Болотная ведьма

Леший любил рассвет. Что бы ни произошло накануне, старик встречал каждый новый день, как отец, души не чающий в своем чаде. Первые лучи ласкали деревья, играли в пруду, шутили с травинками и цветами у подножия холма, словно дразня Лешего, и, показав свой вздорный нрав, бросались в объятия ведуна. И сейчас знахарь, удобно расположившийся под кроной огромного дуба, терпеливо ждал своей очереди. Он мерно вдыхал прохладный ночной воздух, прощался с дремой. Стоило лишь первому лучу коснуться его босых ног, старик заливался звенящим смехом лесных птиц, полевых цветов, свежескошенной травы, и весь мир просыпался вместе с его звонким детским хохотом. Но сегодняшняя ночь не принесла прохлады, не позволила смыть усталость вчерашнего дня и тяжело висела над горизонтом, пугая и угрожая рассвету.

Когда же солнцу, наконец, удалось прорваться сквозь почти осязаемую тьму, холм Лешего окрасился цветами заката. Багряные лучи коснулись каждой росинки, и знахарю казалось, что весь мир истекает кровью.

— Ведьма, — выругался Леший.

— Морррррр, — поддакнул седой Кот.

И оба старика, тяжело ступая, отправились к дому.

Плохих вестей долго ждать не пришлось. Ближе к обеду Леший заварил чай из лесных трав, вышел на порог и крикнул в лес:

— Долго там траву топтать будешь или зайдешь уже, лысая твоя башка?

Неуверенной походкой к дому приблизился невысокий деревенский мужик, отвесил ведуну земной поклон:

— Прости, Леший, наведываемся к тебе, только если беда у нас.

  • Ну, так правильно, — проворчал старик, — не буди лихо, пока оно тихо. Да… Постарел ты, я погляжу… Совсем почти дед, башка твоя лысая. Да… Ну с чего вдруг меня вспомнил-то?

— Беда у нас, — ответил мужик, войдя в дом, вдохнул многоцветие травяного чая, грустно посмотрел в низкое окно и тяжело добавил: — Ребенок опять умер, горе такое.

— Морррр, — подтвердил Кот, удобно устроившись на пороге.

— Мы ведь как думали, вернулся Иван со своей Лягушкой, победил Кащея, так и заживем мы все счастливо. Ан нет: царя хворь подкосила, дети рождаться перестали, а кто родится — долго не протянет. Вот и вчера, — мужик тяжело опустился на лавку. – Прокляли нас. А у меня ведь, у меня невестка на сносях, никому не говорили еще. И ведь дура-баба никуда от мужа ехать не хочет. Помоги, проси чего хочешь, только помоги.

— Да… — толи ответил, толи просто подумал Леший, — Ведьма у вас, чтоб ей провалиться, ведьма.

— Морррр, — отозвался с порога старый Кот.

— Не каркай тут, иди, давай, понюхай, да послушай.

Кот фыркнул, смерил взглядом деревенского мужика, словно мышь, забывшую свое место, потянулся, лениво встал и в следующее мгновение исчез в дверях. Зверь решительно хотел вернуться домой затемно, поэтому направился прямиком в деревню, решив начать с царских палат.

***

Кот и сам не верил, что еще способен мчаться быстрее глупо брошенного слова, не касаться все еще нежными подушечками старых лап земли, а лететь, лишь иногда царапая когтями то деревянный пол, то мощеную улицу, а теперь мягкую траву на холме. Не молод был Кот, но увиденное в глазах старика гнало зверя все дальше и дальше, прочь от царской почевальни и деревни. Лишь на самой вершине холма он перешел на неритмичный шаг, принюхиваясь и выбирая место для отдыха, и, усевшись поудобнее на ласковой невысокой траве, с усердием начал вылизывать шерсть, лизал и сплевывал. Удостоверившись в идеальной чистоте, Кот зажмурил глаза и подставил морду солнцу. Полуденные лучи слегка потрепали зверя за уши, погладили пухлые щечки, пощекотали усы и отправились дальше в мир любить и нежить каждое дитя света. Нужно было подумать. Зверь фыркнул, вспомнив, что не увидел в широко раскрытых глазах царя ничего кроме смерти. Царь был мертв, уж в этом-то Кот разбирался, но какая древняя сила заставляла его все еще дышать, вдыхать воздух, пропитанный запахом свеч, а выдыхать болотную гниль, и зачем? Ууууж Леший знает. Ууууж Леший ррразберется. Нужно послушать, что народ говорит. Тяжелой шаркающей походкой побрел Кот обратно в деревню.

