120 минут надежды

 

В вагоне метро было прохладно и пахло сыростью. Довольно не привычно для жаркого эстонского лета, но реальность опровергала любую логику. Роверт по привычке оглянулся по сторонам, в надежде отыскать свободное место, но это оказалось совершенно лишним – вагон был пуст. По правде сказать, странное явление для вечера четверга. Обычно в это время метро переполнено и в вагонах нет свободных мест даже стоя, не говоря уже о призрачном шансе умоститься на сиденье.

Размышлять о странностях не было желания – трудный день в автосалоне отнял у Роверта все силы. Мало того, что во время чистки салона престижного Мерседеса он обнаружил порез на кожаном сиденье, так еще и босс был подозрительно молчалив весь день, не заикнувшись о зарплате.

Сердце Роверта колотилось, и к горлу подступил предательский комок. Что сказать владельцу авто завтра с утра? Он не был уверен, что увечье салону было нанесено именно им, ведь клиент был постоянным и Роверт никогда прежде не позволял себе подобных оплошностей. Как бы там ни было, а ему предстоит понести наказание и выплатить огромную сумму средств, возмещая ущерб. Где брать деньги? Еще и босс как назло не заикается о зарплате, которая полагалась ему еще вчера. Быть может, он уже узнал о проступке Роверта и готовит документы на его увольнение.

— Черт! – процедил сквозь зубы парень и на мгновение закрыл глаза. Усталость взяла свое.

Двери вагона метро с шумом захлопнулись, и Роверт открыл глаза. Напротив него сидел неизвестно откуда появившийся мужчина в сером плаще до пола. В руках он держал книгу. Роверт сделал попытку прочесть ее название, но тщетно.

«Иностранный язык, то ли?» — задумался он, продолжая всматриваться в странные буквы на обложке томика.

Голова Роверта непроизвольно наклонялась в бок, пытаясь разглядеть название произведения.

— Это иврит, — подсказал случайный попутчик, не выдержав тщетных стараний Роверта.

— Вы знаете иврит? – удивился парень.

— Нет.

Роверт оторопел от такого ответа и вопросительно посмотрел на незнакомца. Тот, прочитал вопрос в глазах парня и, подмигнув, бодро ответил:

— Пытаюсь читать. А вдруг!

«Подозрительный тип, — принялся размышлять Роверт, тщательно рассматривая нового попутчика. – Одет странно и бородка у него какая-то козлиная. Такие не в моде уже лет тридцать так точно. И что это за выдумки с книгой?»

— Не желаешь и ты попробовать? – улыбнулся незнакомец, протягивая Роверту книгу.

«Кажется, мы не переходили на «ты». Бесцеремонный, однако», — про себя отметил парень.

Незнакомец продолжал добродушно протягивать книгу Роверту, но тот медленно покачал головой:

— Я не знаю иврита.

— Так и я ведь не знаю! Ты попробуй, ну же!

— Не стану я пробовать. Я знаю, что не знаком с этим языком.

Незнакомец пожал плечами и внимательно уставился на юношу:

— Трудный день?

Парень, явно не желая продолжать общение, сухо выдавил из себя:

— Трудные дни идут косяком.

Незнакомец уже было открыл рот, желая продолжить разговор, как поезд метро внезапно остановился, а кондуктор не разборчиво объявил в громкоговоритель, по всей видимости, важную информацию.

Роверт досадливо скривился:

— Какую остановку объявили?

— Поломка на пути, — внимательно посмотрел на парня незнакомец и перевел взгляд на часы. – 18:20. Нужно выходить.

Схватив рюкзак с сиденья, Роверт рванул к выходу. Незнакомец последовал за ним. В метро было тепло и тихо. Не было ни одной живой души вокруг и Роверту стало не по себе. Незнакомец уверенно зашагал в неизвестном направлении, как будто бы не замечая кромешной темноты.

— Уважаемый, — окликнул его Роверт, боясь остаться один на один с неизвестностью. – На какой станции мы вышли?

— Это промежуточный пункт. Тебе нужно в город?

