Хозяйка Запретного леса

 

В столичный город Вехор съезжались знатные делегации из соседних государств. Король Хосон, с гордым прозвищем — Покоритель, устраивал пиршество по случаю объединения местных княжеств и племён под своей властью.

 

От Запретного леса на востоке, и до королевств Фрилия и Беведия с запада; От северных озёр, и гор на юге — простирается его новое королевство, сравнимое по размеру с великими империями. Собственно последнее княжество было присоединено ещё в прошлом году, взятием крепости Бычий Холм. Последнего оплота гордого племени скотоводов.

 

Королевский дворец был украшен знамёнами темно-синего цвета. Каменная его часть была построена ещё дедом Хосона, князем Вехории. Выглядело строение угловато и просто. Король Хосон дополнил его деревянными надстройками, украшенными изысканной резьбой, дабы дворец соответствовал его статусу.

 

В просторной каменной зале, украшенной охотничьими трофеями, стояли богато обставленные столы. За главным из них, на резном кресле, играющем роль трона, восседал старый правитель. По обе его руки сидели его сыновья, строго по старшинству.

 

Справа расположились старшие. Самый взрослый сын был назван отцом в честь себя — Хосон. За глаза недруги называют его — «последыш». Сам король дал этому повод, присвоив наследнику громкое прозвище — Последователь. С самого рождения он воспитывался как будущий король. Поэтому к остальным он всегда относился надменно. Даже к братьям. Рядом с ним сидел Серп, брат помладше. Его мать была простой южной простолюдинкой, но приглянувшись королю,  стала его женой. Серп второй в очереди на престол, но по мнению отца его максимум — статус командующего армией. Благо войн он был отменный.

 

По левую руку сидели младшие. Гисл, молодой человек чьё тонкое лицо больше подходило девице. При битве за Быче-холмскую крепость он бежал бросив войско. И с тех пор находится, в негласной опале. Большую часть времени он проводит в городе Северин, что ему доверили. Самым же юным из братьев был семнадцатилетний Весл. Сероглазый мальчишка, с длинными волосами. В своём младшем сыне великий король никогда не видел воина. Скорее помощника и советника для старших братьев, обладающих слишком резвыми характерами. Младший же всегда отличался покорностью и способностью обдумывать свои поступки. Хосон видел в этом влияние рабской крови матери Весла. Короля из бастарда не вырастишь.

 

Было множество речей гостей, заискивающих и не очень-то искренних. Между собой представители других королевств, разговаривали на красивом странном языке, называемом в обиходе «общим». Большинство королевств континента разговаривало на нём. Чувствовалось, что равными себе, их принимали только на словах. Для них они до сих пор варвары.

 

Ближе к концу празднества пожилой правитель совсем обмяк:

«Я хочу поднять кубок за своих сыновей! Я знаю, что передам трон в хорошие руки! Старшего сына я научил всему что знал, а младшие ему помогут! — держал речь растроганный король, пожалуй, впервые в жизни он пустил слезу. — Вы все мои дети и вы просто обязаны хранить земли, которые с таким трудом были собраны мной!»

 

Весл никогда не видел таким своего отца, всегда суровый воитель казалось, не способен на сентиментальность. Даже давая имена сыновьям, король недолго раздумывал. Припомнил король и про среднего своего сына Зосла, раненого в бою. Тот долго находился в руках лекарей и сейчас находится в своих владениях на побережье.

 

К концу пиршества набравшись по неопытности крепкого эля, Весл вывалился из-за стола, под всеобщий смех толпы. До самой кровати его под руки повели два стражника.  Уткнувшись в ложе, Весл крепко уснул, видя хмельно-сладкие сновидения.

 

***

 

Резкий толчок разбудил Весла, тело почувствовало удар о каменный пол. Он открыл глаза. Полуденное солнце желтой линией резало комнату напополам, заливая ярким светом. Вокруг него стояли незнакомые воины в яркой форме пшеничного цвета.

«Кто вы?» — вместо ответа, мальчишке был нанесён удар в бок. Весл сжался от боли, на большее у него не хватило сил после вчерашних возлияний.

 

Его поволокли, как год назад князя, правителя Бычьих холмов. Только сейчас в Весле проснулось чувство жалости к несчастному. Да, он был их враг, но ведь они сами напали на мирное племя скотоводов. Весла тащили за ноги на задворки королевской резиденции, туда где находилась тюрьма. Он попытался вырваться, но был оглушён сильным ударом по голове.

 

Снова очнувшись, он обнаружил, что находится в сырой, грязной камере. Очевидно прошло совсем немного времени, яркий свет из зарешеченного окошечка говорил о всё ещё середина дня. В углу дрожал кто-то свернувшийся калачиком. Весл размявшись, слегка пришёл в себя. Подойдя к узнику, он распознал в нём Гисла.

— Эй, ну и что присходит? — держась за шумную голову, спросил недоуменно Весл.

Выйдя из ступора, Гисл вцепился в ноги брата, истошно вопя:

— Он убил отца, и нашего брата Хосона, и мы следующие!

— Что с другими братьями, и кто это он?

— Он — это Серп!

 

Весл присел рядышком с братом, несмотря на пять лет разницы, младшим сейчас казался Гисл. На его лице был запечатлён лишь страх, мысль отсутствовала напрочь. Юноша не мог поверить до конца в случившееся, но слова брата звучали логично. Серп, второй в списке наследников. Стоило лишь избавится от отца и брата, и он король. А они теперь лишние свидетели. Раздумья его были прерваны шумом за ржавой дверью.