— Кисонька, иди сюда, Кисонька, мы тебе молочка нальем.

— Смотрите, кошка!

— Кис-кис. Кис.

— Мурррр..

Кот терся о длинные подолы девушек, позволял себя гладить, чесать за ухом,  а потом и вовсе забрался одной красной девице на колени и сделал вид, что заснул, время от времени напоминая о себе мелодичным урчанием. Никто в деревне не расскажет больше полезных вещей, чем кудахчущие вертихвостки, собравшиеся вечером на завалинке под окнами старых покосившихся домов. В этом Кот был уверен.

— Горе-то какое!

— Да, горе, надо было ей сразу к матери в соседнюю деревню ехать, — ловил обрывки разговора старый зверь.

— Верно, а она ведь ребеночка сразу всем показывать стала. Даже царская невестка заходила, сетовала, что у нее с мужем все детей никак нет.

-Так откуда им, детям, взяться? Царевич сам на себя стал не похож, исхудал, щеки впали, не глаза, а глазищи…

— Может, это царская хворь и его одолела? – перебивая друг друга, перешептывались девушки.

— А ну, цыц, разгалделись, —   прервал недолгую дремоту знакомый низкий голос. Кот оказался на полу, глаза пришлось открыть. Бездонный кошачий взгляд испепелял невысокого лысеющего мужика.

— Прости, — смущенно, как нашкодивший мальчишка, пробурчал мужик. – Не видел я тебя.

— Грмуррр, — буркнул в ответ Кот и, слегка прихрамывая, поплелся домой.

 

В лес  Кот решил отправиться своим ходом. За последнюю жизнь он много узнал от Лешего, а чему-то и сам научил ведуна. Ему ничего не стоило слегка вильнуть хвостом, завернуть за высохшей березой на окраине деревни и очутиться под старым дубом, где обыкновенно встречал рассвет Леший. Но, несмотря на ноющую боль в старых кошачьих костях, зверь шел по скошенным копнам, которые смердели древним болотом, по высохшей траве на холме, некогда цветочному лугу. Лишь оказавшись под покровом первых деревьев родного леса, Кот расслабился, вытянул шею, распушил хвост, загнал для порядка маленького мышонка под пень, посидел под корявой сосной и помолчал с Вороном, устроившимся передохнуть высоко  в колючей кроне. Тишина, вечерняя прохлада и медленная дрема леса казались обманом, только фыркни – и все исчезнет, утонет в черном булькающем гнилом болоте.

***

— Долго ты, — встретил друга Леший.

  • Мурр, — хмыкнул Кот и одним прыжком забрался на теплую печку, в которой дотлевали и все еще слегка потрескивали два полена.

Надо было хорошенько умыться. Леший подкинул дров в печь, заварил чай. Ночь предстояла длинная.

Старик сел у окна на пол, прислонившись спиной к печке. Кот расположился у него на коленях кверху пушистым пузом в надежде, что лунный свет пощекочет его мягкие бока, и завел протяжную песню под стать гулу огня, едва слышному за несколькими рядами каменной кладки.

Леший ласково перебирал шелковистую шерсть и то плел из мурлыканья нить, что терялась в затейливом узоре волшебного ковра, то собирал из кусочков кошачьего пофыркивания мозаику и все вглядывался и всматривался в них. Казалось, сейчас он увидит ведьму, одно мгновенье и ведуну удастся схватить ее, заставить взглянуть ему в лицо, но каждый раз он слышал лишь смех булькающей трясины и ощущал вонь болотной гнили.