Роверт кивнул, щурясь. Темнота словно тяжелый камень давила на веки и виски, и голова казалось, вот-вот лопнет.

— Пойдем за мной. Я проведу тебя в город.

Роверт перемялся с ноги на ногу, пытаясь взвесить правильность принимаемого решения. С одной стороны незнакомец не вызывал у него ни малейшего доверия. Более того, выглядел он крайне опасно и слегка даже маниакально. Кто знает, что у такого человека на уме. С другой стороны он был единственной живой душой, которая могла вывести Роверта из подземелья метро в город. И потом, мужчина был довольно хил на вид и Роверт вполне мог с ним справиться, возникни вдруг такая необходимость.

Парень сделал нерешительный шаг в сторону незнакомца:

— Роверт, — выдавил он из себя.

Мужчина улыбнулся в ответ:

— Виктор. Пойдем. Становится прохладно.

И вправду, откуда-то с боку невероятно дуло, и подземелье метро наполнялось запахом пыли, притоптанной дождем. Прогноз погоды с утра обещал ясный день, и о дожде не было сказано и слова. Роверт привык верить прогнозам, гороскопам и приметам. Ему казалось, что если он хотя бы гипотетически сможет узнать наперед будущее, то будет находиться в некой безопасности. Он никогда не выходил на улицу без зонта, если метеоролог говорил о минимальной вероятности осадков, обходил десятой стороной дороги, которые только что перебежала черная кошка, и свято верил, что к сорока годам непременно разбогатеет, ведь именно так ему однажды предрекла гадалка.

Незнакомец уверенно шагал, пробираясь на ощупь сквозь кромешную тьму. Роверт семенил за ним, стараясь не отставать даже на метр. Зрение его уже давно подводило, а регулярные головные боли от внутричерепного давления только усугубляли ситуацию. Для него поездки в метро были сущим наказанием, не говоря уже о том, что бы здесь бродить в неизвестности так долго.

— Нам еще далеко? – нетерпеливо спросил он Виктора.

— Почем мне знать? Я первый раз здесь.

— Как? – изумился Роверт и застыл на месте. – Вы же сказали, что выведете меня в город!

— Так и есть. Это будет мой дебют, — усмехнулся Виктор, выдохнув носом воздух. – Да не переживай ты! Никогда не поздно пробовать. Ты мне веришь?

— Разумеется, нет! – в приступе паники повысил голос Роверт. – Я вас первый раз вижу!

— У тебя есть два варианта. Ты можете вернуться и ждать помощь неизвестно сколько времени и неизвестно откуда. А можешь пойти за мной. Вдвоем как-то веселее, не находишь? Решать тебе.

«Чертов день» — отчаянно подумал Роверт и молча шагнул за Виктором. Он был уверен, что если с самого утра день не задался, то ждать изменений к лучшему не стоит – день просто нужно пережить.

Неожиданно для Роверта и, казалось, вполне предсказуемо для Виктора, вдалеке узкого подземного тоннеля показался свет. В нос ударил запах озона.

— А вот и город, — заулыбался Виктор, наконец-то открывая двери метро. – Дождливо, однако.

Роверт недовольно скривился. Опять метеорологи в своем прогнозе попали пальцем в небо.

— Дождь нам не помеха, — улыбнулся Виктор, щелкнув двумя пальцами в воздухе.

Роверт изумленно открыл рот. Прямо над головой Виктора возникла слабозаметная дымка, соприкасаясь с которой капли дождя растворялись в воздухе, не успев упасть на голову и плечи мужчины.

— Что за черт? – нашел в себе силы спросить юноша. – Как вам это удалось?

Виктор щелкнул двумя пальцами в воздухе, еще раз продемонстрировав свое умение. Слегка заметная дымка вмиг исчезла. Недолго думая мужчина повторил свои действия, и невидимое укрытие снова возникло у него над головой.

— Попробуй и ты.

Роверт яростно замотал головой.

— Не упрямься ты! Или тебе сильно охотно под ливнем мокнуть? Ну что тебе стоит? А вдруг!

