто больше не пострадал, он раскрыл своим ученикам страшную тайну Хайден-Хилла.

— Много лет назад в наших краях произошла ужасная катастрофа, коей ещё не видел мир – начал он – Ни для кого не секрет, что в те времена Даркерфул превратился в опасные земли, где блуждают чудовища. Но не все люди погибли во время этой катастрофы. Некоторые из них смогли выжить, благодаря тем знаниям, которые оставили после себя алхимики. Это по-настоящему магическая книга, в которую записаны все плоды, сотворённые во время экспериментов, и каким образом им управляли. Знания, заключённые в этой книге, уничтожили Даркерфул много лет назад и они же помогали защитить Хайден-Хилл от надвигающейся угрозы. Кто владеет Книгой Бури, тот владеет этим краем.

— Почему она так называется? Что ещё в этой книге? Рецепты приготовления молний, грома? – произнесла светловолосая девушка с испуганными глазами.

— Бури – так звали великого алхимика, который начал эксперимент – произнесла Эмбла, поддерживая силы Аска, лежавшего без движения на кушетке.

— Но лесные люди не могли знать, что в ней – произнёс Диан.

— Лесные люди? Что за погань? Кто они такие? И почему мы только сейчас узнаём о них? – взбунтовался Миль.

— Умерь свой пыл, Миль! – грозно произнёс Отен – Мы никогда не считали этих дикарей особой проблемой. Они жили маленькими группами в лесах, поклонялись деревьям, держались подальше от страшилищ, которыми стали другие люди, а от Хайден-Хилла и вовсе держались подальше. Мозгов у них не больше чем у тетерева, но инстинкты самосохранения хорошие. Если кто-то и заставил их напасть, разработал план, то это явно был не соплеменник. Кроме того – где хранится книга, знал только один человек.

— Кто? – удивлённо и почти в один голос пролепетали адепты.

Некоторые из них почему-то подозрительно посмотрели на Диана. Ему стало совсем некомфортно. Неужели Отен действительно скажет, что это был кто-то из адептов? Тогда все точно подумают на него. Но он сам понятия не имел о существовании Книги Бури. Он родился в Даркерфуле уже после катастрофы и просто не мог о ней знать. Но как он будет объяснять это остальным? Диан заметно покраснел, но вдруг Мисс Эмбла разрядила обстановку.

— Каэндор…

— Что? – удивился Миль – Кто такой Каэндор?

— В Хайден-Хилле когда-то было четверо учителей – едва слышно произнесла Этайн, но те, кто стоял рядом, услышали её.

— Какая умница – отчего-то взволновано подметила Эмбла – В Хайден-Хилле когда-то действительно было четверо учителей.

— Каэндор был одним из самых могущественных алхимиков, учеником Бури – нервно кусая губы, продолжил рассказ Отен – В его способностях не сомневался никто, как и в его желании остановить расползающуюся тьму в Даркерфуле. Он верил в то, что остановить её можно, только завершив эксперимент. Он считал, что после его завершения эти земли преобразятся, чудовища исчезнут, и мы сможем взять под контроль саму природу. Но для этого только наших сил было недостаточно. Нужно было большое количество алхимиков. Поэтому и появилась школа в Хайден-Хилле.

— Но он утаил от нас кое-что ещё – произнесла Эмбла, взглянув жалобно на Отена.

— Для продолжения эксперимента нужны были жертвы… Человеческие жертвы. Жизненная сила – как будто только что осознав это, говорил Отен -Так начали пропадать наши адепты. Мы решили остановить его.

— Но почему? – спросил Миль – разве вы не верили ему?

— Стоит ли хоть одна человеческая жертва того, чтобы продолжить этот ужасный эксперимент? Мы не были уверены и не уверены до сих пор. Мы считали, что избавились от него и решили использовать Книгу Бури, чтобы защищать Хайден-Хилл. Катастрофа не должна была повториться. Но видимо он выжил каким-то образом и натравил на нас дикарей.

— Но разве он сможет найти там подходящие жертвы, даже имея книгу? – спросил Диан.

— Ты не понимаешь, Диан – произнёс Отен – Книга Бури – единственное, что защищало Хайден-Хилл от чудовищ. Если он сможет управлять ими…

— Теперь я многое понял – перебил Миль – Но как нам остановить его?

— Вам? – усмехнулась Эмбла – Вы не сможете противостоять этому алхимику, малыш.

— Но что же тогда делать? – испугано произнесла Этайн.

