Воин пера

Глава первая

Вдалеке справа виднеются безграничные просторы океана, когда-то давно люди приплыли сюда на одном большом корабле и высадились на побережье первых людей. За завесой тумана впереди виднелись горы гоблинов, что постоянно нападают на деревню, к которой несся благородный конь самого короля, некогда подаренный великому герою за его подвиги. Это небольшой людской городок, в котором денно и ночно, на благо королевства трудились пастухи, фермеры, лесорубы и рыбаки, и который многие называют деревней, ведь почти все дома в нем были обычными деревянными избами, не выше первого этажа.

Но что же скрывается от наших глаз позади? Сгущаются тучи — скоро гроза, а на поле близ небольшого леса великий герой сражается… с драконом? Нет, это лишь далекий предок оных, которого ученые люди зовут лишь драконоподобным. Таких вот особенных неразумных тварей в последнее время развелось немало, на беду тем, кому их существование мешает работать и жить, и на счастье тому, кто их истребляет…

 

Последний взмах рукой, последний вздох драконоподобного чудища, минутное затишье, гром… Герой вытер меч о траву и пошел в сторону небольшого валуна, за которым лежал лесоруб, видимо бывший в сознании в начале схватки.

-Чем бы тебя пронять, храбрец? -Задумчиво сказал герой и осмотрел свой арсенал зелий разного назначения и цвета содержимого. Наконец выбрав одно из них Герой открыл крышку и поднес к носу бессознанного. Тот подскочил как ужаленный и схватился было за топор, но увидев труп ящера положил его обратно.

-Повезло мне, что вы рядом оказались, сейчас бы лежал я не здесь, на травке, а в брюхе у этой гадины!

-Чего ж ты никого не позвал на помощь, а?

-Так это… Тварь это огнедышащяя, до нашей деревушки добралась бы — так и не осталось бы ничьей хаты не спаленной! — Проговорил лесоруб, смотря как бы с извинением на своего спасителя.

Герой осмотрел спаленную дочерна траву вокруг себя и пробормотал -И то верно, скромняга.

Вдали зашумела толпа — люди, увидев благородного коня без всадника побежали смотреть, что же с ним случилось. Но вот она уже поравнялась с нашим героем.

-Что здесь случилось, Грей? — Спросил староста у лесоруба, будто из вежливости не обращаясь сразу к незнакомому господину.

-Великий герой спас нас от огненного ящера! — сказал Грей не упоминая даже, что большую часть увечий на теле монстра, коего почти не ранит обычное оружие, оставил его топор.

-Спасибо вам наш благотворец, мы же совсем не можем с ними совладать, с чудищами волшебными, но к сожаленью ничем, кроме как крышей над головой да пищей простой, наградить вас не можем. -Извинился староста перед героем, пока люди поднимали лесоруба и несли его в деревню.

-Будет с тебя, старец, это было довольно просто, да и от обычной похлебки так же сытно будет, как от дорогой, веди меня к крыше, которую обещал.

 

В деревне староста привел героя на ночлег в свой дом, так как это был лучший дом в деревне. На ужин принесли мясной суп и оставили героя на ночь отдыхать в одиночестве. Закончив свою трапезу герой встал из-за стола и подошел к окну: вдали виднелась самая высокая гора на острове. Там, по наводке одного алхимика из Капитолия людей, он рассчитывал встретить последнего дракона, и убить его, чтобы не было шансов на то, что однажды он вернется в столицу, и увидит лишь пепелище, и горы трупов…

Уже давно наш герой путешествует по людскому королевству, выполняя указы короля, совершая подвиги, спасая людей и убивая чудовищ. И так же давно снискал он славу спасителя народного, но далеко не так все просто, как кажется…

 

Герой вышел на улицу и пошел к тому дому, в который понесли лесоруба, вежливо постучался в дверь перекошенной избы и, услышав знакомый голос, говорящий «Входите», отворил дверь.

Внутри на кровати лежал Грей. Плохое предчувствие было у героя: нехватка жизненной силы лесоруба особенно четко ощущалась здесь, в его доме. Уж слишком плохо для такого хозяина выглядела изба.

-Чем ты болен Грей?

-Знахарка наша говорит, что это хворь адская, которую пересилить можно только верой сильною. Но почему то мне кажется, что если я буду просто молить богов об исцелении — погибну здесь, так ничего и не сделав в своей жизни.

-Езжай-ка ты в Капитолий и проси алхимиков изучить твою болезнь, шансов у алхимиков вылечиться намного больше, чем здесь.

-Да где ж я денег возьму, герой?

Немного подумав, видимо пересчитывая, сколько денег требуется, герой ответил: «держи мои, тебе должно хватить».