 

Весл встал за входом, готовясь набросится на того кто войдёт. Дверь со скрипом подалась вперёд. В тюремную камеру вошёл мужчина, в чёрных одеждах и шапке украшенной множеством вороньих перьев. Юноша сразу же узнал своего наставника, известного под прозвищем «Ворон», одного из известнейших воевод королевства. Его меч был в крови.

«За мной, они сейчас опомнятся! Мне вы можете верить!» — сказал он.

Братья последовали за своим единственным шансом в лице Ворона.

 

В темном коридоре лежали тела стражников тюрьмы. На заднем дворе их ждал «чёрный» отряд Ворона. Даже их кони и то вороные, не говоря об одежде, сверкали только чешуйчатые доспехи из железа. Стража дворца пришла в движение. Но ввязываться в бой она не хотела. Они не были готовы к междоусобице. «Вороны» беспрепятственно покинули дворцовую территорию.

 

Уже за городом за ними началась погоня. Снова жёлтые воины, целых два десятка.

— Триян, задержи их! Наши кони слабее! — обратился Ворон в одному из воинов.

— Будет сделано, — хрипло и спокойно ответил смельчак Триян. Он развернул своего коня. За ним последовало ещё пять воинов. Завязавшийся бой скрылся из вида Весла.

 

Через несколько часов пути они достигли крупной колонны конных «воронов». Помимо воинов, на телегах ехали их семьи: дети, жёны, родители.

— Всё спокойно! Один «жёлтый» отряд уничтожен! Готовы двигаться в путь! — отчитался стоящий на посту.

— Собственно куда куда мы направляемся? — Поинтересовался Весл.

— У нас теперь одна дорога, прямо на восток, — горько ухмыльнулся Ворон.

— Вельдор нас поддержит?

— Глупый мальчишка, причём тут Вельдор? Мы следуем в Алую крепость!

Неожиданно в разговор включился Гисл, не проронивший до этого ни слова:

— Ехать к Запретному лесу? Вы сошли с ума! Я требую себе второго коня и запас провизии!

— И куда ты пойдёшь? — спросил Весл.

— Как это куда? В свои владения, в Северин, — он показал рукой на реку перед колонной, — день пути вверх по течению и я дома. Мои люди меня защитят.

— Ну что ж королевич, я не могу тебе приказывать! — смиренно сказал Ворон,

осле этого громко обратился к толпе.

— Здесь есть десяток человек, что боится ехать с нами?. Мы никого не неволим, моё слово вы знаете. Вы можете уйти с князем в северные владения. Это ваш единственный шанс, дальше выбора у вас не будет.

 

Сначала ничего не изменилось, но через некоторое время два десятка всё-таки присоединились к Гислу. Их снабдили всем необходимым.

Гисл взял за руку младшего брата:

— Ты со мной? Ты нужен мне там! — запинаясь в словах, сказал он.

— Нет, брат, я пойду за Вороном, он знает что говорит, — неуверенно ответил Весл. От единого строя, как от древа, отпочковалась часть воинов уйдя на север.

 

Вельдор встретил армию ополчением, загораживающим дорогу на свою одноимённую твердыню. Знаменитый город, построенный на камнях. Разбираться с ситуацией отправился Ворон. Его встретил, командир ополчения:

Грузное тело было завёрнуто в серый плащ.

— Остановитесь! Что здесь происходит? — его грузное тело было завёрнуто в серый плащ. В руке неумело сжато копьё.

— Я вас хотел об этом спросить, неужели вы меня не знаете? — расставив руки, Ворон указал на себя.

— До нас дошли сведения, что в столице бунт.

— В столице переворот, Серп узурпировал власть. Если вы хотите выслужиться перед ним, то я вас разочарую, не получится. Отряд, приготовится к бою! — властно поднял руку Ворон.

 

Строй ополченцев разделился и разошёлся по сторонам. Их командиру пришлось оправдываться: «Простите нас, мы вас не задерживаем.» Колонна двинулась вперёд, к отряду присоединились несколько десятков ополченцев.

 

На следующий день они достигли окрестностей города Вельдор. Знаменитый город, построенный на камнях. Его кварталы располагались на различных скальных плитах, когда-то бывших единой, огромной глыбой, которую расколол неизвестный, древний маг. Причудливый город, пересекаемый множеством деревянными и подвесными лестницами между собой. Со стороны башен, что вздымались над городом, раздались щелчки луков,

стрелы приземлялись недалеко, но достать не могли. Войско проследовало дальше.

 

За Вельдором пейзаж вокруг стал блеклым и скучным. Множество болот, жиденькие леса и редкие, чахлые деревушки. Болота не оставляли войску места для манёвра, благо врагов тут не встречалось.

 

Уставший Весл не выдержал и обратился к Ворону:

— Это западня, мы идём на самый край земли, — понуро сказал он

— Кто сказал? На границе с Запретным лесом лучшая крепость нашего королевства, и она нам верна. Заручимся поддержкой гарнизона, разошлём гонцов.

— А если нас никто не поддержит?

— Уйдём в великую степь, что за лесом…

Спокойный голос Ворона успокоил королевича.