— Я отправлюсь в погоню за похитителями, и будем надеяться, что успею, прежде чем книга попадёт в руки Каэндору – гордо произнёс Отен – Вы же должны немедленно покинуть Хайден-Хилл. Больше вы здесь не в безопасности. Эмбла откроет портал, ведущий на большую землю. Бегите отсюда как можно скорее. Пока это ещё возможно.

— Ты не справишься один! У него книга! – беспокойно воскликнула Эмбла.

— Так нужно – ответил Отен – Ты должна спасти этих детей, и Аск ранен, ему тоже нужна помощь. Такова судьба, Эмбла. А мне нельзя терять ни минуты.

Так учителя разделились. Отен зарядил свой арбалет, собрал все свои магические приспособления и свитки и отправился в Даркерфул. Эмбла собрала всех адептов в библиотеке, где царил настоящий хаос. На одной из уцелевших стен находился портал, открыв который, адепты могли отправиться домой. Диан находился в растерянности. Другие могли бежать из этого проклятого места, но что делать ему? Он здесь родился – ему некуда идти. Набравшись духа, он решил остаться.

Когда один за другим его уже бывшие однокурсники начали пропадать в портале, он подошёл к Мисс Эмбле и тихо произнёс:

— Мисс Эмбла… Я знаю эти края – говорил Диан – Мне некуда идти, но я смогу помочь профессору найти книгу и, возможно, победить Каэндора, если это потребуется.

Она взглянула с печальной улыбкой, но её взгляд был устремлён не на него, а ему через плечо. Диан обернулся и увидел Этайн, Миля и Энгуса, сверливших его глазами.

— И мы тоже отправимся в Даркерфул – гордо произнёс Миль.

— Эх, детки, вы совсем не понимаете, что говорите – произнесла так же улыбчиво Эмбла.

— Мы не бросим нашего учителя – произнесла Этайн – А Диан поведёт нас.

Когда кроме них в библиотеке никого не осталось, она сдалась:

— Я горжусь вами, мои маленькие алхимики. Но это куда опаснее зельеваренья!

— Мы знаем – произнёс Энгус – но мы не должны допустить того, что случилось здесь когда-то. Использовать наши знания во благо мира, вот чему нас учили.

— Тогда бегите – вдохновлённо произнесла Эмбла. Такой вид у неё был только тогда, когда она проводила алхимические эксперименты – Но поспешите. Догнать Отена будет не просто… Диан, береги своих друзей.

— Я постараюсь.

И так четверо адептов отправились в мрачные земли Даркерфула, чтобы помочь Отену вернуть книгу и спасти единственный светлый оплот в этих землях. Диан вёл теми тропами, которые не знал никто кроме него. Как только слышались подозрительные шорохи в лесу, они прятались. Мрачные тени бродили вокруг: то ли люди, то ли чудовища. Диан знал их как никто другой и умел от них прятаться. Его опыт жизни в этих дебрях помог провести Энгуса, Этайн и Миля через все опасности, хотя и они немного не доверяли ему. Они по-прежнему считали его одним из тех, кто жил здесь, кто напал на особняк, но чем дальше они заходили, чем больше ужасных тварей, которые некогда были людьми, они замечали в темноте, слышали в чаще, тем больше убеждались, что это далеко от истины. Уже начинало темнеть, когда они наткнулись на кривобокую лачугу в глубине леса.

— Здесь мы переночуем – произнёс Диан – Ночью лучше отсидеться в убежище.

В глазах остальных адептов, это убежище не показалось надёжным и к их удивлению, в хижине они встретили какую-то странную женщину. Она дико расхохоталась, увидев Диана, и хлопнула в ладоши.

— Ну надо же, Диан, дорогой, вернулся! Да ты ещё и привёл с собой новых друзей? Как их зовут? Они тоже говорят с деревьями?

— Нет, Сиф, мои друзья алхимики, как и я – подойдя к ней, произнёс Диан — Но не забивай себе голову. У нас есть очень важное задание, и мы нуждаемся в убежище.

Она попыталась встать со своего кресла, но бессильно плюхнулась обратно. Посмотрев удивлённо на остальных, она с огорчением заметила:

— Ах, эти проклятые призраки, не дают мне совсем покоя. Они последнее время не дают мне даже встать с кресла, чтобы обнять гостей.

— Кто эта сумасшедшая? – шепнул Миль, заметив на полу у стены кучу пустых бутылок.

— Это Сиф, я прятался у неё иногда, когда был ребёнком, когда было особенно страшно и некуда бежать. Она напивалась до чёртиков сока болотного дерева и думала, что я её домовой. Может и до сих пор так думает…

— Это он делает с ней такое?