Реакцию Грея легко предугадать, пожалуй все люди так реагируют на помощь человека, который тебя толком не знает, да и тем более если это живая легенда.

-И вообще. Перестань называть меня героем, это ты — герой этой деревни, ты бился с чудовищем, будучи больным и не имея нужного оружия и защиты, а я… — Герою вспомнилась одна история, которую он всеми силами хотел забыть. -Я не такой великий, как кажется, частенько меня подводит мое мастерство. Однажды, помню, пошел я убивать подобного ящера к озеру близ деревушки Окс…

-Той которую какая-то хворь погубила год назад? — Перебил Грей.

-Да, той, но не хворь это была ящер особый, ядовитый, в общем я не смог его правильно ударить и сломал меч, а когда доставал второй, он меня вырубил хвостом. И потом уже, в Капитолии алхимики короля меня выходили, и узнал я что за то что я на него напал, он убил всех людей в Окс, и до сих пор там жить невозможно — Яд лютый.

-Ну так это как со мной, только у вас нет такого вот великого героя, который помог, если вы ошибетесь, чтож поделать, ужасно конечно, но ведь такова жизнь сейчас.

-Ладно, тебе пока не понять. — Сказал герой напоследок, перед тем как выйти…

 

Солнце заходило за гору, и грозовая туча спешила туда же.

-Плохо дело. — Сказал герой и отправился спать…

 

Утро. Люди выходили потихоньку из своих домов. Герой вышел в полном обмундировании, сел на коня и отправился к драконьей горе. К полудню он уже поднялся почти до самой ее вершины, спешился, привязал коня к дереву и оставил все ненужное в бою. Под вечер же, выйдя на самый пик горы, наш герой встретил единственного дракона на всем острове. Дракон явно ждал его, и когда наконец герой стоял во весь рост рядом с ним, заговорил человеческим языком.

-Недолго решил ты спокойно жить да ящериц глупых, с гоблинами и орками убивать. Чтож я чуствую семя смятения в твоей душе, быть может это сослужит тебе неплохую службу.

-Я пришел сюда, чтобы обезопасить наше королевство от твоего могущества, дракон!

-Ну тогда с этого как раз и начнем.

Бой был быстрым, началась гроза, дождь заливался под укрепленную одежду героя, но это ничем не мешало ему искусно уклоняться от вялых атак старого дракона, но когда заговоренный меч был уже в полете к горлу чудища, дракон взмыл в воздух, сбивая героя с ног порывом ветра. Герой упал и уже не мог встать, слишком вымотал его этот короткий бой. Дракон же навис над ним своей огромной тушей и заговорил вновь.

-Пусть семя сомнения вырастет в древо знания в твоей душе, отправься в путешествие по тем землям, где ты еще ни разу не был, заговори с теми, с кем ни разу не говорил. Не бойся, я не трону ваше королевство, но тебе следует кое что узнать, прежде чем ты поймешь, что происходит на острове.

Герой задумался: где еще не ступала его нога, с кем ему не доводилось говорить из людей за свою жизнь, Дракон же испустил поток дыма, окутавший героя, заставляя его провалиться в небытие…

 

 

Глава вторая

-Странно, — Сказал герой. — вроде бы только что бился с драном, а тут… Герой выглянул в окно -Деревня, в которой я ночевал. Утро. Все куда-то спешат и гроза надвигается на гору… было ли это наваждение или правдивое видение — неважно, все равно нужно проверять. Интересно одно — «отправься туда, где ни разу не был.» Так куда же?

Герой открыл свой дневник и начал бегло просматривать свое прошлое…

-Так как остров — это единственная территория в пределах которой я могу перемещаться, то остаются лишь земли, принадлежащие оркам и гоблинам, ну и земли, что лежат за ними. Может там есть древний храм, который хранит какую-то полезную информацию, или может там сокрыта та самая частица мироздания, которую так ищут в последнее время ученые человечества? Ответ станет известен лишь когда я там побываю. Черт! Тогда придется представиться каким-то человеком-ученым и попробовать пройти через земли гоблинов. Может писатель? Так и поступлю! -Сказал герой вставая со стула и, выйдя на улицу, он сел на своего коня и отправился напрямик к гоблинскому полуподземному городу.

 

Спустя некоторое время, когда от деревушки виден был лишь дым, поднимающийся от кузни высоко в небо, герой остановил лошадь и принялся изучать свой инструментарий.