Еще немного, следы ведьмы становятся четче, скорее, вот она, Боярская Дочь. Конечно, это она сглазила ребенка, она сгубила царя, старший сын займет его место, а сама она станет царицей. Но Кот продолжал мурлыкать, и узор складывался дальше, и маленькая боярышня играла с котенком, и смех ее звенел росой и полевыми цветами, и птицы ловили его и вплетали в свои песни.   А вот юная боярышня не в силах дышать от волнения, красивая, румяная, оперлась спиной о ворота отцовского двора и вслушивается, как молодой царевич топчется на дороге, не решаясь войти и теребя в руках стрелу. Постучит или так войдет? Спросит ее или молча протянет стрелу? А вокруг соседские ребятишки да малые сестры-братья хохочут — смехом заливаются, а смех летит высоко в голубые небеса, собирается в тучи, сияет молнией, гремит громом и проливается на уставшую от жаркого дня землю теплым летним дождем. Не ведьма.

Ведьмин смех скрипит в голове Лешего, близко она, только руку протяни. Вот он, царевич, бесхарактерный, не такого наследника желал себе царь. Все время нянчится с младшим братом – дураком Иваном. Что Иванова нянька прикажет, все делает, делами не интересуется, отца гневит. Не любит царь старшего сына, боится сын отца. Что ж ты так осунулся, царевич, уж не злое ли колдовство твое тебя же самого изнутри пожирает? Кот пофыркивает, мозаика сама складывается. Жалеет брат Ивана, все смеются над дураком, кто зло, кто по-доброму, а тот и не понимает ничего. Кому за него заступиться, как не старшему брату. И так тепло Лешему от этой детской доброты. Нет, не ведьмак.

Вот и Иван-дурак лягушку притащил, жениться собрался, как не пожалеть горемычного? Не думал никто, что лягушка красавицей Василисой окажется. Бывает же. Лягушка. Жаба болотная.

Кот мерил избу в кошачих лапах, нервно семеня от печки до стола и обратно. Мало подслушал, недостаточно унюхал, придется возвращаться в деревню.

— Не кипиши! Вместе пойдем, — осадил Кота Леший.

— Рмяу, — возразил зверь.

— Вместе, вместе. Там и закончим все.

***

Предрассветный лес был хмур, как мысли Кота и Лешего. Густой туман, больше похожий на уставшую тучу, оттягивал наступление утра. Путники медленно пробирались сквозь серые клубы. Кот пофыркивал, Леший время от времени ворчал. Каждый был погружён в свои мысли, но думали они об одном.

С холма деревня виделась дремлющей утренним сном, но чем ближе подходили спутники, тем скорее таял обман. Кузнец раздувал огонь и гнал прочь туман, проникший и в кузницу, мельник с усердием грузил мешки на косую тачку и, казалось, специально накатывал на кочки и камни, чтобы оси скрипели громче, резче и гнали прочь ночную мглу. То тут, то там слышались обрывки разговоров, ворчание, брань, редко смех. Завидев Лешего, люди смолкали, склоняли головы, девушки падали в ноги.

— Все потом, все потом. Дело у меня сейчас, — отмахивался старик.

— Фррр, — отфыркивался Кот.

Так всей деревней дошли до царских палат. На крыльце гостей встретил старший царевич. Не в силах подняться на ноги некогда красивый и сильный мужчина прохрипел слова приветствия, зашёлся в приступе кашля и скатился к ногам Лешего. К нему бросилась заплаканная жена, вышел на крыльцо и Иван с Василисой и нянькой.

— Прочь, — грозно заревел Леший.

Кот шипел, выгибал спину, показывал когти. Люди пятились от Лешего и царевича, круг становился все шире. Ведун сел на землю, обнял больного и шептал, шептал ему на ухо, гладил лоб, как маленькому ребёнку, снова шептал, ворошил волосы, шептал, шептал, шептал. Старик подул в слегка открытый рот царевича, зажал ладонью, а когда отпустил, мужчина снова зашёлся раздирающим кашлем, чёрная мокрота червяками растеклась по траве. Одним быстрым рывком рассек Кот острыми когтями грязь, чёрная жижа скукожилась, мгновенно засохла, а лёгкий ветер смешал пыль с землёй у крыльца. Будто и не было ничего.

