Что спрятано за ухом у эльфа?

Город Куиртаун.
Весна
1924 год
 
 
Дверь.
Время: 4:22

 

Она была деревянной, потертой, полной трещин и остро торчащих щепок. На двери было вырезано маленькое смотровое окошко, а цвет её отдавал не то краснотой, не то блеклой ржавостью.

Куин часто проходила мимо этой двери. Она нередко замечала, что туда наведываются подозрительные лица, хотя, никаких вывесок и обозначений на двери не было.

Куда они ходили?

Впрочем, Куин, как члену группировки «Пилигрим», было известно — куда.

Весь город утопал в зловонии заводов и кишил подпольными магическими притонами. После введения властями закона «Антимаг», город окутали тайны. Стало меньше шума, но все больше жителей, идя по улицам, воровски озирались по сторонам и юркали в ближайшие подворотни. Власти Куиртауна старались обнаруживать преступников, которые использовали магию, но их энтузиазм, с момента принятия закона, стал гаснуть и на этой почве появились организации, которые решили своими сила искоренять магический вандализм. Одной из этих организаций была «Пилигрим». Она нацеливала себя на поиски нарушителей восточной и южной части города. Похожей организацией были «Империум». Их задачей было очищать от преступников северную и западную часть города.

Конечно, без противоборства не обошлось. Как и ожидалось, в обеих частях города образовались враждебные группировки — магические банды, если быть точнее. «Блуждающие» и «Калечащие», — так называли себя оби банды. «Блуждающие» были гномами, а руководил бандой некий — Синезуб. Был ли у него на самом деле синий зуб, или нет, никто не может сказать, а те, кто могли бы, уже давно были на том свете. А вот Рокот из «Калечащих» действительно мог свалить с ног своим криком. Орки этой группировки имели устрашающий вид, зато гномы славились хитростью и проворством.

Вообще, дела в городе обстояли, не сказать что хорошо. Куин бродила по улицам и то и дело натыкалась на подозрительных личностей. Она могла бы смериться с тем, что ей всю жизнь будет попадаться лишь мелкая работенка, но она мечтала о большем. И от этого чувствовала себя настоящей простушкой.

От чего же сейчас, Куин стояла в темноте города, под проливным дождём и смотрела на эту таинственную дверь?

Дверь, что располагалась на пересечении Уэст стрит и Айвен-авеню, была какой-то неправильной. Куин заметила это сразу, как только наткнулась на неё. Для подпольного магического притона это было слишком заметное место, однако, Куин не покидало ощущение, что там творится что-то незаконное. Уже больше месяца она планирует попасть в это заведение. Только вчера Куин удалось узнать от одного пьянчуги, за которым она долгое время вела наблюдение, кодовое слово, с помощью которого она наконец-то сможет оказаться за дверью.

«Сезам откройся!»

Звучало по-детски глупо, но должно было сработать. Ей нужно было это. Куин мечтала о подобной возможности, сколько себя помнила. Когда еще была совсем маленькой. Хотя, если считать то, что она была гномом, то вся жизнь её проходила в  низине.

Куин всегда была маленькой и слегка полноватой. Лишь слегка. Зато у неё были длинные русые волосы и, как многие бы подумали, совсем не было бороды. Она была симпатичной. Ей многие об этом говорили, но никто и никогда не воспринимал её всерьез. Особенно теперь, когда она стала частью «Пилигрима». Начальство давало Куин мелкие и совсем не значительные поручения. Ведь она была дамой. Все самое лучшее доставалось орку Маргу, который отличался мускулистостью и тупостью. Но, с заданиями справлялся на ура. Изредка, зависть скребла в душе у Куин, но она все равно верила, что ей еще представится шанс показать себя.

И это был именно он.

Она не сомневалась.


«Ухо Эльфа»
Время: 1:18

 

Ночь, которую Куин выбрала для вторжения в притон, была прохладной и таинственной. Машин на дорогах было мало, а жителей города и вовсе не наблюдалось.