-Чтож, писателю ни к чему возить с собой несколько мечей, связку зелий, да и мой сборник монстров тоже нужно спрятать. -Неподалеку от официальной границы с гоблинами у героя был сделан тайник с одеждой обычного крестьянина, на случай если придется заходить на вражескую территорию, однако под видом писателя можно было остаться и в том одеянии, что сейчас было на нем. Разве только бронепластины сбросить. Когда перевоплощение завершилось и герой в образе творческого деятеля, оставив всё лишнее, включая даже слишком известного коня, пошел по дороге в горы. Вспыхнувший вдалеке огонек привлек внимание — Вдалеке под грозовой тучей на вершине горы виднеется монструозной величины крылатая тень…

 

Подойдя к вратам герой обратил внимание на то, что вместо обычной дюжины стрелков вверху стоит лишь пятеро гоблинов. Один из них долго всматривался в очертания лица писателя, чувствуя что-то знакомое. «Не удивительно — я столько его сородичей положил в землю, что не забудешь» — Подумал герой, ожидая все же устной реакции.

-Кто ты такой? -спросил дозорный, изучавший лицо путника.

-Я… Писатель известный, вот хожу от города к городу, истории всякие собираю и пишу книгу, которая должна их увековечить. -история звучала правдоподобно, но гоблин еще сомневался и попросил назвать имя. -Звать меня… Воин пера. Да, я такой псевдоним взял, чтобы запомнить проще было в условиях войны-то. -гоблины не могут знать — кто у людей известен а кто — нет, ведь в условиях тотальной блокады им даже не известно, где наши города есть. Гоблин довольно долго размышлял — стоит ли верить какому-то случайному прохожему, ведь он мог спокойно предать и убить. Но что-то древнее и теплое проснулось внутри и неожиданно для всех…

-Эх! Братцы хрен с ней, с войной этой! Видите, у него ведь и оружия толком нет. Пусть проходит, может рассказ о трудностях нашей жизни успокоит людей, и они перестанут на нас нападать. -он смотрел на Воина пера с вопросом, в надежде услышать только положительное отношение у перемирию, но путник молча ждал открытия ворот…

 

Вскоре начался дождь и вода, собирая грязь неслась по улицам в сторону шахт, проклинаемая работягами, не сдавшими сегодняшнюю смену. Город состоял из двух уровней — верхнего, где все жили, ели и отдыхали, и нижнего, где шахтеры и фермеры вели раскопки и разводили какой-то съедобный мох… Мэр данного городка любезно согласился впустить нежданного путника к себе на ужин и ночной отдых…

-Дело в том, -продолжал мэр рассказ о работе -Что когда утром все идут в шахты — солнце бьет по зеркалам, и его удары расходятся по всем уровням, освещая все вокруг, но когда оно уходит за грозовые тучи, или отправляется спать, мы тоже вынуждены бежать домой, ведь если в неосвещенной шахте после наступления темноты хоть кто-то останется — ему конец!

-Заблудится? — поинтересовался герой, делая вид, что всё записывает.

-При всем моем уважении… Вы даже не представляете — что там творится! -огрызнулся мэр, приняв любопытство за издевку. — В любом случае, сегодняшний день — это очередной провал нашего народа. Боги перестали быть к нам благосклонны, еда кончается, люди зачем-то на нас нападают, да и чудища… Слушайте, я давно хотел спросить: а по какой причине ваш народ на нас нападает?

Удивлению героя не было предела. Ведь с самого начала войны нападали только гоблины! Хотя он сам еще ни разу не убивал ни одного «ушастика» на людской территории, а лишь во время рейдов на их поселения. противная мысль пронеслась в мозгу: «Либо этот мэр хочет меня переманить, либо король действительно с помощью пропаганды убедил нас, что гоблины агрессоры и так называемая «Зеленая угроза» это правда. В любом случае, сейчас необходимо держать нейтралитет».

-Знаете, мне кажется, что усиленное продвижение образа гоблина-головореза заставило большинство людей вести себя предвзято по отношению к вам. -максимально спокойно произнес писатель.

-Что поделать. Хотя бы есть надежда на умы вашей расы. Вроде вас. -гоблин печально улыбнулся и тяжело вздохнув продолжил -Мне приятно хотя бы такая надежда есть.

 

Оставшуюся часть ужина все провели в тишине. В итоге Мэр отправил писателя вместе со своим сыном наверх отдыхать и уставший путник не стал возражать. Сынок у мэра, кстати, был последней каплей в чашу безумия героя на этом этапе пути, или может быть он был ручьем, которого в итоге было достаточно, чтобы перелить воду в ней. Звали его Рульф, и как и остальные гоблины он имел странный дефект правой руки, большие уши и зеленоватый блеск в глазах. Герой собрался уже на боковую, но Рульф его взбодрил неожиданным предложением…

-Знаешь что в шахте есть проход до великого леса? -Нотки заговора плясали в его голосе.