 

На горизонте появилась тёмная точка, постепенно выросшая на горизонте в огромную старую крепость. Каменные, крепкие стены говорили о необычайной значимости объекта. Княжества не жалели денег на обеспечение общей безопасности. Но для защиты от кого построена крепость? Только сейчас Весл понял: не с проста лес называют Запретным. От осознания этого ему стало тревожно.

 

Ворота для них были открыты сразу же — их ждали. На просторном дворе их встречал гарнизонный воевода, старый вояка Ирм. Весл видел его несколько раз на пирах, что устраивал отец, Ирм с тех пор не изменился. Короткие седые волосы, почти лысина. Широкая борозда шрама проходящая через всё лицо. И всё тот же хмурый взгляд серых глаз.

 

— Господин, мы дождались вас, — отчитывался он перед Вороном. — Гонцы отправлены. Ждём подкреплений. Воевода Зирик решил поддержать нас, а это хорошая конница. Только бы дошли…

— А что с местными? — перебил его Ворон.

— Мы сняли патрули с границы. Из местного дворянства нас подержал лишь один человек.

— Не продолжай. Я знаю о ком ты. — Резко пресёк Ворон. — Отряд отдыхать!

Ворон не подал виду, но рассчитывал он на более значительную поддержку. «Мы проиграем».  — горькая мысль пронзила его сердце.

 

Мрачные комнаты, что напоминали Веслу о его непродолжительном заточении, стали их прибежищем. В небольшом помещении было темно, единственным источником света служил небольшой камин. За столом сидели двое. Весл ковырял ложкой свой ужин, неизвестное месиво отталкивало своим видом. Но голод взял своё. Преодолев отвращение, Весл принялся за пищу. Неприхотливый Ворон, грыз вяленое мясо.

 

Закончив трапезу, юноша решился задать вопрос что беспокоил его все эти дни:

— Воевода Ворон, неужели вы заранее всё знали?

— Король не вечен, и не трудно было предположить вероятность междоусобной войны. Тем более учитывая нрав вашего отца, и кого он мог вырастить, — Весл не знал что возразить наставнику, он любил отца, но тот действительно отличался разнузданным нравом. Видя раздумья юноши, Ворон добавил. — Однажды у меня не было пути для отступления, и стоило мне это слишком дорого… А теперь спи, завтра вы уходите с рассветом. Здесь не безопасно, но если мы победим, ты вернёшься.

 

Всю ночь Весла донимали переживания о прошедших днях. Смерть отца и старшего брата, предательство Серпа. А что же с Зослом? Будущее пугало. Может и правда будет лучше уйти в степь. Зачем ему трон? Зачем эта борьба, со своим же братом? Ответа у него не было.

 

Весл проснулся рано. Умывшись, он решил оглядеть окрестности с крепостного вала. С восточной стены, открывался вид на поднимающееся солнце. Под ним стелился чёрный, древний лес. Страшное место, пугающее многих его предков.

 

С запада раздался звук приближающегося всадника, и вскоре прибыл гонец воеводы Зирика, сообщающий о их скором прибытии своего отряда. Вернее того что от его отряда осталось. Сборы ускорились, и к обеду от западных ворот по восточному тракту двинулась длинная вереница беженцев, охраняемая двумя сотнями «воронов».

 

Дорога, известная как восточный тракт, появилась благодаря ордену Хранителей — обладателей древних знаний. Через Вехорию, Запретный лес и Великую степь пролегала она до Восточной империи. Весь континент опоясан их дорогами, ведущими во все стороны света, все народы познали комфорт этих прямых путей, предельно ровных и не зарастающих травами и деревьями — благодаря магии.

 

***

 

Лес встретил прохладой и свежестью. И он не был таким страшным, каким казался издалека. Стволы могучих деревьев с пушистыми ветками тянулись к весеннему, почти летнему небу. Чудесные лесные звери пугливо пробегали невдалеке. Вековые дубравы, ельники пахнущие хвоей, светлые ясеневые рощи — лес был удивительно разнообразен.

 

Через пару недель, устав от скучного, бездельного движения, Весл напросился в разведку. Вместе с ним отправились двое «воронов». Едва они отошли на достаточное расстояние вглубь леса, как один из сопровождающих покинул их, затерявшись в кустарнике. Прождав четверть часа, они принялись искать его. Неожиданно Весл услышал крик второго, но потерял сознание от удара по голове, не успев понять, что происходит.

 

Когда он очнулся, его тащили четыре худых карлика. Руки его были связаны. Он резко дёрнулся и высвободившейся ногой ударил одного. Карлики обернули свои головы, и Весл понял что это не люди. Зелёные морды с длинными ушами. Тела, покрытые шерстью болотного цвета. Из одежды лишь грубые набедренные повязки. Напуганный неведомыми тварями, он не смог сопротивляться. Удары дубин обрушились на него. Избиение закончилось внезапно.

 

Стрела вонзилась в голову одному из монстров, очевидно лидеру. Грудь его украшали бусы из клыков, а в руке сжат заржавелый короткий меч. Ошарашенные подчинённые стали дёргано озираться по сторонам. Вторая стрела так же поразила цель. В тёмной чаще мелькнула тень. После третьего точного выстрела, таинственный лучник сам выбежал навстречу существу. Движения стрелка были предельно плавными, словно у дикого зверя. Лицо и фигура закрыты темно-зелёным плащом.

