Дипломатический казус

— Мужик, ты живой?

Гернерис не сразу осознал, что обращаются к нему. По правде сказать, умение мыслить все еще не вернулось после вечернего пира. Он чувствовал, как некто бьет того по лицу и орошает холодной водой. Возможно, этот малый не был осведомлен, что на драконов-оборотней такой способ “исцеления” не действовал из-за термической устойчивости. Лишь раздражал еще сильнее.

Единственное желание, что вертелось в мыслях у Гернериса, — иссушить несколько водных источников залпом и заменить жесткую подстилку из сена на перьевую. Тело неестественно сильно ломило, но понять, от чего именно, — алкоголя или незапланированных драк, — пока не удавалось.

— Жив ли… не уверен, — слабо выговорил Гернерис и лишь тогда смог медленно разлепить глаза. Вокруг ночной сумрак, слабый свет свечей откидывал блики на стенах, а за приоткрытой дверью какая-то суета.

Перед ним возвышался воин средних лет в неумело посаженной кольчуге и с обеспокоенным лицом. Будто он куда-то торопился, но полуживой незнакомец не давал ему покоя.

— Смотрю, тебя хорошо потерпали, — протараторил мужчина. — Впрочем, как и многих в этом городе.

Последняя фраза явно искрилась презрением и безмерным отчаянием. Гернерис замешкался — такой тон обычно не сулил ничего доброго. В лучшем случае — напряженный разговор, в худшем — войну.

— Ты странник? — осекшись, поинтересовался мужчина. — Если так, то ты выбрал не самый лучший момент, чтобы проезжать здесь.

К счастью, Гернерис не был странником. Отнюдь, в его полномочия не входило покидать Цитадель Драконов, если дело не касалось политических действий. Приближенный к императору драконов-оборотней, Гернерис помогал строить дипломатические отношения между расами, в том числе и с ненавистной всеми людской. Вот уже на протяжении нескольких сотен лет он верно служил правителю драконов и еще ни разу не подвел своего владыку.

Но, кажется, сейчас ему придется использовать все свои дипломатические навыки, потому что существо, которое так рьяно проявляло заботу, было человеком. Грубая кожа на ладонях с растрескавшимися заломами, влажные от пота волосы, угловатость движений, напуганные глаза, суетливость. Ни один житель Цитадели себя так не вел даже если их народу сулила тяжелая война. Что говорить, даже высокомерные эльфы имели больше грации и чувства собственного достоинства в сравнении с неотесанными людьми.

И вот, осознание яркой вспышкой пронеслось в голове — Гернерис в человеческой деревне. Тот, что пытался помочь ему сейчас, не знал, что обхаживает дракона. А если бы знал, то убил еще когда нашел его без сознания.

— Спасибо за помощь, — прохрипел дракон. — Я бы не выжил без тебя.

На самом деле Гернерис лукавил — за свое долгое существование он не раз попадал в ужасные условия, которые обычного смертного давно бы уже сломали. Провести ночь в открытом поле — с легкостью; спать на голой земле — запросто. Конечно, в обличии человека любой дракон становился более уязвим, но уничтожить это существо все еще оставалось тяжелой задачей. Кожа их тонкая, но прочная. Ей не подвластны удары кольев или стрел. Таким могли похвастаться разве что орки с горных местностей.

— Да, — усмехнулся мужчина, — выглядел ты жалко, когда лежал на въезде в город. Кстати, меня зовут Агвид. Агвид Бойд, я рыцарь гвардии Кристиана Сторфа.

— Брайан, — выдал первое вспомнившееся имя дракон, — Торговец с северных земель.

— Торговец, говоришь… А местные воры, значит, оставили тебя без товара и денег.

— Ерунда, — кинул Гернерис, махнув рукой.

Ему было все еще неприятно находиться в доме у этой деревенщины, называющей себя рыцарем гвардии. Нелепость и несуразица! И все же, удалиться из дома Гернерис все еще не мог — тело не восстановилось для обратной трансформации.

— Убираться тебе нужно отсюда, — вдруг на полном серьезе произнес Агвид. — Тебе здесь небезопасно находиться. Никому не безопасно. Драконы терроризируют этот город вот уже несколько поколений. Но сегодня они начали войну. Теперь благодаря их набегу город сгорает, и никто не может его потушить.