-До какого леса? -Спросил уже засыпающий писатель.

-До того, где Эльфы живут! где деревья величиной с нашу гору, где повсюду животина бегает, где…

-Я о таком не слышал. — прервал Рульфа писатель, в надежде получить таки право уснуть. Но мальчишка не унимался.

-Там безопасно, ночью из шахт рабочие выходят, потому что факела дорогущие, а так ничего не видно, а монстры — это чтобы детей шальных ночью по шахте не искать. Там безопасно, да и к тому же куча всяких интересностей! А я тебе по пути историю нашего народа для твоей книги расскажу…

 

Пришлось соглашаться. К тому существование «Великого леса» так же удивило героя, как убеждение гоблинов в том, что это люди начали войну. На входе в шахты висела табличка «Если вы видите это — значит сейчас в шахте слишком темно!!!» — видимо особые чернила, светящиеся в темноте, подумал герой, однако через пару секунд надпись сменилась на «Рульф, скорее уводи Героя домой!!!». Однако Рульф был настолько уверен, что надпись всегда говорит о том, что вход воспрещен, что даже не взглянул на нее, а герой сделал вид, что на ней нет ничего необычного…

Вскоре они вдвоем уже шли по второму уровню, а Рульф все рассказывал и рассказывал:

-…А когда огненный шар на небе почувствовал себя одиноко он создал своего брата в недрах нашей земли. Поначалу они жили мирно и спокойно, но однажды на землю пришли первые гоблины и начали добывать богатства Младшего брата, Старший на это рассердился и запретил нам находиться под землей, сделав нас слепыми во тьме. Но тогда Младший брат пожалел нас и даровал нам возможность изобретать нечто полезное для выживания. так мы придумали эти инструменты, из-за которых у нас у всех теперь правая рука размером не больше крысиной лапки.

-То есть дистрофичность ваших правых рук была вызвана этими странными кирками, что вы носите? -спросил герой, уже реально записывая происходящее в книгу.

-Это не только кирки, человечек-дурачок, это также наше оружие вблизи и вдали.

«Точно, ведь они будто стреляли из рукояти этой кирки, а вблизи кирка заменялась на топор, которым они рубили все вокруг.»

-А в чем разница между старыми и новыми версиями? -задал очередной вопрос писатель.

-Ну… В первой ружья не было, а до первой вообще все инструменты отдельно были, в третьем инструметроне есть усилитель, который ускоряет работу. если бы не Падок — изобретатель всех этих штук, мы бы уже давно все с голоду сдохли.

Герой собирался задать очередной вопрос, но тут из недр пещеры раздался истошный крик. Послышались частые шаги. Опыт охотника на чудовищ дал герою понять, что к ним приближаются один гоблин и штук двадцать огромных арахнидов.

-Где находится выход в тот лес? — спросил он у Рульфа.

-С.с. Скоро направо. — Рульф явно был не готов к такой психо-звуковой атаке.

 

Воин пера достал свой меч, передав факел Рульфу и стал медленно двигаться навстречу звукам. Вскоре из темноты вынырнуло гоблинское лицо, на котором буквально даже в темноте был виден ужас, который только что заставил его кричать.

Рульф закричал тоже, но вскоре его бессвязный крик превратился в указание: -Бежим в Великий лес, Скорее! Позади бегунов топали сто с чем-то острых лап, звук их перемещения словно гул раздавался по тоннелю а поток воздуха создаваемый их перемещением уже был достаточно силен, чтобы задушить факел, оставив путников во тьме без надежды. Но судьба видимо была не готова просто убить их, она дала паукам время на издевку: там, где должен был быть выход, герой с Рульфом и новым спутником наткнулись на небольшой валун, закрывающий дорогу.

-Мы сейчас разломаем камень, а ты задержи монстров! -кричал Рульф, заводя кирку на своем инструметроне.

«Будь я простым путником-писателем — наверно уже умер бы от страха, ну а так я просто знаю, что шансов у нас мало…» -Пронеслось в голове у «писателя».

 

Эта черная масса ужаса приближалась из глубин тьмы к герою. Факел начинал тухнуть, надежда на спасение терпела крушение в финале которого всех ждала смерть. Но Великий герой не просто так зовется так: несмотря на эмоциональное давление, способное сломить кого угодно, он с громким воплем, на вроде того, с котором бык влетает в толпу волков, в надежде на чудо, выставив меч вперед, шагнул во тьму…

Факел потух. инструметроны двух гоблинов усердно жужжат, стараясь как можно быстрее разобраться с валуном. Слабый блеск помогает понять огромным паукам, где находится воин, но это оказывается ловушка. «Все таки как не крути, а пару бомб с собой взять была хорошая идея» — подумал герой, и легким, отточеным движением руки рассек брюхо ближайшего врага в прыжке прочь от активированной бомбы.