 

Сложив лук за спину, воин достал кинжал, коротышка также взял меч убитого сообщника. Сблизившись, они набросились друг на друга. Короткий бой закончился победой лучника, вонзившего лезвие в сердце мерзкой твари. Он подошёл к Веслу, и опустил накидку с головы…

 

Ярко-рыжие, налитые солнцем, кудрявые локоны опали на плечи. Молодая девушка протянула ему руку, но Весл поднялся без её помощи. Тотчас к его горлу был приставлен кинжал:

— Кто ты? И что здесь делаешь? — зелёные глаза девушки сосредоточено вглядывались, ожидая ответа.

— Я ходил в разведку, а тут эти твари.

— Ладно, поверим. А что у вас за отряд?

— Мы беженцы из Вехории.

— Я неделю следила за ними! И всё в пустую, — нахмурившись, сказала девушка — Иди за мной шаг в шаг, если хочешь жить!

 

О его костюме девушка однозначно заключила, для леса он не подходит: ярко-синяя, богатая ткань, выдавала его издалека на фоне зелени вокруг. Она заставила его надеть свой плащ. Сама же она была в одежде из шкур, весьма искусного кроя. Верх куртки был украшен белым воротом из рыси.  На ногах были темно-палевые сапожки, отороченный светлым мехом.

 

Весл в очередной раз доверился судьбе, и безропотно пошёл за новой знакомой. Тихо не издавая практически не единого звука, стремительно передвигалась она по трудно проходимой местности. Весл не успевал за ней, периодически спотыкаясь. Во время редких остановок, юноша рассказывал о произошедших с ним событиях. До места назначения, они добрались лишь вечером.

 

На небольшой опушке горел костёр, рядом под большим деревом стояли два воина с копьями, и несколько лучников. Одежда у всех была из шкур и кожи. «Очевидно разбойники», — подумал Весл.

 

— Смотрите кого я привела. — начала разговор девушка. — Человек!

— Мы не за человеком тебя посылали. — Сурово ответил старый лучник с белесым чубом. — Эй, связать ему руки, да поживей!

Девушка на ухо ласково сказала Веслу:

— Не сопротивляйся, а то хуже будет. Я тебе верю, а вот они пока нет.

Лучники связали его и швырнули под дерево.

 

Заслоняя собой свет от костра старик начал допрос:

— Кто ты такой? По одежке видно, что ты какая-то шишка.

— Меня зовут Весл, я сын короля Вехории, — предельно спокойно ответил юноша.

После этих слов собравшиеся переменились в лице.

— Ах, ты! — Выхватив кинжал, бросился на него один из лучников.

Ловким прыжком Уна сбила его с ног.

— Не смей! — прошипела она.

— Хватит! Прекратить! — строго пресёк седой, после ехидно обратился к Веслу — И что здесь забыло ваше высочество?

— Это долгая история, мой брат убил отца и захватил королевство, мы направляемся в великую степь.

— Старый шакал это заслужил! Ладно, ведём мальчишку к себе, ценный пленник. А теперь спать, утром в дорогу.

 

Весл проснулся с первыми пробившимися лучами дневного светила. Его тело, скованное веревками, ломило. Привалившись к нему и сложив голову на плечо мирно спала Уна. Почувствовав шевеление девушка проснулась.

 

Оглядевшись по сторонам, она разрезала путы, так утомившие Весла:

— И не вздумай никуда бежать! Я поручилась за тебя.

— Куда тут убежишь, — хмуро сказал Весл, — один лес кругом!

— Этот лес наш дом, и это огромный мир, — подумав она добавила, — чуждый вам.

 

Разговор сбил лучник, громким окриком:

— Почему пленник развязан? — направив на Весла натянутый лук.

Остальные вскочили, сквозь сон хватаясь за оружие. Уна закрыла Весла собой:

— Его никто не тронет!

— Кого ты жалеешь! Его отец нас не жалел! — сказал седой, и Весл заметил старые следы ожогов на его лице.

 

Юноша отодвинул свою защитницу в сторону:

— Я не побегу!

Старик достал меч отнятый у Весла, и кинул мальчишке.

— Клянись, что не предашь!

Весл встал на колени. Достав меч из ножен, воткнул его в землю.

— Я, Весл сын Хосона, короля Вехории, клянусь не сбегать из плена. Иначе пускай пронзит меня огненное копьё, что разрезает небосвод!

— Вот другое дело, всем опустить оружие.

 

Они разожгли костёр сызнова. Почувствовав запах готовящейся еды, Весл вспомнил, что принимал пищу лишь вчера утром. Вкусив странные, красно-коричневые кругляши, он спросил: «А что это?». Чем вызвал громкий смех собравшихся. Уна пояснила, что это     каштаны, и они растут на деревьях. Кушанье оказалось очень вкусным, тем более с голода. Заканчивая трапезу, Уна спросила: «А кто сейчас в дозоре?»

 

Лучник соскочил и побежал в дебри, стремительной ланью. Едва он скрылся из вида, раздался его крик:

— «Трев…» — голос пресёкся сдавленным хрипом.

— За оружие! — отдал приказ седой.

Из леса лавиной вынырнула толпа маленьких монстров. В этот раз они были вооружены лучшим образом. Каменные топоры, и подобие щитов, пращи с камнями. У части трофейные копья и мечи человеческой работы. Лучники стали отстреливать их, но тех было слишком много. Копейщики достали шиты обитые кожей, один щит достался и Веслу. Им ничего не оставалось, как втроём отправится навстречу врагам. Они нещадно кололи и рубили агрессивных карликов. Лучники помогали, прикрывая издалека.