Она шла вдоль северной аллеи, пытаясь скрыться от колючего ветра, заворачиваясь в шарф. Куин попыталась подобрать достойную маскировку. На глазах у неё были очки, на плечах висело старое бабушкино пальто с меховыми оборками, а по асфальту позвякивали туфли на невысоком каблуке. Под пальто она надела черное платье с рюшами, а на шею накинула связку жемчужных бус. Еще она сделала прическу. В этом ей понадобилась помощь. Куин попросила свою соседку, модницу Мэриэль, сделать на голове то, что сейчас почти у каждой дамы. Эльфы хорошо разбирались в этом, поэтому Мэриэль накрутила ей такую прическу, что Куин побоялась выходить с ней на улицу, чтобы её не испортил ветер.

Она шагала в темноте, вдоль бульвара, и чувствовала себя неуютно. Вскоре Куин свернула на Айвен-авеню и прошла по улице до конца. На пересечении, все в том же месте, она разглядела знакомую таинственную дверь. В темноте ночи она показалась Куин устрашающей, однако, отступать она не собиралась.

Расправив плечи, Куин уверенной походкой проследовала к двери. К ней вели три каменные ступеньки. Где-то в глубине души ощущалась тревожность. Остановившись перед дверью, Куин подняла руку и, сделав глубокий вздох, постучала.

В ответ отдалась тишина.

Куин попыталась еще раз, на этот раз настойчивее, но ей вновь никто не ответил. Вот и все. Закончился её шпионский процесс. Разочарование захлестнуло Куин. Она уже развернулась, собираясь уходить, как вдруг услышала щелчок.

Куин резко обернулась назад, всколыхнув прическу, и увидела, как на неё уставились зеленые, точно трава, глаза, торчащие из маленького окошка.

— Да? — недоверчиво вопросил орк, скользя взглядом по лицу Куин. Она невольно поежилась, так как этот громила, казалось, буквально раздевал её глазами. Она поспешно укуталась в пальто и приблизилась к двери.

— Можно мне войти? — поинтересовалась она самым певчим голоском, на какой только была способна.

Глаза орка оставались мрачно туманными и какими-то хищными.

— Нет, — только и сказал он, захлопывая окошко перед её носом. Куин опешила и, сама того не осознавая, заколотила в дверь.

— Подождите, любезный! Я…эмм, — она мялась, пытаясь вспомнить кодовое слово, которое сказал ей пьянчужка, и тут оно вспыхнуло в сознании, словно искра: — Сезам откройся!

Наступила тишина. Куин перестала колотить в дверь и просто смотрела на маленькое окошко немигающим взглядом, надеясь, что оно откроется.

Но открылось не оно.

Заскрипели засовы и петли, и перед Куин открылась дверь. На пороге стоял высокий орк. Он буравил девушку взглядом, и, простояв так, неподвижно и молча какое-то время, орк отошел в сторону, давая Куин зайти внутрь.

— Добро пожаловать в бар «Ухо Эльфа», — сухо обронил он.

Сначала Куин опешила, неуверенно заглядывая в открывшееся её взору помещение. Но, в итоге, собралась с силами и шагнула внутрь. Орк тут же закрыл за ней дверь и уселся на стул, расположенный в левом от неё углу. Он взял газету и принялся читать её,  что-то неразборчиво бормоча себе под нос.

Куин прекратила пялиться на орка, осознав, наконец, что это выглядит крайне странно, и осмотрелась. Помещение было небольшим. Слегка затемненный свет в баре создавал сумрачную иллюзию. Куин заворожено разглядывала гостей, сидящих за столами. Здесь были все: эльфы, гномы, орки, люди, феи и даже русалки, ютившиеся в бочках с водой. Кто-то сидел компанией, смеялся и выпивал, а кто-то был один, томительным взором пронзая свой полупустой бокал.

Куин попыталась встряхнуться и собраться. Она попала сюда, и это главное! Осталось не выдать себя раньше времени.

Она внимательно вглядывалась в каждую мелочь, — стараясь разглядеть признаки магии, и при этом медленно ходя между столиков, как бы ища кого-то. Пока что, на первый взгляд, все было чисто.