Раздался треск, пробился свет, а потом прогремел взрыв и ослепительная вспышка показала — что же происходит: куча пауков взрываются один за одним, слева от них навстречу выходу бежит герой, двое гоблинов прыгают в трещину, только что созданную в неожиданной преграде…

 

 

Глава третья

Свет пробивается сквозь огненно рыжую листву древних деревьев, явно повидавших на своем веку немало войн и разочарований. Монструозные размеры этих деревьев вызывают в душе Воина пера восторг и некоторое смущение за то, что видит их впервые. Герой, все это время лежавший на спине, встает и окидывает взглядом просторы древнего леса: вдалеке виднеется небольшое поселение, на удивление не испускающее то обилие дыма, которое создают людские деревни, позади виднеется небольшая гора, или скорее холм, возвышающийся не более чем на пару десятков метров на героем.

«Странно — ни гоблинов, ни огромной скалы.» — Подумал герой, но скоро властный голос, показавшийся уже давно знаком обьяснил происходящее, — Это всего лишь видение, которое должно было показывать народам острова, каким должен быть остров, когда все ключевые энергетические точки находятся в полной гармонии. Я рад, что ты все это видишь и слышишь меня, Великий герой, возможно — ты последняя надежда нашего старого рая на спасение…

 

Солнце стало светить слабее, но почему то темнее от этого не стало, тени вокруг задрожали, и появилось ощущение тепла. Герой еще раз взглянул на кроны деревьев и понял, что они рыжие уже не из-за Солнца, а от пламени, которое быстро расползалось по стволам, оставляя после себя угрюмые черные стволы опаленной древесины. Там, где вдалеке виднелась деревушка, сейчас уже был небольшой форт, а небо было затянуто темными дымными тучами, позади вновь выросли отвесные скалы , окружающие земли гоблинов, а поблизости лежали без сознания Рульф и незнакомый гоблин, бежавший из глубин пещеры. Кое как растолкав и взяв под руки своих спутников герой отправился к форту.

 

-Ну что, давай знакомиться? — Спросил через какое-то время писатель у своего нового спутника.

-Можно, мое имя — Падок, когда-то давно я был известен за счет своих изобретений. — Прозвучал равнодушный ответ. Похоже этот чело… гоблин давно уже устал от жизнни.

-Серьезно? Нам в школе говорили, что вы уже давно концы отдали. — В свойственной ему манере, быстро протараторил Рульф.

-Наши предводители добились успеха лишь в двух областях: чтить память предков и менять истории о них. Я придумал гораздо больше вещей, чем ты вообще видел, малец! — Словно очнувшись, Падок стал проявлять какие-то эмоции.

-Меня зовут Рульф, а это Воин пера, известный писатель среди людей.

-Я недавно изучал все известные личности человечества, но не слышал ни о каком Воине пера. — Смотря на героя сказал изобретатель, делая акцент на последних двух словах. -Скорее, судя по тому, что вы сделали в пещере, и тому, как опасливо оглядываетесь вокруг еле заметным движением глаз…

Он прервался, так как прямо перед троицей рухнула огромная, все еще пылающая ветка, которая уменьшалась в размерах за считанные секунды. Когда ветка истлела окончательно, трио двинулось дальше.

-Можете перестать делать мне неловко? Я спас наши жизни там, в пещере, хотя бы за это, пожалуйста.

-Странно: почему лес горит? -Спросил Рульф так беззаботно, будто не было ни напряжения в разговоре, ни пауков в пещере, а шли они сейчас не через огненный лес, а по спокойному полю.

-Ваш народ сохранил какие-нибудь воспоминания о жизни первых предков? -Спросил герой, смотря на притихшего ученого.

-Более чем уверен, что эти истории тоже искажены. Максимальная истина содержится в некоем документе, который я недавно видел у Эльфов, можете посмотреть у них.

-Так что это за эльфы, о которых вы говорите? -Возмущенно воскликнул герой, не понимая даже где на карте острова они находятся.

-Люди не застали года падения их империи? — Спросил явно заинтересованный данным вопросом Падок. Видя, что его слова не отразились тенью воспоминаний на лице героя, он продолжил, — Когда-то их вместе с орками считали слугами драконов, но после все пошло как-то не так. Они вроде какую-то миссию провалили, и тогда появились наши горы, когда как у эльфов Лес стал постепенно умирать, а вся вода с земли орков перешла сюда и превратившись в Топи безысходности…

-Как, как? — Переспросил герой, все это время черкавший заметки в книге, услышав очередное незнакомое название.