 

Одному из копейщиков камнем из пращи разбило голову, и он навзничь пал на окровавленную траву. Лучники перевели стрельбу на пращников, благо их было не много. Стрелы кончились, и лучники вступили в бой, достав небольшие топорики и кинжалы.

 

— Уна, уводи пленника! — приказал старик, отбиваясь топором.

Она схватив Весла за плечо вынудив его выйти из боя. Весл устремился за ней как привя,занный. Краем глаза он видел что за ними гонится десяток разъярённых коротышек. Они то отставали, то приближались. Улучив момент, когда они скрылись из виду, Уна повалила Весла, так что они провалились в каку- то дыру в земле, под большим деревом. Монстры пробежали дальше.

 

Весл почувствовал её горячее дыхание. Впервые за всё это время он осознал, что Уна невероятно красивая и манящая особа. У него перехватило дух от смущения.

— И что дальше? — осторожно поинтересовался Весл.

— Тихо! — шикнула Уна

Вдали раздались визги перепуганных карликов и громкий рёв невиданного зверя. После долгого ожидания, они вылезли наружу, Уна объяснила ему: «Уходим отсюда, мы на земле серых медведей, а с ними лучше не встречаться.»

 

И снова она вела его за собой, бесстрашная девушка, настоящая хозяйка запретного леса. За несколько суток Весл освоился. Весь день пока светило солнце, они не переставая двигались, изредка устраивая короткие привалы. И так день за днём.

 

Во время одного из привалов, они устроились на мягкой земле, посреди леса из высоких деревьев. Солнце золотыми нитями тянулось к ним сквозь пышные кроны. Один из лучей озарял пламенем её рыжие волосы. Весл не мог оторвать от неё свой взгляд. Ветер рыскал где-то высоко, еле слышно шурша верхушками деревьев. Более сильные порывы качали ветки, заставляя солнечные полоски двигаться. Луч сместившись девушке к лицу, заставил её зажмурится.

 

— Видишь, наш лес милое место. — сказала она, присев.

— Да, ещё бы не эти зелёные твари. — с досадой сказал Весл, лес ему и вправду понравился — Кстати кто это такие?

— Хорошо я расскажу нашу лесную легенду. Мне её рассказал мой отец, а ему поведал о ней мудрец, живший у могучего древа.

 

Было время когда по миру бродило множество магов. И один из них, волшебник Берлон, поселился здесь. Для ухода за лесом он создал маленьких, безобидных, разумных существ. Однажды всё изменилось. Коварный колдун Ишлор убил Берлона, и превратил добрых созданий в злых, тупых хищников, мы называем их лесовиками. Магическая сила Берлона перешла к некоторым медведям, так появились серые медведи. Если приглядеться, от их глаз исходит слабое сияние. Они в три раза больше обычных, а ещё они люто ненавидят лесовиков.

 

Через две недели пути они добрались до отвесной стены густо замаскированной зеленью, понять её рукотворное происхождение можно лишь вблизи.

— Открыть ворота! — приказала девушка.

— А секретное слово? — сказал ехидный голосок

— Сейчас я переберусь через этот забор и надеру уши одному оболтусу!

— Да открываю я!

За воротами их встретил мальчонка лет двенадцати. Уна потрепав его по и без того растрёпанным волосам, пошла дальше.

 

По сравнению с цитаделями Вехории, эта крепость казалась игрушечной. На подобии той, что была у него с братьями в детстве. За бревенчатой стеной, на немногочисленных площадках стояли лучники. Укрепления упирались в скалу. Сразу же за стеной начинались лачуги. В центре была небольшая площадка. У самой скалы стояли рубленные дома.

 

«Отец, выходи! Одну из наших стоянок обнаружили!» — из просторного дома, вышел мужчина с длинной седой бородой. Верх его одежды был украшен огромным меховым воротом, из меха крупного животного:

— Я уже знаю, гонцы донесли. Кто это с тобой?

— Отец пойдём в дом, я всё объясню!

— Хорошо, но чужак пока будет под охраной. Стража!

Площадь моментально окружили, воины. Весла повели в пещеру, а Уна отправилась объяснятся с отцом. Буквально через час Весл был отпущен.

 

По грубо сколоченным деревянным ступеням он зашёл в дом вождя. За столом, из светлых досок, во главе сидел вождь и ещё несколько важных мужей по его левую руку. По правую — дочь Уна. Она сидела потупив глаза, как и полагается дочери правителя. Весл присел на противоположной стороне стола, так что вождь смотрел ему прямо в глаза.

 

После этого начался длинный подробный рассказ: «Молодой правитель небольшого княжества Вехории — Хосон, отразив вторжение соседей, не остановился на достигнутом. Сначала поплатились его обидчики, племя убившее его отца. Пользуясь распрями племён вокруг он расширял свои владения. Растворились многочисленные племена. За ними захвачены крупные княжества — Вельдор, Гарац, Ульгор, Подгорию, Ужлон и другие. От жестокой тирании в лесах стало скрываться

множество людей и вот уже появилось третье поколение рождённых в лесу. Мы не хотим скрываться. Мы готовы поддержать твоё право на престол, в обмен на гарантии безопасности нашего народа», — подытожил свою речь вождь.

 

— Я готов! — не совсем уверенно, заявил Весл.