Внезапно, внимание Куин привлекла барная стойка, расположенная у дальней стены помещения. Она была длинной, выструганной из красного дерева. К стойке прилагались высокие стулья, на некоторых уже спали одурманенные посетители.

Куин решительно направилась туда.

За стойкой стоял бармен эльф.

«Весь из себя такой дивный и неотразимый », — мысленно хмыкнула Куин.

Тьфу!

Одет он был в рубашку, поверх которой накинул синий жилет. Вид он имел слегка небрежный, но красоту это не портило: бабочка съехала чуть на бок, черные, как вороново крыло, волосы были острижены неровными прядями и едва доходили ему до плеч, рубашка была не полностью заправлена в штаны, а на плече висело полотенце, которым он вытирал стаканы.

Куин подошла к барной стойке и, невольно, по её лицу скользнуло раздражение. Эта деревянная штуковина была на голову выше её. Она попыталась сесть на стул, но и тот был вне её досягаемости.

Надо это как-то исправить.

— Любезный! — позвала Куин, как можно громче, — в баре было довольно шумно.

Эльф оторвал взгляд от стакана и уставился перед собой, выискивая источник звука. Ничего не заметив, он пожал плечами и вновь принялся за работу.

— Эй! — раздраженно фыркнула Куин. — Вы меня слышите?!

Эльф вновь вскинул голову и удивленно огляделся.

— Если ты призрак, то вряд ли мои напитки тебе чем-то помогут! Совету покинуть сие злостное место… — почти испуганным голосом проговорил он.

Куин устало выдохнула.

— Я внизу, — сказала она.

Эльф перегнулся черед стойку и внимательным взглядом посмотрел на Куин.

— Ох! Извините! Я уж было думал, что схожу с ума, — признался он, улыбнувшись.

— Сиденья здесь высокие, — хмуро отозвалась Куин.

— Там сбоку есть кнопочка регуляции, нажми и сиденье опуститься.

Эльф, кажется, выглядел весьма собой довольный. А вот Куин это все порядком раздражало. Она нажала на кнопку, села на опустившийся стул и он мгновенно поднял её. Юбки взлетели вверх. Куин чуть не закричала от неожиданности.

— Ты, видно, в первый раз в моём баре. Я тебя тут раньше не видел, — сказал эльф, наблюдая за тем, как Куин поправляет юбки.

Она подняла на него удивленный взгляд. От его улыбки у неё зарделись щеки, и Куин поспешно опустила глаза в пол.

— Да, да…— пробормотала она, стягивая с себя пальто и кидая его на соседний стул.

Эльф хмыкнул.

— Тогда, добро пожаловать! Меня зовут Эльмаир. Чем обязан лицезреть вас, в сей чудесный час, моя nilde?

Куин на мгновение опешила. Она давно не слышала, чтобы эльфы говорили на своем родном языке с другими представителями рас.

Девушка откашлялась, стараясь вести себя уверенно и спокойно.

— Решила расслабиться, — холодно произнесла она и добавила, для пущей убедительности: — Этот закон… Да и на работе проблемы. Все перемешалось, знайте ли.

Эльмаир томно вздохнул, отложив протертый стакан на полку.

— Чего вы желаете? — спросил он. Разглядев озадаченность в глазах Куин, эльф предположил: — Может «Ползунки»? Нет? Тогда… м-мм-м… «Мечта подкаблучника»? «Шепот свободы»? «Дорога грёз»? «Попрыгунчик»?

Куин недовольно морщилась. Названия резали ей слух. Что это вообще такое?!

— Ну, ладно, — выдохнул Эльмаир и задумчиво нахмурился. — Тогда расскажите, какие у вас проблемы.

— Это ещё зачем?

— Поможет выбрать напиток. Жители Куиртауна за этим сюда и приходят.

Куин это насторожило.

— А по яснее можно?

Эльмаир заморгал, словно её вопрос сбил его с толку, а затем пожал плечами.