-Я тебе советую просто заглянуть в Эльфийскую библиотеку. -Оборвал разговор Падок, когда путники подошли к вратам форта.

 

Вообще, когда-то давно малочисленные отряды эльфов вроде нападали на людей. Но сейчас уже сложно понять — правда ли это…

 

Все так же, пользуясь прикрытием писателя, Воин пера попал в форт. Падок и Рульф отправились отдохнуть, а герой вместе с сопровождающим его эльфом-магистром шел к библиотеке.

-…Так что же с лесом?

-У нас недавно кончилась очередная революция. -Отвечал магистр. -Я уж не знаю, как я их все пережил, но точно могу сказать, что перепробовали уже все. Болото появилось, пытались осушать — бесполезно, перейти — оно бесконечно, животные исчезают из лесу, пробовали разводить — бесполезно, причины найти — бесполезно. Очередные революционеры решили, что могут сделать лучше, чем прошлые — сожгли лес. -Старик опустил взгляд в пол и тяжело вздохнул, — Теперь вообще надежды нет.

«Интересно за сколько лет Эльфы старятся?» -Подумал герой, властный голос также внезапно, как и в прошлый раз объяснил — Около двух сотен лет. Однако в последнее время средняя продолжительность их жизни приблизилась к пятидесяти…

-…Если конечно вам все еще интересно. -Прервал течение внутренней беседы магистр.

-Да, конечно.

 

Герой зашел в библиотеку и долгое время шагал в поисках нужной книги, но вскоре нашел: самая старая, потрепанная и пыльная книга здесь. Видимо когда-то ее читали все, но теперь она никому не нужна. В целом содержание было такое:

 

Давным-давно, или еще раньше, первые эльфы жили на пустой равнине, где не хватало воды и питья, тогда между разными кланами шла ожесточенная борьба за ресурсы, но однажды из земли стали прорастать деревья, в тени этих деревьев появились животные, эльфы же долгое время беспечно радовались, заключая мир между всеми кланами. Вскоре после окончательного объединения появился дракон, давший важное задание эльфам: никогда и ни за что не позволять никому поселяться на Священной земле…

Спустя тысячелетия эльфы забыли о своей миссии из-за того что слишком сильно погрузились в изучение магии, которая пронизывала своей энергией весь остров. Но в какой-то момент лес начал умирать, как и древнейший народ острова…

Последовавшие за этим годы революций окончательно уничтожили все то, что не следовало, похоже настало время конца былой империи.

 

Последние страницы про революцию и конец были написаны явно другим писателем, не тем, кто начинал книгу.

-Мой учитель берег эту книгу всю свою жизнь, она его первая и последняя. -Сказал магистр, заметив, что герой прочел ее до конца. -Я могу посоветовать одно: Если вам нужны ответы прошлого на вопросы настоящего -то обратитесь к оркам, они последние, кто сохранил хоть какие-то крупицы истины о нашем прошлом.

-Магистр, а какое имя несет наш остров?

-Никакое.

-В каком смысле? -Спросил Воин пера, дописав очередную заметку в свой дневник.

-Просто так завелось. Мой учитель объяснял это тем, что если в мире существует миллион таких островов, то наш будет единственным безымянным среди них. Тогда найти дом будет проще…

 

В общей столовой герой заметил своих спутников и уже пошел к ним, но случайно наткнулся на своего недавнего знакомого. Сбив с ног человека, который как и писатель был погружен в свои мысли, Воин пера присмотрелся к лицу, вспоминая, где же он его видел. «Оно было тогда более болезненным, грязным и… точно!»

-Грей? -Радостно спросил герой.

-О, это вы? — без эмоций в голосе «удивился» крестьянин.

-Что с тобой?

-Я приехал сюда и стал магом, оказалось, что та болезнь была признаком моей способности использовать энергию острова. Я очень сожалею, герой, но вам пора двигаться дальше.

-А все маги такие… Странные? -Спросил писатель разглядывая стеклянные глаза собеседника.

-Они все становятся частью острова, -Сказал голос в голове героя, -Магов осталось мало, как и свободной энергии. Я надеюсь ты не боишься той же участи?..

-В каком смысле!? -Заорал Воин пера. Все вокруг смотрели на него, видимо они этот голос не слышат. Воин подошел к столу, но оказалось, что Рульф уже куда-то убежал, а остался лишь Падок.

-Знаешь, Великий герой, мой ум способен раскрыть подобные прикрытия при первой встрече. — Шепнул на ухо севшему герою Падок. — Твои движения всегда показывают готовность к бою. А также внутреннюю тревогу.

-И что ты предлагаешь мне с этим делать?