— Сомневаюсь, что за ним пойдут войны. Тем более наши! — сказал один из гостей.

— Ничего, будем его тренировать! — ответил второй, крепкий мужчина в чешуйчатом доспехе. — Можем попробовать прямо сейчас?

— Хорошо, Вепрь. Один бой и пускай отдыхает, спокойно ответил ему вождь.

 

Все вышли на улицу. Противником был назначен копейщик из стражи. Им выдали по деревянному мечу. Бой прошёл стремительно. Соперник Весла, неумело обращался с чуждым ему оружием. Весл же был обучен искусству владения мечом. Отразив удар сверху, оружие Весла оказалось у шеи стражника.

 

— Вепрь, выходи на бой, — обратился вождь, — негоже моему воеводе стоять в стороне.

На импровизированную арену, вышел воевода, своё имя он оправдывал с лихвой. Толстая шея, крупный торс и свирепый взгляд. Возникла пауза. Прервал её Весл, сделав выпад. Для Вепря приём юноши был ожидаем, парировав его, он резкими движениями стал наносить рубящие удары. Так что Весл с трудом отражал их. Излишне увлёкшись Вепрьзахотел нанести решающий удар. Вложив свою огромную силу в замах, он бросился вперёд. Весл увернулся, и Вепрь рухнул на землю, на потеху для собравшихся. Не растерявшись, ударом ноги он сбил юнца. И мигом поднявшись, приложил меч к его груди.

— Будь у него больше опыта, тебе несдобровать! — сказал вождь — У вас неделя на подготовку. Но завтра, сегодня отдыхать.

 

Первым делом Весла накормили. Затем сводили к ближайшему озеру искупаться и подлатали его одежду, потрёпанную в путешествии. После был маленький пир, где Весла угощали пищей лесных жителей. Сладкий лесной мёд, множество разной дичи и грибов, морсы из ягод. А он же в ответ потчевал всех рассказами о Вехории. Люди, оказавшиеся в культурной изоляции, жадно ловили новые знания. С закатом солнца все разошлись.

 

Целую неделю суровый Вепрь, тренировал юношу. Тот весьма быстро овладевал навыками реального боя. Мечом Весл владел искусно. Оставалось лишь поставить умение правильно двигаться. Обладая природной ловкостью, Весл научился ею пользоваться. Для лесных жителей, ловкость и скорость реакции, стала главным фактором выживания.

 

Но больше всего Весла поразили лучники, в Вехории стрельбе из лука уделялось опосредованное внимание. Здесь же каждый владел дальнобойным оружием. Помимо практического применения, для охоты и войны, вокруг стрельбы сформировался своеобразный культ, меткие стрелки пользовались большим почётом.

 

Вечера Весл проводил в обществе семьи вождя и важных людей. Обсуждения велись о дальнейших действиях. «Лес» может выставить несколько тысяч хороших бойцов, разбросанные племена будут не против. У них была лишь одна проблема — лесовики. Нужно нанести по ним серьёзный удар. и повести армию должен Весл.

 

Солнце ещё не взошло, когда Уна разбудила Весла. Приложенным пальцем к губам она велела ему молчать. Весл пошёл за ней. Они оказались за её домом, из узкого оконца свисала верёвка. Уна забралась по ней, и Веслу ничего не оставалось, как последовать её примеру. Ему подъём дался гораздо труднее.

Забравшись, он оказался в просторном помещении

— Это моя комната, я очень хотела показать её. Но дочери вождя не позволено водить чужаков, пусть даже и королевских кровей. А здесь чудесный рассвет!

Они уселись на ложе устланное медвежьими шкурами, прямиком перед широким окном.

 

Нежно-светлое солнце пробилось своими лучами сквозь ромбовидную деревянную решётку, украшающую окно. Комната, заполненная светом, предстала в своей истинной красоте. К треугольному потолку были привязаны деревянные птички, они мерно покачивались. Прочей мебели, лишь один сундук, очевидно с вещами. Противоположная стена была увешана оружием. Кинжалы, бронзовый короткий меч и маленький щит, несколько луков.

 

— Я засватана за сына соседского вождя, и зимой состоится свадьба. Говорят у него дурной нрав, и вряд ли я смогу свободно приглашать гостей, тем более мужчин, — торопливо выговорила она.

— Долг знатных родов суров, — задумчиво ответил Весл.

Неожиданно придвинувшись и крепко обняв юношу, Уна прильнула к его губам. Весл, поначалу растерявшийся от неожиданности, нежно обхватил её стройный стан.

 

Оторвавшись от протяжного поцелуя, Уна сказала:

— Ты смелый, и храбрый! Для меня ты сразу стал безраздельным правителем моего сердца! — взволнованный голос её дрожал. — Верни мир в наши общие земли! А теперь уходи!

 

Уна резко оттолкнула его от себя. Веслу пришлось выбираться тем же путём. Теперь он знал, за что ему не жаль сразиться, за что не жаль умереть. Точнее за кого.

 

***

 

Настал решающий день. Представители знатных родов собрались на сход. В медвежьей шкуре и с головой медведя, прибыл вождь Астомир. В легком кожаном костюме, с накинутым плащом, из южного леса добрался вождь Корогор, облечённый правом говорить от лица всех племён своей части леса. Поспевшего лишь благодаря своему коню, который остался дожидаться хозяина, в лагере неподалёку.