— Эти дикари и она сама. Пьют его, чтобы общаться с деревьями. Это помогает им выжить в Даркерфуле, отстранится от всего мира. Зелье из сока болотного дерева затуманивает разум и почему-то чудовища ненавидят его запах. А Сиф меры не знает. Поэтому её лачуга ещё цела.

— Но сама она навряд ли цела – посмотрев на едва находящуюся в сознании женщину, сказал Миль.

Вдруг в дверь кто-то забарабанил.

— Открывай, Сиф! Слышишь меня?

— Брокк? Это ты? Чего припёрся? – прокудахтала, словно квочка женщина.

— Я ранен, мне нужна помощь! Открывай, я тебе говорю!

Сиф неожиданно легко вскочила с кресла и почему-то обхватила Этайн. Девушка сморщилась. От безумной сильно пахло уксусом и чем-то ещё… — Вам нужно срочно спрятаться. Это Брокк и ему вряд ли понравится что вы здесь.

Она открыла деревянную дверцу погреба в дальнем конце хижины. Адепты как можно скорее спустились вниз. Терпение незваного гостя подходило к концу, и он барабанил в дверь как сумасшедший. Его голос превратился в отвратительный рёв или хрип.

В подвале было темно. Адепты сидели тише воды, и они могли слышать то, о чём говорят Сиф и Брокк.

— Боже мой, да ты весь в крови, это недочеловеки тебя так?

— Нет, всё куда хуже! Гений из замка на болотах, это всё он!

— А я говорила, что вам не стоит водиться с этим хитрым стариком.

— Он приказал нам напасть на Хайден-Хилл. Мы потеряли много людей. Мне чудом удалось бежать.

— Что ему нужно было там?

— Какая-то проклятая книга! Мы достали её ему.

— И что же вы достали ему просто так?

— Он пообещал нам богатства! Горы рыбы и кучи зерна. Ты же знаешь, что нам сейчас почти нечего есть. Есть соки, но ими не наешься.

— А ну-ка ложись, я тебя подлечу!

И тут раздался ужасный крик. Казалось, Брокку наживую вырезают печень. Диан не знал — можно ли доверять Сиф теперь. Эти люди похитили книгу и отдали её кому-то. Он уже слышал о замке на болотах и когда-то видел это полуразрушенное сооружение, но даже не думал, что там кто-то живёт. Он точно знал, где находится это место. Когда Сиф закончила обрабатывать раны гостя, он уже лежал без сознания и тихо посапывал. Она совсем забыла про запертых адептов в своём подвале. Но когда спохватилась, то уже никого не нашла.

— Проклятые домовые — проворчала она, достав из буфета ещё одну бутылку с соком.

Тем временем Диан вёл своих друзей в кромешной тьме. Зная, что из подвала есть и другой выход наружу, он решил, что им пора бежать. Оставаться в этой хижине стало невозможным. Но опаснее всего было в тёмную ночь наткнуться на чудовищ Даркерфула. Останавливаться было нельзя, зажигать огонь – опасно. В свете луны Диан видел испуганное лицо Этайн, подозрительное, всё в поту лицо Энгуса. Миль старался оставаться невозмутимым, но то и дело спотыкался на кочках. Диан не знал, переживут ли они эту ночь, но не терял надежды. Какой дорогой шёл Отен и пересекутся ли их пути? А может быть, он уже спешит обратно в Хайден-Хилл с книгой? Предрассветные сумерки были отдушиной и застали адептов на болотах, над которыми стоял густой туман. Друзья выглядели замученными. У Диана тоже затекали ноги от усталости.

— Далеко ещё до замка, Диан? – спрашивал Миль.

— Мы уже рядом – отвечал он – Вы в порядке?

— Измученные, грязные по самые локти, но живые – хихикнул Энгус.

— Я беспокоюсь за Отена – произнесла Этайн – вдруг профессор попал в беду?

— Нам нужен план, но времени нет. Что предлагаешь, когда мы дойдём замка, Диан? – спросил Миль.

— Я не знаю и чувствую, что нам не помогут никакие планы. Здесь, в Даркерфуле планировать ничего нельзя, здесь всё может измениться в любое мгновение.

— Запах серы, слышите? – напряг нюх Энгус.

— Да, как будто кто-то взорвал алхимическую смесь! – произнёс Диан, и они быстро, но осторожно помчались в сторону болот.

Вскоре из мрака вынырнул ветхий замок, окутанный сернистой дымкой. Его стены покрывала зелёная плесень, камень крошился от времени. Через небольшую заводь к нему вёл каменный мостик. Как будто в его стенах, что-то гулко громыхнуло.

— Мы кажется вовремя! Что там происходит? Неужели Отен сражается с Каэндором? – произнёс Энгус.