— Где брат твой? — угрюмо спросил Леший пришедшего в себя царевича.

— Так вон он, на крыльце стоит, — непонимающе, как мальчишка, пролепетал мужчина.

— Другой брат твой где? — ещё раз спросил ведун.

Словно пытаясь вспомнить что-то давно забытое, царевич зажмурил глаза, обхватил голову руками, застонал.

— Уехал, давно уехал. Царь приказал дань собрать. Он и уехал. И жену с собой взял. Наверное.

Леший тяжело поднимался по ступеням. Каждый шаг отдавался не слышным, но осязаемым гулом.

— А вот и младший брат, и жена красавица, ну здравствуй, Царевна-Лягушка.

Девушка ничего не ответила. В глазах Василисы старик видел лишь болотную топь, унылую, безжизненную.

— А ведь и она не ведьма, — бросил Леший Коту. – Лягушка. Жаба она и есть.

Схватив Ивана за румяные щеки, ведун притянул его к себе и заглянул в глаза.

— Дурак был, дураком остался. Кто же здесь змея-то подколодная?

Леший кружился, вглядывался в лица людей, шептал, напевал. Царь мертвый, но живой. Жена-красавица, но жаба. Иван — герой, но дурак. Кто ведьма? Кто паутину плетёт? Кто кровь людскую пьёт? Думай, Леший. Пой, Кот. Старший брат при смерти, средний пропал, младший герой. Старший царевич умирает, средний сгинул, дурак — герой. Дурак — царь. Царь дурак.

— Ах, вот ты где, не то бабка, не то тетка! Пригрел царь змею на шее! Не доглядел я. Мать в могилу свела, ребенком слабоумным прикрылась, — ведун шептал, шепот переходил в пение, пение разносилось по всей деревне, переливалось колокольным звоном, летело высоко в небеса, гремело громом, проливалось дождем.

Старуха-нянька пятилась с крыльца к двери, шипела, причитала, колдовала.

— Думала, якобы победит Иван Кащея, вернется героем с женой-красавицей, так царь его после себя оставит и забудет, что сын дураком родился, а ты им как куклой править будешь? Мертвого царя мучаешь, не хватило сил быстро царевича сгубить, ждешь, что сам от болезни умрет? Стань он сейчас царем, с помазанным-то тебе уже не справиться.

— Справиться – не справиться, с тобой сейчас управимся, — шипела ведьма, клокотала, колдовала.

Ведун закрыл глаза, не переставая шептать-напевать, опустился на пол, слегка склонив голову вперед. Сильна ведьма, долго горем людским питалась. Хватит ли сил? Кот прыгнул между Лешим и ведьмой, заурчал, зашипел и стал рвать когтями невидимую паутину, что плела старуха, рвал, стряхивал, рычал, снова рвал, пока не оказался достаточно близко к няньке, чтобы броситься на нее и перегрызть горло. Стало тихо. Лишь изредка откуда-то далеко доносился густой колокольный звон.

***

Леший спал. Во сне он видел, как вышел из царских палат. Люди плакали, кланялись, целовали ему ноги. Кот шёл рядом, урчал, фыркал, дергал хвостом. Силы покинули знахаря уже за деревней. Прислонившись к сухой березе, он ждал смерти. Кот устроился у старика на коленях, мурлыкал, пел, умывался и гудел, как огонь в печке.

Старик пришел в себя. Вечерняя прохлада освежала, а тепло, исходящее от земли приятно грело босые ноги. Из деревни доносились пение и смех, виднелись всполохи костров. Птицы провожали усталый день. Ведун тяжело поднялся, прижал к груди мертвого Кота и пошел домой.

***

Леший любил рассвет. Озорные лучи утреннего солнца щекотали босые ноги старика, и он смеялся, как мальчишка. Смех разлетался с холма по всему лесу, превращался в птиц и несся над полями и лугами, лесами и болотами.

— Как хорошо, — протянул Леший.

— Мяу, — поддакнул Кот.

   

читателей   181   сегодня 4
181 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,80 из 5)
Загрузка...