— Бред, — потер лицо руками Роверт и, глубоко вздохнув, поднял правую руку вверх. Неумело щелкнув пальцами, парень поднял лицо к небу, больше не ощутив на себе силы падающих капель. – Как такое может быть?

Виктор лишь улыбнулся, пожав плечами:

— Пойдем, выпьем кофе. Ты никуда ведь не торопишься?

Роверт, все еще находясь в шоке от происходящего, неожиданного для самого себя согласился:

— Пожалуй, от кофе я не откажусь.

Они последовали в сторону небольшого кафе на углу пересечения двух улиц. Рекламный экран, занимавший почти пол стены многоэтажного здания, транслировал видеоклип новомодной группы. Роверт то и дело оглядывался по сторонам, пытаясь вспомнить это место. Ему казалось, что он здесь впервые, хотя мог поклясться, что знает свой родной город вдоль и поперек. Он вглядывался в лица прохожих, высматривая в них знакомых или же тех, кто сможет ему объяснить, что за чертовщина с ним происходит. Но никому не было до растерянного парня не малейшего дела – каждый бежал по своим делам, втягивая головы в плечи и содрогаясь от промозглого ветра.

Кафе выглядело уютно и напитки не вызвали у Роверта подозрения. Впрочем, он все же тщательно обнюхал содержимое чашки и едва коснулся ее губами, пробуя жидкость на вкус. Кофе как кофе.

— Знаешь, я сразу на тебя обратил внимание, – начал разговор Виктор.

Парень усмехнулся:

— Не удивительно, я был единственным пассажиром того проклятого поезда.

— Нет, дело не в этом. Как только я переступил порог вагона метро, я понял, что тебе нужна помощь.

— Желательно материальная, – снова усмехнулся Роверт.

Виктор захохотал:

— Ну, алчность еще никому не приносила удачу.

Юноша поморщился:

— Да вы не понимаете. Меня ждут огромные неприятности на работе. Сегодня я совершенно не заметил, как разодрал кожаный салон авто самого крупного нашего клиента. Хотя я мог бы поклясться, что не прикасался к обивке салона чем-то острым и выполнял свою работу максимально аккуратно! Вы себе представить не можете, сколько стоит это авто и замена салона влетит мне в копеечку. Меня ждет не только возмещение убытков, но и возможное увольнение.

— А увольнение тут при чем?

— Босс сегодня весь день меня игнорировал, как будто готовил меня на увольнение. Даже в глаза не смотрел! Я просто не знаю как мне быть… Тут еще этот поезд в метро поломался.

Виктор откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на Роверта:

— И ты, наверное, думаешь, что тебя преследует невидимая полоса неудач?

— А разве этому есть логическое объяснение?

Виктор прокашлялся:

— Логическое конечно есть, коль это тебе важно. Но я бы на твоем месте предпочел бы смотреть на вещи под другим углом.

Роверт, сделав глоток обжигающего горла кофе, вопросительно уставился на нового знакомого.

— Поясню на примерах, если сам не понимаешь. Видишь, вон за тем дальним столиком сидят парень с девушкой? Что ты можешь о них сказать?

Роверт огляделся по сторонам, остановив свой взгляд на молодой девушке и парне примерно ее возраста. Их лица сияли от улыбок.

— Мне кажется, они счастливы.

— Правильно заметил – тебе кажется. В их истории ты — посторонний человек и видишь лишь красивую картинку. То, что происходит с ними внутри – вопрос личный. Ему, к примеру, шесть лет назад поставили не правильный диагноз и лечили совершенно от другой болезни, покалечив молодого и практически здорового парня. Она на фоне стрессов потеряла ребенка, после чего как не пыталась, а забеременеть не смогла.

Роверт пожал плечами:

— Значит, я ошибся.

— Нет, нет, ты все правильно заметил. Они не притворяются. Они действительно счастливы. Как и вон та маленькая девочка в углу рядом со стендом игрушек, видишь?

Роверт уставился на милую девчушку азиатского происхождения приблизительно двух лет отроду, которая беззаботно тянула за ухо плюшевую собаку.