— Быстрее! Проверим!

Ворвавшись в замок через тяжёлые двустворчатые ворота, они увидели, как через странную пелену появляются очертания ветхих потолочных балок, огромного камина и железной люстры под самым потолком. Юные алхимики приготовили свои смертоносные смеси, которые взяли из Хайден-Хилла. Это было их единственным оружием против врагов. Прикрывая друг друга, они прошли в большой зал. Вокруг царила мёртвая тишина. Шаги шёпотом раздавались по замку. Это были следы шагов адептов, но вокруг не было никого. Как будто в замке все вымерли, но что за странные звуки раздавались изнутри, и что за сернистое облако поглощало замок снаружи?

— Что это? – обратила внимание Этайн на камин.

На камине стоял большой круглый аквариум, а в нём плескалось какое-то странное нечто, похожее на тритона. Увидев адептов, это существо забарахталось и пыталось выбраться из закрытого крышкой аквариума. Миль было подошёл поближе, но Диан остановил его:

— Не трогай, мы ведь не знаем что это такое.

— Мудрое решение – раздался из глубины замка чей-то старческий голос.

Адепты обернулись и увидели, что в дальнем конце зала появился силуэт. Колёса кресла-каталки противно поскрипывали, и когда она подъехала ближе, они увидели ужасно-дряхлого старика. А в руках он держал заветную книгу.

— Я знал, что кто-нибудь увяжется за Отеном хвостом – хрипло посмеялся старик, крепко сжимая потёртый переплёт книги.

— Кто вы такой? Где Отен? – храбро вышел вперёд Миль.

— Не кричите, юноша – произнёс старик – Я хоть и старик, но всё прекрасно слышу. Ваш учитель за вашей спиной.

Адепты с удивлением повернулись и уставились на аквариум, в котором болтыхалось странное земноводное.

— Вы превратили профессора… в лягушку? – с омерзением и ненавистью произнёс Миль.

— Превратил? – визгливо усмехнулся старик – О нет-нет… Вы так ничего и не поняли?

— Вы Каэндор, верно? – вышел вперёд Диан.

— Именно так, единственный выживший алхимик в этих землях.

— Что значит единственный? – опять вспылил Миль – Что он несёт? У него книга! Заберём её, и пусть превратит профессора Отена обратно в человека!

И тут к Диану пришло озарение. Он вдруг вспомнил тех странных псов, которые появились во время атаки на особняк, и всё стало становиться на свои места. Он как будто знал, что скажет Каэндор, но он не мог в это поверить.

— Я не могу превратить Отена в человека – произнёс старик – Потому что он никогда им не был.

— Как это? – заволновался Миль.

— То, что вы видите перед собой, на самом деле существо из другого материального плана. Вам ведь рассказывали о материальных планах в начале обучения – не так ли? – улыбнулся Каэндор – Не знаю, что за сказки рассказывали вам эти хитрецы, но реальная история куда более интересна. Не было никаких четырёх учителей, которые спаслись от катастрофы в Даркерфуле – думаю именно эту лапшу они и вешали вам на уши. Если бы вы научились читать книги, которые хранятся в библиотеке Хайден-Хилла, вы бы это знали. Потому что там есть списки всех алхимиков, принимавших участие в эксперименте. Из выживших был только я, Каэндор – ученик великого Бури. Единственный из алхимиков, который смог выжить.

— Как вам удалось? – спокойно спросил Диан.

— Ну у меня ведь была Книга Бури. А в ней находятся не только знания, уничтожившие эти земли, но и защитные протоколы. Бури предполагал, что эксперимент может выйти из-под контроля и составил инструкции на этот случай. Но эксперимент пробудил связь между материальными планами и оттуда, из других планов, вышли не только эти ужасные метаморфозы, которые превратили всю природу Даркерфула в ужасную пародию светлого будущего, но и некоторых существ из других планов. Трое из них оказались настолько приспособленными к жизни в нашем материальном плане и настолько хитры, что смогли принять облик людей, изучить наш мир, алхимию.

— Они одурачили вас – съязвил Энгус.

— Я бы выразился иначе – задумался Каэндор – Но в каком-то смысле ты прав. Они явились мне в образе выживших людей и вскоре завладели книгой. Я же едва спасся и укрылся в замке. Они думали, что я погиб. И это оказалось просто везением. Уверенность в том, что я мёртв, давала им действовать открыто и менее осторожно, поэтому я знал обо всех их планах и думал о том, как выкрасть книгу обратно. Но я был уже совсем ветхим стариком, у меня не было сил. Тогда я решил найти союзников, сдружиться с лесными людьми и использовать этих безумцев, что говорят с деревьями. Я дал им указания, что надо сделать, и они их выполнили, хоть и не сразу. И вот, Отен сам пришёл ко мне и угодил в ловушку.

