Утёс

— Чтоб тебя, — выругался Крент. – Когда уже кончится этот ливень?! В столице дождя за год столько не бывает, сколько тут за неделю!

Силь ничего не ответил. Он всматривался в ночную мглу в надежде разглядеть что-нибудь. Деревню, башню. Хоть какой-то ориентир.

А дождь всё лил. Тяжёлые капли били по голове. То и дело внезапный раскат грома заставлял вздрогнуть.

— Конца и края не видно! – не унимался Крент. – Чтобы я ещё раз согласился сюда поехать…

Вода стекала по лицу и капала на лошадиную холку.

— А если мы заболеем?! Кто нас тут лечить будет?! Так и подохнем!

— Да угомонись ты! – перебил Крента Вирго. – Ты королевский гвардеец или кто? Весь день только и делаешь, что ноешь.

— Просто у меня хватает духу высказать своё…

— Приехали, — прервал их Силь.

Вдалеке показался силуэт крепости.

По мере приближения к замку его очертания становились всё более отчётливыми. Крепость стояла на утёсе. Чёрные башни и бастионы будто источали какой-то холод. Окна, закрытые решётками, хищно наблюдали за едущими путниками. Внизу волны, пенясь, разбивались о скалы.

А дождь всё лил, и гроза не унималась ни на минуту.

Путники подъехали к крепким дубовым воротам.

— Есть, кто живой?! – крикнул Силь.

Наверху послышалась возня.

— Кто такие? – донеслось, наконец, с ворот.

— Инспекция из столицы!

Сверху выглянул часовой. Он окинул сонным взглядом Силя и гвардейцев.

— Сейчас открою, — буркнул он.

Через полминуты ворота со скрипом открылись, и путники направили коней внутрь.

Стоило Силю проехать под аркой ворот, как он ощутил какое-то давление. Будто на него взвалили невидимый мешок с яблоками.

— Что за хрень?! – полушёпотом выругался Силь.

Путники неспешно слезли с коней. В сапогах хлюпало, плащи промокли до нитки.

— Мне нужно поговорить с комендантом, — сказал Силь, повернувшись к стражнику.

— Он сейчас спит, — тут часовой наткнулся на каменный взгляд Силя. – Но я могу послать за ним, сударь.

— Мы тоже не прочь оказаться под крышей.

— Да, конечно. Вас проводят, — часовой свистнул какого-то парнишку в чёрной стеганке. – Проводи господ к коменданту.

— Но меня сир Хиркар послал, чтобы…

— Ты меня не понял?! Этот господин – эмиссар короля! – стражник ткнул пальцем в Силя.

Паренёк кивнул и жестом показал идти за ним.

* * *

Внутри крепость выглядела не менее устрашающе, чем снаружи. Даже несмотря на факелы, помещение казалось тёмным и мрачным. А у Силя появился еле уловимый звон в ушах.

Стояла полная, гробовая тишина. Даже треска огня на факелах не было слышно.

Тут распахнулась дверь. В проёме стоял высокий человек в чёрном кожаном сюртуке и того же цвета плаще. Лицо мужчины покрывали многочисленные рубцы и рытвины, как от оспы.

Человек быстро пробежался глазами по путникам.

— Чем могу быть полезен, господа?

— Комендант Ронвен, в столицу из Утёса прилетел голубь с письмом. В письме просили о помощи. Говорили, что здесь творится что-то неладное. Заключённые сходят с ума, а некоторые даже пропадают.

— Что, простите? – скривился комендант. – Вы шутите? Я не посылал никакого письма.

— Надеюсь, это шутка, — Силь посмотрел коменданту в глаза. – Мы двадцать дней добирались до Утёса, а вы говорите, что ничего не посылали?!

— Я приношу свои глубочайшие…

— Не извиняйтесь. Лучше скажите, что происходит. Я в любом случае останусь тут на какое-то время.

— Ладно, — кивнул Ронвен. – Мы можем поговорить с вами наедине?

— Вам чем-то мешают королевские гвардейцы? Они здесь, чтобы защищать меня. Пусть останутся.