— Ее родители разбились в авиакатастрофе месяц назад, и малышка осталась одна на белом свете. Ей повезло, но она пока что не осознает этого, как и того, насколько она счастливая.

Роверт поперхнулся кофе от возмущения:

— Счастливая? Ребенок без родителей остался!

— Да, но ты же не знаешь, что было бы, останься она в Азии.

— Какая разница! Она была бы с родителями!

Виктор покачал головой и молча указал пальцем в окно. Рекламный бигборд, расположенный на стене дома напротив, все еще продолжал трансляцию видеороликов популярных исполнителей. Но в одно мгновение на экране возникла черно белая картинка разрушенного практически до основания здания.

— Что это еще такое?

— Где-то в этих обломках семья той самой девочки вместе с ней через восемь лет.

Роверт отчетливо ощутил, как сотни отбойных молоточков заколотили у него в висках:

— Этого не может быть, — ели слышно сказал он себе, со всех сил протирая глаза.

Как будто бы по взмаху волшебной палочки, картинка на экране сменилась продолжением видеоклипа популярного артиста, напевающего нечто отдаленного похожее на песню.

— А теперь еще раз взгляни на пару за дальним столиком, — продолжил Виктор. – Именно в этот момент они ждут встречи со своей приемной дочкой, которая тащит за ухо плюшевую собаку. А потому ее будущее круто изменилось и ее ждет совсем не та картинка, которую ты только что увидел. Как тебе такой поворот событий? Ведь еще совсем недавно казалось, что оба случая практически плачевны, не так ли?

Роверт сделал попытку сглотнуть комок, подкативший к горлу, но спазм отнял у него глотательный рефлекс.

— Кто вы такой? – спросил исподлобья юноша.

— Человек. Такой как ты, как все остальные, – пожал плечами Виктор. – Просто мне известно чуточку больше чем вам всем.

— Откуда?

Виктор наклонился к Роверту, давая тем самым понять, что готов поделиться с парнем страшной тайной. Роверт непроизвольно наклонился к мужчине с бородкой. Тот лишь улыбнувшись, произнес:

— Отовсюду.

— Не понял…

— Если ты думал, что я сейчас тебе раскрою великий секрет, то ты ошибся, мой юный друг. Все что тебе необходимо знать о чуде, так это то, что оно вокруг нас. Ты просто упорно не хочешь его замечать.

— Ничего подобного! – отмахнулся Роверт. – Я регулярно посещаю личного медиума и верю в приметы. Я послушный! К примеру, неделю назад медиум сказал, что меня ждет не приятная ситуация, связанная с деньгами. И вот тебе на! Сегодня как раз такой случай.

— Ты глупый, — покачал головой Виктор. – Твой медиум неплохо устроился, если такие как ты согласны платить деньги, веря каждый раз всему, что он скажет. Ты сам того не осознавая проглатываешь выдумку, завуалированную под реальность. Кто знает, каким был бы твой день, пропустив ты поход к гадалке. И если уже говорить откровенно – черный кот не виноват, что родился черным, как и рассыпанная соль говорит лишь о не аккуратности человека. Ты так не считаешь?

Роверт снова пожал плечами:

— Ну, если думать об этом логически…

— Да прекращай так узко мыслить! Логически, логически… заладил. Тебе самому не скучно от размеренной и продуманной жизни, где каждый твой шаг предрекают посторонние люди? А как же сама жизнь? Принятие личных решений и следование своим правилам? Ты даже на минуту не позволяешь себе мысли о взаимосвязи каждого твоего поступка с будущим, как и отвергаешь возможность создания собственного сценария своей жизни.

Отбойные молоточки в висках Роверта продолжали с силой колотить. Он закрыл лицо руками:

— Это какое-то наваждение.

Виктор некоторое время молчал, решаясь на следующий поступок.

— Пойдем, я покажу тебе кое-то интересное и крайне необычное.

— А это, по-вашему, было обыденным делом? – не сдерживая эмоций, изумился Роверт и моментально на него уставились десятки любопытных глаз, среди которых оказалась и маленькая азиатская девочка, оголившая в улыбке несколько молочных зубов.

— Пойдем, сам все увидишь.