— Ну… Видите всех этих существ? — спросил он, обводя руками присутствующих в баре гостей. Куин кивнула. — У всех у них есть какие-то проблемы. Большинство просто устали от работы и законов, но есть и такие, которые мучаются от неразделенной любви или увольнения с работы.

— И что? — не понимала Куин.

Эльмаир помотал головой.

— Они приходят со всем этим сюда, и заказывают… определенные напитки.

— Определенные напитки?

— Именно, nilde! — отозвался Эльмаир и подмигнул Куин. Он все больше и больше раздражал её. — Возьмем, к примеру, Грауна, — Эльф указал пальцем на орка, который спал за стойкой по левую руку от Куин. Его большие ноздри вздымались, а изо рта раздавался утробный храп.

Куин чуть отодвинулась в сторону, едва не свалившись со стула.

— Его бросила жена, уже как месяц назад, — продолжал тем временем Эльмаир. — И он все это время наведывается в мой бар, и каждый раз заказывает один и тот же напиток.

— Какой? — подавшись чуть вперед, спросила Куин.

— «Сердечная мазь», — ответил Эльмаир. — Он помогает от сердечной боли, от тоски и печали.

Куин растерялась.

— Я, конечно, знала, что алкоголь кому-то помогает излечить душевные раны, — она брезгливо высунула язык, — но, чтобы их разделяли на подобные категории… Разве может один и тот же коктейль помочь всем одинаково?!

Эльмаир внезапно рассмеялся.

— А кто тебе сказал, что это алкоголь?! — спросил он.

Куин раздраженно нахмурилась.

— Ты серьезно?! Это же бар!

Эльмаир отсмеялся, вытирая слезы с глаз.

— И что?

— Как что?! Вы же не…— и тут у Куин перехватило дыхание. Она уже начала думать, что магией здесь и не пахнет, но поспешно. Это все дело привычки. Обычно магические притоны скрывали за баром подпольные комнатки, где торговали магией. Куин осмотрела все, но ничего подозрительно не разглядела, а теперь… Неужели все дело было в напитках? Что с ними не так?

— Э-ээй! Дама, проснитесь! — Куин часто-часто заморгала, уставившись на эльфа. Эльмаир щелка пальцами у её носа, пытаясь привести девушку в чувства. — Не понимаю, почему вас это так удивляет…— промолвил он.

— Неужели? — злобно протянула Куин.

Эльмаир сощурился, разглядывая её лицо. В баре по-прежнему было шумно, а храп орка дополнял симфонию голосов.

— Вы пришли сюда не для того, чтобы выпить, я прав? — отстраненно заметил эльф. Он взял грязный стакан и принялся протирать его полотенцем.

— Вы правы, — согласилась Куин.

Эльмаир поднял на неё глаза.

— И что же? Думаете, что я нарушаю закон?

Куин от возмущения хлопнула ладонью по столешнице, от чего орк недовольно застонал.

— Разумеется! И тебе теперь не скрыться от…

Эльмаир жестом руки остановил её, и беспечно пожал плечами.

— Ну-уу-уу. Разве ты видишь здесь какие-то признаки магии? — он развел руками, как бы показывая, что чист.

— Нет, но…

— Во-оо-т! А значит, я ни в чем не виноват. Так что убери свою пушечку и ступай домой, подруга. У меня много дел…

Куин сама озадачилась, понимая, что её рука тянется к револьверу, который она одолжила у Мэриэль. Вряд ли, та сама держала его законно, но для обороны…Её можно было понять.

Куин колебалась, сжимая пальцами рукоятку оружия.

— Лучше выпей, — Эльмаир протянул ей стакан с чем-то мутным, отдающим запахом лимона и корицы. Куин выжидающе уставилась на него. — Это «Добрая мысль», — сообщил он, пододвигая стакан ближе к ней.

— Ты действительно думаешь, что я это выпью? — пораженно протянула Куин.

Эльмаир кивнул.

— Ну, если вы не хотите, тогда, я вынужден сказать вам namaarie!