— Тогда давайте пройдём в мой кабинет.

— Как будет угодно.

В кабинет коменданта вела крутая лестница.

Когда дверь закрылась, Ронвен указал на кресло, и Силь устало упал на него.

— Господин… — Ронвен задумался, — простите, вы не представились.

— Силь Тенстар. Чародей-экзорцист. Его Величество послал меня, чтобы я разобрался, что здесь происходит. И, по возможности, устранил причину беспокойства.

— Ясно, господин Тенстар, — Ронвен повернулся к столу. – Не хотите выпить?

— Спасибо, не пью.

— Жаль, — комендант налил себе вина в кубок. – Итак, с чего бы начать… — он нахмурился. – Всё началось месяц назад. Ко мне ночью ворвался один из моих рыцарей. Пропыхтел, мол в тюремном крыле что-то происходит. Я оделся, побежал туда. Какой там стоял вопль… Волосы дыбом вставали. Один заключённый зубами вскрыл себе руку. Представляете? И своей же кровью на стене рисовал какие-то каракули.

— Если он кричал от боли, зачем он это делал?

— Вопил не он, а его соседи. Он ни слова не проронил. Сам бледный, словно мрамор, а всё чертит что-то. Словно и не он это, а другой кто.

— Думаете, одержимость?

— Я в этих ваших штучках не понимаю, я человек военный, простой.

— И где этот заключённый? Могу я с ним увидеться?

— Он мёртв, господин чародей. Умер от кровопотери.

— А что по поводу тех знаков думают ваши?

— О ком вы?

— О рыцарях.

— Простите, я вас не понимаю.

— Бросьте, комендант Ронвен. Ни для кого не секрет, что рыцари Ордена Риазан балуются тёмной магией.

— Я… Вы… Это бездоказательные обвинения! Клевета!

Силь махнул рукой.

— В письме говорилось о пропавших заключённых. Что по поводу них скажете?

— А что про них говорить? Во время очередного утреннего обхода заходим в тюремное крыло и видим, что одна из камер пустует. Причём, решётка-то заперта.

— Дальше что было?

— Ну, мы тут же собрали рыцарей и начали поиски.

— Дайте угадаю, безрезультатно?

Комендант лишь вздохнул и снова пригубил кубок с вином.

— Интересная у вас тюрьма. Необычная.

— Да… Необычная.

— Есть у вас кто-то, кто, — Силь замешкался, — официально занимается магией?

— Лекарь наш. Больше никого.

— Нужно будет с ним поговорить, — тихо пробормотал Силь. – Но не сейчас. Где мы можем расположиться? Нам бы не помешало отдохнуть.

— В жилом крыле есть пара свободных комнат. Я распоряжусь, чтобы постелили простыни.

* * *

Каждый раз, когда ноги опускались на холодный каменный пол, холод сковывал их. Силю казалось, что если он хоть на миг задержится на одном месте, ноги навсегда примёрзнут к чёрному камню.

Чародей присел на кровать. На тумбе горела свеча. И тут по спине Силя пробежал холодок. Силь Тенстар был человеком отнюдь не пугливым, но его не покидало ощущение, что из тёмного угла комнаты за ним кто-то наблюдает. Ждёт и хищно скалится. И только подрагивающий огонёк свечи отделял Силя от того, что таилось в темноте.

Чернота сгущалась. Всё вокруг было словно покрыто сажей. Но огонёк держал эту тьму. Отпугивал чудовищ, порождённых ею. Этот крохотный, мерно колеблющийся огонёк успокаивал, вселял уверенность.

Силь тяжело опустился на жёсткую кровать. Но ему она не казалась неудобной. По крайней мере, по сравнению с сырой землёй. А огонёк тем временем погас.

* * *

Наступило утро. Блёклый свет пробился в комнатушку Силя. Маг, кряхтя, сел на кровати. Всё тело ныло. Ощущение было такое, как будто ночью Силя выпили досуха. Под глазами красовались синяки, на лбу проступили морщины. Дышалось ещё труднее, чем вчера.