Роверт окликнув скучающего у стойки бара официанта, высказал жестом желание получить счет. Расплатившись, парень по привычке сунул чек в карман. Кто-то ему сказал, что хранение чеков увеличивает благосостояние. Теперь парень в этом уже сильно сомневался, но привычка – вещь опасная.

На улице о недавнем ливне напоминали лишь изредка встречающиеся лужи. Солнце, не скупясь, дарило свое тепло прохожим и люди то и дело снимали с себя на ходу куртки и ветровки – лето ворвалось внезапно.

— Куда мы идем? – поинтересовался Роверт у Виктора.

Мужчина, не сказав ни слова, резко повернул за угол. Роверт последовал за ним и в следующее мгновение удивленно охнул. Посреди высотных зданий урбанизированного города вдруг раскинулась поляна, заполненная полупрозрачными сферами, то и дело перемещающимися по воздуху. Внутри каждой сферы виднелись довольные лица незнакомых Роверту людей. Темнокожие, азиаты, альбиносы, смуглые и белокожие, дети и взрослые, мужчины и женщины. Все они были разные и лишь одно их объединяло – каждый из них от души улыбался, наполняя бескрайную поляну теплотой и надеждой.

— Что это такое? – изумился Роверт.

— Это поляна Нерастраченного счастья. Слышал о такой? – Виктор присел прямо на траву и закурил сигарету.

Роверт замотал головой.

— Ой, да ладно тебе! Ты знаешь об этом не меньше остальных!

Виктор внимательно посмотрел на ошарашенного Роверта, то и дело крутившего головой во все стороны.

— Поясню, — выдувая облако дыма, решил Виктор. – Здесь хранятся эмоции миллионов людей, которые так и не были проявлены. Каждому из них что-то помешало. Проблемы на работе, плохая погода, не важное состояние здоровья, хандра и прочие вещи. Все эти люди время от времени теряли свое счастье, пусть даже мимолетное, так и не успев его потратить. Смотри, а вот и ты!

Роверт всмотрелся в приближающееся к нему облако, до боли похожее на мыльный пузырь вперемешку с дымом. На него смотрело лицо абсолютно счастливого человека. Человека, который и знать не знает, что такое неприятности, а даже если ему и не повезло с ними столкнуться, то он четко знал, как не обращать на мелочи внимания. Этим человеком был он, Роверт.

— Это ты завтра утром, — продолжая травить себя сигаретным дымом, сказал Виктор.

Роверт потер глаза руками, щуря глаза. Это было так похоже на правду! Вот же он – совершенно счастливый и беззаботный, хохочет во всю, как будто и нет у него никаких проблем. Как может такое быть, если на него навалилось столько бед одновременно?

— Я знаю, о чем ты думаешь, — усмехнулся Виктор, вдавливая окурок в траву. — Что все это лишь наваждение и иллюзия. Быть может.

Поднявшись с травы, Виктор дважды хлопнул в ладони. Идеальный мир, каким еще недавно Роверту казалась поляна Нерастраченного счастья, мгновенно исчезла. Взору парня открылся самый обычный дворик блочного дома со множеством подъездов, асфальтом, разбитым машинами и кучкой детворы, прыгающей в резиновых сапогах по теплым лужам.

— Быть может ты и прав, но не в этом суть. Важно, что ты видел себя другим и теперь знаешь, каким может быть твое завтра, даже, несмотря на совсем плачевное сегодня.

Роверт присел на еще влажную лавочку возле одного из подъездов. В голову лезли самые разные мысли. Он пытался вспомнить, что было с утра, что случилось на работе, хотел проанализировать ситуацию с той парой, которую увидел в кафе и маленькой девочкой, усердно пытался включить логику и понять, как поляна Нерастраченного счастья могла возникнуть посреди серости и уныния и почему так быстро исчезла. И главное – куда?

— Знаешь, у тебя ведь все получиться, — Виктор потрепал по плечу Роверта. – Мне приходилось вытягивать из болота отчаяния и не такие экземпляры.

— Кто вы такой? – попробовал еще раз узнать тайну случайного попутчика Роверт.