В огромной шубе, сшитой из серого медведя, явился славный охотник — вождь Гузар. Лоб его  покрыли испарины. Но неудобством он пренебрёг ради демонстрации своего главного трофея, принёсшего ему власть и славу.

 

Весл вошёл в залу, когда совещание было в самом разгаре. Вожди ведущие ожесточённый спор, увидев юношу, тотчас примолкли. Оценивающими взглядами они решали, достоин ли принц их внимания.

— Весл, наследник престола Вехории. — с властной интонацией, должной статусу представился он.

— Наследник не так плох, — сказал Корогор, вольно раскинувшийся на лавке в углу.

— Хиловат, один удар и можно утаскивать. — уверенно сказал Астомир.

— Необходим бой, проверить юнца. — заявил сомневающийся Гузар.— предлагаю отправить его на медведя.

— Серого?! — радостно подпрыгнул Астомир, глаза его загорелись.

— Зачем, у нас есть бурый! — с улыбкой сказал  Гузар.

Под смех других вождей, взбешённый Астомир отправился на двор. За ним устремились остальные собравшиеся.

 

«Парень, тебе несдобровать», — сказал Астомир, берясь двумя руками за огромную дубину. Весл же взял привычный учебный меч и небольшой дощатый щит. Не дожидаясь сигнала к началу поединка, нетерпеливый Астомир бросился на юношу. Яростно размахивая дубиной, он пытался достать Весла, но тот пятился назад, и ловко уворачивался. Чем дольше длилось это противостояния, тем медленнее были движения громилы. Подкараулив очередной высокий замах, Весл нырнул под дубину, и ударом меча по ноге нарушил равновесие Астомира. Не успел здоровяк опомнится, как тупое лезвие оказалось над его головой.

«Охота быстро закончилась, — заявил Корогор, и с нескрываемым злорадством продолжил, — медведь оказался слишком старым!»

Астомир, посмотрел с нескрываемой злобой на вождя из южного леса, но промолчал. Он проиграл. Для горделивого воина это подобно смерти, если не хуже.

 

Теперь все были согласны выступить на стороне Весла. В сторону великой степи были отправлены гонцы с намерением отыскать «воронов», и заручится их поддержкой. Через месяц начались рейды против лесовиков, по ночам отряды людей окружали их норы и уничтожали огромные количества диких существ. После устранения угрозы набегов начался сбор войска.

 

Осень вступила в свои права, пожелтевшие листья укладывались пушистым настилом. Вместе с тем, деревья безысходно теряли свой триумфальный, золотой наряд, данный так ненадолго. Стало заметно холодать.

 

Войско было готово к походу. От северного леса — две тысячи лучщих лучников и столько же бойцов с копьями и топорами. От южного — тысяча лучников, полторы тысячи ополченцев, и пять сотен тяжело вооружённых воинов. Так же получилась одна смешанная сотня разведчиков. Из великой степи прибыл отряд из сотни «воронов» с N во главе, с собой они привели более тысячи кочевников.

 

***

 

Со стороны леса, сиротливо извивалась вверх дымная линия. Одинокий всадник в чёрном двигался к лагерю осаждающих Алую крепость. Его пропустили и Серп окружённый стражей, вышел встречать его:

— Ваш брат желает с вами поговорить. Он не хочет кровопролития и ждёт вас в лесу, для почётной сдачи, — передал переговорщик.

— Зато я хочу его крови! — крикнул Серп, схватив двуручный меч принадлежавший отцу, и со всей сила рубанул парламентёра. Добив его на земле. Серп распорядился направить отряд бойцов на поимку брата:

— Ополченцев на него хватит, — самоуверенно высказал «король», — он так и остался ничтожеством!

 

Отряд из более тысячи ополченцев, усиленный сотней мечников, продвигался по лесной местности, Растянувшись словно огромный уж, шли они по лесной дороге. Не таясь? они смело шли напролом. Чего им бояться? Мальчишку с горсткой воинов?Упершись в гору отделявшую их от лагеря, они пошли напрямик, через узкую расщелину образующую проход. Дабы обезопасится, в обход горы были направлены две группы. Но они не успели предупредить остальных…

 

Едва ополченцы прошли гору, со всех сторон их стали нещадно осыпать стрелами. Они отступили назад, но ловушка уже захлопнулась, дорого была перекрыта о обеих сторон, а лучники разили отовсюду. Неожиданно отстрел закончился: «Мы даём вам шанс! Поддержите законного наследника королевства, Весла! Серп узурпатор!» — оглашал уверенный, строгий голос.

Вразнобой раздались опустошённые голоса ополченцев: «Мы сдаёмся! Не стреляйте! Да здравствует королевич Весл!»

Из расщелины вышло около пяти сотен, растерянных ополченцев.

 

Из темного леса вышла десятитысячная армия. На коне, во главе войска, двигался Весл. Свое синее княжеское одеяние, укорочённое для удобства пересечения лесов, он дополнил штанами из светло-бурой шерсти. За его спиной висел круглый щит, в руке же он держал копьё. Вокруг него держались «вороны». Серп, поражённый внезапно возникшей армадой, приказал отступать на запад, для сбора дополнительных сил.

 

Крепость держалась всё это время, но её гарнизон заметно поредел. Во время одного из штурмов погиб воевода Ирм, а воевода Зирик остался без своей конницы.