Чародей еле-еле встал с кровати и начал одеваться.

Дверь в комнату отворилась. На пороге стоял мужчина преклонных лет в черных одеяниях.

— Хорошо, что вы не спите, господин Тенстар. Я боялся, что разбужу вас.

— Кто вы? – уныло спросил Силь.

— Я Галек Ранхер,  лекарь. Мне сказали, что вы захотите поговорить со мной.

— Да, проходите. Не стойте в проёме.

— Итак, — начал лекарь, переступив через порог, — о чём вы хотели спросить?

— Вы осматривали тело того заключенного? Который своей кровью размалевал стену?

— Разумеется, я его осмотрел.

— Вы не почувствовали ничего… странного? Никаких следов внешнего магического воздействия? Или, может, остаточных пульсаций энергии?

— С ним явно было что-то не так. Я не эксперт в этом, но мне кажется, что кто-то подчинил себе его волю.

— Думаете, одержимость?

— Одержимость? Нет, — отмахнулся лекарь. – Никаких признаков одержимости.

— Интересно. Есть вариант, что его подчинил человек, но полностью подавить свободу воли человеку не под силу. Нет, никакой маг не сможет заставить жертву совершить такое.

— И что же вы думаете, господин чародей?

— Что я думаю… — Силь нахмурился и ненадолго задумался. – На своём веку я повидал многое: одержимых, вырезавших целые деревни, культистов, приносящих людей в жертву. Но такого – никогда. Я просто не представляю, что могло сковать его волю. Вы не отмывали стену?

— Простите?

— Ну, стену с кровавыми каракулями.

— Нет, мы оставили всё, как есть.

— Я хочу увидеть её.

— Конечно, я вас провожу.

— Сейчас, только гвардейцев разбудить надо.

* * *

Дверь в тюремный отсек открылась, и взору Силя открылся коридор с камерами по бокам.

— За мной, пожалуйста, — позвал мага Галек.

В камерах сидели люди. Тощие, бледные, с мешками под налитыми кровью глазами.

Силь с гвардейцами и лекарем прошли почти до конца коридора.

— Вот она, — Ранхер указал на запертую решётку.

— Откройте, — попросил Силь у надзирателя.

Решётка с противным скрипом отворилась, и Силь шагнул в камеру.

Стена и правда была вся измазана кровью.

— Круг Диахира. Две Стрелы Хаммута? – пробормотал себе под нос Силь. — И… это же не… — Силь широко раскрыл глаза. — Длань Первого…

— Что это значит? – настороженно спросил лекарь.

— Это значит, — бледный Силь повернулся к лекарю, — что мы в полной заднице.

— А поконкретнее можно? Что это за хрень? – спросил Крент.

— Это магическая формула. Сначала я думал, что это круг призыва. Но нет, нет, нет. Это снятие оков.

— С кого? – встрял Вирго.

— Понятия не имею, но если для такого заклинания пришлось использовать магию крови, — он запнулся, — я боюсь предполагать, кого тот бедолага освободил.

— Но разве может связанная сущность воздействовать на человека и подчинить его? – спросил Галек.

— Нет, не может.

— Значит, это только полбеды.

— Бедняга повторял какое-то заклинание, — донеслось из соседней камеры. Лысый старик прильнул к прутьям решётки. – «Столп, на коем зиждется Утёс, очнись ото сна и даруй нам свободу».

Силь с лекарем переглянулись.

* * *

Силь в одиночестве стоял на крепостной стене и смотрел вдаль. Небо по-прежнему было серым, и редкие мелкие капли падали сверху.

«Если он делал это не по своей воле, значит, им кто-то управлял. Но на нём не было никаких признаков одержимости. Да что не так с этим замком?!»

Мысли роились в голове чародея, и он даже не заметил, как к нему подошли со спины.

— Господин Тенстар?

Силь вздрогнул.

— Да?

— Меня зовут Курц Грауф. Я рыцарь Ордена Риазан. И это я написал письмо.