-Я не просто так шастал ночью по подземелью, герой. Мне не хватало лишь последней детали для своего нового изобретения — осколка Младшего брата, это изобретение — мощнейшее оружие из всех когда либо существовавших, оно может уничтожить грань между мирами, временем, даже пространством, поэтому используй его только когда точно поймешь в кого стрелять! А на нас с Рульфом не рассчитывай. Я стар — он молод, так что удачи тебе…

 

Оружие выглядело как лампа, только слегка другой формы, да и вместо свечи — кусок подземного солнца! Поблагодарив ученого за помощь, герой пошел к выходу. Теперь оставалось только дойти до орков, и узнать — в кого стрелять…

 

Герой вышел из неприступного форта, повидавшего за время своего существования множество внутренних конфликтов, и двинулся на Восток, к пустыне орков.

По пути он встречал молодых эльфов, поджигающих деревья, сражающихся за еду у столов, однажды герой даже чуть ли не получил легким эльфийским ножом по плечу, но героическое прошлое помгло ему избежать травмы. Вот что было просто неожиданно, так это отсутствие целых домов вокруг: на протяжении всего пути герой не видел ничего, кроме руин и дерущихся групп, толпящихся вокруг столов, и без того обделенных едой.

 

Но вот (не) вечный лес, горящий сверху и затухающий внизу кончился, и перед глазами Воина пера предстала удивительно прямая дорога, бегущая в далекие пустынные дали…

 

Глава четвертая

Пустыня. Как прекрасна, и одновременно ужасна она в своей одинокости. Путник, идущий, по дороге под палящем Солнцем, рано или поздно сойдет с ума, умрет или все же найдет то что искал…

 

-Может я все еще лежу и гнию там на поле под Оксом? — Спросил вслух одинокий писатель.

-Определенно нет, -Ответил, становящийся уже родным, голос в голове, -Твой разум на момент той битвы еще не был способен придумать что-то похожее на то, что происходит.

-Ты видишь все, что происходит на острове?

-Конечно. Начиная Севером, заселенным людьми и кончая Югом, утонувшем в рьяном почитании несуществующих богов. Каждая пещера и каждая гора является частичкой меня. Все кроме живых существ, здесь обитающих. Поэтому я жертвую всем своим ради спасения всего не своего, это ли не по божески? -С явной ухмылкой в голосе ответил дракон.

-Но чем я могу помочь? Разве твоя смерть ввернет свет в подземелья гоблинов, разум в головы эльфов и, наконец, воду в земли орков?

-Нет, но ты определенно найдешь выход, герой!

Воин пера вернулся к созерцанию дороги, по которой шел уже второй день. О чудо! В паре километров от него виднелось поселение. Еще пол часа и герой ступает на главную его улицу.

-Жизнь покинула эти земли вместе с водой, путник. — Сказал единственный живой орк в деревне, сидящий на пороге одного из домов.

-Я пришел сюда за знанием, которое поможет вернуть и воду, и жизнь.

-Действительно, ты не похож на тех людей, что сметают одно наше поселение за другим, убивая женщин, детей, нашу историю, но самое главное — то самое знание!

-Ты можешь рассказать, что это? -Спросил герой, вновь раскрывая книгу, дописанную уже почти до конца…

 

-Когда-то эти земли были заполнены жизнью, под покровительством крылатого бога три расы обязались вечно нести каждая свое бремя: гоблины должны были удерживать рвущиеся вверх горы и вниз кратеры, с помощью своего особого глаза, видящего в любой глубины пещере, как наверху, эльфы — никого и никогда не подпускать к северному побережью, где сейчас живут люди, а мы, орки — хранить то знание, что я рассказываю тебе сейчас.

Крылатый бог, или по вашему, дракон, который живет на пике той горы, не единственный в своем роде, как не единственен этот остров. однако наш дракон оказался намного умней и дальновидней своей родни и выполнил всего одну манипуляцию с островом, которая позволила нам сейчас с тобой говорить.

Видя острова своих сородичей он понял, что всегда все кончается одним и тем же: люди каким-то образом уничтожают все другие расы и, нарушив этим баланс сил на острове, в итоге топили его вместе с собой. Поэтому Крылатый бог отсрочил ваше появление на несколько тысячелетий и подготовил для вас какой-то сюрприз.

 

Орк замолчал, уставившись на одинокий горный шпиль, обтянутый грозовыми тучами.

-И что же это за подарок, подготовленный им!? — Не выдержав напряженного молчания выкрикнул герой.

-Ты же не знаешь, что только у нашего острова есть эта гора? — Лукаво спросил орк, после чего уснул навсегда. Похоже годы обезвоживания не оставили жизни и в нем тоже.