Раненый, заметно постаревший Ворон со слезами на глазах обнял юношу, он снова обрёл надежду. В крепости были оставлены все малочисленные отряды, раненный ополченцы, и несколько десятков лучников — всего не более трёхсот человек. Оставшиеся в живых «вороны» отправились обратно в степь, все кроме своего лидера. От Ворона королевич узнал, что его брат Гисл казнён.

 

Баланс сил изменился. Теперь отступал Серп. Весл же со своей армией шёл за ним по пятам. По приближении к Вельдору им наперерез выскочила группа всадников. Во главе их, с белым флагом, был бывший глава местного ополчения, на нём был дорогой наряд:

— Приветствуем нашего короля, нашего освободителя! Спасшего нас от сумасшедшего мучителя, Серпа! — вещал он.

— У тебя особенно измученный вид! Аж шире стал! — с нескрываемым раздражением сказал Ворон. — Прочь дороги, если жизнь дорога!

 

На просторном поле недалёко от Вехора две армии встретились. Войска Весла расположились на небольшом возвышении. В первую же ночь на сторону Весла перебежали войны с Бычьих холмов. После нескольких дней томительного ожидания, Серп всё-таки начал наступление.

 

Двадцать тысяч воинов Серпа ринулись вперёд. Несколько точных залпов лесных лучников заставили ополченцев самовольно покидать поле брани. Главной силой армии Серпа стала личная стража, уже хорошо знакомые Веслу — желтые войны. Примерно три тысячи хорошо подготовленных солдат. Бой шёл примерно на равных. Численное превосходство лесное воинство компенсировало своей выучкой. Окончательный перелом наступил с неожиданной атакой кочевников ведомых воеводой Зириком. Армия Серпа была взята в кольцо и стремительно таяла:

— Что ж братец, с войском ты силён, а один?

— Хочешь поединка? Я тебя не боюсь! — Твёрдо сказал Весл. — Войны отойдите!

 

Он вытащил меч из ножен. Взял в руки свой щит с белой рысью. Серп самонадеянно взял огромный двуручный меч. Не давая Веслу подойти близко, Серп размахивал своим оружием. Один из ударов сбил Вёсла с ног, благо щит спас юношу от гибели, превратившись в щепу. Старший брат подошёл к брату упавшему на одно колено. Широко размахнувшись Серп хотел разрубить наглеца, мешающего его безграничной власти, но меч поразил землю. Весл вывернулся, нырнув в сторону, и ударил брата мечом по ногам. Это было похоже на его бой с Астомиром, только меч был настоящий. Лезвие прорубило кожаные поножи. Корчась от боли, опершись на свой меч-двуруч, он смог встать.

— Сдавайся, брат! И я забуду про твои дела, у тебя будет свой надел.

— У меня будет всё королевство! — взревел Серп. Незаметно он достал изогнутый кинжал и замахнулся им для броска, но в его запястье вонзилась тонкая стрела. Рука разомкнулась и кинжал выпал.

Весл обернулся — держа в руке лук, за ним стояла Уна с накинутым капюшоном, лишь рыжий завиток выдавал её.

 

Оттолкнув брата и схватив его меч, Весл пронзил Серпа насквозь: «Ты убил отца, и двух братьев. И я всё равно дал тебе шанс! Но ты его не заслуживаешь!».

Серп безуспешно пытался что-то ответить захлёбываясь в собственной крови. В его глазах не было страха, они были наполнены лишь ненавистью. Таким и замере взгляд его, встретив смерть.

 

Весл упал на холодную землю от осознания братоубийства. И хоть Серп сам сделал свой выбор, Веслу от этого было не легче. Присев рядом, нежно коснулась Уна до его горячей щеки. Весл приподнялся, и обнял её. Скрылся в её волосах, дарящих тепло даже посреди хмурого дня. Вместе они встали перед собравшимся вокруг них войском, те делали вид что ничего не заметили. Как только Весл пришёл в себя, раздались радостные крики.

 

После победы Весл, вместе с армией, торжественно въезжал в город. Улицы были заполнены. В дворце его ожидала льстивая знать, ему было не интересно слушать их россказни. Вместо них он подошёл к единственному брату. Зосл стоял, как окаменевший истукан  Его глаза холодно смотрело вниз. Он встал на колени перед младшим, и обратился к Веслу:

— Прости меня, что выступал против тебя. Теперь ты король и я готов к казни.

— Встань, казни не будет! Ты мой брат, война окончена. Мы равные. Ты тоже будешь править.

Зосл поднял свои глаза, они блестели от слёз:

— Мы правда будем править вдвоём? — непонимающе спросил он.

— Почему же вдвоём? Втроём! — ответил, кивнув на ребёнка в руках жены Гисла.

 

Он вышел на каменный балкон дворца, толпа встретила его ликованием, как только гам стих, Весл обратился к народу: «Наш отец собрал под своим началом огромные земли. Огромное королевство построечное на крови и боли. И всё ради жажды власти. Его не стало и страна увязла в распрях. Я не хочу своей стране такой судьбы. Из сложившейся ситуации я вижу единственный выход, разделить государство на три княжества. Королевства больше нет…»

 

На восток ехали двое. Князь Весл и его княжна. Сокровище что для него дороже целого королевства. Они правители нового княжества, у которого пока нет названия и столицы, но есть замечательный народ. Люди что живут в гармонии с природой, люди для которых честь, правда и смелость не пустой звук. С таким народом совсем не проблема обустроить княжество.

   

читателей   119   сегодня 1
119 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...