Силь пристально всматривался в лицо рыцаря. Парнишка был совсем юн.

— И почему ты не доложил коменданту? – сухо спросил чародей.

— Сам не знаю. Я не понимаю, кому здесь можно доверять. Это место… — он взглянул на цитадель, — с этой крепостью что-то не так. Вы и сами это чувствуете, верно? Тяжесть на плечах, дышать становится тяжело, в ушах звенит.

— Да, — Силь слегка наклонил голову.

— Никто из рыцарей себя странно в последнее время не вёл?

— Странно? Это ещё мягко сказано. Однажды ночью мне не спалось. Вышел в коридор — я часто брожу ночью по замку. Когда я проходил мимо двери в подвал, оттуда до меня донеслись какие-то звуки. Я осторожно приоткрыл дверь, а там…

— Кто там был? – сурово спросил Силь.

— Сир Хиркар. Он сидел в кругу из свечей и говорил что-то непонятное. Он всё повторял одну и ту же фразу: «Столп, на коем зиждется Утёс…

— «… очнись ото сна и даруй нам свободу»

— Откуда вы знаете? – насторожился Курц.

— Тот заключенный… Долго объяснять! Крент! Вирго! За мной!

Стоявшие возле стены гвардейцы встрепенулись.

* * *

Товарищи встретили коменданта у ворот цитадели. Он беседовал с каким-то рыцарем.

— Комендант Ронвен! – крикнул Силь.

Комендант с интересом посмотрел на чародея.

— Чем могу быть полезен, господин чародей?

— У меня есть новости. Я могу назвать виновника ваших проблем!

Рыцарь, разговаривавший с комендантом, напрягся.

— Неужели? – изумился Ронвен.

— Это сир Хиркар.

Комендант резко повернулся к собеседнику.

— Хиркар?!

— Я… Вы не понимаете! – закричал рыцарь.

— Именем Его Величества вы арестованы, сир Хиркар. Мы доставим вас в столицу по вашей воле или без неё.

Вдруг Хиркар встал как вкопанный.

— Столп, на коем зиждется Утёс, очнись ото сна и даруй нам свободу!

Рыцарь вынул меч из ножен. Силь отскочил назад – он ведь экзорцист, а не боевой маг. Гвардейцы обнажили клинки и закрыли собой чародея.

Рыцарь продолжал бормотать заклинание. Удар. Крент вовремя увернулся вправо. Клинок прошёл между гвардейцами. Вирго налетел на Хиркара, но тот одной рукой отбросил гвардейца на два метра. Крент сделал выпад. Хиркар, даже не смотря на гвардейца, парировал. Вирго вскочил, но на него тут же обрушился шквал ударов. Один за одним он принимал их на свой меч. Рыцарь Ордена Риазан бил быстро и сильно, успевая уклоняться от ударов Крента. Тут оборона Вирго дала брешь, и рыцарь вонзил клинок ему в левую ногу. Гвардеец взвыл и кулаком заехал Хиркару в нос. Тот слегка отшатнулся. И Крент с размаху рубанул рыцарю по шее.

Голова отлетела, и мёртвое тело рухнуло наземь.

Вирго упал, и из его  ноги потекла тонкая струйка тёмной крови.

— Ничего, жить будешь, — сев к товарищу и переводя дыхание, сказал Крент.

Силь всё это время стоял с широко раскрытыми глазами. Но, увидев цвет крови, опомнился и побежал за лекарем.

* * *

— Как он? – озабоченно спросил Силь.

— Жить будет. Похромает немного, но ничего серьёзного. Расскажите лучше о Хиркаре.

— А что о нём рассказывать? Вы видели тело.

— Не знаю, как, но телом Хиркара завладели, — донёсся из-за спины голос коменданта. – Хиркар был мечником, скажем честно, так себе. Если не худшим в этой крепости. Он не мог так биться. Вы видели, что он вытворял? Даже я так не могу!

— Мне эта история нравится всё меньше и меньше.

— Не вам одному, господин Тенстар. Это место будто проклято.