— Ах ты, остроухий лгун! — завизжала на него Куин, и все в баре мгновенно замолчали. — Я знаю, чем ты ту занимаешься! И тебе не отвертеться от своих грязных делишек!

Она вытащила револьвер и взвела его к потолку.

— Всем оставаться на местах!

Те, кто хотел, уже было, потихоньку улизнуть, мигом юркнули обратно на свои места и притихли там, нервно допивая коктейли.

Эльмаир при всем этом выглядел несколько раздраженным, продолжая натирать все новые и новые стаканы.

Куин посмотрела на него.

— Как ты можешь заниматься подобными вещами?! Это подло! Это губительно! — фыркнула она и указала револьвером на орка, который так и спал, непринужденно похрапывая: — Смотри, что ты делаешь с жителями Куиртауна! Тебя не мучает совесть, а, негодяй?!

Куин, казалось бы, вложила в эти слова все свои силы. Она ощутила слабость и головокружение, а руки у неё предательский задрожали.

— Уберите свою пушку, дамочка, вы мне всех клиентов распугаете! — возмутился Эльмаир. Кажется, поведение Куин его совсем не пугало и не удивляло. — А Грауна вообще не трогайте! Он, как постоянный клиент, неприкосновенен!

— А тебе, я гляжу, даже не совестно?

— Мне было бы совестно, если бы я был в чем-то виноват.

— Ты нарушаешь закон!

— Где?! —  поразился Эльмаир. — Докажи это!

Посетители бара молча наблюдали за их перепалкой.

— А как же твои напитки! — не унималась Куин.

— А что с ними?

— Ты же сам сказал, что они… они…

Эльмаир выжидающе вскинул брови. Куин впервые поняла, что эльф ничего ей не говорил. Но ведь это его не оправдывало.

— Всё равно, я знаю, что ты что-то скрываешь!

Едва эти слова сорвались с губ Куин, как дверь в бар резко распахнулась…


Гости
Время: 2:35

 

Эльмаир дернулся от неожиданности и выронил бокал из рук. Он с треском разбился о пол, разлетевшись на мелки кусочки.

Куин невольно съежилась на стуле, завидев в дверях высокого орка, с большими клыками. На голове у него была темная шляпа, закрывающая лицо. Он шагнул в помещение и вслед за ним устремились ещё два орка, не менее грозных, чем он.

Это, определенно, был главарь банды «Калечащих» Рокот. Только у него одного были два синих круга на руках.

Trom-Ka, Эльмаир! — подойдя к барной стойки провозгласил Рокот, и снял шляпу.

Когда Куин разглядела его, то поняла, что её поход сюда стал самым большим приключением в её жизни и, возможно, он станет последним. Сердце чуть не ушло в пятки.

Она видела эту рожу, почти каждый день, на протяжении нескольких лет, и не узнать её было просто невозможно.

Главарем банды оказался Маргу.

Только сейчас Куин вспоминала, что он все время ходил в перчатках. Она не стала ждать пока Маргу узнает её, и поспешно отсела в самый дальней угол барной стойки, пристально наблюдая за ним. Наверное, Куин удалось подобрать хорошую маскировку, так как орк, кажется, даже ничего и не заметил.

Взгляд Эльмаира упал на Куин, и в его глазах отразилась нерешительность.

Mankoi naa lle sinome, Рокот?! — с недоверием отозвался он.

Орк нахмурился и уселся за барную стойку, не сводя пристального взгляда с эльфа.

— Деньги, — коротко бросил он рычащим басом.

Эльмаир поморщился, но недовольство быстро сошло с его лица. Он выудил из под бара швабру и принялся беззаботно убирать осколки, грациозно взмахивая ею.

— Не понимаю о чём ты, — заметил эльф.

Пасть Рокота оскалилась, и из неё вырвался рык:

— Не держи меня за дурака, оttak! Где плата?!

Эльмаир возмущенно вскинул голову.

— Я уже давал вам плату в этом месяце, уважаемые!  — последнее слово эльф произнес с нажимом.