«Ну что? остается лишь прийти к этой чертовой горе, с которой все началось и найти подарок» -Подумал герой, однако голос в недрах его сознания лишил этот путь какой либо интриги.

-В горе я спрятал ключ к вашему спасению, иди на поиски тех, кто согласен его принять, пройди назад по тому же пути, по которому шел и когда ты дойдешь до скалы с толпами желающих -Дракон усмехнулся -Я расскажу что делать дальше…

Голос вновь стих, оставив героя наедине со своими мыслями и дорогой, по которой он вновь пойдет, но уже назад…

 

Конечно же первым делом он попал в форт эльфов, где долго пытался уговорить Падока и Рульфа пойти вместе с ним, но те отговаривались тем, что ни за что не поверят лжебогу, тем более, если это он, заведя их в темнейшие подземелья острова, внезапно отобрал возможность хоть что-то в них видеть. Эльфы же были заняты своими постреволюционными разборками…

 

Гоблины из города, откуда Воин пера попал к эльфам, так же поддержали идею об обмане со стороны дракона, говоря, что даже наступивший кризис не заставит их довериться дракону.

И вот наконец — деревня. Та самая с которой начался этот рассказ. Шел ужасный дождь: люди боялись выйти из дому, поля постепенно заполнялись водой. Лесок, видневшийся на Востоке, разрывался от криков каждого населявшего его зверька.

 

Герой сбросил свой походный плащ и, поднявшись на небольшой сарай, бросил под ноги шумовую бомбу. Люди выглядывали из окон в его сторону, и лишь убедившись, что внимание их приковано к нему, герой начал:

 

-Люди! Конец света близок, великий потоп нагрянет, сметя весь остров на своем пути, как уже было тысячи лет назад с другими такими же. Только на нашем острове дракон смог как-то на это повлиять!… -Герой оскользнулся на мокрых досках крыши, отчего люди невольно выбежали из домов. Но он в порядке — вот он продолжает свою речь. — Забудьте предрассудки, сбросьте те приписки, что вы понавешали на всех вокруг! Гоблины копают минералы не от того, что просто глупые и любят блестяшки, а для того, чтобы никогда горы не закрывали небо, дарующее дождь от тех земель, что ныне стали пустошью. Эльфы, не знаю, помнит ли их хоть кто-то, исчезли из нашей жизни вместе со своей империей выполняя свой долг перед всеми. Орки, которых мы истребляем до последнего хранили важное знание, что так же было их долгом. Только мы, все такие правильные. Каждый в своем роде «Великий герой!!!». Только мы имеем у себя среди исполненных долгов самый важный — уничтожение этого острова. Так может все же пойдем к дракону, который тысячи лет был справедливым богом для наших врагов и союзников одновременно? Ведь он сам зовет нас к себе, ради нашего же спасения?!

 

Гроза. Она может быть предвестником беды, может быть ее причиной. Но если внутри человека вздымается буря — то как правило это последствие. Неважно чего — безумия, страшного открытия или просто тяжелого конфликта души с разумом.

Люди боятся грозы. Но есть те, кто после нее приходят с большем уловом, чем обычно.

По той простой причине, что просто некому было выловить эту рыбу, кроме них.

Конечно большинство решило, что герой сошел с ума, но к счастью нашлись те, кто решил следовать за ним. К спасению…

 

Глава заключительная

Толпы людей конечно не собралось. Но этого количества все равно хватит, чтобы возродить мир сызнова. Не помню — сколько их было: двое, четверо? Максимум десятеро. Дождь сильно снизил видимость. Была яркая вспышка — очевидно герой использовал свое орудие. Скала рассыпалась. Высоко в небе зазвучали крылья, но подняв глаза никто не смог разглядеть даже очертаний дракона. Там, где должна была быть гора уже стоял большой корабль. Мы вошли внутрь, уже пребывая в каком-то бреду…

 

Может год. Может больше. Мы плыли, постоянно перечитывая одну и ту же рукопись — книгу Воина пера, повествующую о тех расах и существах, что навсегда остались под водой. В конце же этой книги мы каждый раз неожиданно натыкались на одно и то же послание, все равно забывая его завтра. Я постарался переписать его, но конечно же до вас он, я так понимаю, не дошел в первоначальном виде. Подобно гоблинам мы переписываем историю, как нам угодно. Подобно эльфам мы не замечаем истинных проблем на фоне наших локальных конфликтов. Так почему же мы не можем поступить как Дракон или орки? Неужели мы не можем остановиться? Перестать уничтожать мир вокруг нас. А при необходимости — погибнуть за него?

Почему?

читателей   126   сегодня 4
126 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...