— Место… — прошептал Силь.

— Что? – недоумённо покосился на него комендант.

— Не знаю, как это правильно объяснить, но, — он сглотнул, — мне кажется, это Утёс подчиняет себе волю людей. Это не сущность, а место! Здесь сами стены дышат злом.

— Как такое возможно?!

— Понятия не имею, комендант.

— Вы что-нибудь можете сделать? – после минутного молчания спросил Ронвен.

— Я экзорцист. Но я никогда ни с чем подобным не сталкивался. Однако есть у меня одна идея.

— Что за идея?

— Я пойду туда, где всё началось. В подвал. Комендант, — чародей посмотрел Ронвену в глаза, — если я не вернусь через два часа, то уводите своих людей из Утёса. Тюрьма и дальше продолжит забирать жизни.

— Вы один туда пойдёте? – обеспокоенно спросил лекарь.

— Да, один. Рыцари мне там будут только мешать.

— Может, есть какой-то другой путь?

— Может, и есть, — угрюмо ответил Силь. — Но это нечто нужно остановить сейчас. И я остановлю.

* * *

Старые петли скрипнули, и массивная дубовая дверь открылась. Внизу был только мрак. Мрак и неизвестность.

— Два часа, — тихо сказал коменданту Силь.

Чародей посмотрел в черноту. Любой нормальный человек захлопнул бы дверь и убрался подальше от этого проклятого места. Но Силь, вздохнув, решительно шагнул в кромешную тьму.

Маг взмахнул рукой, и небольшой огонёк мягкого голубого цвета осветил помещение.

Стояла тишина. Силь набрал побольше воздуха. Сердце колотилось, всё тело тряслось.

— Я, Силь Тенстар, прозванный Хаероном, именем духов Земли, Ветра, Воды и Огня призываю тебя! Покажись!

В темноте послышались какие-то шорохи и шёпот. Силь продолжал твёрдо стоять на месте.

— Покажи своё лицо, тварь!!! Заклинаю тебя именем Творца-Всего-Сущего! Покажись или сгинь навеки!!!

Шёпот из темноты становился всё более отчётливым

— Столп… на коем… Утёс… — доносилось из мрака.

— Покажись!!! – во весь голос прокричал Силь.

Тут чародей скрючился от боли. Голова просто раскалывалась. В глазах поплыла белая дымка.

Вдруг боль стихла, и Силь очутился в полной темноте. Он висел в воздухе.

Маг почувствовал, как что-то прошмыгнуло у него за спиной. Но обернуться чародей был не в силах.

— Покажись! – выдавил он из себя.

Из темноты впереди выплыла серая фигура.

— Ты мой, — прошипела тварь.

И тут сотни голосов одновременно раздались в голове Силя. Чародей крепко сжал зубы, попытался вытеснить врага из своих мыслей. Безуспешно. Чья-то невидимая лапа копалась в его разуме, перебирая воспоминания, жадно пожирая чувства.

— Не смей… — прошептал Силь.

В ответ ему раздался злобный смех.

Экзорцист мог только безучастно висеть в воздухе, а у него перед глазами пролетала вся его жизнь. Выпуск из академии. Первое задание. Свадьба. Рождение дочки.

Силь напрягся. Взял под контроль каждую частичку своего тела.

— Убирайся! – прошипел он изо всех сил. Убирайся!!! Заклинаю именем своим и Всевышнего!!! Aliron tedir Natremeathir Haeron!!!

Не в силах больше сопротивляться, Силь потерял сознание.

* * *

— Он жив!!! – донеслось до чародея сквозь сон.

Маг почувствовал, как его взяли за руки и за ноги, подняли и понесли.

Ничего не ощущая, чародей словно плыл по воздуху. Его вынесли на свежий воздух. По голубому небосводу плыли небольшие облака.

— Небо, — еле слышно произнёс Силь. — Чистое небо… Свет. – Чародей впервые за два месяца улыбнулся.

читателей   125   сегодня 3
125 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 2,50 из 5)
Загрузка...