Орк ударил кулаком по стойке, вызвав, тем самым, испуг у присутствующих в баре посетителей. Некоторые пытались потихоньку улизнуть.

— Нужно ещё! — завопил он.

Пока Рокот сидел за барной стойкой, его приспешники из банды, расхаживали по бару и попивали напитки у посетителей.

— У меня сейчас нет, великодушно прошу, зайдите позже, — вытряхивая осколки в урну, обратился к главарю Эльмаир. Куин поразилась тем, с какой непринужденностью он беседовал с этим громилой.

— Уговор. Нет денег, нет конфиденциальности твоего бара.

— Минуточку! Я платил в этом месяце, как и полагалось!

Рокот мрачно усмехнулся, заклокотав в ответ:

— Я установил правила. Они изменились.

У Эльмаира от злости покраснели уши. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но дверь вновь с грохотом открылась. Орк, который сторожил её, лежал без сознания ещё от первого удара, а от второго, наверное,  лишился разума.

А орки и без того были не адекватными, как полагала Куин.

Но лицезрение того, кто стоял теперь в дверях, буквально повергло её в шок. Это был не кто иной, как Синезуб из «Блуждающих». Он был коренастым, с длинной рыжей бородой, аккуратно завязанной в косичку, а одет гном был в элегантный костюм.

Рот сам открылся от удивления, и Куин поспешно его захлопнула, стараясь не привлекать внимания.

Что-то назревало.

Рокот обернулся на дверь и вперил свой огненный взгляд в гнома. Его орки перестали блуждать между столов посетителей и встали около него, словно личные телохранители.

Синезуб тоже был не один. С ним были два гнома, которые так же, настороженно оглядывая бар, стояли возле своего главаря.

Khagun menu penu rukhs! — выплюнул Синезуб, завидев Рокота и его орков.

Куин посмотрела на Эльмаира. Он, кажется, посерел, а на лице отразился такой ужас, что сразу стало понятно — быть беде.

Рокот поднялся со стула и шагнул к гному, скалясь во весь свой клыкастый рот.

— Что ты забыл здесь, безбородый?! — рыкнул он.

Синезуб нахохлился, точно голубь.

— Это я то что тут забыл?! — пророкотал он. —  Это как ты тут оказался, жалкий кусок помоев?!

Эльмаир застонал. Оба главаря шагнули навстречу друг другу, сжимая кулаки и выкрикивая ругательства. Куин ошарашено наблюдала за всем. Она медленно подполза к эльфу и шепнула ему:

— Что тут происходит?! — требовательно вопросила она, хотя, в подобном положении можно было и помолчать, но Куин хотела докопаться до правды.

Эльмаир оторвал выпученные глаза от главарей банд и уставился на неё.

— Нелепая случайность, — отрешенно бросил он.

— Неправда! — протестующе отозвалась Куин, и ткнула в него пальцем. — Ты что, работаешь на «Калечащих»? А «Блуждающие» как тут оказались? Им ты тоже взятки даешь, да?!

Эльмаир удивленно уставился на неё, но сказать что-либо не успел.

Раздался визг одной из эльфиек за дальним столиком.

Началась драка.

Синезуб впечатал кулаком Рокоту в живот и тот упал спиной на стул. Послышался треск. Во все стороны полетели щепки. Орки «Калечащих» кинулись на гномов «Блуждающих». Бар заполонил грохот, крики и стоны. Посетители вскакивали со своих мест и бегом мчались к выходу. Кто-то помогал катить бочки с русалками. Феи вспархивали в воздух, поднимая клубы золотистой пыльцы.

Рокот вскочил с пола и с ревом бросился на Синезуба. Они швыряли друг друга в разные стороны, ломая все, что попадалось на пути.

Куин испугано вжалась в барную стойку, ощущая, что ей вот-вот заедут по носу. Как же она пойдёт домой с таким видом?!

Внезапно что-то потянула её назад и Куин обернулась.