— Скажем так, я тот, чье присутствие было тебе позарез необходимо. Ты меня звал, я слышал. Вот я и откликнулся. Я всегда прихожу к тем, кто во мне нуждается. Быть может не всегда в таком виде, — усмехнулся Виктор. — Но я непременно прихожу на помощь.

— Мы еще увидимся?

— Надеюсь, что нет. Такова была моя миссия. Впрочем, если однажды тебе случиться заметить странности, знай, что кто-то за тобой все-таки присматривает. Учись идти по жизни, замечая знаки, и все у тебя будет хорошо. А теперь мне пора. Меня ждут.

Роверт сделал попытку встать, чтобы как следует проститься с новым знакомым, но тот стремительно расплывался в воздухе.

«Должно быть, зрение уже совсем ни к черту» — промелькнуло в голове у Роверта и он принялся изо всех сил тереть глаза.

— Мне пора уходить, — повторил знакомый голос Виктора. — Уже пора идти, понимаешь? Просто уже пора идти…

Роверт открыл глаза и осмотрелся. Тучная женщина изо всех сил тянула его за рукав куртки, пытаясь сдвинуть с места:

— Пора выходить!

Все тот же вагон метро, только людей на этот раз было не пересчитать. Когда они все набежали? Куда делся Виктор? И вообще, как он здесь оказался?

— Конечная, молодой человек, — покачала головой незнакомая женщина, явно осуждающая Роверта не понятно за что.  – Ох, и молодежь.

Оценив ситуацию, парень кинулся к выходу, успев прихватить с собой рюкзак. На улице растеклось по всем дорожкам города теплое лето. Ни о каком дожде речи не шло и, несмотря на конечную станцию метро, улица была Роверту знакома.

«Похоже, мне все это лишь приснилось» — убеждал про себя юноша. Его мобильный телефон зажужжал в кармане.

— Ничего себе! — удивился парень, рассматривая количество пропущенных звонков от босса. Среди оповещений оказалось и сообщение. Сердце Роверта заколотилось с бешенной скоростью.

«Ну, вот и спета моя песенка» — приуныл парень, пытаясь предугадать, что от него хотел босс. Собравшись с духом, Роверт открыл сообщение и напрягся, вчитываясь в его текст: «Приветствую! Сегодня после твоего ухода произошел жуткий скандал с владельцем белого Мерседеса. Он уверял меня, что ты расцарапал его кожаный салон, с чем я был категорически не согласен. Не мог мой лучший сотрудник допустить такой оплошности. Тем более теперь, когда он не просто сотрудник, а менеджер. Поздравляю, Роверт Уотсон, ты назначен на должность менеджера нашего автосалона с повышением оклада. Прошу прощения за задержку зарплаты, потребовалось время для переоформления бумаг по окладу. Чек был отправлен буквально час назад и получишь ты его уже утром. Что ж, жду тебя завтра на новом рабочем месте! С ув. мистер Долфен».

Роверт расплылся в улыбке, подставив лицо теплому солнцу. От хороших новостей стало вдвойне жарче, и Роверт поспешил снять ветровку, тщательно утрамбовывая ее в рюкзак. Что-то ему мешало.

— Это еще что такое? – изумился парень, доставая со дна рюкзака книгу в знакомой обложке. – Иврит!

Парень от любопытства раскрыл книгу и обнаружил в ней запись, сделанную как будто в спешке: «Начинать действовать, верить и любить никогда не поздно». Был ли Виктор на самом деле или все это не более чем стечение обстоятельств? Запустив руки в карманы, парень нащупал скомканную бумагу. Ею оказался чек на сумму в 10 долларов за кофе, выпитое вместе со случайным попутчиком. Роверт засмеялся, потирая глаза и вспотевший лоб. Его взгляд упал на часы, висевшие на здании ювелирной лавки напротив. 20:20. Его путешествие заняло всего два часа.

— Оказывается сто двадцать минут способны круто изменить жизнь, — улыбнулся Роверт.

 

   

читателей   108   сегодня 1
108 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,75 из 5)
Загрузка...