— Но остались ещё Эмбла и Аск – произнёс Диан.

— Без книги они слабеют. Вскоре они потеряют свой облик и не смогут им воспользоваться. Постепенно последствия катастрофы уходят, потому что связь с другими материальными планами слабеет. Если бы не Отен, Аск и Эмбла, это происходило бы намного быстрее, но они подпитываются этими связями, черпают силы из других материальных планов. Для этого им и нужна книга. Чтобы сохранить последствия того ужасного эксперимента как можно дольше.

— Но зачем им обучать других алхимии? Зачем этот розыгрыш со школой? – удивлённо произнесла Этайн.

— Кто знает – пожал плечами Каэндор – может этим существам просто понравилось это ремесло, а может в нём они увидели возможность жить вечно. Перед алхимией стоят великие задачи и наверняка, поняв, что в свой материальный план они просто так не вернуться, эти существа решили заняться чем-то фундаментальным для нашего плана.

— Так значит это их истинный облик… — сморщился Миль – Но почему мы вам должны верить? Может, вы просто водите нас за нос!

— Доказательство перед вами – указал Каэндор на Диана.

Он смутился и почувствовал, как Миль изучает его, словно какой-то экземпляр насекомого.

— То, что у жителей Даркерфула родился абсолютно-нормальный и даже талантливый ребёнок, доказывает то, что связь с другими материальными планами слабеет. Всё постепенно приходит в норму. Те метаморфозы, что произошли, уже необратимы, но мир будущего меняется.

— Но что же нам делать теперь с учителями… — промолвила Этайн – Мне до сих пор не верится. Они были добры к нам и не причинили бы зла.

— Но они обманывали вас! Хотя… Это ваше решение – махнул рукой старик и отпустил книгу из крепких объятий – Я уже стар и ни на что не годен. Вы можете не верить мне. Можете выхватить книгу из моих ослабевших рук. Можете сразить меня, как желал Отен. Но не будет ли это очередным самообманом?

— Что нам делать? – произнёс Миль, взглянув на Диана.

— Я не знаю… — задумавшись, ответил он.

Наступило новое утро. Парадная дверь со скрипом распахнулась. Внутри особняка по-прежнему была разруха и ничего не изменилось с того момента, как адепты покинули его. На разрушенной лестнице Диан увидел силуэты двух огромных псов. Один из них лежал без движения и уже не дышал. Другой, склонившись над телом, лизал его морду и жалобно скулил. Что-то сжалось у юноши внутри. Появилось ощущение того, что так не должно быть. Этайн первой подошла к ступеням. Чёрная собака увидела её и заскулила у ног, тычась носом в бедро девушки. Этайн погладила её и прижала к себе.

— Это Эмбла – с грустью сказала она, посмотрев на остальных — Это точно она. Бедный Аск… Прости нас…

— Чёрт возьми! – бросил Миль, взглянув на мёртвого пса, и схватившись за голову – Ну как же так!

— Вот и думай теперь, что правильно, а что нет – вздохнул Энгус – Кто друзья, а кто враги… Эх, если бы мы умели читать те книги.

— Каэндор сказал правду – печально произнесла Этайн, приласкав Эмблу — Но во всём ли он прав? Диан…

Юноша в этот момент смотрел в окно. Он наблюдал за двумя странными силуэтами, показавшимися у подножия холма. Они были далеко, но по движениям он представлял, как они вытягивают свои уродливые шеи, в надежде увидеть его, как слоняются в исступлении, движимые инстинктом у границы Хайден-Хилла. Как ищут хотя бы намёк на его присутствие, сами не понимая почему.

— Кем бы они ни были на самом деле – повернулся Диан к остальным – Они были нашими наставниками…

Зависло долгое молчание. Все понимали, что последние месяцы эти существа заботились о них, относились с добротой, не чуждой человеческому миру. Существа из других планов делились своей мудростью и защищали их. Они были уже не чуждыми. Они были частью этой жизни. Миль достал из-за пазухи книгу и протянул Диану.

— Это твой дом, Диан, и ты имеешь полное право вершить его судьбу. Прости, что иногда подстёгивали тебя и всё-такое.

— Да, если кому-то и пользоваться этой книгой так только тебе – произнёс Энгус.

Этайн улыбнулась, посмотрев на Диана:

— И он сделает всё правильно, я не сомневаюсь…

   

читателей   156   сегодня 3
156 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 4,40 из 5)
Загрузка...