— Залезай сюда, — сказал Эльмаир, прячась за стойкой. Куин не стала возражать. Она забралась на столешницу и поползла по ней. По пути она нечаянно опрокинула стакан, который подавал ей Эльмаир, но Куин не предала этому значение. Она, со звоном каблуков, прыгнула на пол и сразу же пригнулась, прячась от летящих в неё щепок — сломался очередной стул.

— Что же это твориться! — отчаянно пролепетал Эльмаир. Куин посмотрела на него. Она никогда ни сидела так близко с эльфом, ощущая тепло его тела и слыша учащенное дыхание. Вблизи он выглядел ещё более привлекательным чем…

Куин встряхнулась и ущипнула себя за запястье, стараясь привести в чувство. Что это на неё нашло?!

И тут она кое-что заметила. На полу была лужа от напитка, который она нечаянно пролила. Эта лужица искрилась, словно множество крохотных светлячков.  Куин нахмурилась, касаясь её пальцем. От её прикосновения по луже пошла маслянистая рябь, и в воздух поднялись разноцветные клубы радужной дымки.

Так вот в чём всё дело!

Теперь Куин поняла. Зримо, в баре, действительно не было магии. Вся магия была в напитках, скрытая под видом обычных коктейлей.

Куин резко повернула голову и сверкнула взглядом на Эльмаира, но, к её большому удивлению ей на глаза попались лишь его ноги. Эльф встал за стойкой и невидящим взглядом смотрел куда-то вдаль.

Куин только сейчас поняла, что звуки драки стихли. Она встала на коробки, лежавшие под баром, и аккуратно выглянула из-за стойки.  Куин ужаснулась. Все вокруг замерло. Как будто произошёл стоп-кадр. Она и эльф были единственными, кто шевелился.

Синезуб и Рокот готовились ударить друг друга кулаками. Орки и гномы вперемешку заполняли пол бара, превратившись в пыльные клубы из рук и ног. Посетителей в помещении уже не осталось. Само это место теперь лишь отдаленно напоминало бар: стены и пол оцарапаны и залеты кровью, вперемешку с коктейлями; абсолютно все столы и стулья превратились в груды щепок; некоторые бутылки из бара битыми стеклами валялись вокруг; входная дверь еле как держалась на петлях, поскрипывая в тишине.

Куин медленно поднялась на ноги. Она аккуратно посмотрела на Эльмаира, руки у которого искрились оранжевыми огоньками.  Он выглядел подавленным и мрачным.

Куин понимала, что поймала эльфа с поличным но, от чего-то, не спешила доставать револьвер.

— Эльмаир? Вы в порядке? — осторожно поинтересовалась она.

Эльф отошел от какого-то ступора и посмотрел на неё так, словно только что понял, что она стоит и видит все происходящее. Его уши слегка опустились, как у собаки, когда она провинится.

Эльмаир отвернулся от неё и щелкнул пальцами. Все присутствующие в баре эльфы и орки поднялись в воздух, словно каменные статуи, которым приделали крылья. Куин пораженно наблюдала за происходящим, не понимая, почему не останавливает эльфа.

Внезапно ступор прошёл. Все зашевелились в воздухе, выкрикивая ругательства. Рокот и Синезуб пытались подплыть друг к другу и закончить драку. И тут Куин вскрикнула, когда они все, в мгновение ока, с грохотом попадали на пол, точно дождь.

В воздух поднялись клубы пыли. Эльмаир опустил руки и закашлял, Куин тоже подавилась облаком грязи.

Наступила тишина, которую прорезали лишь отдаленные оханья и кряхтенья. Синезуб и Рокот поднялись на ноги. Они потирали головы и оглядывались по сторонам. Когда их взгляды остановились на эльфе, то на лицах главарей взорвалась злость.

— Да я из тебя суп сделаю, эльфятина! — раздался бас Синезуба.

— Ты пожалеешь, о том, что сделал, лопоухий заяц! — вторил ему Рокот.

Оба главаря направились к барной стойке, по дороге засучивая рукава изодранных рубашек.

И тут Куин поняла, что пришло её время. Она только сейчас осознала, что все это время держала в руках оружие.

Рокот и Синезуб приближались.