Сказанное было чистой правдой, Гернерис это признавал. Драконья раса вот уже много столетий вела негласную войну с людьми, что жили в округе. Она не выражалась в открытых военных действиях, не уносила тысячи жизней в могилы. Драконьи стаи не сжигали деревни дотла, как привыкли думать многие, не устраивали геноцид. Но при этом они активно занимались воровством: грабили местные банки, забирали домашний скот, воровали женщин. В ответ люди устраивали смехотворные набеги на цитадель и рушили стены.

Признаться, ни одна раса не воспринимала людей как нечто опасное. Каждый, кто был хоть чуточку сильнее, считал своим долгом грабить их земли, отбирать ресурсы и колонизировать страны. Однако, не все позволяли с собой так обращаться — некоторые людские города организовывали огромных масштабов армии, численность которых превышала армию любых других рас. Да, это было единственным преимуществом человека, которое могло сразить даже Драконью Цитадель. К счастью, интеллектуальные способности человека не позволяли им даже допустить такую мысль, чем многие бессовестно пользовались.

Вокруг Цитадели Драконов было с десяток человеческих городов, и каждый грезил о великой победе человека над драконом. Но слова, сказанные Адвигом, диссонировали с видением политической картины Гернериса.

— О каком набеге ты говоришь, воин? — растерянно спросил он.

— О том, что произошел пару часов назад. Засланец прилетел со стороны Цитадели. Без капли жалости обдал огнем центральную площадь, а потом…

Гернерис ужаснулся. Будто по щелчку он увидел своего сидящего напротив товарища Эрнесто Бенгариуса — благородного рыцаря, что бесчинно махал руками в стороны, расплескивая вино из бокала. Хмельная улыбка гласила, что дракон уже не отдает себе отчета, поэтому готов идти на любые подвиги. Его настрой был весьма заразителен, что еще сильнее подначивало Гернериса следовать за бравым воякой скинуть личину человека и размять кости. В конце концов, ему нечасто удается принять форму дракона.

И вот они парили в небе, сражаясь за первенство в идеальном планировании. Собственно, они оба себя обманывали. А затем легкий всплеск эмоций — и вот в Эрнесто летит струя пламени. Конечно же, он увернулся — на то он и приближенный к владыке рыцарь. Однако, пламя попало ровно в центр людского города.

— …влетел как ядро в королевский замок и снес добрую половину башен.

Все это было похоже на дурную шутку. Ни один дракон в здравом уме не пойдет на такой риск. Разве что…

Остановить пожар было еще возможно, как считал тогда дракон. Надо только накрыть крылом очаг возгорания, перекрыть кислород. И Гернерис настолько сильно спешил, что вместо центральной площади врезался в замок.

— Смотровую вышку он и вовсе… осквернил.

С каждым словом в его голосе зарождалось все больше и больше возмущения вперемешку со злостью. Дракон же хотел, чтобы все эти россказни оказались дурным сном, простой безобидной шуткой, но нет.

Святой Владыка, почему именно смотровая вышка?

— А когда центральная площадь горела ярким пламенем, он обдал западную часть кислотой. Что же, ты думаешь, произошло дальше?

Ох, Гернерис прекрасно знал, что следует после того, как из желудка выходит пламенная желчь. Неудивительно, что жители не смогли потушить западную часть города до сих пор.

После того, как напитки вышли наружу, дракон уже успел слегка оправиться от алкогольного забвения. Он все еще не понимал где находится, но осознавал, что произошедшее в городе — это самое ужасное, что могло произойти в порыве алкогольной эйфории. Его попытки все исправить не давали результатов — становилось только хуже. Гернерис знал, что нужно как можно скорее покинуть город, иначе люди в порыве злости уничтожат его неподвижное тело. Впрочем, ему хватило буквально нескольких километров, чтобы скрыться от людей в черном дыме и принять человеческую форму. Все остальное казалось неважным.

Между тем Адвига трясло крупной дрожью. Ужас пережитого оставило неизгладимый отпечаток на лице.

— Что это такое, если не открытое нападение?

Гернерис готов был провалиться сквозь землю от стыда. Произошедшее было настолько абсурдным и вздорным, что дракона начал душить истеричный смех. К счастью, рыцарь этого не заметил из-за обвалившихся антресолей.

Весь рассказ Адвига словно череда картинок мелькал перед глазами, но в иной интерпретации. Действительно не было никакого спланированного нападения, всего лишь нелепая череда происшествий.

Что ж, Гернерис уже давно знал, что установить дипломатические отношения с людьми рано или поздно придется. И сейчас, похоже, настало то самое время.

   

читателей   129   сегодня 4
129 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 1. Оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...