Куин вскинула револьвер и прицелилась им в главарей с пронзительным визгом:

— А ну всем стоять! Это организация «Пилигрим». Лечь на пол!

Конечно, —  с бусами, растрепанными волосами и  в юбках, — Куин выглядела совсем не убедительно.

Орк и гном на мгновение остановились, озадаченно глядя на неё, но, нерешительность быстро сошла с их лиц, и они вновь двинулись вперед.

— Я точно выстрелю! Стойте! — Куин приняла ещё одну попытку.

— Не утруждай себя, — посоветовал ей Эльмаир и вновь вскинул руки. Выглядел эльф крайне грозным и неприступным.

Подул ветер. Он взялся неоткуда. Такой сильный, что припечатал Куин к столешницы барной стойки. Она выронила револьвер, и он укатился под обломки стульев.

Этот ветряной поток устремился на Рокота и Синезуба. Они продолжали идти, заслоняясь от него рукой, но их шаги становились всё медленнее и тяжелея, а сила ветра росла. Почти всех орков и гномов он давно сшиб с ног и унес в дверной проём, прочь из бара.

Но Рокот и Синезуб всё ещё сопротивлялись, выкрикивая ругательства. Первым не выдержал гном. Он оступился на ножке из-под стола и плюхнулся на живот. Поток подхватил его и унёс к выходу, кричащего и бьющегося в гневе. Сразу же после него ветер сразил и орка. Мощный поток отбросил беднягу назад и поволок его к выходу. Когда дверь бара захлопнулись, рычание Рокота всё ещё доносилось до ушей Куин.

Вновь наступила тишина. Эльмаир опустил руки, и устало выдохнул. Куин огляделась. В баре остались только они двое.

Куин посмотрела на эльфа. Он выглядел жутко измотанным и печальным. Его взгляд скользнул по лицу гномихи и уперся в пол.

— Пропал мой бар, — удрученным голосом сообщил он, облокачиваясь на шкаф, в котором теперь стояло всего три бутылки.

Куин посмотрела на груду щепок в стороне, под которой был погребен её револьвер и на Эльмаира. Она медленно подошла к нему, стараясь не поскользнуться на дымящихся лужицах: юбки её порвались, бусы тоже, а волосы падали на плечи бледными водопадами.

— Зачем ты все это делал? — почему-то спросила Куин и от взгляда эльфа её передернуло. Он был бесконечно печальным.

На вид Эльмаир стал ещё более небрежным: волосы вздыбились, бабочка куда-то пропала, а рубашка полностью вылезла из штанов.

— Хотел как-то помогать жителям нашего города. Да, вы правы, может не совсем так, как следовало, но всё же… — сказал эльф ели слышно, и добавил, горестно усмехнувшись: — Теперь это все в прошлом. Бар разрушен, кланы города меня ненавидят, а вы…вы всё расскажете своим «Пилигримчикам» и меня посадят.

Куин от чего-то улыбнулась. Она положила ладонь на руку Эльмаира и посмотрела ему в глаза. Эльф выжидающе напрягся.

— А может по коктейлю, а? — спросила Куин. Какую-то секунду они оба молчали. Затем, внезапно, засмеялись. Да так громко, что с потолка посыпалась штукатурка.

Они смеялись безумно долго, пока их смех не прервал шорох и стоны. Куин и Эльмаир подошли к барной стойке и заглянули через неё.

На полу лежал Граун. Он непонимающе посмотрел на них и произнёс:

— Кажется, я заснул. Сделаешь мне «Сердечную мазь»? Двойную, пожалуйста.

 

 

*Примечание:

Nilde (эльф. яз.) — подруга.

Namaarie (эльф. яз.) — до свидания.

Mankoi naa lle sinomel? (эльф. яз.) — почему вы здесь?

Khagun menu penu rukhs! (гном. яз.) — орочье отродье!

Trom-Ka (орк. яз.) — рад встречи

Ottak (орк. яз.) — эльф.

 

 

 

 

   

читателей   129   сегодня 2
129 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...